Электронная библиотека имени Усталого Караула


ГлавнаяИсточникиАнархисты: Документы и материалы. 1883–1935 гг.
ПредисловиеСписок сокращенийТом 1: 1883–1916 гг. ● Том 2: 1917–1935 гг.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Часть IX. Анархисты в 1917–1918 гг.

№ 283. Слово к моменту

№ 284. Революция

№ 285. Внеочередное заявление представителя Петроградской группы анархистов-коммунистов о возможности участия делегатов анархистов в работе Совета рабочих и солдатских депутатов. (Заседание рабочей комиссии Исполнительного комитета Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. 7 марта 1917 г.)

№ 286. Второй вариант внеочередного заявления представителя Петроградской группы анархистов-коммунистов о возможности участия делегатов анархистов в работе Совета рабочих и солдатских депутатов (по отчету о заседании Рабочей секции 7 марта 1917 г.)

№ 287. Цели и задачи революции

№ 288. Чего добиваются анархисты-коммунисты

№ 289. Протест Центрального Швейцарского комитета для возвращения политических эмигрантов в Россию СРД в Петрограде

№ 290. Заявление

№ 291. Праздник Труда

№ 292. Призыв революционера-эмигранта П.А. Кропоткина к русским гражданам

№ 293. Воззвание № 1

№ 294. Из выступлений представителей анархистов на конференциях фабрично-заводских комитетов в 1917 году

№ 295. Революция в опасности!

№ 296. Конференция анархистов 17-ти городов Юга России

№ 297. Воззвание ко всем товарищам, рабочим и солдатам

№ 298. Ко всем трудящимся

№ 299. К разумным людям!

№ 300. Извещение Бюро по созыву общегородской конференции анархистов в г. Москве о дне открытия конференции

№ 301. Анархия – мать порядка

№ 302. Листовка кадетов против большевиков и анархистов

№ 303. Манифест Московской федерации анархических групп

№ 304. Декларация Московской федерации анархических групп

№ 305. [Бр. Гордины]. К освобождению!

№ 306. [Г. Богацкий]. Товарищам рабочим и солдатам, крестьянам и матросам!

№ 307. Ни за кого!

№ 308. Современный момент и задачи анархистов

№ 309. Вторая конференция Петроградской федерации анархистов. г. Петроград. 26–28 ноября 1917 г.

№ 310. Наши задачи

№ 311. К Московской федерации

№ 312. Доклад тов[арища] [В.] Гордина 4 декабря (1917 г.) в Комиссии по созыву съезда анархистов России

№ 313. Собрание [Петроградской] федерации

№ 314. Объявление и обращение ко всем членам Федерации Петроградских анархических групп

№ 315. [А. Ге]. О Всероссийском съезде

№ 316. Общее собрание Федерации

№ 317. Съезд [собрание Организационной комиссии по созыву в Петрограде Всероссийского анархического съезда. 15 декабря 1917 г. Петроград]

№ 318. В Организационную комиссию по созыву съезда [отклики с мест]

№ 319. Всероссийский рабочий съезд для передачи фабрик народу

№ 320. [А. Ге]. Врозь идти, вместе бить

№ 321. [А. Вадимов]. К порядку дня съезда

№ 322. Из статьи М. Вольного (Ф.М. Неусыпова) «Единая платформа анархизма»

№ 323. Резолюция

№ 324. Манифест анархистов

№ 325. Анархизм и кооперация [конспект к докладам съезда]

№ 326. Всем, всем, всем… Кто хочет творить свободную и светлую жизнь!

№ 327. Песня рабочих анархистов

№ 328. Товарищи!

№ 329. Товарищи!

№ 330. К оружию, народ! Довольно позорно молчать!

№ 331. А.А. Боровой. Анархистский манифест

Отдельные материалы по вопросам организации и объединения анархистских сил в 1918 г.

№ 332. К вопросам организации

№ 333. Т. Пиро. Из деятельности Федерации анархистов

№ 334. К съезду анархистов в Москве

№ 335. К вопросам организации

№ 336. Союз трудовых коммун. Положение о Союзе трудовых коммун

№ 337. Воззвание Московского союза трудовых коммун

№ 338. Речь А.Ю. Ге на IV‑м Чрезвычайном съезде Советов. Заседание 15-го марта 1918 г. (дневное), г. Москва

№ 339. Заявление

№ 340. Заявление

№ 341. Заявление

№ 342 [С. Двумянцев]. К вопросам организации.

№ 343. [С. Двумянцев]. К революционному творчеству. Открытое письмо к Советам

№ 344. Союз идейной пропаганды анархизма

№ 345. Декларация Московского союза идейной пропаганды анархизма (1918 г.)

№ 346. Краткая программа Партии немедленных социалистов (левей большевиков, правей анархистов)

№ 347. Краткий устав продуктивной коммуны при Партии немедленных социалистов

№ 348. Северный областной съезд анархистов

№ 349. Наша программа

№ 350. Первый Всероссийский съезд анархистов-коммунистов (протоколы). Москва, 25–28 декабря 1918 г.

№ 351. [Бр. Гордины]. Декларация. Первый центральный социотехникум

№ 352. Воззвание Московской федерации анархистских групп, Ассоциации пананархистов, Первого центрального социотехникума и Секретариата Северного областного союза анархистов

№ 353. Первый центральный социотехникум

Отдельные материалы о повседневной жизни анархистских организаций в 1918 г.

№ 354. К товарищам-анархистам и сочувствующим

№ 355. Листовка по поводу изданного хулиганской шайкой в Саратове декрета о социализации женщин

№ 356. Одесская федерация анархистов

№ 357. Резолюция В[сероссийской] ф[едерации] а[нархистов]-к[оммунистов]

№ 358. Ко всему народу!

Часть X. Материалы по организации боевых сил анархистов в 1918 г.

№ 359. К оружию!

№ 360. Захваты домов

№ 361. В совете Московской федерации анархических групп

№ 362. [Александр]. Черная гвардия

№ 363. (Объявление)

№ 364. От штаба Черной гвардии

№ 365. Заявление Союза независимых анархистов

№ 366. Ко всем неимущим

№ 367. [Объявление]

№ 368. В совете Федерации Московских анархистских групп

№ 369. Заявление

Часть XI. Советская власть и анархисты. Разоружение и разгром анархистов в ряде российских городов в 1918 г.

№ 370. Москва. Разоружение анархистов. Ко всем

№ 371. В ночь на вчера

№ 372. (Т–ч). К вопросу об анархистах

№ 373. Временное закрытие газет анархистов

№ 374. Экстренное заседание Чрезвычайной комиссии

№ 375. К разоружению анархистов (беседа с т[оварищем] Ф.Э. Дзержинским)

№ 376. Сообщение Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией

№ 377. Дом «анархии»

№ 378. Убитые и раненые

№ 379. Пострадавшие дома́

№ 380. Среди рабочих

№ 381. Дело арестованных «анархистов»

№ 382. Выступление А.Ю. Ге на дневном заседании ВЦИК 15 апреля 1918 г.

№ 383. Краткое резюме вечернего заседания ВЦИК 15 апреля 1918 г. Запрос об анархистах

№ 384. Петроградские рабочие о разоружении анархистов

№ 385. Рабочие и анархисты

№ 386. Петроград. Заседание Петроградского совета (19 апреля 1918 г.)

№ 387. Новая авантюра

№ 388. Организация публичного обвинения

№ 389. Из редакционной статьи «Известий» «В стане контрреволюции. Под флагом анархизма»

№ 390. Петроград. Петербургский совет о разоружении анархистов

№ 391. Разоружение анархистов в Вологде

№ 392. Из обращения Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией по поводу борьбы с анархистами (по Петербургу)

№ 393. К делу об анархистах

№ 394. К делу анархистов

№ 395. К делу анархистов (Заключение по делу Московской федерации анархических групп)

№ 396. Дело анархистов

№ 397. В Московском революционном трибунале. Дела московских газет

№ 398. К делу анархистов

№ 399. Среди анархистов

№ 400. Закрытие «Анархии»

№ 401. [Всероссийская Чрезвычайная комиссия]. Разоружение анархистов в Брянске

Часть XII. Реакция анархистов на разгром их организаций большевиками в апреле–августе 1918 г.

№ 402. Заседание Совета Федерации анархистских групп

№ 403. Резолюция, принятая единогласно на общем собрании Тверской федерации 12(25) апреля 1918 г.

№ 404. Резолюция Вл[адимира] Бармаша

№ 405. I) Резолюция протеста. II) Разгром анархистов

№ 406. От Московской федерации анархистских групп

№ 407. Извещение

№ 408. Заявление Мелекесской группы анархистов-коммунистов

№ 409. Протест Саратовской свободной ассоциации анархистских групп

Часть XIII. Отдельные документы и материалы повстанческого движения на территории России в 1918 г.

№ 410. «Чуден Днепр при тихой погоде, когда вольно и плавно мчит он через леса и горы полные воды свои»

№ 411. Воззвание

№ 412. Ко всем трудящимся России!

№ 413. Манифест Курской федерации анархических групп

Часть XIV. Отдельные программные материалы по консолидации сил анархо-синдикалистов России в 1918–1924 г.

№ 414. Резолюция, предложенная анархо-синдикалистами на 1‑м Всероссийском съезде профессиональных союзов по вопросу регулирования промышленности и рабочего контроля (январь 1918 г., Москва)

№ 415. Письмо в редакцию

№ 416. [М.И. Туган-Барановский, проф.] О кооперативном идеале

№ 417. I Всероссийская конференция анархо-синдикалистов. 25 августа—1 сентября 1918 г., г. Москва

№ 418. Резолюция, принятая на собрании Союза анархо-синдикалистов «Голос Труда» от 28 октября 1918 г.

№ 419. Вторая Всероссийская конференция анархо-синдикалистских организаций

№ 420. II Всероссийская конференция анархо-синдикалистов.

№ 421. [А.Ш.] Год конференций (К характеристике нашей тактики)

№ 422. Из статьи Г.П. Максимова «Необходимость программы»

№ 423. Резолюции группы анархо-синдикалистов 2‑го Всероссийского съезда пищевиков 17–25 марта 1920 г.

№ 424. Устав Секретариата Всероссийской конференции анархо-синдикалистов и норма представительства конференции и съезда

№ 425. Проект устава Российской конфедерации анархо-синдикалистов

№ 426. Обращение Временного Исполнительного бюро РКАС к анархистам России

№ 427. Обращение Заграничного бюро по созданию Российской конфедерации анархо-синдикалистов к международному революционному пролетариату и анархическим организациям всех стран

№ 428. [Давыдов A.] Поворотный пункт в истории Русской революции и пропаганда анархо-синдикалистов в ближайший период

№ 429. Устав книгоиздательского кооператива «Голос Труда»

Часть XV. Организационная деятельность анархистов в 1919 г.

№ 430. От Секретариата Всероссийской федерации анархистов-коммунистов

№ 431. О Втором Всероссийском съезде анархистов

№ 432. Движение анархической молодежи. Готовьтесь к съезду!

№ 433. Ко всей анархистской молодежи России, ко всем группам и лицам

№ 434. Наказ по организационному вопросу местным группам анархистской молодежи, принятый 9‑го февраля с.г. Временным Секретариатом Всероссийской федерации анархистской молодежи

№ 435. От Секретариата ВсеФАМ’а

Часть XVI. Отдельные документы и материалы повстанческого движения на территории России в 1919 г.

№ 436. Первый съезд Конфедерации анархистских организаций Украины «Набат»

№ 437. Из программного заявления повстанцев-махновцев

№ 438. Приказ № 1 командующего Революционной повстанческой армией Украины Батько Махно

№ 439. Проект Декларации Революционной повстанческой армии Украины (махновцев)

№ 440. Листовка № 1 группы «Анархист».

№ 441. Где выход?

№ 442. Декларация анархистов подполья

№ 443. Медлить нельзя!

№ 444. Извещение

Часть XVII. Анархисты в 1920 г.

№ 445. Призыв «Грозы»

№ 446. К трудящимся Петербурга

№ 447. [Я. Новомирский]. РКП [открытое письмо анархистам]

№ 448. Анархический универсал

№ 449. Остановитесь!

Часть XVIII. Отдельные документы и материалы повстанческого движения на территории России в 1920 г.

№ 450. Резолюция экстренного совещания активных работников конфедерации «Набат»

№ 451. Товарищи красноармейцы фронта и тыла!

№ 452. Ко всем работникам сохи и молота!

№ 453. Воззвание начальника повстанческого отряда Прочана

№ 454. Воззвание начальника повстанческого отряда Гришина

№ 455. Товарищи красноармейцы!

№ 456. Генеральским денщикам коммунистам от повстанцев махновцев

№ 457. Крестьяне!

№ 458. Товарищи рабочие, крестьяне, красноармейцы и повстанцы!

№ 459. Военно-политическое соглашение Революционной повстанческой армии (махновцев) с Советской властью

№ 460. Опомнись, красноармеец

№ 461. Воззвание Григория Яценко

Часть XIX. Анархисты в 1921 г.

№ 462. Декларация Московской организации анархо-универсалистов (к Восьмому съезду Советов)

№ 463. Где власть, там нет свободы

№ 464. Заявление редакционной коллегии

№ 465. К Международному анархическому конгрессу в Берлине

№ 466. Международный анархический конгресс в Берлине (Германия)

№ 467. Креаторий российских и московских анархистов-биокосмистов

№ 468. Письмо в редакцию

Часть XX. Материалы анархических организаций России в связи с кончиной П.А. Кропоткина

№ 469. От комиссии анархических организаций

№ 470. Всем, всем, всем

№ 471. Товарищи! Братья!

№ 472. Анархической прессе Франции, Англии, Италии, Германии, Швеции, Норвегии и Дании

№ 473. Телефонограмма Ленину

№ 474. Телефонограмма в Особый отдел ВЧК и в Бутырскую тюрьму

№ 475. Выписка из протокола № 7 заседания Президиума Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Сов[етов] Раб[очих], Крест[ьянских], Каз[ачьих] и Красноармейских Депутатов от 10 февраля 1921 года

№ 476. От анархических организаций

№ 477. Из протокола заседания Секретариата Всероссийской федерации анархистов и анархистов-коммунистов

Часть XXI. Отдельные документы и материалы российского анархистского движения в 1922–1935 г.

№ 478. [Сандомирский Г.Б.] Международное анархистское движение (тезисы доклада)

№ 479. Протест против готовящегося преступления русского и польского правительств. Обращение анархистов и синдикалистов к трудящимся всех стран

№ 480. Заявление анархистов-коммунистов

№ 481. Манифест анархистов-коммунистов

№ 482. Письмо в редакцию

№ 483. Объединенный комитет помощи

№ 484. Ко всем организациям М[еждународного] Т[оварищества] Р[абочих], к пролетариату всего мира! Помогите заключенным революционерам в России!

№ 485. Не забывайте соловецких мучеников!

№ 486. Придите на помощь русским революционерам, томящимся на большевистской каторге

№ 487. К сведению организаций и товарищей

№ 488. День рабочей печати

№ 489. Общему собранию Общества бывших политкаторжан и ссыльно-поселенцев

№ 490. [П.А. Аршинов]. Организационная платформа Всеобщего союза анархистов (проект)

№ 491. [В. Худолей]. К вопросу о составлении программы анархистов-коммунистов (дискуссионная)

№ 492. Письмо в редакцию

№ 493. Письмо в редакцию

№ 494. Наша цель

№ 495. К XI-й годовщине Октябрьской революции. На помощь русскому пролетариату!

№ 496. Письмо А. Федорова и других питерских анархистов за границу в один из эмигрантских органов с рассказом о положении дел в Музее П.А. Кропоткина в Москве

№ 497. Выходы из антисоветских партий

№ 498. [П. Аршинов]. Новое в анархизме (К чему призывает Организационная платформа)

№ 499. Конференция групп и организаций, примыкающих к изданию журнала «Пробуждение»

№ 500. [П. Аршинов]. Крах анархизма. Письмо в редакцию


ВВЕДЕНИЕ

Во второй том вошли 218 различных по типу и виду источника, отражающих историю российского анархизма за период с Февраля 1917 г. по 1935 г. включительно. Значительная часть документов, извлеченных из ГАРФ, Отдела редкой книги ГОПБ, РГАЛИ и ЦХИДК, публикуется впервые.

Основной материал тома составляют воззвания различных анархических групп и организаций, содержащие их отклики на события Февраля – Октября 1917 г., по оценке действий и политики Временного правительства, отношения к продолжающейся мировой войне, к возможным путям развития революции. Как обычно, приводятся отдельные документы, повествующие о повседневной «боевой» работе анархистов и их сторонников. Впервые собраны и обработаны материалы о деятельности анархистов в фабрично-заводских комитетах в 1917 г., а также о выступлениях деятелей анарходвижения на конференциях и совещаниях фабзавкомов. На этой основе анализируются анархистские проекты развития и сосуществования фабзавкомов, профсоюзов и партийных организаций.

В издании впервые собраны и максимально полно даются документы, повествующие о желании российских анархистов различных направлений консолидировать свои силы для реального участия в делах мировой революции и достижения анархистского идеала. Среди подобных документов – материалы о конференции анархистов 17 городов Юга России в Харькове (июль 1917 г.); о II конференции Петроградской федерации анархистов в ноябре 1917 г.; о подготовке созыва съезда анархистов России в конце 1917—начале 1918 г. Читатели тома имеют возможность изучить материалы I Всероссийского съезда анархистов-коммунистов в декабре 1918 г. в Москве; документы и резолюции I и II конференций анархистов-синдикалистов; документы Северного областного съезда анархистов в августе 1918 г. в Брянске; материалы по истории анархического молодежного движения в рамках Всероссийской Федерации Анархической Молодежи и некоторые другие подобные источники.

Большое место в издании занимают документы о взаимоотношении анархистов с советской властью. В единый комплекс собраны и откомментированы документы о создании зимой–весной 1918 г. анархистских отрядов «Черной Гвардии», об отношении к этим формированиям органов власти, наконец, о разгроме (почти повсеместно) анархистских формирований в апреле–сентябре 1918 г.

Приводятся отклики самих анархистов и общественности на подобные действия властей.

Отдельную сюжетную линию тома составляют документы, рассказывающие о партизанско-повстанческом движении народных масс в 1918–1921 гг. на Украине (махновское движение), на территории Поволжья, центра и севера страны. Некоторые из подобных документов публикуются впервые.

В комплексе даются основные материалы анархистов России в связи с кончиной в феврале 1921 г. П.А. Кропоткина.

Документы 1920–1930-х годов в условиях ужесточения «партийной» (РКП(б) – ВКП(б)) линии по отношению к анархистам и прочим «контрреволюционерам», в основном, повествуют о тяготах и лишениях анархистов и других оппозиционеров в ссылках и местах заключения и попытках некоторых международных организаций оказать им посильную помощь. Характерной особенностью этой поры являются массовые заявления и публикации (из-за боязни репрессий) из различных «антисоветских» партий, в том числе из организаций анархистов. Отдельные материалы повествуют об идейной борьбе вокруг наследия и Музея П.А. Кропоткина в Москве; о попытках некоторых анархистов (на примере проекта Организационной Платформы П.А. Аршинова) внести раскол в международное анархическое движение. Примерно к этому времени относится одна из последних попыток зарубежных российских анархических организаций в США и Канаде вывести движение из кризиса и максимально сплотить анархистские ряды.

Автор-составитель издания надеется, что оно окажется весьма ценным подспорьем при изучении истории российской многопартийности во всех ее формах и проявлениях.

Часть IX. АНАРХИСТЫ В 1917–1918 гг.

№ 283.1 СЛОВО К МОМЕНТУ

Задачей анархистов всегда было выводить человечество на путь общего блага. Цель наша заключается не в том только, чтобы какая-либо отдельная часть общества или человечества получили достойное себе благо, но в том, чтобы все человечество пользовалось одинаковым благом в жизни. Наоборот, в настоящий момент большею частью общества ложь принимается за истину. Одна власть сменяется другой, но от этого нисколько не изменяются тяжелые условия жизни человека. Люди по-прежнему невыносимо страдают от системы правления жизнью человечества. Какая бы ни была система управления человеческим обществом, она по-прежнему будет наносить человечеству раны и приносить страдания до тех пор, пока самим человечеством не будет признано, что всякое правление, какую бы систему оно из себя ни представляло, – есть фундамент власти. Но там, где есть власть, там нет ни равенства, ни справедливости. Где есть власть, там есть господин и раб, порабощающий и порабощенный; где же нет равенства, там все имеет один, и ничего – все. Человечество проливает кровь за главу государства; и запротестовало, но теперь с меньшей упорностью оно продолжает это делать, но уже под другим лозунгом: во имя своей народной свободы. «Безумие». Разве свобода требует пролития крови во имя свое.

Именно свобода и существует в мире для того, чтобы каждый мог по воле своей отбросить от себя братоубийственный меч. Кто хочет войны? Конечно, тот, кто не воюет. Кто хочет мира? Конечно, тот, кто воюет. Всякое правительство, будь оно постоянным или ВРЕМЕННЫМ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ, есть группа людей, продолжающая дело Старого Правительства. Змея, сбросившая свою чешую, не становится другим, каким-либо безобидным животным: она по-прежнему остается змеею и всегда готова смертельно ужалить свою жертву в новом своем одеянии. Смена Правительства, одного и другого, есть трата драгоценного для человечества времени. Человечеству нужна не смена правительства, но глубокая революция в условиях самой жизни человека. Пусть там, где до сих пор находится деспот, пусть там находится человек, честно и добросовестно исполняющий свои обязанности и назначения призвания пред человеческим обществом. Пусть там, где находится сейчас вооруженный солдат, пусть находится миролюбец-земледелец. Там, где сейчас находится судья, наказывающий мнимого преступника, пусть находится воспитатель и учитель, и тогда все народы в стройном порядке, сплоченные равенством, выйдут к разуму, справедливости и вытекающему отсюда вечному празднику.

Народу говорят: продолжайте уничтожать своего соседа, ибо сосед есть враг нам, и еще потому, что заключен договор Правительствами, обязывающий нас убивать. Два народа не знали договоров двух правительств, также и ни три, и ни четыре народа не заключали между собою никаких договоров и ничем друг перед другом не обязались – все это сделали Правительства.

Какая польза народам уничтожать друг друга? Это нужно тем, кто в момент бойни стремится закрепить свое положение. Братья. Статуя Свободы, которую мы сотворили слезами, потом и кровью, не должна поливаться кровавым дождем, ибо существо ее размякнет от крови и превратится в бесформенную кровавую массу. Свобода не терпит крови. Вы видите ухищрения Правительства, которые говорят: один исход из войны, победа над врагом. Но где враг? Какой народ должен быть побежден? Почему не должны быть побеждены Правительства, а народы? Пусть исчезнут Правительства; дайте свободу народу, и они займутся мирным трудом, и мирная жизнь народов не будет…2 но порядком. Дыхание зла исчезнет вместе с Правительствами, войнами, которые их защищают.

Пирамиды всякого добра, накопленные буржуазией и капиталистами, будут распределены по потребностям каждого человека. К равному труду, к справедливому распределению богатств земли должно стремиться человечество.

Не давайте ввести себя в заблуждение людям, которые говорят вам, именуя себя демократами: не ссорьтесь с буржуазией и капиталистами, ибо вы без них не управите собою. ЛОЖЬ. Предательские слова то или слово невежды, который не имеет представления о человечестве, который сам себя попирает, в пример другим. Долой лицемеров, обманщиков, невежд, предателей человеческого мира. ДОРОГУ ИСТИНЕ. Ее несут не враги человечества, но друзья его федерации АНАРХИСТ3. Настоящую войну можно объяснить лишь только тем, назвав ее войной капитализма за мировой рынок. Естественно, что господство на мировом рынке будет принадлежать государству, капитализм которого, расширяя индустрию своей страны качествами и количествами предметов и продуктов, забрасывая соседние и другие государства, и тем самым даже в среде чужого ему народа будет более ценим за свое трудолюбие в производстве предметов и продуктов, необходимых для страны.

Но для того, чтобы индустрия одного государства свободно вливалась в соседнее или другое какое-либо государство, для этого недостаточно одного желания населения данного государства, приобретать продукты, которые по своей цене и качеству подходят под материальное состояние покупателя, индустрия одного государства не может свободно вращаться в другом государстве, если индустрия первого государства своими низкими ценами на товары, при их лучшем качестве, подавляет индустрию второго государства. Регресс индустрии второго государства фактически ведет последнее к естественному, внутреннему, государственному ослаблению капитализма.

А так как капитализм каждого в отдельности государства не выносит над собой господства капитализма другого государства, то отсюда непосредственно, для каждого капиталистического строя, какого бы то ни было государства, вытекает необходимость противодействия. Каждое государство стремится достичь свободного вращения индустрии в чужой стране. Капиталисты всех стран, изнуряясь в способах и средствах своей конкуренции, всегда для поддержания и защиты интересов своей промышленности готовы пустить в ход все имеющиеся в их распоряжении способы. Когда интересу промышленности какого-либо государства грозит опасность, расстраивающая или уменьшающая ее размах, то на капитализме данного государства лежит обязанность всеми мерами защищать интерес своей промышленности. Для этого в распоряжении капитализма есть разнообразные агенты, которые держатся исключительно с целью защиты интересов промышленности. Агенты эти на всех перекрестках, площадях, улицах, по городам, столицам, деревням и селам распространяют лозунги, оправдывающие и поощряющие все действия капитализма.

Глава государства или его правление требует войны, ибо в этом их интерес. Капиталист требует войны, ибо в том его интерес, так как во время войны капиталист наживается более, чем когда бы то ни было. Банкир требует войны, ибо этого требует и жаждет более всего его профессия. На финансовых операциях банкир наживается.

Но чтобы всегда иметь в своем распоряжении грубую физическую силу, которая могла бы своим действием в любой момент и на какое угодно время защитить интерес капиталистов, для этого нужно капиталистам иметь теоретиков, распространяющих интересы капиталистов и выдающих интересы капиталистов, буржуев и власти как за нечто необходимое для человечества. Но когда Общество, открывая обман, тяготеющий над ним, уразумевает и перестает исполнять свои приказания или внушения Правительства, капитализма и буржуазии, тогда на сцену выступают агенты, за деньги продающие себя интересам Правительства, капитализма и буржуазии. Когда Общество им не подчиняется, тогда выступает агент-экономик и говорит Обществу: вы делаете зло тем, что, не дождавшись законов, готовы сами взять себе все то, что принадлежит безусловно Вам. Подождите закона, который все дает вам. Ибо, говорят агенты-экономики, если вы сами возьмете, то нарушите порядок. Так говорят крестьянам, когда эти последние самопроизвольно берут под запашку землю у своих помещиков. Агенты-экономики проповедуют мирную мошенническую деятельность помещиков-капиталистов, которые путем эксплуатации и законного грабежа присоединяют к себе земли и капиталы.

Но они должны знать, что еще не все люди потеряли совесть, что среди человечества есть еще люди, которые подчиняются своему разуму более, чем животному чувству. Когда трудовой люд, потеряв веру в Бога и надежду на его помощь, начинает хулить земных и других богов, тогда выступает агент- отец и говорит Обществу: зачем Вы хулите и делаете такой грех, ибо все те, кого Вы хулите, имеют союз с Богом, и за это Вы лишитесь царствия небесного. Но когда и святые отцы-попы в день, черный для земных богов, покидают последних, о которых говорили, что они есть помазанники божий, то следите за краской на их лицах.

Когда вам говорят агенты-патриоты, что нужно убивать друг друга, интересы, нужды, потребности, стремления у всех народов разные, и общество отказывается от этого и от всего того, что ему было предложено раньше экономиками, отцами, тогда еще в распоряжении насильников есть последнее средство, которое и пускается в ход, – это вооруженная армия людей, состоящая из отцов, сынов, братьев, и все они в слепом своем движении готовы убивать своих братьев, сынов и отцов, ибо договор их таков с насильниками, закрепленный клятвой, нарушить которую, по их мнению, невозможно, ибо это будет считаться, якобы, тяжким грехом. В дни Свободы, когда люди имеют право участвовать в общественной своей жизни, когда они имеют возможность [высказать] свои затаенные желания, таимые до сих пор в их чувствах от насильников, еще кажется удивительным, какие еще средства находятся у насильников, сдерживающие непосредственно чувства Общества.

ДОЛОЙ ВЛАСТИ И КАПИТАЛ.

ДА ЗДРАВСТВУЕТ АНАРХИЗМ.

Харьков, типо-литография М.Дрейшпуль и Сыновья.
[Б.д., предположительно – февраль–март 1917 г.]

№ 284. РЕВОЛЮЦИЯ

В России Революция. Не «революция» господ Гучковых, Милюковых и Плехановых, а настоящая большая, всенародная Революция, которая на этот раз уже больше не остановится, которая сметет всех Гучковых и Милюковых, перешагнет через их головы и осуществит коммунистический переворот.

Движение должно было начаться значительно раньше. Еще накануне войны рабочие Петрограда вышли на улицу и в городе появились баррикады. Но объявлением войны оно было приостановлено. Уже во время войны оно неоднократно возникало вновь, но всегда подавлялось, пока, наконец, недовольство войною и всем существующим порядком не достигло высшего предела и не перекинулось на войска.

Империалистическая буржуазия очень ловко использовала массовый революционный подъем, направленный против войны и за ее немедленное прекращение, в своих, противоположных революционному движению, целях. Она использовала его для продолжения войны, для осуществления своих аннексионистских замыслов. Обещанием политических свобод она старается посеять раздор в революционных массах, расколоть и внутренне ослабить революционное движение, лишив его единства цели. Она старается превратить социалистическую народную Революцию в буржуазный государственный переворот.

Но государственный переворот, на фоне поднимающегося народного движения совершенный гучково-милюковским блоком, на этот раз не остановит Революции. Он является лишь кратковременным эпизодом, лишь незначительным переходным этапом в начинающемся революционном периоде. Он лишь является прологом к открытию народом широких революционных действий. Но историческое значение его громадно, и мы обязаны учесть его и вскрыть его внутреннее содержание. Двенадцать лет тому назад вся Россия была охвачена пламенем восстания. Вспыхнув стихийно, русская Революция быстро организовалась и провозгласила максимальные, коммунистические лозунги. Но она была подавлена. С полного согласия и при молчаливом одобрении «либеральной» буржуазии, – нынешнего гучково-милюковского блока, – она была потоплена в крови и разбита. На улицах Москвы русская буржуазия расстреливала народ точно так же, как французская буржуазия полвека тому назад расстреливала Коммуну. После подавления Революции 1905 года русская реакция окончательно укрепилась. Она нашла своего «сильного человека» в лице Столыпина, впоследствии убитого в Киеве. На долю Столыпина выпало совершить в России первый государственный переворот, известный под названием «закона 3 июня». В это время «либеральная» буржуазия, – та же самая нынешняя гучково-милюковская коалиция, – устами Милюкова с высоты думской трибуны провозгласила анафему «красной тряпке» и объявила себя «верноподданной оппозицией Его Величества». Напуганная Революцией, она окончательно предала ее и, в поисках спасения, открыто бросилась в объятия реакции.

Закон 3 июня, будучи внешним выражением «усмирения» страны, почти совершенно урезал левое представительство в Думе и обеспечил в ней послушное видам реакционного правительства и контрреволюционной буржуазии октябристско-кадетское большинство. С этого момента начинается вполне гармоничное государственно-законодательное сотрудничание октябристско-кадетского блока с организовавшейся на развалинах подавленной Революции правительственной реакцией.

Первый крупный разлад между русской «либеральной» буржуазией и правительством произошел на почве войны.

Русская буржуазия, как и всякая другая, империалистическая и аннексионистская. Целью ее заветнейших желаний всегда было овладение Галицией, Константинополем и проливами, и она мечтала, что военный союз с Францией и Англией рано или поздно обеспечит ей удовлетворение ее захватно-империалистических вожделений.

Русские придворные круги, из недр которых всегда составлялось то или другое министерство, в сильной мере, как и весь царский двор, разъедены германофильством. Поэтому, вполне сочувствуя аннексионистским аппетитам господ Гучковых и Милюковых, русская камарилья в то же время очень несочувственно относилась к возможности войны с Германией и решилась на эту войну лишь с тяжелым сердцем и лишь в силу существующих международных политических обязательств. На протяжении войны германофильское течение русской камарильи не раз получало преобладающее влияние и не раз грозило заключением сепаратного мира с Германией. Министерства Штюрмера и Протопопова проявляли совершенно определенные тенденции в этом направлении. Протопопов еще в бытность свою не-министром вел в Стокгольме полуофициальные переговоры с немцами о сепаратном мире.

Отсюда – первый конфликт между гучково-милюковской коалицией, провозгласившей лозунг «войны до конца», до полной победы над Германией, и русской камарильей, стремящейся к противоположной цели, к сепаратному миру с Германией. Сепаратный мир с Германией безвозвратно скомпрометировал бы возможность для буржуазии выполнить ее захватно-аннексионистские замыслы.

Октябристско-кадетская коалиция делала все возможное, чтобы активно содействовать успешному ведению войны, необходимому в целях победы. Она организовала военно-промышленные, военно-технические, военно-продовольственные и всякие другие военные комитеты, лозунгом всего ее бытия стало «все для победы!» С другой же стороны, царская камарилья, тоскующая по сепаратном мире с Германией, в лице бюрократических правительств делала все возможное, чтобы тормозить и задушить самодеятельность буржуазных организаций. В последнее время борьба между октябристски-кадетским большинством Думы и правительством Протопопова резко обострилась. Дума стесняла правительство, которому для осуществления его германофильской политики нужно было иметь руки свободными, и министерство Голицына-Протопопова, пользуясь военным положением и правом, предоставляемым ему ст. 87 Основных законов, объявило роспуск Думы и арестовало представителей рабочих в военно-патриотических комитетах. Закон 3 июня, проведенный Столыпиным с полного согласия октябристско-кадетской клики, когда целью его было усмирение Революции, на этот раз острым концом своим был обращен правительством против той же октябристско-кадетской клики.

Для господ Гучковых и Милюковых момент был критический. Дарданеллы, Константинополь и Галиция ускользали из их рук. Перед ними встала дилемма: либо пожертвовать своими империалистическими интересами и остаться послушной «оппозицией его Величества», либо путем захвата власти в свои руки обеспечить себе выполнение своей аннексионистской программы.

Конфликт правительства с Думой совпал с началом революционного движения в Москве и Петрограде. Правительству пришлось бороться на два фронта: против думского октябристско- кадетского большинства и против поднимающейся народной Революции. Оно сначала попыталось подавить Революцию. Но войска, высланные им для усмирения народа, после момента колебания отказались стрелять в толпу и примкнули к Революции.

Этим все было решено. Дело правительства было проиграно. Войска, перекинувшись на сторону Революции, обеспечивали ей победу.

Но так как Революция возникла на почве недовольства народа войною и требовала немедленного прекращения войны, то в случае ее победы дело октябристско-кадетского блока тоже было бы проиграно. Понимая это, господа Гучковы и Милюковы решили использовать поднимающуюся Революцию, направив ее в побочное, внутриполитическое русло, чтобы с помощью восставшего народа захватить власть в свои руки. Им, аннексионистам и империалистам чистейшей воды, боящимся Революции и ненавидящим ее, пришлось, для выполнения их целей, сделать вид, что они солидаризируются с Революцией, разыграть из себя печальников о горестях народных и искренних революционеров. Политика не знает добродетели. Нужды нет, что десять лет тому назад господа Гучковы и Милюковы предали анафеме «красную тряпку», – теперь надо сладко улыбнуться ей. Нужды нет, что десять лет тому назад они провозгласили себя «оппозицией Его Величества», – теперь они станут, хотя бы только на время, «оппозицией Его Величеству». Интересы кармана для них важнее интересов монархической династии и Константинополь с проливами дороже короны на голове «возлюбленного монарха».

Жизненной задачею гучково-милюковского блока является продолжение войны до полной победы над Германией, Австрией и Турцией, жизненной задачею и требованием Революции – немедленное прекращение ее. Примирить эти две противоположные тенденции было невозможно. Но попытаться остановить Революцию, обманув ее, и затем использовать ее в своих целях – это казалось возможным империалистической буржуазии, руководимой Гучковыми и Милюковыми.

Остановить Революцию и совершить государственный переворот с целью захватить правительственную власть в свои руки, – такова программа, выдвинутая русской буржуазией. Обмануть народ обещанием ему самых широких, чуть не республиканских политических реформ и использовать его для своих, чуждых и враждебных народу целей, с тем чтобы потом, когда эти цели будут достигнуты, отобрать обратно данные в момент острой нужды «свободы» и вернуться к старому порядку, – такова тактика гучково-милюковского блока в этой первой стадии поднимающейся вновь русской Революции. Русская буржуазия мечтает сейчас о государственном перевороте по образцу младотурецкого переворота 1908 года и ждет своего Энвер-пашу в лице какого-нибудь русского Поливанов- или Брусилов-паши.

На минуту она успела в этом. Власть фактически перешла в ее руки. Она «успокоила» улицу, бросив ей, вместо желанного окончания войны, обглоданную кость истрепанных политических «свобод», и… теперь собирается продолжать и усилить войну.

Если бы гучково-милкжовскому государственному перевороту, разыгранному на фоне поднимающейся русской Революции, удалось упрочиться, то его политическое содержание было бы громадно: будучи направленным к уничтожению столыпинского закона 3 июня, он имеет внутреннополитическим содержанием переход государственной власти из рук придворно- черносотенной феодальной бюрократии в руки консервативно-умеренно-либеральной империалистической промышленной буржуазии. В области внешней политики он означает расцвет русского империализма и интенсификацию войны против Германии.

Но ему не удастся упрочиться, он – лишь переходный и кратковременный этап в развитии русской Революции. Русский народ восстал сейчас не для того, чтобы обеспечить Милюковым и Гучковым владение Константинополем, не для того, чтобы вырвать у них лживый призрак политических «свобод», а для того, чтобы уничтожить всех Гучковых и Милюковых, чтобы положить конец преступной братоубийственной войне, чтобы разбить вековые оковы Капитала и Власти, стерев с лица земли капиталистический строй. Русский народ поднялся для Социальной Революции, для полного освобождения от какого бы то ни было экономического и политического гнета.

И этой новой Революции никакие Гучковы, Милюковы и Плехановы больше не остановят. Она не даст им ни обмануть, ни остановить себя. Она перешагнет через их головы, быстро перекинется во все другие страны и широкой, неудержимой волною пронесется по всему миру, возвещая всему трудящемуся люду радостный освободительный клич – АНАРХИЯ!

Лозанна, 1917. 5 (18) марта.

№ 285. ВНЕОЧЕРЕДНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ПЕТРОГРАДСКОЙ ГРУППЫ АНАРХИСТОВ-КОММУНИСТОВ О ВОЗМОЖНОСТИ УЧАСТИЯ ДЕЛЕГАТОВ АНАРХИСТОВ В РАБОТЕ СОВЕТА РАБОЧИХ И СОЛДАТСКИХ ДЕПУТАТОВ
(Заседание рабочей комиссии Исполнительного комитета Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. 7 марта 1917 г.)

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ПЕТРОГРАДСКОЙ ГРУППЫ А.-К.4: Я уполномочен сказать вам от организации петроградских анархистов-коммунистов следующее. Невероятными усилиями армии и народа добились свобод, которых десятки лет добивались. Только что освободили [борцов за свободу] из тюремных казематов. Вышедшие из этих тюрем [встали] в первые ряды революционного народа, чтоб сбросить (власть угнетателей). Организация анархистов-коммунистов [просит о] допущении в Совет р. и с.д. [своих] представителей. В Совет р. и с.д. имеют право представительства другие революционно-социалистические организации. Несмотря на то, что [требование доведено] до сведения президиума, мы не могли получить желательного результата. Я уполномочен сказать следующее. Анархисты-коммунисты, ввиду исключительности момента, чтобы избежать деморализации и [сохранить] единство движения, [пойдут рука] об руку с демократией до полной победы над общим врагом. Временное правительство оказалось реакционным и кует новые цепи для народа. 1) Приверженцев старой власти немедленно удалить из состава правительства. 2) По распоряжению нового революционного правительства предложить опасные для свободы [порядки] отменить. 3) Распр[оститься] с министерскими старыми привилегиями. 4) Пред[писать] беспрепятственно печатать для анархистов издания наравне с прочими органами левой печати. 5) Выдача оружия и патронов боевым дружинам в первой стадии. 6) Материальная поддержка освобожденным из тюрем. Передо мной документ пострадавших за время войны – более 100 чел[овек] [осужденных к] смертной казни и ожидавших той же участи 10–15 лет, освобожденных [сейчас]. Теперь, когда тю[рьмы] раскрылись, [они] увидели свет и свободу, [но оказались] без всякой подд[ержки], неод[етыми]. Необходимо соотв[етственно] разделить [заботу о них. Они] не могут ожидать. Где получить подд[ержку]? Удовлетворить требования освобожденных товарищей. Свобода в опасности. Как [и другие], анархисты-революционеры идут вперед за права народа. Желают [иметь] свой орган печати. Занимают тип[ографию], чтобы издавать свой журнал. По приказу Исполнительного комитета, возможно, санкции прим[енят], и тогда [конец журналу]. Не имеют никакого права [запрещать] газеты, журналы, воззвания без […]5 инст[анций]. Можно ли сказать, что [сейчас] свобода, оружие из рук [вырывают]? В квартиры [приходит] милиция, обезоруживает. Закончена ли революция? Не имеют права обезоруживать несущих знамя революции. У меня отняли [оружие], угрожая [в] противном [случае] избить. На Васильевском острове тюремный режим. Не имеем возможности [свободно работать]. Надеюсь, что если петроградская организация анархистов-коммунистов наряду [с] участием в совместной борьбе со старым режимом [получит] представительство в Совет р. и с.д., то анархисты-коммунисты сум[еют] вложить свои идеи и борьбу на благо многомиллионной России6.

№ 286. ВТОРОЙ ВАРИАНТ ВНЕОЧЕРЕДНОГО ЗАЯВЛЕНИЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ПЕТРОГРАДСКОЙ ГРУППЫ АНАРХИСТОВ-КОММУНИСТОВ О ВОЗМОЖНОСТИ УЧАСТИЯ ДЕЛЕГАТОВ АНАРХИСТОВ В РАБОТЕ СОВЕТА РАБОЧИХ И СОЛДАТСКИХ ДЕПУТАТОВ
(По отчету о заседании рабочей секции 7 марта 1917 г.)

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ПЕТРОГРАДСКОЙ ГРУППЫ А.-К.: Невероятными усилиями мы добились свобод, которых долго добивались. Организация петроградских анархистов-коммунистов требует допустить их в Совет. Мы еще не получили этих прав. Организация анархистов-коммунистов постановила идти рука об руку с революцией, но ввиду того, что новое правительство кует цепи, мы требуем, чтобы были:

1) удалены приверженцы старой [власти];

2) отменить все то, что сокращает свободу;

3) убить старых министров;

4) требуем свободы анархической мысли;

5) требуем выдачи патронов и оружия анархистам, так как революция не кончена;

6) требуем материальной поддержки освобожденным анархистам.

За время войны сотни анархистов пострадали, расстреляны, высланы в Сибирь. Теперь они не одеты, не обуты. Я не могу получить товарищеской поддержки. Мы требуем немедленного удовлетворения материальной нужды. Когда мы услышали, что свобода близка, мы обрадовались, но сейчас разочаровались, ибо она в опасности. Мы желаем издавать свой журнал. Нас выгнали из типографии, заявив, что мы не имеем права издавать газет без разрешения Исполнительного комитета. Где же свобода? Мы еще не должны слагать оружия, в то же время нас милиция обезоруживает. Это ли правда?

Ввиду того что требования очень серьезны, я не могу сейчас докончить. Я надеюсь, что нам предоставят право… в Совете солдатских и рабочих депутатов.

Депутат7: Анархистам не дана свобода. Согласны ли вы дать место анархистам? Если не признаете, то внесете раздор. Если вы не признаете, то они будут с вами бороться и будут люди неудовлетворенные.

№ 287. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ РЕВОЛЮЦИИ

Русская Революция быстро идет вперед, и уже теперь с уверенностью можно сказать, что дни гучково-милюковского правительства сочтены. Восставший народ решительно проявляет свою волю и не остановится до конца, до полной победы. Он по опыту знает, что на полуреволюцию ему опять будет отвечено полной реакцией.

Сейчас в Петрограде два правительства: поспешившее объявить себя «суверенным» гучково- милюковское министерство и «Совет Рабочих и Солдатских Депутатов». Первое идет на поводу у второго. Фактическая власть находится в руках Революции, господа же Гучковы и Милюковы только беспомощно барахтаются в ее цепких объятиях, с тоскою вспоминают о «добром старом времени» под скипетром Николая Кровавого и дрожащей от ужаса рукою подписывают категорические приказы Совета Рабочих и Солдатских Депутатов. Они играют роль ничтожных, жалких шутов, которым История, чтобы посмеяться над ними, насильно напялила ярко-красный кафтан. Не к лицу им этот кафтан, и хотели бы они сбросить его, но жестокая История не пускает, крепко держит их.

Всего две недели, как вспыхнула Революция, и за этот короткий промежуток времени буржуазия уже не один раз собиралась обмануть и предать ее. Будучи вынуждена прогнать кровавого царя, она, полная забот о «благе» народном, хотела спасти шатающийся трон и призвала «володеть и княжить» брата царя, Михаила. Но Совет Рабочих и Солдатских Депутатов не позволил. И Михаил покорно отстранился, сделав вид, что подчиняется «воле народной». Чтобы обеспечить себе «преданность» армии, господа Гучковы и Милюковы попытались назначить главнокомандующим над войсками испытанного сатрапа, предводителя черносотенных банд, великого князя Николая Николаевича. Но Совет Рабочих и Солдатских Депутатов опять не позволил, и великий князь, у которого своя особенная точка зрения на волю народную имеется, который до тех пор привык кнутом и штыком подавлять ее, на этот раз тоже должен был подчиниться ей. Чтобы похоронить Учредительное Собрание, гучково-милюковская клика объявила, что созовет его «после войны». Но Совет Рабочих и Солдатских Депутатов безапелляционно приказал: не позже, чем через два месяца! И банда профессиональных народных обманщиков покорно скрепила своей подписью: «через два месяца». В стане Гучковых и Милюковых уже начинают понимать, что не только не удастся овладеть далеким Константинополем, а, пожалуй, придется потерять и то, что имелось раньше и казалось неотъемлемым. В лагере «благородных союзников» тоже поднимается справедливая тревога, и они начинают внушительно твердить господину Милюкову о необходимости «твердой власти». Но все Милюковы беспомощны, бессильны сейчас, – Революция придавила, обескровила их. Они, собиравшиеся остановить и убить ее, сами представляют собою живой труп в ее руках.

Но живой труп еще может проявить свои жизненные силы, если не убить его совсем. Русская Революция имеет перед собою громадные, неисчислимые возможности, но для нее существуют и большие опасности. Самая большая опасность заключается для нее в остановке, хотя бы и очень кратковременной только. Задержавшаяся на миг на одном месте Революция даст реакционным силам возможность организоваться. И это прежде всего должна избежать русская Революция. Она, как ураган, должна смести эти темные силы, уничтожить их, – в противном случае она сама будет сметена ими.

Параллельное сосуществование двух централизованных правительств, несмотря на очевидное преобладание революционного правительства, глубоко ненормально и опасно для Революции. Ближайшей задачею Русской Революции является ее немедленное освобождение от власти какого бы то ни было центра, – ее полная децентрализация, с Социальной Революцией как идейно объединяющим лозунгом. Она немедленно должна объявить себя максималистической, Социальной, стремящейся к коммунистическому перевороту, она немедленно должна декретировать конце войны и одновременно конец капиталистического строя и должна революционным непосредственным действием закрепить свою социалистическую волю. Моральный авторитет такой Революции будет громаден, и весь трудовой народ сразу, как один человек, встанет на ее сторону. Такая, и только такая Революция может смело не считаться с опасностью военного разгрома. Она с молниеносной быстротою перекинется в самые отдаленные углы земного шара, всюду будет радостно подхвачена всеми народами и совершит раскрепощение угнетенного человечества.

Восставший народ подвергается сейчас многочисленным и самым разнообразным политическим влияниям.

Загнанная в тупик буржуазия старается убедить его в необходимости политических реформ и заискивающе предлагает ему через Учредительное Собрание определить новую форму власти, которой он впредь предпочел бы подчиниться. При этом она надеется использовать религиозные и династические предрассудки народа для возможно большего закрепления своей власти над ним. Кроме того, она еще лелеет тайную надежду, что ей удастся эксплуатировать его государственно-патриотические чувства для продолжения преступной войны.

Рядом с буржуазией стоит «международная» социал-демократия. Одна часть ее, т[ак] наз[ываемое] социал-патриотическое течение, всецело примыкает к буржуазии. Она такая же империалистическая, такая же воинственная и по существу такая же консервативная. Она призывает трудящиеся массы к взаимоистреблению, к войне «до конца», говорит им, что сейчас «не время» для Революции, что нужно «спасать родину», и зовет народ сплотиться под знаменем Гучковых и Милюковых, как она раньше звала его сплотиться под знаменем Николая Кровавого.

Другая часть социал-демократии по вопросу о войне расходится с империалистической буржуазией. Она, в области международно-государственных отношений, выдвигает лозунги пацифистской буржуазии, то есть требует прекращения войны и хочет мира «без аннексий». Но в области политической программы она очень недалеко ушла от империалистической буржуазии. Ее максимальным требованием в данное время является республика, но на худой конец она легко примирилась бы и с конституционной монархией. Сейчас, перед лицом достигнутых «свобод», она перестала даже говорить о Социальной Революции, а говорит лишь о необходимости установления, через Учредительное Собрание, возможно более широких политических реформ. Исходя из ложной предпосылки о буржуазности Революции, она осуществляет тактику «давления» на буржуазию, тактику «толкания буржуазии влево», провозглашенную Плехановым для Революции 1905 года.

Лишь самая незначительная часть социал-демократии осталась верна Социализму и призывает народ сделать попытку превратить настоящую Революцию в Социальную. Но и она не до конца последовательна, и она двойственна, ибо, помимо социалистической концепции, она держит про запас еще и другую, буржуазную. Она в принципе не отказывается от программы-минимум и, в случае неудачи Социальной Революции, тоже очень легко примирится с буржуазными демократическими реформами, которые обеспечат ей в будущем возможность классового сотрудничества с буржуазией в рамках относительно-свободной Государственности.

Каковы же наши задачи в настоящей Революции? Они вытекают из нашей общей анархической концепции. Мы – вечные и непримиримые противники Капитала и Власти. Мы признаем, что действительная свобода возможна лишь с уничтожением капиталистического строя и Государства. И мы должны сейчас объяснять народу, что расширение его политических прав ни в чем не изменит его фактической порабощенности. Мы обязаны вскрыть перед народом бесполезность и бессмысленность «толкания буржуазии влево». Нашей исторической задачею является толкать пролетариат влево, чтобы он столкнул буржуазию в пропасть.

Лозунг Учредительного Собрания, поддерживаемый социал-демократией, есть лозунг буржуазный. Он имеет в виду не уничтожение буржуазной эксплуатации, а компромиссное соглашение с буржуазией относительно новых политических форм, в которых впредь должна производиться буржуазная эксплуатация. И Совет Рабочих и Солдатских Депутатов, если только он не примет последовательно-максималистической, антикапиталистической программы действий, невзирая на всю свою внешнюю революционность, не осуществит освобождения трудящихся классов.

Освобождение трудящихся возможно только через Социальную Революцию и ближайшей задачею трудящихся масс России является ее осуществление. Русская Революция должна быть немедленно «развязана», децентрализована. Ее единственное спасение – в немедленном громогласном провозглашении коммунистического строя и в немедленном закреплении его непосредственным революционным действием. Вся Россия должна превратиться в сеть революционных самоуправляющихся коммун, которые путем захвата земель и фабрик совершат экспроприацию буржуазии, уничтожат частную собственность.

Только такая, только Социальная Революция способна привести к победе трудящихся над буржуазией и к их полному освобождению. Реформирование же буржуазной Государственности, доведенное хотя бы даже до пределов самого крайнего демократизма, не освободит трудящиеся массы, а приведет лишь к новой победе буржуазии над массами.

ДА ЗДРАВСТВУЕТ СОЦИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ!

ДА ЗДРАВСТВУЕТ АНАРХИЧЕСКИЙ КОММУНИЗМ!

Лозанна, 1917. 10 (23) марта.

№ 288. ЧЕГО ДОБИВАЮТСЯ АНАРХИСТЫ-КОММУНИСТЫ

Когда свирепствовал произвол и насилие полицейского режима и царской власти, тогда было обычным явлением: нагайки, высылки, тюрьмы, расстрелы, виселицы и каторга всех тех, кто не хотел холопски смиряться и преклоняться перед кровавой короной тирана-царя и его клевретов, полицией, жандармерией, чиновничеством, перед г[осподами] капиталистами и мракобесами попами; всех этих людей объявили врагами общества, – их арестовывали, судили, а то и без суда высылали в далекую Сибирь на каторгу, сажали в тюрьмы, гноили в казематах, морили голодом, пытали и истязали, вешали и расстреливали. Зверствам не было предела, и жертв, погибших во имя общего народного блага не перечислить. Кто же были эти люди, – несшие на алтарь народной свободы свою драгоценную жизнь… Эти люди были в большинстве рабочие и крестьяне, принадлежащие к революционно-социалистическим и анархическим организациям, стремившимся к ниспровержению существующего строя – грабежа и насилия. Не щадила царская и буржуазная свора – палачей своих непокорных подданных. Но в особенности Царские холопы и буржуа усердствовали над анархистами; достаточно было шпиону и провокатору указать на такого человека, что «это анархист», того человека упекали навсегда в каменные застенки; если же охранка находила прокламацию или книжонку в анархическом духе, тех просто ухитрялись вешать без суда в тюремных застенках или забивали насмерть тюремщики по приказанию начальства. В защиту анархистов гуманные буржуа и ученые и даже социалисты не произнесли ни одного слова протеста. Хотя анархисты везде и всегда за всякое насилие над трудящимся и протестовали, и мстили угнетателям… Почему же так жестоко расправлялись с анархистами все господствующие классы, начиная от правительства и кончая демократией? А вот почему.

1) АНАРХИСТЫ стремятся уничтожить всякое рабство и насилие человека над человеком, добиваются анархисты абсолютной свободы человеческой личности по принципу, чтобы эта свобода не была на вред другим людям.

2) Анархисты добиваются уничтожения всякой эксплуатации человеческого труда разными бездельниками и паразитами трудящихся масс.

3) Анархисты стремятся к уничтожению всякой власти, в чьих бы руках она ни была, анархисты – враги всякого самодержавия, деспотизма богатых, парламентаризма и разных законодательных учреждений. Поэтому демократы на анархистов смотрят как на своих врагов, так как анархисты указывают, что и демократы борются за власть, за диктатуру над трудящимся людом. Анархисты борются и с такой властью – «демократической»: ибо и ангелу дать власть, то и у него вырастут рога.

4) Анархисты стремятся к разрушению современного самодержавного и капиталистического строя, а демократы разрушают только самодержавие царя, поддерживают строй капиталистический, то есть строй грабежа и эксплуатации господствующими классами класса трудящихся-бедняков. Это по программе-минимум социалистов, а максимум они отодвигают в далекое будущее.

5) Анархисты стремятся к уничтожению всяких законов и судов, так как ни один закон в мире не был для блага народа.

6) Анархисты стремятся к уничтожению тюрем, так как тюрьмы еще не исправили ни одного преступника, а наоборот, тюрьмы являются рассадником разного рода преступлений, нужно изменить строй неравенства людей, чтобы не было богатых и бедных, а были бы все, одинаковые граждане, в правах и имущественном положении.

7) Анархисты стремятся к уничтожению собственности в широком смысле этого слова. «Собственность есть кража» – говорит Прудон. Собственность порождает преступление и делит людей на классы богатых и бедных.

8) Анархисты отрицают семью, брак поповский, а признают свободный союз между мужчиной и женщиной, основанный на взаимной любви друг к другу.

9) Анархисты стремятся к уничтожению предрассудков; религия есть самый зловредный предрассудок, порабощающий наш дух, нашу свободную мысль.

10) Анархисты стремятся и добиваются, чтобы вся земля принадлежала крестьянам, фабрики и заводы – рабочим. Уничтожения денежной системы. Установления обмена продуктов производства между свободными союзами, коммунами, по принципу равной затраты труда.

11) Анархисты противники всякой войны, поэтому добиваются уничтожения милитаризма, армии, войска, милиции, которые служат для захватов чужих земель, рынков и для защиты богатых классов.

12) Анархисты стремятся к разрушению государства, то есть к уничтожению границ и территорий между странами, из принципа, что не должно быть ни эллина, ни иудея, ни немца, ни татарина, ни француза, ни русского, а все люди должны слиться в одну общую братскую семью, только тогда могут исчезнуть кровопролитные войны на земле и может воцариться мир.

13) Анархисты стремятся к высшему благу и счастью на земле человечества.

14) Анархисты добиваются, чтобы наука, образование, искусство были общим достоянием трудящихся. Это возможно только тогда, когда всякие оковы рабства будут сброшены, это идеал анархистов. Самое наивысшее из всех благ есть свобода человеческой личности, эта свобода возможна только тогда, когда не будет никакой власти, законов и опеки демагогов и непрошенных «благодетелей», которые бы могли налагать на личность цепи рабства. ВОТ ИДЕАЛ АНАРХИИ.

Анархия есть хаос и беспорядок, так говорят только «буржуа» и социалисты, сознательно искажая смысл слова анархия. Анархия это такой порядок, где свободные союзы свободных людей, равных во всем, живущих без всякой власти и законов; где нет ни господ, ни рабов; где полная свобода, прекрасная жизнь и равенство всех. Анархия это такой строй, где люди, объединившись в общества- коммуны, работают все сообща, продукты производства поступают в общественные магазины, производится обмен продуктов труда между обществами-коммунами. При Анархическом Коммунизме исчезнет всякая эксплуатация человека над человеком – исчезнет зло, насилие и грабежи. Образование, наука, техника разовьется до высших пределов. Искусство, литература – расцветет пышным блеском красоты и величия. Люди из менее совершенной формы перейдут к более совершенной форме. Зло само по себе должно исчезнуть на земле. Вот идеал строя анархии. И мы, анархисты, как революционно-разрушительная и созидательная сила стремимся к скорейшему наступлению счастья на земле человечества и путем неустанной борьбы ценою своей крови пролагаем дорогу к высшему благу людей, сметая все грязное и злое на своем тернистом пути. Итак, вперед, братья. Смелее к светлому будущему, и на развалинах гнилого дряхлого строя создадим новую прекрасную жизнь. Вперед, вперед к Анархии.

Бежица, 1917 г.

№ 289. ПРОТЕСТ ЦЕНТРАЛЬНОГО ШВЕЙЦАРСКОГО КОМИТЕТА ДЛЯ ВОЗВРАЩЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЭМИГРАНТОВ В РОССИЮ СРД В ПЕТРОГРАДЕ

Совету Рабочих Депутатов, Петроград

В ответ на посланную нами 5-го апреля (нов. ст.) Чхеидзе, Керенскому, Фигнер телеграмму получили сегодня официальный отказ Милюкова принять наше предложение об обмене политических эмигрантов на гражданско-интернированных немцев. Отказ этот не мотивирован, ибо обмены с Германией за время войны производились не раз. Проезд в ближайшее время через Францию и Англию является для сколько-нибудь значительной массы эмигрантов из Швейцарии абсолютно невозможным. Сам же Милюков в официальной сообщении Петроградского Телеграфного Агентства признал, что, «переправа через Норвегию чрезвычайно затруднительна и вынуждает эмигрантов выжидать в Англии более или менее благоприятного случая для продолжения путешествия». При ограниченности морских транспортных возможностей и при наличности громадной очереди русских политических эмигрантов и военнообязанных из Франции и Англии швейцарские эмигранты в массе смогли бы попасть этим путем в Россию лишь через ряд месяцев. Кроме того, Милюков официально признал существование «черных списков», широко применяемых к русским политич[еским] эмигрантам, неугодным империалистским правительствам Франции и Англии. Обещаниям Милюкова ходатайствовать перед этими правительствами о пересмотре черных списков эмиграция не придает никакого значения, ибо на основании горького опыта не может доверять отношению «союзных» правительств к русским эмигрантам. Эмиграция имеет все основания опасаться, что французские и английские власти, пропустив для вида несколько эмигрантов-интернационалистов, задержат под прикрытием формально- технических затруднений массу политических эмигрантов, среди которых преобладают, как известно, противники мировой бойни. Что эти опасения основательны, показал случай Зурабова, а в последние дни снятие англичанами в Галифаксе с норвежских пароходов известных русских эмигрантов Троцкого, Чудновского, Мельничанского, Днепровского, Мухина и других, возвращавшихся из Америки в Россию. При таких условиях ответ Милюкова является прямым издевательством над политической эмиграцией. Перед лицом революционного народа с негодованием протестуем против явного затягивания осуществления завоеванной революцией амнистии и выражаем твердую решимость добиться возможности занять свое место в рядах революционных борцов и тем исполнить наш долг перед народом и революцией.

Просим напечатать наш протест в газетах:

Центральный Швейцарский Комитет для возвращения политических эмигрантов в Россию, в составе представителей Центрального Секретариата эмигрантских касс Швейцарии, эмигрантских организаций Женевы, Лозанны, Цюриха, Берна, Давоса, Кларана, Шо-де-фона, Комитета имени Фигнер и других организаций помощи политическим заключенным и ссыльным и делегатов от заграничных представительств организаций и Центральных Комитетов Р.С.-Д.Р.П., Партии С.-Р. (интернац.), Бунда, «Нашего Слова», группы «Вперед», анархистов-коммунистов, С.-Д. Польши и Литвы, Польской Соц. Партии, еврейских социалистов-территориалистов и партии «Поалей-Цион».

№ 290. ЗАЯВЛЕНИЕ

В свое время Женевская Группа анархистов-коммунистов высказалась против проезда через Германию.

Группа считает недопустимым косвенное участие Германии в деле подбора революционных направлений в России. Но представитель группы тогда же заявил, что позорно быть рабами английского империализма и терпеть тот искусственный подбор сил, которым, по слухам, занята Англия, чинящая препятствия проезду интернационалистов.

С тех пор факты все ярче и рельефнее свидетельствуют о грубом и бесстыдном вмешательстве англичан в наши дела. Задержан Троцкий. Сняты с парохода и задержаны т[оварищ] Днепровский и сотрудники «Голоса Труда».

Перед лицом таких фактов мы заявляем:

Если упомянутые факты подтвердятся и если Совет Рабочих Депутатов не примет немедленных мер к прекращению неслыханного произвола со стороны англичан, то мы, естественно, [должны] будем отменить предыдущее решение и одобрить поездку через Германию.

Мы не хотим быть игрушками в руках английских властей, не хотим быть заложниками англичан.

Моральная ответственность за вынужденный проезд через Германию падает целиком на тех, кто не захотел и не сумел обуздать неслыханный английский произвол.

№ 291. ПРАЗДНИК ТРУДА

Грозно и мрачно пронеслись последние два года. Ненасытная погоня за наживой европейской плутократии, ее империалистические тенденции и желание расширить все больше и больше свои рынки, чудовищные вооружения, которыми, вот уже полвека, каждая из великих держав старалась перещеголять своих соседей, – все это привело к неизбежной и давно всеми ожидаемой катастрофе. Пламя войны, вспыхнувшее в одном из отдельных концов Европы, постепенно разлилось, охватило почти весь континент и отсюда перебросилось во все остальные части света. Пожар, распространяясь с каждым днем, стал наконец мировым. И вот уже третий год как ни на минуту не прекращается грохот пушек, как опустошаются и разоряются самые цветущие углы Европы; вот уже третий год как целыми потоками льется пролетарская кровь. И по мере того как растет ширится эта кровавая драма, растет и ширится также международная ненависть, пестро развивается и крепнет чувство национального шовинизма, постепенно уничтожая в сознании международного пролетариата понятие о его классовом единстве, о тождественности его классовых интересов. Вот почему попытки празднования первого Мая в 1915 и 1916 гг., как в воюющих, так и в нейтральных странах, походили скорее на пир во время чумы, чем на праздник труда. Красные флаги, которые выносились в те дни на улицу, как будто напоминали только о тех волнах крови, которыми обманутый международный пролетариат орошал многочисленные поля битвы, защищая не свои интересы, а лишь хищническую политику гнусного торжествующего империализма.

Не таково первое Мая 1917 г.! Это год одного из величайших мировых событий, год, обозначающий один из крупнейших переломов в человеческой истории, это год русской революции! Эта революция еще только началась, и трудно, конечно, предугадать, до чего дойдет она, в какие выльется формы, трудно предсказать, во что, под его могучим дыханием, превратится Россия и какое влияние она окажет на развитие других стран, даже таких, которые до сих пор считались наиболее передовыми, но тот факт, что революция эта не носит того чисто буржуазного характера, каким отличалась Великая французская революция, и что в совершении ее главную роль сыграл и продолжает играть русский пролетариат; тот факт, что с самого же ее начала, с первых же шагов, лозунги ее так широки и полны, так пропитаны настоящим и глубоким пониманием идей справедливости и свободы, все это дает нам основание рассчитывать, что она не остановится раньше времени и выполнит до конца все свои насущные, великие задачи. Конечно, самодержавие уничтожено; грядущий государственный строй России сложится, вероятнее всего, в виде демократической республики, на федеративных началах. Но это далеко не все. Рядом с этой политической ломкой революции предстоит совершить еще ломку экономическую, гораздо более важную по своему значению. И каковы бы ни были затруднения, которые ей придется преодолеть на этом пути, мы глубоко убеждены в том, что победа останется за нею!

Вот почему день первого Мая 1917 г. действительно великий праздник. Он отличается не только от соответствующего дня 1915 и 1916 гг., но и от всех других 1 Мая, которые международный пролетариат празднует уже несколько десятков лет. С русской революции начинается новая и светлая эпоха человечества. И мы вправе надеяться, что, под ее благотворным влиянием, в ближайшем будущем не только прекратится страшная война, от которой весь мир истекает кровью, но и пробьет, наконец, заветный час великой социальной революции!..

Да здравствует РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ!

1 мая 1917 г.9

№ 292. ПРИЗЫВ РЕВОЛЮЦИОНЕРА-ЭМИГРАНТА П.А. КРОПОТКИНА К РУССКИМ ГРАЖДАНАМ

От П.А.Кропоткина получена следующая телеграмма из Брайтона (Англия)10:

«Я прочитал, что Россия находится в опасности. Германский император сосредоточивает войска, чтобы пойти на Петроград и восстановить господство абсолютизма.

Абсурдно (то есть смешно) говорить о миролюбивых намерениях Германии, пока она находится под самодержавным управлением Гогенцоллернов.

Мужчины, женщины, дети России, спасите нашу страну и цивилизацию от черных сотен центральных империй! Нельзя терять ни одного часа. Противопоставьте им героический объединенный фронт.

Теперь, когда вы так доблестно справились с внутренними врагами, каждое усилие, которое вы сделаете для изгнания вторгшихся врагов, послужит к утверждению и дальнейшему развитию нашей свободы и к прочному миру».

Вот здравое понятие о том, как можно добиться прочного мира.

Сравните этот призыв старого испытанного революционера с тем, что советуют вам юноши, не знающие жизни и предлагающие добиваться мира посредством манифестов и переговоров.

Граждане! Ваш здравый смысл и долг верных сынов родины подскажет, как поступить!

СВОБОДА, РАВЕНСТВО, БРАТСТВО.

Издание партии «Народной Свободы».
Петроградская Синодальная типография, 1917 г.

№ 293. ВОЗЗВАНИЕ № 1

Граждане! К вам обращаемся мы, анархисты, отрицатели частной собственности и государства. Революция, разбивающая цепи, вывела нас из ненавистного подполья, где задыхались народная совесть, народная свобода и народная честь. Теперь и мы будем громко проповедовать о нашем учении. Каково же оно в кратких словах?

Рабочие, солдаты и крестьяне, перед вами искажают принципы и цели Анархизма. Не верьте тому, кто говорит, что Анархизм – опасность: Анархизм – спасение; не слушайте тех, кто утверждает, что анархизм – насилие: задача Анархизма – утвердить свободу и равенство на земле. Вас учат, что Анархия – хаос, но так ее понимают глупцы и защитники насилия, мы же, анархисты, ее понимаем иначе. Анархия – это дружная работа свободных людей, это уважение к другому, если и он уважает вашу личность. Как и социалисты, мы добиваемся полного раскрепощения труда: фабрики, заводы, земли, дворцы должны стать собственностью всего народа. Но это не конечная цель. Это даст экономическое освобождение, однако всей свободы не даст. Социализм разбивает цепи, выпускает из темницы только Анархизм, ибо только он борется с властью, создающей тюрьмы и насилие. Не капитал страшен, но власть, заключенная в нем, она делает одного рабом, другого же господином. Историю мы понимаем как борьбу личности с государством, власти с безвластием. Запомните, если вы хотите быть свободными, что, кроме капитала, вашим врагом является государственная система, основанная на силе.

Мы, Анархисты, отрицаем идею государства, потому что считаем ее губительной для общества. Цари не нужны народу, как не нужны ему и президенты республик: воля говорящего депутата не есть воля отдавших ему свои голоса. Пока будут правители, будут и правимые. Основное зло современности – государственная система.

Рабочие, солдаты и крестьяне! Государства затеяли братоубийственную войну, реки крови пролиты ими. Чтобы войны не повторялись, государства не должны существовать. Будут государства, будут и войны, мы же более войн не хотим. Европейская война должна стать последнею, больше мы не позволим влачить себя, как упирающихся быков, на кровавые бойни. Мир должен быть заключен помимо правительств, самими народами.

Рабочие, солдаты, крестьяне и вы, все угнетенные! Готовьтесь к расчету с капиталом и с государством. Каждый народ должен иметь возможность самоопределяться, но не отождествляйте имени народа с именем государства. Будем стремиться к созданию Европейских Соединенных Штатов, Великой Европейской Федерации, куда на началах автономности войдут все нации, каковы бы они ни были. Таковы мы, анархисты, в области международных отношений. В области хозяйственной мы домогаемся ниспровержения государственных систем: их сменят свободные союзы во всех отраслях общественности. Так выражается идея Анархии. Организуйтесь в товарищества – городские, земские, профессиональные, готовьтесь к судному дню над капиталом и государством. Объединяйтесь в группы, в анархические клубы. Не выпускайте ружей из рук и не дайте затихнуть вашему праведному гневу.

Но помните, Граждане: анархисты – за порядок, а не за беспорядок; кто думает ловить рыбу в мутной воде, прикрываясь девизом безвластия, тот лишь поддерживает старую государственность, основанную на насилии и на грабеже, – того мы сами, как нашего врага, истребим.

Долой государство!

Долой капитал!

Да здравствует Социальная Революция!

Май 1917 г.

№ 294. ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ АНАРХИСТОВ НА КОНФЕРЕНЦИЯХ ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКИХ КОМИТЕТОВ В 1917 ГОДУ

I) ПЕРВАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКИХ КОМИТЕТОВ ПЕТРОГРАДА (30 мая—3 июня 1917 г.)

ВЫСТУПЛЕНИЕ И.П. ЖУКА ПРИ ОБСУЖДЕНИИ ВОПРОСА О КОНТРОЛЕ НАД ПРОИЗВОДСТВОМ И РАСПРЕДЕЛЕНИЕМ ПРОДУКТОВ. (30 мая 1917 г.)

И.ЖУК, как представитель рабочих Шлиссельбургского порохового завода, привлек ряд данных, указывающих на намерение администрации закрыть завод: «Опыт реквизиции имений барона Медема придал шлиссельбуржцам много бодрости и они на конспиративных собраниях постановили: учредить строгий контроль над всем производством. С этой целью была избрана комиссия из представителей: всех отделений завода, куда кооптируются специалисты-инженеры и члены Совета Рабочих и Солдатских Депутатов.

Полтора месяца тому назад у нас администрация хотела было закрыть завод. Вопрос был поставлен очень остро, рабочим грозила безработица, тем более, что у нас еще существует кирпичный завод и большое молочное предприятие – все барона Медема. Хозяйство в этом предприятии велось очень плохо, а молоко рабочим было необходимо, так как на пороховом заводе у нас много больных и часты случаи отравления ядовитыми газами. Перед рабочими стал вопрос, чтобы взять это – молочное хозяйство и кирпичный завод в свои руки. Вопрос, как видите, серьезный, надо не только хозяйство взять в свои руки, но и вести его с толком, чтобы поднять производительность труда. На наше счастье, среди рабочих нашлись люди, знакомые с сельским хозяйством, и дело пошло на лад. Мы спросили у рабочих, работающих в экономии, согласны ли они работать у нас, рабочих. “Почему же нет?” – говорят рабочие. “Чем служить у богачей – лучше послужить своему народу”.

Управляющий тоже согласился остаться в имении работать при; “новом производстве”, и мы приступили к делу. Послали свою боевую дружину для охраны имения, и все обошлось тихо, спокойно, без всякого беспорядка и шума. Впрочем, шум подняла вокруг этого мирного дела вся буржуазная печать, закричала, как всегда, об анархии. И помчались к нам в имение сначала прокурор, потом делегаты от Временного правительства, которые, как оказалось, вычитали о нашем хозяйничаньи из “Веч[ернего] времени”разные ужасы. Мы им показали, что все у нас спокойно, ничего страшного нет, а производительность труда в имении действительно поднялась, и молока стало больше. Потом приехали делегаты от Исполнительного комитета, во главе с Чхеидзе, и тоже убедились, что ничего страшного у нас нет. И теперь все желающие могут видеть, как мы сами, рабочие, справляемся с молочным хозяйством и кирпичным заводом».

Далее он (т. ЖУК) предлагает ряд практических дополнений к резолюции Организационного бюро, в том числе и о создании Исполнительного комитета конференции11.

В заключение ЖУК предлагает следующий проект резолюции о мерах борьбы с экономической разрухой:

«1. Благодаря войне, а также и все увеличивающимся хищническим аппетитам мироедов-богачей, в экономической жизни России начинается полнейшая разруха, которая ведет трудовые массы к мучительному голоду и невозможным лишениям и страданиям.

Чтобы предотвратить эту катастрофу, труженик-народ должен теперь же взять устройство своей судьбы в свои же руки.

2. Закладывая основу этой творческой народной деятельности, крестьяне теперь же по всем селам и волостям должны из своих лучших представителей создавать крестьянские комитеты, которые, объединяясь между собой, берут на себя роль как контроля, так и руководителя всего лесного и сельского хозяйства России.

3. Рабочий класс на первом шагу своего творческого пути должен немедленно создать по всем фабрикам, заводам, железным дорогам и прочим предприятиям контрольные комиссии, которые бы не только строго следили за ходом работ предприятий, но и регулировали деятельность этих предприятий.

4. Контрольная комиссия на каждом из предприятий устраивается следующим образом: в Контрольную комиссию выбираются свои представители от профессий (или отделов) и доверенные лица от служащего и технического персонала данного предприятия, а также выбираются и кооптируются полезные лица из местного Совета Рабочих и Солдатских Депутатов и из представителей местных революционных организаций. Контрольная комиссия, избрав президиум и разбившись на секции, сейчас же производит точную опись всего имущества данного предприятия. После описи имущества каждая из секций выполняет в работе контроля только лишь одну функцию. Функции эти следующие: 1) ведать поступлением извне разных материалов в данное предприятие; 2) следить за обработкой материалов самим предприятием; 3) отправка обработанных материалов и связи с потребителями; 4) полная денежная отчетность данного предприятия; 5) прибыль предпринимателя и заработная плата рабочих; 6) санитарная и общехозяйственная часть предприятия; 7) установление связи с районным, областным и всероссийским центральным бюро контрольных комиссий.

5. Контрольные комиссии соединяются в районном, областном и всероссийском бюро Контрольных комиссий. Такие бюро должны не только отражать в себе всю деятельность предприятий, но должны и направлять эту деятельность в полезном для блага страны направлении.

6. Только создав упомянутые крестьянские комитеты и рабочие контрольные комиссии и принимая энергичное и непосредственное участие в устройстве своей жизни, народы России смогут идти по верному пути как политического, так и экономического освобождения»12.

ВЫСТУПЛЕНИЕ И.С. БЛЕЙХМАНА ПРИ ОБСУЖДЕНИИ ВОПРОСА О ЗАДАЧАХ ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКИХ КОМИТЕТОВ (30 мая 1917 г.)

Т. БЛЕЙХМАН (Федерация анархистов): «Война показала, что анархисты были правы, когда говорили, что социалисты изменят рабочим и крестьянам и соединятся с буржуазией. Единение солдат и рабочих дало возможность свободно говорить о заводских комитетах.; Революция выдвинула различные организации, но ни в одном городе Советы Рабочих и Солдатских Депутатов не выступили против. Советы шли только под давлением рабочих и солдат».

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ13 напоминает т. БЛЕЙХМАНУ, что обсуждается вопрос не о Советах Рабочих и Солдатских Депутатов, а о заводских комитетах, и просит оратора говорить об этом.

Т. БЛЕЙХМАН: «Заводские комитеты вызваны жизнью. Революция показала, что сила не в парламентах и думских представителях, а сила там, где мы сами работаем вместе. Только в нас самих лежит сила созидательная и разрушительная. Говоря о заводских комитетах, мы должны помнить, что революции всегда гибли от централизации партий. Мы должны сорганизовываться в свободные федерации и такие же профессиональные союзы. То, что мы в меньшинстве, – говорит за нас, а не против нас. Большинство всегда покорно шло за меньшинством. Жизнь не дает права давить меньшинство. Марксизм, проповедующий право большинства, потерпел крах в этой войне. Надо выработать новые формы революционного движения»14.

ВЫСТУПЛЕНИЕ И.И. ЖУКА ПРИ ОБСУЖДЕНИИ ВОПРОСА О БИРЖАХ ТРУДА (3 июня 1917 г.)

В связи с докладом о Биржах труда15 выступает тов. ЖУК, который, указав на плохую организацию Бирж труда прежнего типа, подчеркивает необходимость реорганизовать Биржи труда на новых началах, чтобы они работали в полном контакте с профессиональными союзами16. Останавливаясь на широком применении детского труда капиталистами, он говорит, что современная фабрика – лаборатория детской преступности, так как на фабриках детей не только беспощадно эксплуатируют, но фабрика их систематически развращает. Поэтому рабочие, устанавливая контроль над производством, должны учредить также рабочий контроль над применение детского труда.

ВЫСТУПЛЕНИЕ К.В. АКАШЕВА ПРИ ОБСУЖДЕНИИ ВОПРОСА О РОЛИ ЗАВОДСКИХ КОМИТЕТОВ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ ДВИЖЕНИИ (3 июня 1917 г.)

Тов. АКАШЕВ (авиационный завод Слесаренко), возражая докладчику17, говорит о хозяйственных функциях заводских комитетов: «Когда вспыхнула революция и заводские комитеты получили возможность свободной деятельности, то производство сразу же увеличилось: в марте на 33%, в апреле на 100%, а в мае – даже на 200%. Организация заводских комитетов – это мобилизация труда18».

II) ВТОРАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКИХ КОМИТЕТОВ ПЕТРОГРАДА, ЕГО ПРИГОРОДОВ И БЛИЖАЙШЕЙ ПРОВИНЦИИ (7–12 августа 1917 г.)

РЕПЛИКА В.С. ШАТОВА ПО ВОПРОСУ О ПРИСУТСТВИИ НА ЗАСЕДАНИЯХ КОНФЕРЕНЦИИ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ПРЕССЫ (8 августа 1917 г., утреннее заседание)

«Тов. ШАТОВ тоже19 против присутствия на заседании представителей буржуазной прессы, так как у нас достаточно богатая рабочая печать, которая может подробно осветить работу конференции, и допускать своих врагов, чтобы они извращали нашу работу, не имеет никакого смысла»20.

ВЫСТУПЛЕНИЕ В.С. ШАТОВА ПО ВОПРОСУ ОБ ОБЩЕМ ХАРАКТЕРЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЦЕНТРАЛЬНОГО СОВЕТА ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКИХ КОМИТЕТОВ (9 августа 1917 г., дневное заседание)

«Тов. ШАТОВ указывает, что во всех докладах красной нитью проходил вопль об отсутствии работников21. Объясняется это в значительной степени новизной дела; фабрично-заводские комитеты, ставящие своей целью контроль над производством, – это продукт русской революции; нигде в Западной Европе нет ничего подобного, в этой работе не имеется никаких традиций, приходится пролагать новые пути, нужны люди с инициативой. И вот на эту творческую, самую важную в настоящий момент работу не находится людей, в то время как по различным комиссиям и организациям сидит масса народу. Все это потому, что у нас всегда экономические организации были в загоне, за их счет и в ущерб им развивалось чисто политическое движение. Так продолжается и теперь. Ни в фабрично-заводских комитетах и их центре, ни в профессиональных союзах работников не хватает. Во всех заводских комитетах надо немедленно забить тревогу, чтобы создать крепкую экономическую организацию рабочих, без которой будут потеряны и политические завоевания, которые можно считать в значительной степени химерическими. Органам контроля над производством предстоит блестящее будущее, необходимо всеми силами укреплять их, заводским комитетам надо завоевать авторитет на местах, надо дать силы и средства Центральному совету для широкого развития его деятельности. Если вы действительно хотите двинуть вперед рабочее дело, создавайте мощную экономическую организацию – в этом залог нашего успеха».

ВЫСТУПЛЕНИЕ В.М. ВОЛИНА В ПРЕНИЯХ ПО ДОКЛАДУ О ТЕКУЩЕМ МОМЕНТЕ И ЗАДАЧАХ РАБОЧЕГО КОНТРОЛЯ (9 августа 1917 г., вечернее заседание)

Тов. ВОЛИН (делегат завода Штейна): «Я не получил слова, потому что прения были прекращены. Я хотел бы, чтобы эта обоснованная и продуманная резолюция собрала большинство голосов22, я хочу предложить выкинуть из резолюции два места для того, чтобы сделать ее более приемлемой. (Предлагает из резолюции убрать два пункта, касающихся перехода власти в руки пролетариата, потому что вопрос о переходе власти на собрании не выяснен)23. (Подавляющим большинством поправка т. ВОЛИНА отвергается).

ВЫСТУПЛЕНИЕ В.М. ВОЛИНА В ПРЕНИЯХ ПО ДОКЛАДУ ОБ ОТНОШЕНИИ ЦЕНТРАЛЬНОГО СОВЕТА И ЗАВОДСКИХ КОМИТЕТОВ К ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ СОЮЗАМ (11 августа 1917 г., дневное заседание)

Тов. ВОЛИН критикует доклад Лозовского24, говоря, что он поверхностный и не разграничивает три совершенно различных течения рабочего движения: синдикализм, анархо-синдикализм и профессиональное движение. ВОЛИН в своей речи подробно останавливается на каждом из этих трех видов (течений?) рабочего движения на Западе25.

(После оживленных прений по обсуждаемому вопросу голосуются две резолюции: Дербышева – от президиума конференции, идентичная той, которая была принята Первой конференцией ФЗК, и Волина, который сам и огласил свою резолюцию):

«Находя, что профессиональные союзы силою вещей вынуждены играть, главным образом, роль посредника между трудом и капиталом, а не борца труда против капитала, мы находим:

1) Что профессиональным союзам должна принадлежать руководящая роль исключительно в области неизбежных повседневных столкновений между трудом и капиталом, пока то и другое существует рядом. Роль же активной деятельной революционной борьбы организованного труда против капитала должна принадлежать организации рабочих по предприятиям в фабрично-заводские комитеты и дальнейшему естественному объединению этой же основной организации в Советы по производствам и по районам, областям и пр.;

2) Что, пока профессиональные союзы существуют, – до тех пор тесные сношения между организациями фабрично-заводских комитетов и правлением профессиональных союзов – необходимы. Но в этих сношениях организация рабочего класса по предприятиям ни в коем случае не должна уступать первенство профессиональной организации;

3) Необходимо немедленно приступить самым деятельным образом к объединению фабрично-заводских комитетов не только в сильные Центральные советы данного города, но и в дальнейшие центральные органы, которые объединяли бы все промышленные предприятия и далее – крестьянские и солдатские организации более или менее крупных районов и областей и для развития вглубь и вширь революционной борьбы за социализм».

(Резолюция Дербышева принимается подавляющим большинством, резолюция т. Волина

собирает 8 голосов.)

III) ТРЕТЬЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКИХ КОМИТЕТОВ ПЕТРОГРАДА И ОКРЕСТНОСТЕЙ (10 сентября 1917 г.)

ВЫСТУПЛЕНИЕ В.С. ШАТОВА В ПРЕНИЯХ ПО ДОКЛАДУ «О ПОХОДЕ НА ЗАВОДСКИЕ КОМИТЕТЫ»

Т. ШАТОВ: «В чем дело? Оказывается, нас схватили за горло26. Министерство труда нам говорит: «Вы не барахтайтесь», – и ссылается при этом на какие-то дополнительные законы и подводит такое обоснование, какого никогда не примет ни один социалист. Представитель министерства труда говорил, что ведь ничего не предлагают, только представителям заводских комитетов не платить. Нас не только схватили за горло, но запрещают нам протестовать. В то время, как заводские комитеты поддерживают все производство, в то время, как заводским комитетам с трудом приходится удерживать массу, нас хотят представители из министерства труда совершенно задушить. Нам говорят, что производительность труда пала и заводские комитеты ничего не дали. Это неправда. Всем известна история с завода Гужона. Все газеты без различия направлений признавали, что там, где рабочие осуществляли рабочий контроль, поднялась производительность. А путиловские рабочие разве не подняли производительность труда во время корниловского заговора? Несомненно подняли в огромной степени. Представитель министерства труда никак не может переварить, что мы переживаем период революции и он ссылается на законы царского самодержавия. Представитель министерства труда нам сказал, что на министерство труда нам нечего надеяться, что мы должны надеяться только на свои силы и укреплять свои рабочие организации. Мы их и будем укреплять так, что министерство труда будет заседать в Центральном совете заводских комитетов. Когда мы укрепимся, мы реорганизуем свою жизнь так, что никакие циркуляры нам не будут страшны, так же как не будет страшно нам общество заводчиков и фабрикантов»27.

IV) ЧЕТВЕРТАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКИХ КОМИТЕТОВ ПЕТРОГРАДА И ОКРЕСТНОСТЕЙ (10 октября 1917 г.)

ВЫСТУПЛЕНИЕ И.П. ЖУКА28 В ПРЕНИЯХ ПО ДОКЛАДУ О ВСЕРОССИЙСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ФАБЗАВКОМОВ

Т. ЖУК: «Многие относятся к предстоящей конференции скептически, но рабочим нельзя так относиться. У нас в Донецком бассейне – этом сердце России – наступает уже крах. Если там останавливается работа, то станет вся промышленная жизнь страны, чего рабочие не могут допустить. Всероссийская конференция должна дать нам не расплывчатые резолюции, а конкретные ответы на все кардинальные вопросы, возникающие в связи с небывалой анархией, охватившей нашу промышленность. Конференция должна решить вопрос о закрываемых заводах и тех, где обнаруживается явный саботаж. Мы должны доказать деревне, что разорение сельского хозяйства является результатом развала промышленности и вывести страну из создавшегося положения могут только рабочие, взяв производство в свои руки. Мы должны провести это на деле, а не на словах».

ВЫСТУПЛЕНИЕ И.П. ЖУКА В ПРЕНИЯХ ПО ДОКЛАДУ О РАБОЧЕМ КОНТРОЛЕ НАД ПРОИЗВОДСТВОМ

Т. ЖУК (Шлиссельбург): «Никаких мирных соглашений во время революции быть не может. Перед нами целый ряд фактов закрытия заводов и фабрик в Петрограде и провинции. Бывали случаи, когда рабочие пускали в ход закрытие предприятия. Есть один выход для борьбы с остановкой и сокращением производства: это вмешательство самих рабочих. Но вопрос производства тесно связан с распределением и затрагивает интересы всего класса капиталистов. Мы переживаем социальную революцию. План наших работ представляется так: образуется контрольная комиссия из рабочих различных профессий, без всякого представительства буржуазии. Результаты работ этих комиссий сводятся по районам и областям. Федерация их явится высшим экономическим органом в стране. Капиталист окажется тогда совершенно излишним придатком. Фабрики, заводы и земля должны перейти в руки трудящихся. Все это диктуется жизнью».

V) ПЕРВАЯ ВСЕРОССИЙСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКИХ КОМИТЕТОВ (17–22 октября 1917 г., Петроград)

ВЫСТУПЛЕНИЕ В.С. ШАТОВА В ПРЕНИЯХ ПО ИНФОРМАЦИОННОМУ ДОКЛАДУ Л.Д. ТРОЦКОГО О ТЕКУЩЕМ МОМЕНТЕ (19 октября 1917 г., утреннее заседание)

«т. ШАТОВ (член Центрального Совета ФЗК, анархо-синдикалист, Петроград): «Вопрос о текущем моменте меня мало интересует. Я убежден, что настоящий политический момент в освещении докладчиков не стоит выеденного яйца29. Власть во всех падениях склонялась перед вами. Неверно, что революция – борьба партий за власть. Нет, это борьба экономическая. Вопрос в том, кто будет хозяином в России. Почему сильны капиталисты? Потому, что фабрики, заводы и все средства производства в их руках. Кто же будет владеть орудием и землей? Если владельцем останется буржуазия, рабочие останутся рабами, хотя и получат республику. И лучший пример этому – Западная Европа, где при всей политической свободе рабочие остаются рабами.

Важна не реформа правления, а то, в чьих руках будут заводы и земля.

Мы должны организоваться как класс, а не разбиваться по политическим партиям, и нашей целью должен стать захват орудий производства.

Мы тратим массу средств, собираем с рабочего класса на подготовку Учредительного собрания, мы отрываем людей от работы для этой же цели. Надо посылать все эти средства, все силы на заводы, к крестьянам, дабы планомерно готовить переход производства и земли в наши руки. Повторяю, власть политическая ничего дать не может.

Для окончания войны надо углублять революцию. Неправда, что революция потеряла авторитет в Западной Европе.

Организации мы должны строить экономически. Мы должны быть готовы к тому, чтобы на следующий день после переворота мы могли бы пустить в ход и вести производство».

(Затем после заключительного слова меньшевика Евдокимова оглашаются резолюции большевиков, анархо-синдикалистов [текст в стенограмме не приводится. – В.К.] и социалистов-революционеров максималистов. Собрание принимает за основу резолюцию большевиков в соотношении: «за» – 53, «против» – 5, «воздержалось» – 9.)

ВЫСТУПЛЕНИЕ В. БЕКРЕНЕВА В ПРЕНИЯХ ПО ВОПРОСУ О РАБОЧЕМ КОНТРОЛЕ НАД ПРОИЗВОДСТВОМ И РАСПРЕДЕЛЕНИЕМ ПРОДУКТОВ (19 или 20 октября 1917 г.)

Тов. БЕКРЕНЕВ (Москва): «Анархисты при организации контроля над производством ставят себе вполне определенные задачи. С помощью контроля мы, рабочие, должны поставить себя в такие условия, при которых, захватив заводы и устранив буржуазию, мы сами могли бы вести дело так, чтобы производительность не падала, а поднималась. С помощью контроля мы должны научиться у буржуазии ведению производства, взяв от нее все положительное и отбросив все отрицательное, как, например, реклама, подавление конкурента, так называемые «конвертные расходы» и т.д. Надо иметь в виду, что цели, которые ставит себе капиталист при организации производства, резко отличаются от диаметрально противоположных целей, которые должен ставить себе пролетариат. Капиталист старается, чтобы продукт, который он вырабатывает, можно было получить только у него одного: тогда его можно дороже продать и, значит, больше нажить. Пролетариат, наоборот, должен стремиться к тому, чтобы продукт вырабатывался везде, где возможно, и в возможно большем количестве. У буржуазии при организации производства целью является нажива одного человека, у нас, пролетариата, – обогащение всего человечества. Капиталист, улучшив производство у себя на фабрике, старается подавить конкурента. Рабочие, наоборот, должны стремиться распространить улучшения возможно шире, – вот что рабочие должны иметь в виду, когда будут подходить к практическому разрешению вопроса о рабочем контроле» [… ]

(После прений вносятся 5 вариантов резолюций от разных фракций.

Тов. ПИОТРОВСКИЙ от фракции анархо-синдикалистов вносит следующую резолюцию: «Фракция анархо-синдикалистов предлагает следующее: “Контроль над производством и контрольные комиссии должны быть не только проверочными комиссиями, а должны в настоящее время быть теми ячейками будущего, которые уже в настоящее время подготовляют переход производства в руки рабочих”» […] Далее проводится голосование резолюций – за резолюцию анархо-синдикалистов (ЖУКА) подано 5 голосов; проходит резолюция тт. ЛАРИНА И МИЛЮТИНА с поправками в соотношении – «за» – 83, «против» – 4, «воздержался» – 1.)

VI) ПЯТАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКИХ КОМИТЕТОВ ПЕТРОГРАДА И ОКРЕСТНОСТЕЙ (15–16 ноября 1917 г.)

ВЫСТУПЛЕНИЕ В.С. ШАТОВА В ПРЕНИЯХ ПО ДОКЛАДУ КОМИССИИ ПО ТОПЛИВУ (15 ноября 1917 г.)

Тов. ШАТОВ предлагает послать самых лучших работников-организаторов (в Донецкий бассейн) и ставит вопрос об увеличении количества посылаемых до 25-ти человек». (Принимается конференцией).

ВЫСТУПЛЕНИЕ В.С. ШАТОВА В ПРЕНИЯХ ПО ДОКЛАДУ О ТЕКУЩЕМ МОМЕНТЕ (15 ноября 1917 г.)

Тов. ШАТОВ: «Вопрос о текущем моменте никогда не стоял так серьезно. Много говорили о социализме. Быть на словах революционером легко, но лишь на деле, при проведении социализма в жизнь, мы видим настоящую физиономию революционера. Когда 25 октября народ восстал, образовалось два лагеря – лагерь контрреволюции и революции. По одной стороне, слева, оказались большевики и анархо-синдикалисты, а справа – левые эсеры и другие»30.

(Вносится и принимается за основу резолюция тов. Скрыпника при отсутствии других31. Соотношение голосов: «за» – все, «против» – 1, при 11 «воздержавшихся». До окончательного голосования вносит поправку тов. [И.С.]БЛЕЙХМАН (от фракции анархо-синдикалистов): «Надо поставить контроль и над потреблением». (Поправка отклоняется.) Резолюция тов. Скрыпника принимается в целом.)

ВЫСТУПЛЕНИЕ В.С. ШАТОВА ПРИ ОТКРЫТИИ ЗАСЕДАНИЙ ВТОРОГО ДНЯ КОНФЕРЕНЦИИ (16 ноября 1917 г., утреннее заседание)

Открывает заседание т. ШАТОВ и сообщает, что сегодня полагалось поставить в первую очередь вопрос о продовольствии, но докладчик, тов[арищ] Владимиров, не пришел, так что приходится приступить, согласно дальнейшему порядку дня, к вопросу о контроле.

ВЫСТУПЛЕНИЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ФРАКЦИИ АНАРХО-СИНДИКАЛИСТОВ ПО ВОПРОСУ О РАБОЧЕМ КОНТРОЛЕ НАД ПРОИЗВОДСТВОМ И РАСПРЕДЕЛЕНИЕМ ПРОДУКТОВ (16 ноября 1917 г., утреннее заседание)

И.П.ЖУК: «На Первой конференции я внес резолюцию о рабочем контроле32. Еще в марте месяце, когда перед нами стоял вопрос, быть или не быть, когда закрывались заводы, но взять заводы мы не могли, потому что у нас не было технического персонала и служащих, мы тогда решили учредить рабочий контроль. Все данные, которые собираются на местах, собираются в районах и выше. Перед нами не только вопрос о рабочем контроле, а вопрос о том, быть или не быть. Нас выбрасывают на улицу, и потому контроль необходим лишь в тех предприятиях, которые работают, а закрываемые предприятия должны переходить во всенародное достояние».

В.С.ШАТОВ: «Я не могу согласиться с тем положением, когда наши профессиональные союзы, являющиеся полными банкротами, примазываются к рабочему контролю. Я вижу возможность рабочего контроля, когда за контроль возьмется фабрично-заводской комитет. Никакой профессиональный союз не имеет права вмешиваться в это дело, кроме фабрично-заводских комитетов. На отдельных предприятиях первая и последняя инстанция строится по схеме Центрального совета, являющегося единственной правильной организацией. Фабрично-заводские комитеты объединяются географически и экономически по району, городу, области, по всей России».

И.С.БЛЕЙХМАН: «Русский народ мог создать Ильей Муромцев. Русский народ самобытен и родил то, что не мог родить ни один народ33. Профессиональные союзы померли. Русский рабочий сумеет и регулировать и создавать, будь он только хозяином».

Тов. КАМЕНЕЦКИЙ: «Если у нас была бы та сила, что у Балтийского флота, то мы не только взяли бы промышленность в свои руки, но фабрики и заводы уже были бы в наших руках. Постараемся создать тот орган, который мог бы взять заводы в свои руки».

Тов. РАНЕВ: «Много пожеланий здесь было, но самое лучшее, это – больше работы. Мы всегда сталкивались с принципом частной собственности, это наше несчастье. А сейчас закон о контроле затормозил путь движения вперед. Чтобы двигаться, надо раньше запомнить, что закон о контроле не был нашим кумиром, но нам необходимо ближе подойти и контролировать так, как покажет нам рабочий инстинкт»34.

VII) СОВЕЩАНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЕЙ И СЕКРЕТАРЕЙ ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКИХ КОМИТЕТОВ ПЕТРОГРАДА (7 декабря 1917 г.)

ВЫСТУПЛЕНИЕ И.С. БЛЕЙХМАНА В ПРЕНИЯХ ПО ДОКЛАДУ ЦЕНТРАЛЬНОГО СОВЕТА ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКИХ КОМИТЕТОВ И ОБ ЭКОНОМИЧЕСКОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ СТРАНЫ

Тов. БЛЕЙХМАН (анархо-синдикалист): «Русский народ создал такие организации, каких не было до сих пор нигде в мире. Фабрично-заводские комитеты должны быть распределителями во всей экономической жизни страны. Немыслимо, чтобы в Сов[ете] Нар[одного] Хоз[яйства] было только 5 человек представителей фабрично-заводских комитетов и 65 других. Напротив, фабзавкомы там должны иметь большинство. Профессиональные союзы могут быть только пособниками в деле народного хозяйства. Главная работа должна идти на местах»35.

(После полемики по данному вопросу БЛЕЙХМАН высказывается за продолжение прений, ради выяснения вопроса, и предлагает закрыть списки ораторов. Прения прекращаются по решению большинства присутствующих36.)

ВЫСТУПЛЕНИЕ И.С.БЛЕЙХМАНА В ПРЕНИЯХ ПО ВОПРОСУ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ И ИНСТРУКТИРОВАНИИ РАЙОНОВ

Тов. БЛЕЙХМАН: «Фабрично-заводской комитет должен следить за производительностью рабочей силы. Товарищ37 представляет план своего предприятия. Предлагает дружно проводить в жизнь». (Затем БЛЕЙХМАН высказывается за необходимость пересмотра условий работы при переходе предприятий в руки рабочих, [считает, что] профессиональные союзы надо подчинить фабзавкомам.) С заключительным словом выступает основной докладчик тов. Полоцкий. Он разбирает схему завода, представленную тов. Блейхманом, и критикует ее. – «Схема Блейхмана показывает только одно, как не надо проводить контроль. Там полная нелогичность и путаница. Там усматривается обмен одной фабрики с другой. Это реакционность». Далее призывает организовать [производственные] районы и принять предложенную Центральным советом фабзавкомов инструкцию. – Данное предложение голосуется и принимается «всеми» при двух «воздержавшихся»38.

№ 295. РЕВОЛЮЦИЯ В ОПАСНОСТИ!

Товарищи рабочие и солдаты! Проследив историю борьбы трудящегося народа с его угнетателями, мы видим, что все народные восстания трудящегося в своем начале были очень узки, обхватывая небольшой круг и выставляя небольшие требования, но впоследствии они стали расширяться и в конце принимали форму революции. Имущие классы, которые боятся революции больше всего, всегда стараются всеми силами не допустить до того, чтобы революция расширялась, а чтобы она остановилась в своем начале. Сначала, не будучи в состоянии задавить революцию силой, они прибегают ко всем хитростям, чтобы остановить ее; народу подбрасываются некоторые жалкие «свободы», и во имя этих «свобод» народ призывается к спокойствию. Некоторые политические партии с буржуазным оттенком также призывают трудящийся народа во имя этих «свобод» войти в соглашение с буржуазией, и этим они играют на руку буржуазии, которая в это время собирает все силы и обрушивается на восставший народ. В конце концов трудящийся класс оказывается обманутым, разбитым и продолжает носить на своих разбитых плечах всю тяжесть буржуазного строя. Так произошло во время всех великих революций западноевропейских стран. Достаточно брать в пример республиканскую Францию. Ведь сколько там было пролито народной крови за освобождение трудящегося люда, но положение тамошних рабочих и крестьян ничуть не лучше положения рабочих и крестьян у нас в России. У нас в России происходит сейчас то же самое. Началась революция у нас в очень маленьком размере – но, находясь в положении восстания, трудящиеся массы становятся сознательными. Они начинают сознавать, что требования, выставленные сначала, не могут им дать того, что им нужно, и революция уже начинает расширяться. Но буржуазия и временное правительство уже стали принимать самые решительные меры, чтобы остановить бушующие волны народного движения. События последних дней нам хорошо показывали физиономию временного правительства. Оно стало применять самые крайние репрессии против малейшей попытки народа восстать против буржуазии. Аресты в Кронштадте, аресты и убийства в Кирсанове, аресты в Томске и т.д. и т.д. Кого это арестовывают? Неужели являются первые жертвы временного правительства врагами народа? Нет, товарищи, они являются теми людьми, которые словом и примером зовут нас к борьбе с буржуазией. Разве такие люди могут быть врагами трудящегося люда? В конце концов временное правительство увидело, что главными зачинщиками революции являются Анархисты, и вот оно направило все гонения на них, чтобы таким образом отобрать у народа тех людей, которые энергичнее всех борются за полное освобождение рабочих и крестьян. Но рабочие уже начинают оценивать как следует действия временного правительства. Так, в Петрограде 30 тысяч рабочих пришли вооруженные защищать Анархистов, которых хотят выселить из дачи Дурново, захваченной Анархистами для революционных целей39. Товарищи! Если все, что находится в руках буржуазии, есть награбленное у народа, почему же народу не взять это обратно для своих целей. Анархисты понимают, что так надо поступать, и они это сделали. Но временное правительство увидело, что примеру Анархистов начинают последовать во многих местах рабочие и крестьяне, и такие действия могут оказаться роковыми для всего буржуазного строя, то оно стало поэтому принимать все меры к подавлению Анархического движения. Таким образом, товарищи, временное правительство, в составе которого находятся «социалисты», заявляющие себя друзьями народа, расправляется со всякой попыткой расширять революцию. Теперь посмотрим, как относится временное правительство к буржуазии. Сначала оно стало призывать весь народ на войну, которая всецело ведется в интересах буржуазии, и когда народ понял это и не отозвался на этот призыв, оно стало издавать приказы и устраивать облавы на людей, но когда правительству нужны были деньги для ведения буржуазной войны – оно не устраивало облав на награбленные буржуазией капиталы, а обратилось к народу, чтобы он отдал свои последние гроши в заем. Когда дезертиры в Московской Бутырской тюрьме отказались сидеть там не за свое дело, их расстреливали, а когда буржуазия отказалась поддержать заем – ее гладят по головке. И недаром все буржуазные газеты поют хвалебные гимны министрам-социалистам, входящим в состав временного правительства, ибо они защищают ихние интересы. Во всех городах местная власть, начиная с Исполнительного комитета и Совета Р[абочих] и С[олдатских] Д[епутатов] и кончая комиссарами и милиционерами, также действует, как и временное правительство, гнусно, придавляя каждое свободно сказанное слово, каждое свободное действие. Так полтора месяца назад в Москве милиционеры истязали и затем пристрелили анархиста Дашкова за то, что он свободно высказал свои мысли40; так во многих городах Советы Р[абочих] и С[олдатских] Д[епутатов] делают постановления арестовывать анархистов и большевиков, которые зовут народ на путь революции.

Товарищи! Неужели мы будем спокойно смотреть, как защитники буржуазии под маской друзей народа расправляются с нашей революцией? Нет, мы должны протестовать против каждого действия временного правительства, направлен[ого] против революции. Объявим, товарищи, непримиримую борьбу буржуазии и всем ее приспешникам. Не допустим, чтобы у нас повторилась история Французской революции. Объявим всем мнимым друзьям народа, что мы в них не нуждаемся. Пусть они идут к буржуазии, ибо там их место. А мы сплотимся все в одну сильную организацию и пойдем за нашими настоящими друзьями к нашей великой освободительнице Социальной Революции.

Долой буржуазию и всех ее приспешников!

Да здравствует Социальная Революция!

Да здравствует Анархический Коммунизм!

Июнь 17, 1917 г.

№ 296. КОНФЕРЕНЦИЯ АНАРХИСТОВ 17-ТИ ГОРОДОВ ЮГА РОССИИ

г. ХАРЬКОВ

ПОВЕСТКА ДНЯ:

18/VII: Подготовительное заседание, утверждение регламента, съезд делегатов.

19/VII: Доклады с мест. (Резолюция по докладам с мест.)

20/VII: Обсуждение вопросов войны. (Одобрение старого манифеста «Анархического Интернационала».)

21/VII: Советы, фабрично-заводские комитеты и контрольные комиссии, профессиональные союзы и отношение к ним анархистов.

22/VII: «О работе в деревне».

Тактические вопросы. А) Вопрос об экспроприациях.

Организационные вопросы. А) Об организации Всероссийского осведомительного бюро для первоначальной связи, общего издательства и подготовки Всероссийского съезда.

Б) Об организации особого «Анархистского Черного Креста».

В) Принятие воззвания «К народам России и мира» и общего приветствия к анархистам-интернационалистам всех стран и к заключенным товарищам в России.

СОХРАНИВШИЕСЯ МАТЕРИАЛЫ О ХОДЕ РАБОТЫ КОНФЕРЕНЦИИ

«МОСКВИЧ». Анархистское движение. (О конференции в Харькове). (Изложение)

«Происходившая в Харькове с 18-го по 22-ое июля Конференция анархистов, съехавшихся из 17ти городов, должна оставить видный след в анархистском движении России. Она дала возможность выяснить в общих чертах работу на местах, осветить некоторые весьма существенные вопросы движения в России, установить на дальнейшее время первичные формы связи. Заседания проходили в помещении “Харьковской федерации анархистов”(Секретариат; редакция “ХЛЕБ И ВОЛИ”, Садово-Куликовская улица, д. 25). На дому два черных флага – один высоко и надписи на нем не прочтешь, на другом: “Да здравствует Анархизм!”

Состав конференции: практические работники движения, высвободившиеся из ссылок и тюрем, [приехавшие] из-за границы.

Представительство: Харьков с районами, Киев, Ростов-на-Дону, Екатеринослав, Елисаветград, Александровск, Одесса, Николаев и другие города: Самара, Саратов, Бежица, Петроград, Москва и т.д., не только из южных городов, как предполагалось вначале.

В первый день речь шла о подготовке заседаний, утверждении регламента, съезде делегатов [из других городов на конференцию]. Во второй день началось обсуждение докладов с мест. Выделялись доклады Харьковского делегата о работе в Совете Харьковских депутатов и фабрично-заводских комитетах, Одесского – о работе на фронте (до периода реакции), Петроградского, характеризовавшего два обособленных течения – бунтарское с широкой агитацией совместно со стихийными активными выступлениями до периода реакции и синдикалистское – представленное “Союзом анархо-синдикалистской пропаганды”. Бежицкий делегат рассказал о работе некоторых членов группы в деревне в земельных комитетах, [делегат] из Ростова-на-Дону – о стремлении к созданию сильной организации, Киевский – о совместной работе почти всех существующих в анархизме течений.

В многих докладах раздаются жалобы на разъединение, на недостаточность активных работников, лекторских сил, литературы и т.п. Но все сознают, что эти явления преходящие. Конференция в резолюции41 констатирует сочувствие широких масс и “считает необходимым тесное объединение всех анархистских сил и координирование их деятельности”. Решение принято единогласно “сторонниками различных течений, начиная от индивидуализма и кончая синдикализмом”.

В третий день конференции обсуждались вопросы войны. Был оглашен старый Манифест “Анархического Интернационала”(с подписями Д.Ньювенгейса, Э.Малатеста, Л.Бертони и других), “выпущенный несколько месяцев спустя после начала настоящей войны и говорящий о том, что война неизбежный результат современного общества с его разнообразными государственными формами, откуда бы она ни началась, она должна была вспыхнуть, вот почему путем революции необходимо положить конец всем социальным несправедливостям”. (Конференция присоединилась к этому решению.)

В четвертый день конференции обсуждался вопрос о Советах, фабрично-заводских комитетах и контрольных комиссиях, профессиональных союзах и об отношении к ним анархистов.

Сочувствие многих встретила следующая точка зрения – “желательности участия анархистов в Советах хотя бы и теперешнего состава, причем анархисты должны понять свое представительство соответствующим образом, идти в Совет преимущественно с осведомительными целями, превратить Совет не в нового хозяина и начальника, а товарища по революции, солидаризирующего свои работы с волей революционного авангарда. Другой вопрос – о фабрично-заводских комитетах и контрольных комиссиях. Фабрично-заводской комитет – орган администрации, он охраняет частную собственность, анархистам в нем не место. В контрольных комиссиях, выясняющих наглядно эксплуатацию рабочих, можно работать”. Другая точка зрения – “фабрично-заводской комитет, и в частности его контрольная функция, – орган революционной самодеятельности и организованного перехода предприятия в руки трудящихся в момент восстания; участие в фабрично-заводском комитете насущно необходимо для самодеятельного ведения трудящихся всего производства, в особенности после завершения революции, не говоря уже о защите современного положения рабочих. Что же касается того, что некоторые фабрично-заводские комитеты стоят не на высоте своих действительных задач, разыгрывают хозяина по отношению к своим товарищам, несут полицейские обязанности, то это показатель лишь их извращения”.

О профессиональных союзах также одни голосовали как об организациях, преследующих лишь незначительные улучшения и совершенно не заботящихся о конкретном осуществлении социальной революции, почему и участие в них считали излишним, другие же указывали, что объединение трудящихся на основе производства, борьбы с капиталом, обобществление народного хозяйства и ведение организации путем всего производства после революции – чего добиваются или должны, по крайней мере, добиваться профессиональные союзы – все это весьма желательно и необходимо, почему и отказываться от участия в них не приходится; причем некоторые стояли за то, что анархисты должны всецело сливаться с массой в профессиональных союзах, другие же подчеркивали необходимость если не организации особых анархистских профессиональных союзов, то хотя бы особых революционных ячеек внутри союза.

В самых общих чертах был, между прочим, поставлен вопрос о взаимоотношениях между профессиональными союзами и фабрично-заводскими комитетами.

Одни признавали революционность лишь за фабрично-заводскими комитетами, а не за союзами, стояли за обособленность комитетов и за самостоятельную связь между ними. Другие же указывали, что “фабрично-заводские комитеты – это лишь необходимые организмы развитого профессионального союза и что конечно комитеты вольны устанавливать связь между собой как угодно, но наиболее целесообразной является связь по отраслям промышленности, которая и устанавливается революционными профессиональными союзами”. В противоположность боязни централизма, который является лишь болезненным началом, обособленность фабрично-заводских комитетов, говорилось, может создать опасность замкнутости и ложную надежду, что устранением хозяина какого-нибудь одного предприятия кончается социальная революция.

В пятый день конференции (последний) обсуждались вопросы “О работе в деревне” и некоторые другие неназначенные вопросы.

Вопрос о работе в деревне особых прений не вызвал. Отмечалось, что анархисты пока еще очень мало работают в деревне, в то время, как там складывается, благодаря существованию общины и другим обстоятельствам, весьма благодатная почва для восприятия анархо-коммунистических идей. Высказывалось пожелание об организации ряда крестьянских групп, которые бы поддерживали связь с городами. Признается желательным при пропаганде в деревне указывать на недостаточность социализации земли и на необходимость коммунализации земли, наряду со всем народным хозяйством, для чего желательно на местах производить особые статистические работы. Один делегат высказал пожелание “о скорейшем возвращении свободных духоборов из Америки и расселения их группам по многим деревням для наглядного указания по организации сельским коммунам”. Вместе с тем проводится пожелание о пропаганде в деревне идеи интеграции труда в смысле соединения земледельческого труда с промышленным, наряду с умственным.

Не рассматривался важный вопрос о кооперативах.

Тактические вопросы.

Рассмотрен лишь вопрос о так называемых экспроприациях. Не придя к окончательному разрешению этого тактического вопроса, конференция решила перенести рассмотрение его на Всероссийский съезд, созываемый по инициативе конференции, впредь же до него единогласно рекомендовать всем анархистам не прибегать к экспроприациям.

Организационные вопросы.

Необходимость тесной связи между группами и организациями анархистов различных городов почувствована всеми, и впредь до выработки формы всероссийской организации, о чем будет речь на съезде, решено организовать Осведомительное бюро для первоначальной связи, общего издательства и подготовки Всероссийского съезда. Решено также рекомендовать для помощи заключенным на местах организовать особые ”Анархические Черные Кресты”. Конференция приняла также воззвание ”К народам России и мира”о войне, решила обратиться с общим приветствием к анархистам-интернационалистам всех стран и к заключенным товарищам в России42.

Такова в общих чертах работа конференции. Как бы ни оценивать конференцию, но одно несомненно, что уже самый созыв ее должен дать сильный толчок к дальнейшей совместной работе и что уже самая постановка многих весьма важных вопросов на конференции должна повести к дальнейшей их практической разработке».

A) НАРОДЫ РОССИИ И МИРА!

К вам обращаемся мы с нашим словом, к вам, нашим братьям, рожденным одной матерью землею, шлем свой призыв: довольно горя и слез, мы хотим радости и счастья, мы хотим всеобщего мира. Три года все человечество убивает друг друга и хватает за горло, льется кровь взрослых младенцев в мировом Вифлееме, а палачи торжествуют и злорадно хихикают – они делают свое преступное дело, они разъединяют и царствуют. Земля перестала родить – слабые руки женщин и детей не в силах ее обработать; поля поросли не спелым зерном, а негодной травой. Матери оплакивают своих первенцев, и весь мир превратился в одно громадное поле с погребальными факелами.

Весь мир разделился на два охватывающих всю планету сцепившихся фронта. Война – бич бога или дьявола, пожирает беспощадно людей, а они стоят перед этим страшилищем и немеют от ужаса, цепенеют и склоняют голову, как колибри перед глазами удава.

Торжество владык мира и капитала полное – они заставили охранять свои сундуки и свою жизнь, и даже там, где, казалось бы, трудящиеся должны были найти своих защитников – у социалистов, они нашли своих врагов. Эти красные антимилитаристы, за редким единоличным исключением, зовут одеть солдатский мундир и всадить штык в таких же, как они сами, рабов. Дипломатия скрывает свои тайные договоры, и можно думать, и мы в этом уверены, что их владыки буржуазия, разрешив вскрыть международные тайны, как палач, вышибет если не последнюю, то еще одну доску из-под ног эшафота, на котором без сомнения они сами в конце концов будут вздернуты.

Уже ясно всему человечеству, что война ведется не за международный мир, не за свободу народов и личности, а за порабощение их. Высокоразвитые капиталистические государства, наполнив свои внутренние рамки до насыщения, но таким образом, что голодные и холодные не насытились и не оделись, стали искать внешних рынков для сбыта своих товаров, которых никто не в состоянии был больше покупать, они стали захватывать наперебой слабые народности, чтобы заставить их волей- неволей быть потребителями своих произведений. В нашем веке, внутри государств, конкуренция буржуазии между собою стала немыслима, а переход к новому виду производства и распределения продуктов не улыбался богатым, и они стали конкурировать на рынке – мировом поле, величина которого от постепенных захватов все суживалась, а число борющихся все увеличивалось, и наконец борьба разразилась.

Война или социальная революция неизбежно вытекает из создавшегося положения, и, конечно, буржуазия прибегла к первой; но народы России, вняв чувству протеста, перестав быть рабами, подняли тут же знамя восстания, и мы живем накануне великой, всемировой, социальной революции.

Настала пора всем народам свергнуть своих вековечных рабов, разрушить власть капитала, сместь учреждения государства и построить новый светлый мир, когда анархо-коммунистическое общество, приняв только свободу, отбросит рабство и цепи.

Мы призываем не только классы, мы зовем всех людей проявить свою инициативу и не молчать, позорно молчать, а действовать, протестовать и разрушать иго милитаризма и его отца – капитализма. Всеобщее, массовое и индивидуальное восстание, бунт, приветствуем мы. Пора повернуться фронтом к истинным врагам народа – к сторонникам власти и рабства, государства и капитала; пора свергнуть старый мир, в котором задыхается бедное человечество, пора построить новое небо и новую землю.

Дружным напором народов встав на дыбы революции, мы приглашаем всех угнетенных и скорбящих прекратить братоубийственную войну на просторах государств и объявить и открыть войну социальную, после которой наступит мир и благоденствие, песни и радость.

ДА ВЕЕТ ЧЕРНОЕ ЗНАМЯ АНАРХИИ!

ДОЛОЙ ВОЙНУ, КАПИТАЛИЗМ И ВЛАСТЬ!

ДА ЗДРАВСТВУЕТ СОЦИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ!

Типография Товарищества Потребительских обществ Юга России.

B) ИЗВЕЩЕНИЕ

Конференцией анархистов городов России, бывшей в Харькове с 18 по 22 июля 1917 г., создано Временное Осведомительное бюро, главная цель которого созыв Всероссийского съезда анархистов. Уведомляя об этом, «Бюро» желает привлечь на съезд все силы России и выразить все оттенки анархической мысли данного времени, – приглашает интересующихся этим вопросом и желающих иметь связь друг с другом, и нами обращаться по следующему адресу:

г. Харьков, Садово-Куликовская № 25, комната № 8 – Временное Осведомительное Бюро.

Просим другие периодические издания перепечатать это письмо.

C) ПИСЬМО № 1

ОТ ВРЕМЕННОГО ОСВЕДОМИТЕЛЬНОГО БЮРО АНАРХИСТОВ РОССИИ К АНАРХИСТСКИМ ОРГАНИЗАЦИЯМ И ТОВАРИЩАМ О СОЗЫВЕ ВСЕРОССИЙСКОГО СЪЕЗДА АНАРХИСТОВ

15 августа 1917 г.
Харьков, Садово-Куликовская ул.,
№ 25 (Штамп В.О.Бюро)

Дорогие товарищи,

Временное осведомительное бюро анархистов России, созданное Харьковской конференцией, одной из своих задач имеет организацию – созыв Всероссийского съезда анархистов; в целях наилучшей организации съезда Временное осведомительное бюро просит все федерации и группы обсудить на своих заседаниях нижеприводимые вопросы, в возможно краткий срок, и сообщить те заключения, к которым Вы придете.

1. Состав съезда:

а) Течения анархической мысли, могущие быть представленные на съезде.

б) Количество делегатов от групп и федераций.

в) Активные работники, литература.

г) [Выпуск?] печати.

д) Закрытие съезда при осуждении некоторых вопросов.

2. Права участников съезда:

а) Кто участвует в съезде.

б) Необходимо ли голосование и кто участвует в нем.

г) Резолюции, подлежащие опубликованию (большинства, меньшинства, индивидуальные).

3. Способ работ съезда:

а) Президиум: Председатель, секретарь, редакционная коллегия.

б) Общие собрания, работы по секциям,

г) Продолжительность съезда.

4. Время и место съезда:

а) Конференция постановила, что съезд должен быть созван не позже 30 сентября 1917 года в одной из столиц, желательно в Москве.

5. Вопросы, подлежащие обсуждению съезда:

1) Доклады о работах на местах.

2) Формы организации рабочих, солдат и крестьян:

а) рабочие союзы; Советы рабочих и солдатских депутатов; Заводские комитеты; Контрольные комиссии;

б) Советы солдатских депутатов; Военные комитеты (армейские, полковые, гарнизонные);

в) Крестьянские союзы; Земельные комитеты; Волостные комитеты и пр.

3) Формы организации анархистов, издательства, периодического органа.

4) Концентрация наших сил в политических и экономических центрах.

5) Тактические вопросы (эксы, захваты).

6) Война.

7) Отдельные предложения.

Убедительно просим товарищей обсудить эти вопросы и сообщить нам в возможно краткий срок постановление Федерации и Групп по этому поводу; по мере поступления ответов на предложенные вопросы Бюро, согласно постановлению Конференции, будет опубликовывать их в Бюллетенях по созыву съезда43.

Предлагаем федерациям, группам и отдельным товарищам приготовить для Съезда доклады по намеченным вопросам.

По постановлению Конференции, средства Осведомительного Бюро образуются: 1) из ежемесячных взносов в размере 25 рублей от каждой федерации и 10 рублей от каждой группы, 2) отчислений с доходов книгоиздательства в размере 1 копейки с каждой брошюры, 3) денежной помощи отдельных товарищей. Напоминая об этом постановлении, Бюро просит всех товарищей озаботиться скорейшей присылкой ему денежных средств для дальнейшей беспрерывной его работы.

Помимо этого мы просим группы и федерации, которые обещали оказать помощь Бюро в работе по созыву съезда, делегировать для этой цели по одному товарищу в Харьков.

D) ПИСЬМО № 2

ОТ ВРЕМЕННОГО ОСВЕДОМИТЕЛЬНОГО БЮРО АНАРХИСТОВ РОССИИ К АНАРХИСТСКИМ ОРГАНИЗАЦИЯМ И ТОВАРИЩАМ О КООРДИНАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АНАРХИЧЕСКИХ КНИГОИЗДАТЕЛЬСТВ В ЦЕЛЯХ ПОДГОТОВКИ К СОЗЫВУ ВСЕРОССИЙСКОГО СЪЕЗДА АНАРХИСТОВ

15 августа 1917 г.
Харьков, Садово-Куликовская ул., № 25
(Штамп В.О.Бюро)

Дорогие товарищи,

Харьковская Конференция поручила нам войти в соглашение со всеми существующими анархическими книгоиздательствами в целях координации их деятельности.

Вследствие этого мы просим Вас ответить нам на следующие вопросы (см. прилагаемый] анкетный лист).

Возможно полные ответы на предложенные вопросы нам необходимы по двум причинам:

1) Чтобы различные издательства не печатали одновременно одни и те же книги и брошюры, так как в таких случаях издания могут не разойтись.

2) Чтобы мы могли товарищей, обратившихся к нам с заказом, направить в те издательства, которые могут удовлетворить их требования.

При назначении цены на издающуюся литературу мы просим товарищей иметь в виду, что согласно постановлению Конференции 2 копейки с каждой брошюры должны поступать в пользу местной организации и 1 копейка с каждой брошюры в пользу Временного Осведомительного Бюро.

Бюро напоминает также товарищам, что в одной из типографий Юга России имеется возможность издавать брошюры и книги на более льготных условиях, чем в какой бы то ни было другой типографии. Не желая нисколько ограничивать самостоятельность существующих издательств, мы тем не менее приглашаем товарищей пользоваться через Временное Осведомительное Бюро услугами этой типографии, как в целях экономии средств, так и в целях издания большого количества литературы.

№ 297. ВОЗЗВАНИЕ КО ВСЕМ ТОВАРИЩАМ, РАБОЧИМ И СОЛДАТАМ

ТОВАРИЩИ РАБОЧИЕ И СОЛДАТЫ!

Великие события свершаются пред нашими глазами, каждый день Великой Российской Революции открывает новые горизонты, новые надежды на торжество освобождения трудового народа на мрачном фоне поля братоубийственной войны, государственной разрухи.

Великая российская революция вступает в новую фазу: со дня первых дней нашей революции прошло только четыре месяца. За это короткое время исстрадавшейся и разоренной России пришлось пережить немало тревожных дней и моральных потрясений, ход событий изменялся и изменяется с каждым днем, с каждым часом. Требования и желания трудящихся масс все становятся ярче и определеннее; полумерами, обещаниями, подачками отделаться нельзя. И как бы г[оспода] капиталисты ни строили свои козни, но одурачить народ не так уж легко, как было это раньше.

Только стоит вспомнить, как в первые дни революции на красных и черных знаменах восставшего народа было написано: «Долой войну!», «Долой аннексии и контрибуции!», «Долой власть капиталистов!» и т.д. и т.д.

Реакционная и капиталистическая буржуазия в начале революции замаскировалась в красный цвет и при содействии желтых союзов демократии «ликвидаторов» и социалистов в «кавычках» захватным путем взяла в свои руки бразды государственного правления и, опираясь на поддержку полубуржуазного и полусоциалистического Совета Раб[очих] и Солд[атских] Депутатов, буржуазии и Вр[еменного] Правительства], шаг за шагом начинает душить русскую революцию. И для более успешного дела выдвинула на самый важный пост министра-социалиста Керенского.

Рабочие и солдаты знают власть и действия этого Маленького Наполеона. Знают его декларацию «бесправие солдата» и «карательно-каторжные законы». И, вопреки призыву Совета Рабочих и Солдатских Депутатов кончить эту братоубийственную бойню без всяких захватов, аннексий и контрибуций, Керенский, по желанию капиталистов, снова объявил войну и повел доверившиеся ему части войск в наступление, результатом коих, по сведениям шведских газет, это наступление русской армии стоило 500 000 жертв. Буржуазно-капиталистическая клика обнаглела одновременно с наступлением на фронте – она повела поход в тылу на революционную часть народа. Устраивают кровавый набег на анархистов на даче Дурново, [где] арестовано 60 человек и брошено в тюрьмы44.

Совет Рабочих и Солдатских Депутатов это злодейское преступление правительства одобряет, как одобрял и всякие иные контрреволюционные шаги правительства.

Глухой ропот и озлобление против правительства в широких массах солдат и рабочих растет, грозя снова восстанием против надвигающейся реакции. Центральные комитеты социалистических партий предательски удерживают поступательное движение революции, призывая подчиниться их авторитету и верховной власти правительства. Революционный народ, армия и рабочие не выдержали; 1-й пулеметный полк поднял знамя открытого вооруженного наступления большинства петроградского гарнизона, присоединились к ним и целиком кронштадтцы-матросы, солдаты и рабочие.

Большевики воспользовались движением и выдвинули свои лозунги: «Вся власть Совету Раб[очих], Солд[атских] и Крест[ьянских] депутатов». Как будто бы, свергая одну власть и заменяя ее другой, они этим спасают дело революции.

Товарищи рабочие и солдаты!

Мы, анархисты, считаем своим долгом указать вам, что один Совет Раб[очих] и Солд[атских] Депутатов не в силах будет справиться с великой задачей переустройства нашей социальной жизни. Мы призываем вас, товарищи рабочие и солдаты, к самодеятельности, к творчеству своей ответственной судьбы своими силами, не доверяясь всецело хотя бы и своим представителям, и поэтому мы призываем для этого создать Временный революционный комитет, помимо Совета Раб[очих] и Солд[атских] Депутатов, из представителей фабрик, заводов и войсковых частей гор[ода] Петрограда, который бы был всегда на страже интересов трудящихся масс, контролируя действия Совета Раб[очих] и Солд[атских] Депутатов, выражая волю народа и его желание.

Мы призываем немедленно приступить к организации такового Временного революционного комитета.

[Предположительно, июль 1917 г.]

№ 298. КО ВСЕМ ТРУДЯЩИМСЯ

ТОВАРИЩИ РАБОЧИЕ, СОЛДАТЫ И КРЕСТЬЯНЕ!

По полученным сведениям из Петрограда, выясняется, что Корнилов через князя Львова потребовал у Керенского, чтобы передать ему, Корнилову, всю полноту власти.

В связи с этим вечером получено извещение, что рабочие и солдаты Петрограда выступили на улицу, где происходит бой между врагами свободы – корниловцами и истинными борцами за революцию, народ и волю.

Наконец-то буржуазия подняла свою голову и показала истинные черты своего лица. Наконец-то она показала, к чему она стремилась, когда взвинчивала цены на продукты первой необходимости, когда натравливала в своих продажных газетах крестьян на рабочих, солдат на рабочих и рабочих на солдат.

Керенские, Церетели, Черновы и К° путем неисчислимых уступок буржуазии сделали то, что эта же самая буржуазия совместно с изменниками свободы Корниловыми, Щербачевыми, Юденичами и проч[ими] устроила открыто, под самым носом правительства, изменнический заговор против народа.

Они не удовольствовались тем, что они целые сотни лет жили его соком и кровью.

Нет! Им захотелось ничтожные крохи завоеванных свобод трудящихся затопить в целом море его крови и слез.

Товарищи и братья! Наступил истинно грозный и страшный час, когда на весы революции поставлено все. Быть ли трудящемуся народу свободным навсегда или снова на долгие годы надеть на себя рабские цепи; взять ли в свое пользование все земли, фабрики, заводы и все орудия производства или снова стонать под властью царизма и буржуазии; быть ли ему счастливым и свободно развивать все свои духовные силы или снова лить целые моря крови, отдавать своих братьев и детей под расстрелы и виселицы, в каторгу и тюрьмы.

Товарищи! Наступил час великой борьбы народа с своим вековечным врагом буржуазией! Рабочие и солдаты Петрограда, как в дни 3 – 5 июля, снова выступили на улицу с оружием в руках. Они опять, как всегда, поняли, что и кто грозит делу свободы. Они снова льют свою кровь за дело народа.

Братья! Неужели же мы снова, как тогда, останемся только зрителями этой могучей борьбы не на жизнь, а на смерть?

Нет, товарищи! Кому дороги и святы интересы трудящихся, угнетенных масс, тот, не медля ни одной минуты, должен выступить на улицу, но не с демонстрацией, не с требованиями, а с оружием в руках для окончательной борьбы с буржуазией и всеми ее помощниками. Довольно мы уже демонстрировали, довольно говорили и писали резолюции. В то время, когда буржуазия с ее правительством и «горе-социалистами», чтобы предотвратить наступление народа на себя, толкнула его в наступление на фронте, восстановила смертную казнь, запретила свободу собраний и митингов и стала закрывать свободные газеты.

Довольно мы ждали, пока нам дадут свободу и земли. Всегда нас убаюкивали обещаниями и надеждами на будущее. Нет! Народ сам, путем борьбы, с оружием в руках, должен завоевать себе право на землю и все ее богатства. Только сам трудовой народ должен быть кузнецом и творцом своего счастья.

А потому, товарищи, мы призываем вас не ждать, а действовать! Направьте свою силу против своих истинных врагов. Захватывайте немедленно все земли, все фабрики и заводы, дома и магазины и все орудия производства, и обратите их в общее пользование.

Пусть сильнее грянет буря над всеми палачами и тиранами! Пусть произойдет коренной переворот этого проклятого строя, где кучка бездельников роскошествует всю жизнь, а трудовой народ пухнет с голода и холода.

Товарищи! На бой, рабочие и солдаты в Петрограде ждут вашей братской помощи, и совместно с ними и со всеми борцами восставшей России восстановим строй жизни, где не будет ни господ и ни рабов, ни угнетателей и угнетенных, ни управителей и управляемых, а все будут трудиться и одинаково пользоваться всеми благами жизни.

А наши товарищи – рабочие, солдаты и крестьяне заграницы, увидят, что мы восстановили у себя истинную свободу, восстанут и у себя против своих врагов-капиталистов, восстановят и у себя такой же строй жизни, и тогда-то прекратится эта дикая бойня, которая поглотила уже столько жертв и создала столько страданий и горя.

Пусть же мы будем действительным авангардом и застрельщиками в этой начавшейся великой борьбе угнетенных и рабов всего мира с своими поработителями!

ДА ЗДРАВСТВУЕТ СОЦИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ!

ДА ЗДРАВСТВУЕТ АНАРХИЯ!

ВПЕРЕД ЗА ПОЛНУЮ ВОЛЮ И ПОЛНОЕ ОБЛАДАНИЕ ВСЕМ!

29 августа 1917 г.

№ 299. К РАЗУМНЫМ ЛЮДЯМ!

Товарищи и Граждане! ВОЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ – объявлено – вся полнота власти перешла из рук народа в распоряжение только его «представителей». Но разве, проливая свою кровь за свободу, народ России добивался отмены свобод? Разве свобода собраний добыта нами только для диктаторов и милиции, – что нам запретили устраивать открытые митинги? Или свобода слова, вырванная нами у властителей жизни, нужна представителям народа, а не самому народу?

Нам приказали не выходить после 9-ти часов вечера из квартир, наши дома превратили в тюрьмы, весь город объявлен на острожном положении! И это называется «Свободой», и это сделано с согласия «представителей» народа – социалистов!

Народ! Ты предан! Была воля, но скоро умерла она…

Ты! Проливавший кровь в борьбе против буржуазного засилья, свергнув иго трехсотлетнего царизма – обманут!

Гордо поднятое знамя революции заколыхалось и вот-вот будет выбито из рук ослабевшего пролетариата, и станут его топтать все, против которых восставал старый пророк и говорил: Не бросайте перед ними жемчуга. Старые защитники свободы растерялись и зовут нас не вперед, а вспять; многие из них перешли в лагерь социал-держиморд и тушат революцию, а не раздувают пламя бунта. И как это ни странно, как ни позорно, но за чечевичную похлебку продают Российскую свободу не жадные кадеты, не корниловцы, а представители левых партий – социалисты-государственники, именно те, кто забыл великую цель народов – полное социальное раскрепощение, стали, как торгаши, «учитывать» свои силы, плакаться еще до битвы на слабость их, устраивать бесконечные совещания и «предпарламенты» и в довершение всего вводить «военное положение». Но разве в период царского самовластья революционеры спрашивали: «Сколько врагов?» Нет! вопреки всему, и мещанской здравой логике и обывательскому разуму, они шли и бились, и звали к бою, а не учитывали на социал-аптекарских весах свою мощь – и это называлось революционной борьбой! И потому-то свершилась Российская революция; и виновниками ее были не организованные массы, а народ, запылавший ненавистью, потерявший ослиное долготерпенье, вынужденный голодом и военными тяготами.

Но когда на сцену явились представители революционного класса, выразители его интересов, а народ остался за кулисами, все пошло насмарку: не дав идейного содержания массам, они подорвали ту веру, которая двигает горами, они своим «учитыванием момента и сил» вдохнули в народ боязнь и опасение. Дряблые, безвольные в своем целом, дипломные и дипломатичные интеллигенты, за небольшим исключением, своею раздвоенной политикой ликвидируют революцию и упускают из рук завоеванное ею. Мало того, засев в кресла бывших владык и заполучив их власть, они с таким же рвением – достойным лучшей участи – следуют их самодержавной тактике: запрещают митинги, санкционируют военное положение, вводят цензуру. Карательные экспедиции, как встарь, рыскают по свету и отыскивают крамолу, и вместо красного знамени, что так нахально держат в руках палачи, им достойнее взять метлы и собачьи головы. Во имя свободы, банды опричников врываются в дом Дурново, дом, завоеванный Социальной Революцией, нагло избивают защитников его, убивают одного и ранят многих. В Москве подло убит Лошков45. Товарищи! Пролитая кровь наших братьев требует расплаты, вопиет к мщению. Расстрел в Томске напоминает дни царствования Николая Романова, дни Лены, или еще безумнее – времена Грозного. Ташкент – неотмываемое пятно на чести – если она еще осталась – правительства. В Иркутске разгромлено и арестовано Анархическое Бюро и разогнан внепартийный Солдатский Союз взаимопомощи! Но не довольно ли примеров, позорных примеров! Ну, а ты, народ, свободный, восставший народ! Что делаешь ты? Неужели братья твои удобряли свободы своею кровью, чтобы она смешалась с кровью евреев, растерзанных тобою? Неужели руки твои, державшие знамя Революции, способны хватать за глотку беззащитного и убивать невинного? Позор! Была свобода, но умерла она… Вы не сумели отстоять ее, вы могильщики дорогой, любимой дочери Революции – свободы! Неужели ты только не более как взбунтовавшийся раб – что на наших глазах терзаешь свою свободу, ее полуживой еще труп? и все мы – как преступники – проходим мимо изнасилованной и еще насилуемой сутенерами ныне свободы.

Опустите свои глаза… Иллюзии человечества вновь разбиты, утопии отодвинуты в бесконечное будущее, наступила проза, грязная будничная работа, и праздник праздников народов – Революция сгинула; как мираж она еще перед нашими глазами, манит нас, но мы уже почувствовали, что скоро исчезнут последние штрихи красных революционных чернил. О, народ! Неужели Социальная Революция – конец твоим страданиям, заключается в разгроме еврейских лавок? Очнись, о брат мой! Мы, анархисты, всегда призывали голодных насытиться, голых одеться, но для нас нет только еврейской буржуазии, а есть буржуазия и еврейская и русская, украинская и немецкая; вся буржуазия без различия вер – наш кровавый враг! И против него и на него мы зовем вас. Мы всегда говорили, что если не деликатно срывать замки с лавок, то сколь гнуснее закрывать их перед голыми и голодными. Мы постоянно указывали, что, если находятся люди, имеющие в своем единоличном распоряжении целые апартаменты, то есть совсем неимущие, которые с полным основанием могут взять их и поселиться там. О, народ! Натужься и размахнись и очисти свои города от буржуазии и начальства; заживи свободной, красивой, радостной коммуной, когда все могут иметь все и не нужно будет громить лавок и так, когда один берет много, а другой ничего и должен покупать у счастливчика. Такая дележка не Социальной Революцией называется, а подлым погромом именуется. Во время Революции боевые песни поют, а не погромные марши на евреев выкрикивают! Остановись, свободный народ! Не поднимай руки на раба-еврея, ведь и из его среды вышли многие положившие голову на счастье всего человечества. Пойми, раскрой свои глаза: ведь сызмальства тебя учили попы и буржуи, что евреи твои враги, что они распяли Христа, как будто Христос не еврей; ведь это богачи и попы кричали: «Держи его!», для того чтобы замаскировать свое постоянное воровство и обман. Посмотрите: церкви переполнены золотом, а на паперти оборванные нищие; иконки и иконища унизаны бриллиантами, а солдаты – георгиевские калеки просят «с ручкой», и жены их ходят босиком. Не военные суды оденут оборванного солдата и накормят его!

Трехлетний кровавый пир не насытил буржуазию. Государства показали, как цепки руки их и алчны глаза их. И нас хотят принести в жертву их жадности. Они не думают прекращать переливать кровь нашу – в пушечных жерлах, в золотой песок, до которого так падки погромщики – владыки мира.

Довольно! Мы не рабы, мы не станем защищать буржуазные и поповские сундуки, не станем расстреливать солдат – солдата, не тронем трудящихся и нищету без различия нации и веры. Буржуазная вера – наш палач, и мы зовем ее раздавить. Не восставшего и не взбунтовавшегося раба будем казнить, не на него поднимем братскую руку, а на вас, насильников. Если гнусный режим порождал Равашолей, Лекертов и Присяжнюк, то он создаст новых борцов, и не плачьте, безумцы, что народ не понимает свободы, вашей свободы! Ведь опять гремят тюремные цепи, опять щелкают запираемые замки камерных дверей, несутся стоны объявивших голодовку. Печатное и устное слово вновь распято – и это творится во имя свободы! Англия и Франция, наши союзники, мечтают создать в России новый режим, но на старый лад; Америка душит теперь свою свободу; Германия расстреливает своих восставших матросов, – будьте прокляты, Каины! Буржуазия всего мира мобилизует свои силы. Хотя «корниловский» шах и получил мат, но народ вправе ожидать если не «Алексеевщины», то подобного, и как можно предвидеть будущее, когда Керенского и Корнилова называют «друзьями и соратниками»! Погибает юная не успевшая расцвесть свобода, враги торжествует:

они дешево покупают свою свободу: они учат брать еврейский хлам, чтобы сберечь свое добро; они науськивают громить еврейские рундуки, чтобы подальше были от их касс; они зовут убивать евреев, чтоб сохранить свои буржуазные душонки! Но есть еще разум и честь у народа, есть еще и порох в пороховницах солдат, не сгинет свобода, и не торжествуйте, попы и буржуи! Ведь не удивительно, что трусят наши враги, когда даже наши «радетели» ратуют о необходимости одеть на народ противореволюционные маски и пишут: «…Иначе в стихийном и массовом движении – рабочие опрокинут и промышленность, и контроль над производством, и всякую власть!»46 – Вот оно что! Не даром они так кричат против анархии, ведь анархисты и призывают к безвластию, к уничтожению начальства и той великой проститутки, имя которой: «Государство», которая любит только имеющих много золота. Мы, анархисты, хотим уничтожить слезы и стоны, а их порождают Государство и Власть, Попы и Буржуи.

Мы стремимся к жизни, где не будет бунтующих рабов, убивающих евреев, и не станет подлой, гнусной власти, объявляющей всю страну под тюремным замком. К благородству и радости идем мы!

Смерть глупости и скорбному разделению! Все обездоленные и неимущие – братья! К нам – под черное знамя Анархии!

30-го сентября 1917 г.

№ 300. ИЗВЕЩЕНИЕ БЮРО ПО СОЗЫВУ ОБЩЕГОРОДСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ АНАРХИСТОВ В г. МОСКВЕ О ДНЕ ОТКРЫТИЯ КОНФЕРЕНЦИИ47

Лефортовская районная организация. 13 октября 1917 г. (Открытие общегородской конференции анархистов: Покровская, 77).

ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА ОРГАНИЗАЦИОННОЙ КОМИССИИ:

«Движимая стремлением к объединению всех живых и творческих сил анархистов гор[ода] Москвы, группа лиц, принадлежащих к разным течениям и группам, взяла на себя инициативу созыва анархистов г. Москвы. Порядок созыва Конференции представительство от анархических организаций и кооптация активных работников, не входящих в анархические группы». «…Для сближения и успешности работы Конференции, Инициативная Группа по созыву ее предлагает следующий порядок дня:

I. ЧАСТЬ ОБЩАЯ

I. Роль анархического движения в русской революции и причины его упадка.

II. Вопросы общей тактики анархизма – возможность определения ее.

III. Вопросы общей организации – Конференция Анархистов. Возможность создания ее.

II. ЧАСТЬ ПРАКТИЧЕСКАЯ

а) О создании общего органа.

б) О создании общего издательского кооператива.

в) О создании нового Анархического клуба.

г) О создании Союза пропаганды (Курсы агитации).

д) Об Анархическом Черном Кресте.

е) О средствах.

I. Порядок дня может быть изменен Конференцией.

II. Резолюция по вопросам тактическим и принципиальным принимается не единогласно – а по организациям и течениям.

Открытие Конференции состоится в 12 час[ов] дня».

№ 301. АНАРХИЯ – МАТЬ ПОРЯДКА

Социальная революция – для своего развития требует известного периода. Начавшись с свержения самодержавия и полицейской власти, революция должна закончиться свержением капитала на каждой фабрике и борьбой со всякой властью за вольную коммуну. Буржуазному хаосу, покоящемуся на угнетении, на эксплуатации человека человеком, должна быть противопоставлена вольная свободная организация равных, должен быть создан новый мир вольных товарищей, свободных работников – вольного союза свободных коммун.

Революция есть прежде всего великая радость, всеобщее ликование в предчувствии новой жизни. Ни погромов, ни эксцессов, никаких жертв и кровопролитий, помимо вызванных крайней необходимостью самообороны.

Никаких хватаний «на таран!». Организованное распределение каждому по его потребностям, но не более.

Товарищи, для этого необходим немедленный учет имеющейся пищи, одежды и помещений для жилья и числа потребителей.

Эта работа должна быть проделана немедленно. Особыми инициативными группами, лучше всего выделенными объединениями трудящихся каждого предприятия – фабрично-заводскими комитетами, районными и общегородскими союзами и советами фабрично-заводских комитетов.

Все материалы, имеющиеся в продовольственных комитетах и думах, должны быть использованы.

Да здравствует революционный порядок!

Да здравствует анархическая коммуна!

№ 302. ЛИСТОВКА КАДЕТОВ ПРОТИВ БОЛЬШЕВИКОВ И АНАРХИСТОВ

БОЛЬШЕВИКИ И АНАРХИСТЫ
БРАТАЮТСЯ С ГЕРМАНЦАМИ,
ГРОМЯТ И УБИВАЮТ СВОИХ
РУССКИХ БРАТЬЕВ

№ 2

ПАРТИЯ НАРОДНОЙ СВОБОДЫ
зовет к смелой защите РОДИНЫ от врага
и к БРАТСКОМУ МИРУ ВНУТРИ РОДНОЙ СТРАНЫ.
ГОЛОСУЙТЕ ЗА ПАРТИЮ НАРОДНОЙ СВОБОДЫ!

Список № 2.

Лештукская первая скоропечатня «Свобода»,
Лештуков, 13.
[Предположительно – начало ноября 1917 г.]

№ 303. МАНИФЕСТ МОСКОВСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АНАРХИЧЕСКИХ ГРУПП

Мощное революционное восстание 28-го февраля Российского пролетариата, беднейшего крестьянства и солдат, – одним могучим взмахом разрушило деспотическое самодержавие, веками властвовавшее над угнетенным классом, веками державшее его в беспросветной темноте, веками изнурявшее его голодом. Новое временное правительство, составившееся из представителей промышленного капитала и землевладельческой аристократии и из вождей реформистского социализма, с первых же шагов своей деятельности выступило на поддержку своего и международного капитализма, под знаменем империалистических захватов. Пользуясь властью, оно, вопреки воле трудящихся классов, двинуло революционные войска на продолжение грабительской, братоубийственной войны.

Кровь солдата, рабочего и крестьянина, лившаяся три года ради чуждых ему интересов, вновь хлынула сильным потоком. Вместо горячо желанного мира правительство объявило войну до победоносного конца.

Получив в наследие от царизма разоренное крестьянство – временное правительство, вместо хлеба и земли, яростно выступило против него с карательными экспедициями и расстрелами.

Вместо урегулирования вопроса труда, оно потворствовало системе локаутов, выбрасывая десятки тысяч безработных на улицу, обрекая их на голод.

Вместо организации народного хозяйства, оно дало стране необычайный продовольственный кризис, потворствуя интересам буржуазии, защищая ее выгоды, способствуя неслыханной спекуляции.

В области внутреннего управления страной правительство шло по пути реакции и контрреволюции. Оно восстановило смертную казнь, оно расстреляло революционный пролетариат Петрограда 3 и 5 июля. Оно разгромило Ташкентский и Калужский Советы. Идя походом против пролетариата и крестьянства, против революции, – временное правительство вместе с буржуазией вело решительное подготовление для погрома революционного Петрограда. С этой целью давались приказы, Каледину занять Донецкий бассейн, с этой же целью отсылалось из Петрограда оружие в казацкие станицы, с этой же целью подтягивались правительственные войска к Петрограду, с этой же целью дан был приказ о выводе революционных войск из столиц. Желая нанести смертельный удар Петрограду, временное правительство тем самым хотело разом задушить революцию, бросить вновь под иго капитала и власти пролетариат и крестьянство.

На преступный заговор помещиков и капиталистов революционный Петроград и вольный Кронштадт ответили смелым и дружным восстанием. 25-го октября зашаталось временное правительство – пролетариат начал одерживать победу.

26-го октября революционная Москва объявила войну власти буржуазии и помещиков. Авангард революционного пролетариата – анархисты вместе с солдатами-двинцами первые пошли в бой на защиту революции против власти капитала.

Мы – анархисты не верим в творческую силу правительственной власти, даже искренно революционной. Мы знаем, что новые общественные отношения могут быть созданы только смелыми актами самодеятельности и вольными организациями самих трудящихся. Чего народ не осуществил фактически, того не даст ему никакое правительство, никакой парламент, никакое учредительное собрание. Роль всех и всяких политических органов государства – закрепить в параграфе закона то, что сделала сила. Оттого каждое правительство по существу консервативно и рано или поздно вынуждено перейти на сторону контрреволюции.

Вступая со всей революционной энергией и решительностью в великий порыв социальной революции – мы, анархисты, выразители нужд, интересов, воли угнетенного класса народа, от его имени призываем к немедленному прекращению войны, к немедленному перемирию на всех фронтах.

Мир – это первое слово восставшего народа.

Вместо войны, идущей на обогащение господствующего класса и ведущейся пролетариатом одних стран против пролетариата других стран, – мир.

Мир интернациональному пролетариату и война международной буржуазии. Немедленное перемирие заставит английских капиталистов склониться перед волей Российского революционного рабочего класса. «Союзный» империализм вынужден будет сложить свое оружие.

Война без России – «союзникам» не под силу.

Франция уже переживает второй год сильный экономический кризис. Французский пролетариат уже дружно наступает на свою буржуазию. Во Франции зреет революция.

Втянутая в войну Италия уже фактически сложила оружие. Революционный пролетариат ее заявил себя смелым поборником мира. Нападение на Россию Японии невозможно, так как укрепление Японии за счет России не в интересах Америки и Китая.

Не должно быть боязни прекратить войну. Буржуазия бессильна помещать пролетариату всех стран вместе с нами прекращению ее.

Смешно надеяться, что господа дипломаты разрешат целиком великую проблему освобождения угнетенных национальностей. Но чего не сумеют решить чиновники за зеленым столом, то решат сами народы на широких улицах в борьбе с империалистическими правительствами.

Революционная Россия должна обещать им в том свою вооруженную поддержку.

Мир – народам, война – правительствам.

Война – дитя капитализма, является главным и коренным злом, порождающим целый ряд народных бедствий. И главным из них является экономическая разруха. Буржуазия склонна винить во всем рабочих. Но мы знаем, что главной причиной падения производительности труда и промышленной неурядицы являются саботаж буржуазии, недостаток сырья, ухудшение технических и перевязочных средств, падение русского рубля, недоверие крестьян к правительству, изменяющему народу, а также ростовщически бессердечное отношение наших «союзников», бесстыдно наживающихся на бедствиях России и Италии. И бороться с этим злом экономической разрухи есть только одно средство: – организация. Промышленность, торговля и транспорт должны быть собраны воедино, чтобы служить не частной наживе и преступной спекуляции, а интересам всего общества. Для этого должен быть образован орган, объединяющий снизу вверх на федеративных началах всех лиц наемного труда, все фабрично-заводские комитеты города, комитеты торговых и городских служащих, железных дорог и т.д. Общегородской экономический совет рабочих и, служащих должен ведать всем городским имуществом, как средствами производства и потребления, так и не-движимостями. В деревне все земли, орудия и земледельческий инвентарь должны перейти в руки крестьянских союзов и их исполнительных органов – Комитетов. Губернские крестьянские союзы и их исполнительные органы должны объединиться с общегородским экономическим советом рабочих и служащих в одну федеративную организацию, которая и должна осуществлять непосредственный обмен продуктов между городом и деревней. Эти губернские организации должны постепенно объединяться в областные и, наконец, слиться во Всероссийский Союз Труда. К этому плану экономической организации общества толкает нас сама жизнь.

Мобилизация нашей промышленности, и до войны недостаточно сильной, поставила Россию в тяжкую зависимость от заграничного ввоза, который становится для нас крайне разорительным ввиду почти полного истощения нашей золотой наличности. Чтобы не остановить совершенно промышленность и обеспечить ее как сырьем, так и механическими частями, Всероссийский Союз Труда вынужден будет взять в свои руки не только внутренний, но и внешний обмен. Кроме того, целый ряд предприятий закрывается каждый день капиталистами то с целью саботажа, то по недостатку сырья или недостаточной наживы. Это увеличивает армию безработных и ослабляет производительные силы страны. Чтобы решить эту двойную задачу, необходимо выработать порядок передачи этих предприятий в руки фабрично-заводских комитетов, гарантируя им кредит и необходимое сырье. С другой стороны, небывалое падение бумажного рубля делает нас беспомощными не только за границей, но и внутри страны; народные массы, особенно крестьяне, не доверяя беспрерывно падающей ценности рубля, начинают удерживать хлеб и другие продукты, как реальные богатства. И если мы не хотим, чтобы армия в первую очередь, а затем и все городское население были приведены к голодной смерти, то мы вынуждены будем перейти к оплате труда натурой, а затем к фактической ревизии шаг за шагом всех продуктов земли и всех товаров.

А пока до создания общего хозяйственного органа представителям рабочих, крестьян и солдат, сплоченных в настоящее время в Советах солдатских и крестьянских депутатов, – надлежит немедленно провести вышеуказанные мероприятия, а также направить все свои усилия на создание из всех существующих экономических организаций Всероссийского союза труда, который явится органом всей хозяйственной жизни и которому советы должны передать свои полномочия и экономические нужды населения. Всероссийский Совет Труда закончит ликвидацию буржуазного строя, уничтожит капитализм и государство, уничтожит частную собственность.

Хаотическую национализацию промышленности, крайне трудную при обширности нашей территории и при бедности наших путей сообщения, мы предлагаем заменить систематической социализацией федеративными организациями снизу вверх, которую можно начать немедленно.

Ввиду крайней важности сельского хозяйства и преобладания нашего крестьянского населения необходимо обратить внимание на земельные отношения.

Пользование землей должно принадлежать всем, кто ее обрабатывает без наемного труда. Частная собственность на землю уничтожается немедленно. Однако, считая общественную форму пользования землей наиболее отвечающей – современной аграрной науке и технике, мы не желаем силой навязывать эту форму пользования и обработки. Обработка земли может быть личной, товарищеской или общинной. В местностях, где развито хуторское хозяйство, к которому привязано население, – крестьянский союз не должен насильственно вводить новые формы землепользования. Пусть сама жизнь заставит их отказаться от старого.

Передачей всех земель и инвентаря в руки крестьянских союзов и их комитетов еще не решаем всех затруднений. Мы должны немедленно поделиться с деревней всеми нужными ей фабричными товарами.

Не на путях германцев к Петрограду, а на путях между городом и деревней решится судьба нашей Великой Революции.

Не поражение наших армий может погубить нашу революцию, а экономическая неурядица. Именно здесь нужна главным образом наша «оборона», о которой как раз забыли «оборонцы». Медля передачей земли в руки крестьян, старое временное правительство вызвало аграрные погромы и гражданскую войну. Осуществив же аграрные мероприятия, о которых говорено выше, мы получим моральное право выступить энергично против порочащих актов варварства.

Мы должны сохранить для народа достояние народа.

Новая революция будет ярко отмечена характером города: город, в лице городского пролетариата, берется решить вопрос о ликвидации войны, демобилизации армии и промышленности и организации экономической жизни; поэтому раньше всего нужно обратить внимание на положение в городе. Два акта нужны немедленно, без них революция будет в опасности с первых шагов.

Во-первых, все городские магазины со всеми городскими запасами должны быть объявлены под реквизицией немедленно и все продукты учтены для планомерного распределения через районные союзы труда (фабрично-заводские комитеты и организации по домам).

Во-вторых, дома должны быть объявлены достоянием города и плата за квартиры должна вноситься в общегородской Экономический Союз Труда. Ему это даст материальные средства содержать своих сотрудников с первого дня переворота и получать на первое время необходимые продукты вне города. Но как только создадутся губернские и областные экономические федерации, квартирная плата должна быть отменена, должно быть уничтожено деление обывателей на квартиронанимателей, комнатонанимателей и бездомных: город должен по возможности обеспечить каждого жилищем бесплатно. Это устранит одну из вопиющих несправедливостей и, при минимальном обеспечении обывателя необходимыми продуктами из деревни, примирит его с новым режимом и даст революции время и силу ликвидировать безумный пожар мировой войны. И тогда мы приступим к осуществлению нашего великого принципа: с каждого по способностям, каждому по потребностям – вольная личность в свободной коммуне.

Не время теперь обсуждать все детали нужных мероприятий. Мы указали существенное. Время и опыт дополнит недосказанное. Задача момента ясна: надо слить все революционные силы для окончательного разрушения преград и создания вольных и самодеятельных организаций страны. Здесь наше колебание – наша смерть.

Товарищи рабочие, крестьяне и солдаты, наступил великий священный момент, о котором мечтают все народы мира и о котором поется в песнях. Настает «последний решительный бой» за мир, за землю, за хлеб, за волю.

Братья, неужели изменим мы самим себе. Неужели лучше умирать в сырых окопах от пуль и чахотки, умирать в тылу от голода и нищеты, не видя исхода, не зная надежды. Не лучше ли с винтовкой в руках стоять за мир и за вольность. В наших руках теперь наша свобода и свобода всего человечества.

Да здравствует свобода!

Да здравствует социальная революция!

Товарищи, организуйтесь, сильнее вооружайтесь для защиты от всех покушений на Великую Революцию! Революционеры, немедленно подавляйте кровожадную месть, ненужное издевательство и варварское угнетение личности! Да здравствует непрекращающаяся борьба с спаиванием народа, черносотенной и погромной агитацией!

№ 304. ДЕКЛАРАЦИЯ МОСКОВСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АНАРХИЧЕСКИХ ГРУПП

Освобождение рабочих должно быть делом самих рабочих.

1) Анархический социализм ведет борьбу за переход в общенародное достояние орудий и средств производства и замену органа классового господства – государственной власти международным союзом свободных и равных работников, в целях планомерной организации мирового производства.

2) В целях укрепления пролетарских организаций и развития анархо-социалистического сознания анархический социализм поддерживает борьбу за расширение сферы политической свободы и за улучшение экономического положения труда.

3) В текущей политической революции анархический социализм ставит своей задачей обеспечение устанавливающегося республиканского строя от всяких попыток контрреволюции. Не доверяя буржуазному Временному Правительству, анархический социализм, однако, воздерживается от всяких выступлений против него, пока оно не препятствует ведению анархической пропаганды и организации революционных масс.

4) Рассматривая мировую войну как империалистическую, анархический социализм стремится к прекращению ее усилиями международного пролетариата.

5) Анархический социализм призывает массы к воздержанию от участия в непролетарских, междуклассовых учреждениях и к обоснованию пролетариата в своих чисто классовых организациях – профессиональных союзах, Советах рабочих и солдатских депутатов, с Советом Советов во главе, в целях непосредственного давления организованного пролетариата на буржуазию.

6) Полагаясь только на революционную самодеятельность масс, анархический социализм выдвигает всеобщую стачку рабочих и всеобщую стачку солдат в качестве переходной ступени к прямому захвату организованным пролетариатом орудий и средств производства.

7) Анархический социализм призывает массы к организации анархических групп по промышленным и транспортным предприятиям, по профессиональным и другим рабочим союзам, по солдатским казармам и к объединению их в федерации (союзы) в целях образования Анархического Интернационала.

Адрес для письменных обращений: МОСКВА, 3-й Переведеновский переулок, д. № 16, кв. 40.

№ 305. [БР. ГОРДИНЫ]. К ОСВОБОЖДЕНИЮ!

Товарищи анархисты! Пробил великий исторический час. Полувековая наша тяжба, тяжба анархизма с социализмом подходит к решительному концу, и ясно видно, что победа останется за нами. Марксизм дает трещину за трещиной. Вторая революция, октябрьская, есть одна пощечина марксизму, один его крах, и не даром против нас ополчились и по сие время пребывают в непримиримой вражде все реакционеры, все догматики марксизма. Большевики, как Ленин, никогда не были людьми марксистской догмы, а людьми жизни, людьми революции. Эти люди не доктринеры, фанатики, как их клеймят все эти мещанские социалисты, они люди дела, люди действий, и решительных, настолько только социалист может быть решительным.

Нет сомнения, что у этих людей недостает последовательности, но не в действиях, не в практике конечно. Смешны, глупы и невежественны те люди, которые их обзывают «доктринерами», в то время, что большевикам именно только и недостает доктрины, системы. Большевик ленинский, в сущности, есть только скверный, бессистемный и меньшевистский анархист. Нет цельности, нет вполне определенного плана, но несутся они по волнам революции. Бессомненно, что лучше эта жизненная революционная несостоятельность, в тысячу раз лучше, чем безжизненная, бестворчески окаменелая и одеревенелая лжепоследовательность новожизненцев, Мартовых и правых большевиков.

Сам Ленин, по нашему выражению, есть лишь, так сказать, анархист-государственник, еще не окончательно освободившийся от марксистской фразеологии.

Революция, устроенная большевиками, есть революция именно не социальная, а социалистическая, то есть революция непоследовательности, уступничества жизни, но не доведенная до конца, до логически жизненных пределов.

Для нас потому и ясно, что за этой, второй революцией неминуемо последует третья. Перейдет ли одна в другую с наименьшей безболезненностью и бескровностью, это всецело зависит от будущей позиции большевиков и вообще от хода событий. Но во всяком случае, нам, товарищи, сейчас быть на страже. От того, окажемся ли мы в данный исключительно важный момент на высоте нашего исторического призвания, зависит судьба всех трудящихся, всех угнетенных, судьба всего человечества, судьба будущей культуры.

Россия фактически своей второй октябрьской революцией является авангардом общественного прогресса Европы. Судьба угнетенного человечества решится не, как еще продолжают заблуждаться большевики вроде Троцкого и других, в Европе, в Англии или Германии, а в России. Это не говорит, что нам не нужна помощь и поддержка; она необходима и крайне необходима, но лишь как помощь, центр тяжести же решения социальных или, вернее, социальных проблем уже перенесен из Европы в Россию. Мы уже не плетемся в хвосте даже за Германией, не то что за Англией, мы уже обогнали наших бывших учителей. Нам лично кажется, что мы уже перешагнули и через французский синдикализм, что истина, которая не особенно нравится нашим товарищам анархо-синдикалистам.

Товарищи анархисты! Жизнь за нами. Жизнь самым прекрасным образом оправдывает все наши взгляды, принципы. Жизнь отчаянно борется за анархизм, ломая всякие социал-демократические игрушки, но мы-то очень слабо боремся за наши светлые идеалы, за наше светлейшее всесолнечнейшее учение. Такая слабая пропаганда, такая слабая вообще деятельность. Такой всепленящий идеал и такая слабая работа в пользу его.

Но товарищи анархисты! В сущности, в нашем бессилии виноваты не столько наша слабодеятельность, а наша разрозненность. Каждая группа на деле выбивается из сил, давая самое максимальное, результаты, однако, сравнительно ничтожны, но только благодаря нашей необъединенности.

Итак, товарищи, к объединению!

Наши группы, все идейные течения уже давно определились, определили свою анархическую физиономию. Наше объединение и будет потому не обезличивание, а лишь координация работы, свободная кооперация сил.

Во имя революции, во имя павших наших героев, во имя живущих борцов, отдавших всю свою жизнь нашему идеалу, самому высшему идеалу человечества, мы зовем вас к объединению.

№ 306. [Г. БОГАЦКИЙ]. ТОВАРИЩАМ РАБОЧИМ И СОЛДАТАМ, КРЕСТЬЯНАМ И МАТРОСАМ!

12-го ноября начнутся выборы, в т[ак] называемое] Учредительное Собрание48.

Многоцветные воззвания отравляют народное сознание.

Меньшевики, попы да оборонцы всех толков молят о созыве ярмарки лжи и обмана. Защитники грабежа перекрикивают друг друга. Мародеры Городской Думы горячо приветствуют этот день. Кадетские предатели зовут к живому участию в голосовании.

Враги трудового народа повсеместно ликуют. И Каледин и Корнилов баллотируются кандидатами…

Учредительное Собрание последняя надежда реакции. Участием в выборах Вы сковываете себя по рукам и ногам. Голосуя, Вы ответственны за предстоящий разгром революционных организаций. С Вашего же согласия сыны революции помрут на эшафотах.

Идя туда, Вы вступаете в коалицию с помещичеством.

Идя туда, Вы решаетесь на пагубные уступки буржуазии.

Идя туда, Вы объединяетесь со злейшими врагами.

Идя туда, Вы умерщвляете Советы.

Идя туда, Вы сами же хороните революцию.

Учредительное Собрание чревато ужасными последствиями, оно убийственно для народных масс. Оно дает перевес контрреволюционным элементам. Оно станет законодательствовать во вред трудовым слоям населения. Оно погубит декреты о мире и земле, сводя их значение на нет.

Задачи У[чредительного] С[обрания]: отнять землю, обесчестить волю и погубить мир.

Поля и усадьбы вновь станут достоянием помещиков, армия пойдет в прежнюю кабалу, война продолжится до бесконечности, а черносотенная пресса сможет торжествовать.

Революция стоит на пороге несчастий. День выборов будет днем поражения!

А потому пусть все сознательные товарищи воздержатся от выборов, не голосуя ни за кого.

Учредительное Собрание излишне. Съезд Советов не нуждается в пополнении. Учредительное Собрание вредно. Оно опасно. Оно не должно состояться. Нашим общеанархическим лозунгом является:

ОТКАЗ ОТ ГОЛОСОВАНИЯ И БОЙКОТ ВЫБОРОВ.

№ 307. НИ ЗА КОГО!

Обездоленные сел и городов, зовем Вас к самостоятельности и к борьбе!

Вся Власть – безвластию, то есть НИКОМУ.

Презрение торгашам свободы…

Знамя партии – [пропитано] ложью. Оно восстанавливает прежний режим.

Учредительное Собрание будет меченосцем угнетателей.

Государственное вмешательство излишне. Ни одна из партий не в состоянии преподнести Вам Землю и Заводы. Землю и Заводы не следует захватывать насильно. Это дело одних рабочих и крестьян.

Ни одна из властей Мира Вам не принесет. Будущее зависит от самих солдат и матросов.

Ни одно из правительств не в состоянии дать Вам Волю. Ее получать немыслимо. Волю придется добывать кровавыми усилиями.

Вне принуждения каждый в отдельности и все сообща станут строителями Жизни.

Всякое представительство – тормозом Свободы. Участие в выборах равносильно измене народу.

А потому, не смущаясь партийными призывами, бойкотируйте выборы в Учредительное Собрание.

Да будет Вашим кличем:

Отказ от голосования!

№ 308. СОВРЕМЕННЫЙ МОМЕНТ И ЗАДАЧИ АНАРХИСТОВ

Русская Революция вступает в новый период своего развития, период революционной политической борьбы против буржуазии и ее приспешников, борьбы за власть крайней демократической партии большевиков.

Падение самодержавного режима возбудило различные надежды и ожидания на прекращение войны, на мирное развитие и благосостояние всех. Но, увы, всеобщий подъем сменился унынием и подавленностью, когда власть грубого произвола самодержавия развила пышным цветом политический авантюризм, народились новые органы власти, новое чиновничество, когда, вместо торжества светлых идеалов, началось хватание и насыщение новых голодных пришельцев, устроившихся у государственного и общественного пирога.

Сменились декорации, но сущность осталась прежней. Политическая революция только усилила развал страны, но не могла спасти массы от голода и нищеты, увеличила бесправие и произвол, действуя старыми приемами полицейско-жандармской власти. Новая полиция, переименованная в милицию, превзошла в своих дикостях и хулиганстве прежнюю (например, случай избиения и убийства анархиста Лашкова, высказавшегося против самосуда).

Правая демократия, находившаяся у власти, проводила буржуазную политику, политику примирения и соглашения интересов с имущими, то есть просто поступила в услужение буржуазии. Все социальные задачи, насущные требования и интересы трудящихся откладывались. Стране, истекающей кровью, страдающей от голода, говорили: «Ждите Учредительного Собрания!» Вместо борьбы за мир – полное и беспрекословное подчинение союзным правительствам, выражающим волю капиталистов. Война, запутывающееся внутреннее положение страны, экономический и промышленный кризис, материальные лишения и надвигающийся голод – таковы условия современной жизни. А новая демократическая власть своими распоряжениями вносила в существующий хаос еще большую бестолковость и беспорядок. Когда же в результате появлялись волнения, погромы, то вместо разумных мер, обуздания имущих и проведения реформ, обеспечивающих всем необходимое и равномерное распределение продуктов, на сцену выступили, по-прежнему, казацкие нагайки, расстрелы и даже воскресла смертная казнь49.

Все это, конечно, вместо успокоения возбудило вражду и ненависть работников против власти и имущих классов. Слово «буржуй» становится бранным, происходят дикие сцены насилия толпы над имущими, напр[имер], в Егорьевске50. Лозунги борьбы с буржуазией становятся крайне популярными в массах.

Социал-демократический большевизм в противоположность примиренцам, отвергая союз с буржуазией, выдвинул борьбу за власть, за «Демократическую Республику» и нашел широкий отклик в массах, даже среди наиболее обездоленных, плохо разбирающихся в программах и смешивающих борьбу с буржуазией с борьбой против капиталистического строя. Подобному смешению содействовала буржуазная и правосоциалистическая печать своей дикой травлей левых противников, благодаря чему сравнительно умеренное течение большевиков превратилось в лагерь разбойников, собирающихся перерезать буржуа. Преследования большевиков и проводимая политика их изолирования развили в них революционный дух. Большевизм, получив поддержку со стороны широких масс, вступил в борьбу за власть. Победа и влияние большевиков в настоящее время обеспечены, но вряд ли они сумеют удержать власть в своих руках. Большевизм, как политическая партия, выдвигает иллюзии рабоче-государственного торжества при сохранении капиталистической системы и сохраняет пережитки правовой парламентской деятельности, оберегая устои буржуазного общества. Эти иллюзии питаются тем, что при расшатанном государственном механизме увеличивается сила, влияние и значение работников в обществе.

Отсюда идея рабочей и крестьянской власти и контроля рабочих над правительством. Таковы утопические замыслы, обреченные заранее на неудачу. По мнению анархистов, как мирное сотрудничество труда с капиталом при демократической власти, так и верховенство работников при существовании капитализма – нелепость. Господство и владычество капитала достигаются голодом, железом и кровью. Насилие, железная дисциплина, сопряженная с дрессировкой массы, внушением ей покорности и подчинения власти и законам, – таковы необходимые условия существования и развития капитализма. Капитал должен армию дисциплинированных рабов держать до известной степени в подчинении. Если этого нет, как, например, теперь у нас в России, то капиталистическое производство обречено на гибель. Рабочий класс должен чувствовать на себе оковы, быть невольником господ и власти, иначе у него не будет побуждений работать для хозяев, создавать им богатства, и труд утратит свою производительность. Для трудящихся имеются только два исхода: или передел власти буржуазии, или борьба с ней до полного конца, до ее разгрома, лишения всех ее привилегий. Политическое господство тесно связано с экономическим, соответствует существующим общественным отношениям. Чтобы достичь реальной, фактической власти, неимущие должны завладеть реальными ценностями, и тогда будут иметь силу в своих руках, а не призрак власти.

Заявляя, что экономическое господство тесно связано с политическим, а потому политическая борьба, борьба за власть, не нарушая экономических привилегий господ, является для нас бесполезной и даже вредной, так как отклоняет массы от прямой непосредственной борьбы за свои экономические и социальные интересы. Массы становятся орудием в руках грызущихся между собою политических партий, которые, становясь у власти, подвергаются деморализации и развращению и вместо свободы дают новые цепи.

Поэтому задача анархистов является в разоблачении политических и государственных суеверий, выдвигая необходимость коренной ломки существующих отношений. Анархисты должны указать массам, что при экономическом гнете власть не может выражать никакой воли народа, что выборные представители будут неизбежно охранять порядок, созданный для охраны интересов имущих, что вместо участия в выборах республики должны объединяться для борьбы, для захвата в общее достояние земли, орудий производства и всех богатств для равномерного между всеми распределения.

При уничтожении же капиталистических порядков, при осуществлении экономического равенства не будет надобности в государстве с его судами, законами, тюрьмами.

Вместо того, чтобы предоставлять власти и чиновникам править и распоряжаться собой, обременять налогами и поборами население, республики будут управляться сами собой, объединившись в городские и сельские общины, которые независимы от всякой власти, возьмут в свои руки дело производства, распределения и обмена. Эти общины заключат между собою союз, который будет регулировать всю хозяйственную жизнь…

Но может ли анархизм в настоящее время иметь успех, вывести трудящиеся массы на путь прямой революционной борьбы? Ведь до сих пор анархизм имел крайне ограниченное влияние на массы, его силы слабы и ничтожны, сама идея подвергается искажению и загрязнению, под флагом анархизма ютятся элементы, ничего общего с идеей не имеющие. Анархизму приходится бороться с большими трудностями, преодолевать многочисленные затруднения, вести борьбу не только со своими врагами, но и с мнимыми друзьями, привешивающими себе ярлык анархистов.

Но если теперь мы видим торжество государственников, сторонников политической деятельности, то условия действительности способствуют развитию и распределению наших идей. Жизнь дает наглядный практический урок, указывая массам на наиболее правильный путь борьбы. Демократия проявляет полное убожество духа, практическую неспособность и ограниченность.

Великий момент, великая революция, долженствующая обновить наше сознание, оздоровить дух, пробудить наши силы и волю, развить способность к творчеству. И в то же время жалкие люди с их мелкими страстями, мелочными стремлениями, ограниченными интересами, пустопорожней болтовней, актеры, клоуны, кривляки. Взгляните на печать! Что может быть даже и отвратительнее тех приемов, какие применяются современной «свободной» печатью? Гнусная травля, ругательства, клевета, злословие. Печать стала ядом, заразой. Что стало с идеей социализма, сделавшейся официальной, господствующей? Ведь самый злой враг не мог бы нанести такого смертельного удара социализму, какой нанесли ему его собственные последователи. Что стало с идейными борцами, мучениками за светлое будущее? Ведь они превратились в новых чиновников, с полицейскими навыками и крайним презрением к массе. И эти политических дел мастера берутся устраивать благо и счастье людей. Самым блестящим образом подтверждается мнение анархистов, что люди, становящиеся у власти, развращаются сами и всюду вносят разврат, становятся палачами и душителями своего народа.

Но среди моря крови, организаций дикого насилия, когда обезумевшее человечество, ослепленное грубыми государственными суевериями, не видя выхода, беспомощно мечется, захваченное в кровавые руки государства, идеал анархизма должен служить светочем для гибнущего человечества, указать, что путь развития, по которому шло до сих пор человечество, – ведет к гибели и вырождению, что необходим социальный переворот в духе полнейшей свободы и экономического равенства.

Над личностью совершается не только физическое насилие, но и духовный гнет. Рабство души, искажение и загрязнение естественных чувств, паралич воли – вот что несет человечеству современная цивилизация.

Перед анархизмом – великая задача разрушения всего, что держит людей в кабале, уничтожение всех основ экономического, политического и духовного гнета, освобождение из-под власти всякого рода авторитетов.

Носителями чистых идей свободы и равенства могут быть, главным образом, трудящиеся массы, те, кто больше всех страдают, гибнут под железной пятой капитала. Поэтому анархисты призывают их сбросить с себя физические и духовные цепи, опереться на самих себя, на свои силы.

Работники скоро убедятся и поймут, что только они сами могут выковать себе счастье, и сплотятся в союз, непримиримый и враждебный власти и господствующим, союз, который заставит силой выполнить свою волю и положить конец гнету и эксплуатации.

Несомненно, что октябрьский переворот есть отдельный эпизод Великой русской революции. Борьба предстоит долгая, упорная, ожесточенная. Никакое Учредительное Собрание не в состоянии сгладить, смягчить обостряющиеся противоречия общественных классов. Посмотрите на изрыгающиеся печатно яд и змеиное шипение, на лютую ненависть и злобу господ против новой власти. Борьба неизбежна! Буржуазия не уступит добровольно своей власти и начнет мобилизацию своих сил, организацию черной гвардии51 для исхода и [истребления революционеров. Все, кто говорят о мире в обществе, усыпляют сознание масс, усыпляют их бдительность. Анархисты должны указать на существующие факты, которые ясно показывают, что никакого социального мира, никакого примирения между разнуздавшимися господами и беднотой быть не может. Та или другая сторона должна победить.

Анархисты должны указать, что единственный выход из существующего состояния, чтобы положить конец войне и невыносимым бедствиям трудящихся, – это путь социальной революции. Иного выхода нет! Иначе человечество задохнется в крови, погибнет в диких оргиях насилия, подвергнется окончательному озверению и одичанию и будет обречено на вырождение.

Лозунги всеобщего братства и равенства возбудят величайший подъем духа, энтузиазм, заглушат развивающиеся дикие и хищные инстинкты, пробудят лучшие благородные порывы, создадут развитие творческих сил и энергии. Задача анархистов углублять и расширять цели Русской Революции, определенно указать, что революция должна дойти до своего логического конца или погибнуть. Средины нет. Власть рабочих окажется химерой до полного разгрома сил буржуазии, и рабочие горьким опытом тогда убедятся, как нелегко оставлять могущественные средства – деньги и предприятия в руках своих врагов.

Но, признавая социальную революцию как единственный выход из создавшегося положения, анархисты должны прежде всего развить усиленно свою пропаганду и агитацию, подготовить почву для будущего выступления, организовать массы для планомерной и всеобщей борьбы за свои идеалы. Анархистам необходимо воздействовать на новую власть, толкать ее к решительным действиям и подвергать строгой критике ее деятельность. Захват, конфискация средств производства и всех богатств имущих должно быть всеобщим и переходить в народное достояние, а не в руки отдельных групп и лиц.

Всякие частичные выступления, захват отдельных фабрик и предприятий, если таковые не находят благоприятной почвы и не могут рассчитывать на всеобщее распределение, мы признаем вредными для анархического дела. Эти методы должны быть признаны негодными в борьбе, могущими внести деморализацию и ослабить и без того небольшие силы анархистов. Чистый идейный анархизм должен отмежеваться от всякого рода эксцессов, погромов, хулиганства и избегать отвратительных приемов демагогии, клеветы, грубых ругательств, к которым прибегают в настоящее время все политические партии в борьбе за власть.

Мы, анархисты, выступаем со светлой верой в будущее. Что бы ни случилось, какие бы испытания ни выпали на долю человечества, идея анархизма, идея абсолютной свободы и равенства будет служить маяком, освещающим путь к новой, прекрасной жизни.

№ 309. ВТОРАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПЕТРОГРАДСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АНАРХИСТОВ52
г. ПЕТРОГРАД. 26–28 ноября 1917 г.

ПОРЯДОК ДНЯ:

1) Отношение к Всероссийскому съезду анархистов.

2) Представительство в Советах рабочих и солдатских депутатов, Военно-революционном комитете и в фабрично-заводских комитетах.

3) Выборы технической комиссии и комиссии митинговой.

4) Выборы агитаторско-лекторской комиссии.

5) Отношение к фабрично-заводским комитетам и профессиональным союзам.

6) о Романе.

 

1) Обсуждение по первому вопросу:

Т[оварищ] Богацкий: Находит съезд необходимым, так как судьба Русской Революции зависит от поведения анархистов. «БУРЕВЕСТНИК» должен взять на себя роль организатора, съезд – делегировать товарищей на юг и на север для агитации за съезд.

Сохновский: Говорит о планомерной организации, агитации, распределении районов, необходимости снестись с товарищами] на местах и собрать все сведения от них. Место съезда – непременно в Петрограде, так как Учредительное Собрание будет, весьма вероятно, реакционным и необходимо, чтобы ко времени его открытия сюда съехались анархисты со всех мест.

Белый: Не находит нужным посылать людей, так как таковых потребовалось бы очень много; по его мнению, достаточно вести агитацию при помощи «БУРЕВЕСТНИКА», необходимо для этого рассылать «БУРЕВЕСТНИК» во все концы России.

Солнцев: Просит, не разбирая технической стороны съезда, высказаться принципиально за и против его желательности.

Иванов: Напоминает, что этим вопросом уже занято Харьковское бюро и созывать помимо его другой съезд – нетактично.

Чернознаменский: Считает, что вопрос принципиально давно решен положительно. Харьковское бюро тоже ничего не сделало, так что петроградским анархистам необходимо взять это дело в свои руки. «БУРЕВЕСТНИК» доставляется в город нерегулярно, поэтому в ближние центры необходимо послать людей, а с остальными списаться.

Солнцев: Считает, что самая необходимость агитации показывает, что вопрос этот еще спорный. Поэтому необходимо обсудить его желательность с принципиальной точки зрения.

Калабушкин: Существуют два течения: одно считает необходимым созвать съезд сейчас же, другое же считает нужным сперва наладить работу на местах.

Съезд необходим немедленно, но много сил отвлекать он не должен, поэтому нужно выделить особо инициативную группу здесь, которая снесется с местами, узнает, делается ли что-нибудь там для созыва; тогда сговоримся с этими группами о месте созыва съезда, если же на местах такой работы не существует, то инициативная группа возьмет всю работу на себя.

Сохновский: Находит, так как ни один голос не поднимается против съезда, то очевидно, что все за него. Считает, что независимо от того – организуются ли товарищи в провинции для съезда или нет, организоваться здесь, настоять на созыве съезда именно в Петрограде.

Надо действовать и при помощи газеты, и при помощи делегатов, на местах при помощи переписки, одним словом, пустить в ход все средства.

Федоров [Алексей]: Вологодская федерация решила на своем собрании, что съезд необходим еще и потому, что в деревне и среди рабочих в провинции анархизм растет вширь и вглубь и нужно уже не только пропагандировать словом, но и переходить к делу. Все авторитеты в деревне расшатаны, и крестьяне начинают недоверчиво относиться к анархизму. Съезд должен выработать общую программу действий. Группы сговорятся между собой, борьба их между собою из первенства, как это наблюдается в Петрограде, недопустима, так как расстраивает общую работу.

В Вологде выписывает все анархические газеты всех оттенков, не обращая внимания. На съезде не должно быть этой междоусобицы, так как роль анархистов в революции огромна. Если съезд должен быть в Петрограде, то тогда Петроградская группа должна взять на себя инициативу, но чтобы Московская группа не заявила протеста, надо тотчас же делегировать туда человека доложить о месте съезда. Сейчас надо решить вопрос, надо или нет предварительно столковаться с Москвой.

Богацкий: Объединение нужно, поскольку есть группы, на съезде необходимо перед лицом всей революционной России заявить о своих стремлениях и задачах. Съезд должен определенно заявить о своей точке зрения на синдикализм.

Гордин [В.]: Работа по организации должна идти рука об руку с работой в газете и на местах. Объединение идейное должно быть полное, но тов[арищ] Богацкий прав, когда говорит, что практически можно объединяться лишь с теми анархистами, с которыми у нас нет расхождения по главным принципиальным вопросам. Широчайшее объединение всех анархических течений, поскольку это не мешает практической работе. Предлагает образовать объединительное бюро между всеми газетами России для выработки платформы съезда и [рассмотреть], можно ли пригласить на съезд синдикалистов. Иначе созвать съезд невозможно.

Блейхман [Солнцев]: Съезд должен быть созван. Всякая группа имеет право участвовать в нем, кроме тех, кот[орые] входят в Примирительные камеры, Согласительные комиссии и т.п. – анархисты по названию и которые, собственно, не анархисты. Все другие анархисты, которые отрицают какой- либо контакт с капиталистическими буржуазными группами, могут участвовать в съезде. Жизнь теперь слишком разнообразная, во всех этих вопросах поможет самоконтроль, и перейти от слов к делу. Много разногласий от общей разрозненности. Съезд должен это уничтожить. Он должен быть в Петрограде, который как Центр революционного движения будет и очагом анархизма.

А.Федоров: Говоря об объединении, я, конечно, не имел в виду анархистов, которые стоят за выборы и т.п., таких я не встречал.

«ГОЛОС ТРУДА» делает хорошую работу, он разрушает власть и выдвигает всюду идеи коммунизма. Его можно за это приветствовать. Подобная группа может участвовать в съезде.

Рознь между «ГОЛОСОМ ТРУДА» и «БУРЕВЕСТНИКОМ» -ненормальная. Съезд это должен устранить.

Никитин: По его мнению, работа на местах слаба и хотя приносит большую пользу, но была невыразительна. Объединение групп в Петрограде хотя и совершилось, но работа идет вяло. Многие только носят ярлык анархизма, но не работают. «БУРЕВЕСТНИК» сразу начал расходиться до 15 тысяч экземпляров, теперь тысяч 8, так как активных работников не много и силы их слабеют. Раз работа плохо налажена на местах, то и съезд ничего дать не сможет. Сперва надо заложить организации на местах и дать им окрепнуть. Синдикалисты же глядят на нас сверху вниз и не хотят иметь с нами связи.

Белый: Съезд необходим. У нас весьма возможна третья революция, вызванная реакционностью Учредительного Собрания. Так как эта революция вспыхнет в Петрограде, то и съезд должен быть здесь, поэтому анархисты должны бы дать новой революции свои лозунги, и съезд придаст этим лозунгам ясность и силу.

Необходима агитация посредством газет.

Солнцев: Предлагает прекратить прения и перейти к другому вопросу.

Гордин [В.]: Говорит, что место съезда безразлично.

Солнцев: Абсолютное большинство высказалось за съезд, никто не протестует против его проведения в Петрограде.

Нужно создать комиссию, тотчас же назначить в нее товарищей, дабы они снеслись с провинцией и выработали вопросы для выяснения на съезде.

Предложено: Избрать комиссию в 10 чел[овек] для подготовки съезда.

Блейхман предлагает только пять. Это собранием отклоняется.

Избраны: Редакционная коллегия – 1) Солнцев, 2) Гордин, 3) Богацкий. Затем: 1) Назимов, 2) Алехин, 3) «Ася», 4) «Жак», 5) Долинин, 6) Блейхман, 7) Гефин, 8) Мазуркевич, 9) Ал.Федоров, 10) Резников, 11) «Луиза», 12) Лихачев, 13) Чернознаменский, 14) Сохновский, 15) Издебская. [Поручено] немедленно снестись с Москвой и Харьковом.

 

2) Обсуждение по второму вопросу.

Тов[арищ] Федоров [Алексей]: Прежде он не возлагал никаких надежд на Совет и вхождения в Советы не одобрял. Теперь же Совет – чисто революционный центр всей России, и входить в Советы и в заводские комитеты необходимо. Лозунг «Долой контроль над промышленностью!», провозглашенный «БУРЕВЕСТНИКОМ», не верен, так как контроль над промышленностью необходим ввиду саботажа промышленников. Комитет должен взять на себя все ведение промышленностью и контроль – это первая стадия вступления в новый экономический строй. Фабрично-заводской комитет есть ядро рабочей организации, и туда входить необходимо для серьезного контроля.

Тов[арищ] Калабушкин: Вхождение в Советы рабочих и солдатских депутатов необходимо, но в Революционном Комитете, как органе власти, анархистам не место. В Совет мы идем с целью информации и пропаганды. В завод[ские] Комитеты идти не надо, пока они не станут организацией трудящихся, теперь же они, можно сказать, созданы на правах законодателей, а не совещательных органов. Масса должна работать сама. Опубликованная только что прокламация рабочей группы «РАБОЧИЙ ЗАГОВОР» будет иметь огромный успех именно потому, что она против профессиональных союзов и комитетов.

Тов[арищ] Зеленев: Считается, что комитеты совершенно игнорируют массу, ведутся под флагом партии, и массы им не доверяют. Анархистов все равно оттуда выживут. Анархисты должны создавать новые комитеты, которые выдвигали бы то, что теперь диктует сама масса: полная экспроприация средств производства. Теперешние комитеты этих лозунгов не выдвигают, и в них входить анархисты не должны; наоборот, подобные комитеты должны быть анархистами уничтожены.

Тов[арищ] Гордин [В.]: Ввиду важности вопроса об участии в Советах и Заводских Комитетах необходимо решить раньше вопросы практические, а затем более теоретический вопрос.

Тов[арищ] Белый: Тоже находит, что вопрос этот животрепещущий, но именно потому он должен быть решен раньше.

Тов[арищ] Гордин [В.]: Совет теперь верховный орган власти, по крайней мере теоретически, поэтому участие в Совете может быть принято с большой оговоркой. Кто входит в Совет, тот делается чиновником. Нужно тогда дать директивы товарищам, идущим в Советы: никакого участия ни в каких комиссиях, особенно следственных, где они являются судьями. Анархисты должны дискредитировать Совет, указывая на опасности. Совет в данное время не большевистский, а меньшевистский. Большевики уже бьют отбой, и они не оправдают надежд наших ни на мир, ни на социалистический переворот. В комитетах заводских тоже большевики не пойдут дальше полумер – контроля. Анархисты не должны участвовать в таких комитетах, ибо не контрреволюционеры. Резюме: в Совете не участвовать или во всяком случае, входя в Совет, не участвовать ни в каких комиссиях под угрозой исключения из Федерации. В комитетах контрольных не участвовать и организовывать комитеты – захватные.

Тов[арищ] Блейхман: Советы имеют сейчас только информационный характер, вся власть у Революционного] Комитета. В Советы надо входить, чтобы противостоять этому явлению. Контрольные комитеты плохи, но уже кое-где рабочие употребляют их для захвата производства в свои руки, и анархисты, входя в комитеты, могут сделать это явление из случайного в организованное.

Тов[арищ] Селеновский: Считает, что вхождение в Совет возможно, но с большими ограничениями, часто менять делегатов, запретить принимать участие в голосовании. На таких же основаниях (для информации) можно посылать и в Военно-Революционный Комитет. Смена их постоянная необходима (через две недели).

Тов[аршц] Белый: Советы из говорилен превращаются в ось, вокруг которой вращается вся Россия. К ним нельзя относиться отрицательно, это передовые и революционные организации, и входить в них анархисты должны, для внесения в них начала творческого и толкающего вперед. Заводские Комитеты являются созданием рабочих, поэтому анархисты должны входить в них с тою же целью, что и в Советы. Если это говорильни, то мы должны превратить ее в творческую революционную организацию. Во многих Советах и заводских комитетах уже и теперь замечается творческое начало, и анархисты должны входить туда, чтобы это начало развивать и углублять.

Тов[арищ] Федоров [Алексей]: Вполне согласен с предыдущим оратором. В провинции рабочие сами выбирают в Совет и в заводские комитеты. Под влиянием агитации анархистов заводские комитеты делаются выразителями воли масс. Цель анархистов идти в заводские комитеты, чтобы подготовить массу к захвату производства, в Совет, чтобы быть там носителем революционных идей. Не надо сменять постоянно людей в Совете, так как ни один анархист не гонится за портфелем. И после социализации средств производства будут нужны руководящие органы, и таковые могут быть заводские комитеты в руках анархистов.

Если здесь в Петрограде плохи комитеты, то тем более анархисты должны идти туда, чтобы их отменять.

Тов[аршц] Сохновский: В казенных заводах, где захват завода очень легок, зав[одской] комитет мог бы легко это выполнить, это, однако, они не делают. В Исполнительном] Комит[ете] власть развратит анархистов.

Тов[аршц] Богацкий: Напоминает, что фабрично-заводские комитеты пришли на помощь к «БУРЕВЕСТНИКУ» в критический момент и, следовательно, это уже не такая реакционная сила; захват уже совершен несколькими комитетами, в Совете уже имеются анархисты, например, в Ржевском, так что говорить против Советов значит говорить против многих товарищей. Участвуя в Совете и даже в Центральном Революционном Комитете, можно их преобразовать. Можно вполне участвовать в некоторых комиссиях.

Директив таков: оставаться анархистом и всегда информировать товарищей.

Тов[арищ] Никитин: Вхождение в Советы необходимо вследствие их огромного значения. Только там нужно работать. Заводской комитет избирается общим собранием рабочих, и если анархисты не будут туда входить, то противники могут упрекнуть их в нежелании работать. Главным образом, надо входить в комитеты для их оздоровления.

Тов[арищ] Рунин: Считает вредным всякий центральный орган, в том числе и заводской комитет. Сам состоит членом заводского комитета, но он сомневается, чтобы комитеты могли проявлять какое- либо творчество. Заводские комитеты реакционны и далеки от массы.

Всякие центральные органы – тормоз и разврат для массы. Анархисты туда не попадут или попадут в меньшинстве, так как масса находится под влиянием большевиков, и они не смогут ничего там сделать. Комитет будет только тогда хорош, когда масса перевоспитается анархистами и пошлет туда в большинстве анархистов! Пока же отношение к комитетам должно быть отрицательным и надо стремиться к их разрушению. Входить можно только с этой целью, но не принципиально. Работа должна быть лишь в низах, чтобы подготовить создание организации нового типа. В Революционный Комитет, как в орган центральный, входить нельзя, а в Совет нужно послать одного товар[ища] с чисто информационной целью.

Тов[арищ] Богацкий: Просит принять практическую резолюцию относительно Совета.

Тов[арищ] Блейхман: Считает послать 3–4 делегата в Совет; они смогут образовать секцию, которая будет работать и на местах.

Тов[арищ] Сохновский: Настаивает на частой (двухнедельной) смене делегатов: это даст много новых сил и обязательное помещение всех рекомендаций анарх(ических) делегатов в наших газетах.

Тов[арищ] Солнцев: Резюмирует: все, кроме тов[арища] Рунина, согласны на делегирование тов[арищей] в Совет. Вопрос лишь в численности делегатов (2, 3 или 4). По мнению Солнцева, послать необходимо лишь в целях информации. Он предлагает тов[арища] Жака.

Решено делегировать: товарищей – Иванова (завод Эриксон), Курбатова (завод Парвиайнен), Рунина (завод Новый Лесснер), М.Чуракова (завод Жак, Жури).

 

3) Обсуждение по третьему вопросу.

Тов[арищ] Богацкий: Указывает на необходимость технической комиссии, в которую вошли бы тов[арищ] наборщик и электротехник. Необходимо также устройство митингов.

Тов[арищ] Федоров [Алексей]: Просит в Вологду лектора на одиночную лекцию.

Техническая комиссия. Наборщики: товарищи – Бенедиктов, Барсман, Луиза Бергер, Солнцев, Никитин.

Электротехники: товарищи – Богданов, Куприянов, Лещук.

Присутствовало 88 тов[арищей].

Рассмотрение остальных пунктов отложено до следующей конференции.

№ 310. НАШИ ЗАДАЧИ

По основным своим убеждениям мы, анархисты-коммунисты, вольные общинники. Мы знаем, что только при нелицемерном братстве, при полной свободе, при равенстве благосостояния люди могут быть счастливы.

Свобода, к которой стремится рабочий класс и мы вместе с ним, это – не написанные на бумаге слова о том, что человек свободен, а отсутствие какой бы то ни было принудительной власти над человеком и возможность зарабатывать все нужное для жизни, не прибегая к просьбе, чтобы другой человек нанял человека же в работники.

Равенство, без которого нет свободы, это не лицемерное, ложное равенство слабого и сильного, богатого и бедного перед законом, а возможность материально и духовно устроить свою жизнь так, как устраивает ее любой другой человек.

Братство, это не слово, написанное на французских тюрьмах и участках, а на деле осуществимая возможность и обязанность не эксплуатировать, не угнетать человека и помогать тому, кто находится в худших условиях, чем более счастливый собрат его.

Клич анархистов-коммунистов, это – клич «рабочего социализма»: «Долой эксплуатацию человека человеком! Долой угнетение человека человеком!»

Вот почему мы говорим: «Вся земля – народу и в распоряжение народа, а не его выборных. Все фабрики, и мастерские, и заводы – рабочим и в заведование рабочих, а не государства. Все копи, рудники, все железные дороги, все пароходы, все трамваи, все средства передвижения – опять-таки рабочему люду. Все жилые дома – народу, квартирантам, которые по справедливости поделят квартиры. Вся торговая промышленность в руки работающих – из рук праздных капиталистов. Все средства образования – в распоряжение и общее достояние всего народа. Все средства самозащиты, все оружие – в руки народа. Вся власть народу, а не его депутатам.

Мы за полное уничтожение принудительной власти, где бы она ни свила себе гнездо. Без нее немыслимо государство, без нее немыслимо современное местное самоуправление, без нее немыслимо «хозяйское» предприятие, она царит в современной недружной семье, и эта власть – этот позор, этот ужас, это палачество и насилие человека над человеком, нигде не должна более существовать.

Злостным дармоедам нет места в наших будущих вольных общежитиях. Только добросовестно трудящиеся, а также те, кто подрастают для того, чтобы занять места в рядах трудовой армии, и кто наработались на своем веку, имеют право жить в наших вольных общинах, в наших анархических коммунах. Но, понятно, все потерявшие способность к труду, – больные, увечные и прочие – все они наши братья и будут получать от нас столько же, сколько имеем мы сами.

Только рабочий люд ручного и умственного труда будет жить в наших коммунах, и вот почему все – рабочему люду, все – всем.

Все трудящиеся и потому, что все создается трудом, потому что все им создано или дано природой.

Все создается единением людей. В создании каждого продукта участвуют и те, кто его доделывают, и те, кто приготовили материалы для его выделки, и те, кто приготовили инструменты для работающих людей, и те, кто приготовили одежду для работающих, и многое множество других людей. Все делается всеми и должно принадлежать всем на равных началах.

Что мне следует по праву, как человеку и рабочему, то и будет моим достоянием. Никто не может посягнуть на него, как бы он ни называл себя – хозяином, собственником, начальником или именем какого-либо другого насильника.

Все же то, чем и над чем работают люди, должно принадлежать всем, всему народу.

Мы сами должны устроить свою жизнь. Мы устроим ее так, как нам угодно, так, чтобы всем хорошо и счастливо жилось, чтобы не было больше обид и несправедливостей, насилия и обманов.

Мы устроим свои вольные народоправства. На общих сходах, на вечах будем обсуждать и решать свои дела. В правления своих артелей, в свои фабрично-заводские комитеты, в правления своих рабочих союзов, которые будут вести дело производства, мы будем выбирать не начальников, а товарищей, и они не будут распоряжаться нами и нашими делами, а будут исполнять только то, что мы им накажем.

Всякие союзы, общества, объединения устроим мы, и все они будут построены на наших вольных, братских началах.

Равные и свободные люди будут жить на свободной земле.

Мы устроимся вольными народоправствами, где власть принадлежит в равной мере всем, где нет принудительной власти.

Мы устроим наши вольные общины, наши анархические коммуны-поселения свободных и счастливых людей.

За наш прекрасный идеал, за счастье рабочего люда, за счастье всего человечества мы будем бороться до последних сил, до последней капли крови.

№ 311. К МОСКОВСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Уважаемые товарищи!

26 ноября 1917 г. состоялось общее собрание Петроградской Федерации анархистов-коммунистов, на котором разбирался вопрос о созыве Всероссийского Анархического Съезда.

Собрание единогласно пришло к следующему решению:

Принимая во внимание быстрое развитие революции и все более заметное отхождение массы от большевизма к анархизму, собрание считает, что далее медлить с созывом съезда недопустимо и невозможно, а потому необходимо немедленно приступить самым решительным образом к работам по подготовке к нему.

Собрание нашло необходимым съезд в г. Петрограде, ввиду того, что Петроград есть центр революционной борьбы.

Как практический результат – последовали выборы комиссии, которой была поручена разработка вопроса о съезде.

Но ввиду того, что инициатива организации созыва съезда исходила от Харьковской федерации, а затем ею была переведена в Московскую федерацию и так как до сих пор ни той, ни другой федерацией не было сделано решительных шагов к немедленному созыву съезда, то комиссия решила обратиться к федерациям двух вышеназванных городов с запросом:

Во-первых, продолжают ли работать федерации по вопросу о созыве съезда?

Во-вторых, имеются ли специалисты комиссии по этому вопросу?

В-третьих, каких практических результатов они достигли?

В-четвертых, намечен ли срок и место созыва съезда?

В-пятых, если почему-либо работы московской или харьковской комиссий идут не вполне успешно или прекращены вовсе, то Петроградская Федерация готова взять на себя задачу по подготовке и созыву в самом непродолжительном времени анархического съезда.

Федерация считает, что ее ежедневный орган «БУРЕВЕСТНИК» значительно облегчит ей эту работу, которая при его посредстве пойдет значительно быстрее и продуктивнее.

А потому Петроградская Федерация анархистов-коммунистов просит товарищей г. Москвы и г. Харькова немедленно ответить ей на все вышепоставленные вопросы и предлагает войти в контакт московской и харьковской комиссиям по созыву съезда, если там таковые имеются, с комиссией петроградской для совместных работ или для передачи полной организации съезда Петроградской Федерации.

Комиссия по созыву съезда уполномочивает тов[арища] ГОРДИНА, члена комиссии по созыву съезда, для выяснения всех вопросов в Московскую Федерацию.

28 ноября 1917 г. г. ПЕТРОГРАД.

№ 312. ДОКЛАД ТОВ[АРИЩА] [В.] ГОРДИНА 4 ДЕКАБРЯ (1917 г.) В КОМИССИИ ПО СОЗЫВУ СЪЕЗДА АНАРХИСТОВ РОССИИ

Я был делегирован вами в Москву для ведения переговоров с Московской Федерацией относительно созыва съезда.

Впечатление, которое вынес, очень тяжелое. Я до сих пор еще не пришел в себя.

Анархическая Москва сейчас как раз диаметральная противоположность Петрограду.

Анархический Петроград кипит, а в Москве застой.

Чем вызвано анархическое затишье в том месте, где еще так недавно клокотала анархия?

Разгромом Московской Федерации.

Несколько их самых лучших работников выбыло из строя.

Сейчас при первой встрече с тов[арищем] Л.Л.ЧЕРНЫМ на мой вопрос: «Что слышно у Вас?» – получился печальный ответ: так как тов[арищ] ГОРДИН выбыл из строя, то связь наша с заводами прервана. От т[оварища] БАРМАША я слышал то же самое.

Я отправился к т[оварищу] (А.ГОРДИНУ). Раненый лежит неподвижно. Еле говорит. Придвинув близко стул, наклонив ухо, я услышал краткую историю зверства юнкеров. Они добивали раненых, избивали их, издевались и надругивались над ними.

Его подстрелили разрывной пулей уже после того, когда он стоял и спорил с ними, с юнкером, подстрелили коварно, провокаторски, и лишь по одному тому, что узнали в нем «руководителя».

А буржуазная пресса взбудоражила весь мир о бесчинствах солдат и рабочих, совершенных над юнкерами. – Заметим мимоходом.

Я поговорил с тов[арищем] (А.ГОРДИНЫМ) о съезде. Он вздыхал, что не сможет присутствовать на нем (ему придется пролежать 10 месяцев), и обрадовался вести – намерению нашему созвать съезд в Петрограде.

С товарищем] БАРМАШЕВЫМ и другими мне пришлось несколько поспорить.

Как москвичи, они бы желали видеть этот съезд в Москве, но, уступая выдвинутым мною доводам в пользу Петрограда, присоединились, наконец, к моему предложению образовать одну общую с харьковцами комиссию для созыва Всероссийского съезда в Петрограде. Они же обещали мне созвать на понедельник общее собрание, на котором будет выработано в этом духе обращение к тов[арищам] харьковцам.

Я считаю цель моей поездки достигнутой. Теперь остается, на мой взгляд, лишь делегировать кого-нибудь в Харьков с предложением перевести оттуда Осведомительное бюро и Организационную комиссию в Петроград, на что, конечно, харьковцы, без сомнения, я в этом уверен, ответят согласием. В особенности мои слова относятся к тов[арищу] АНДРЕЮ, инициатору созыва съезда53.

Заканчиваю доклад прочтением письма товарищей москвичей к харьковцам, где они выражают и свое мнение о целесообразности созыва съезда в Петрограде.

ТОВАРИЩИ!

МОСКОВСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ АНАРХИСТСКИХ ГРУПП, – обсудив вопрос о Всероссийском съезде совместно с представителем Питера, – членом комиссии по созыву съезда, – товарищем] [В.Л.]ГОРДИНЫМ, – выражая свое пожелание о слиянии работы комиссии по созыву съезда – Харькова и Петербурга с привлечением Москвы.

По вопросу о месте созыва съезда Московская Федерация высказывается за Петербург, – как революционный центр.

Высказанное нами – мотивируется желанием использовать все наличные силы, чтобы иметь моральное право – считать себя выразителями мнения анархистов России.

№ 313. СОБРАНИЕ [ПЕТРОГРАДСКОЙ] ФЕДЕРАЦИИ

Во вторник, 5 декабря, состоялось собрание членов Федерации анархических групп.

В порядке дня стояли вопросы о переизбрании редакционного коллектива, о пополнении коллектива административного, о расширении деятельности в районах и об изыскании материальных средств.

Рассмотреть и разрешить удалось только первый вопрос, остальные же отложены до следующего собрания. Принята следующая резолюция:

1) Избирается редакционный коллектив из 3 товарищей, которому, в случае необходимости в расширении состава, предоставляется право кооптации (пополнения).

2) Редакционный коллектив несет моральную ответственность за все статьи, появляющиеся в «БУРЕВЕСТНИКЕ», и все статьи должны прочитываться перед их помещением несколькими товарищами-редакторами.

3) Редакционная коллегия практически находится под контролем делегатского коллектива от рабочих районов.

В редакцию избраны т[оварищи] А.КАРЕЛИН, Н.СОЛНЦЕВ и Александр ГЕ. На следующий день они, с общего согласия, кооптировали т[оварища] Б.ВЕРХОУСТИНСКОГО, которому препоручили отдел беллетристического фельетона и вообще отдел художественно-литературный.

№ 314. ОБЪЯВЛЕНИЕ И ОБРАЩЕНИЕ КО ВСЕМ ЧЛЕНАМ ФЕДЕРАЦИИ ПЕТРОГРАДСКИХ АНАРХИЧЕСКИХ ГРУПП

На днях созывается Общее собрание членов федерации Петроградских анархических групп, на которое приглашаются все члены Федерации, как равно т[оварищи] солдаты и матросы – анархисты из Кронштадта и других мест.

О дне и месте будет объявлено особо.

КО ВСЕМ ТОВАРИЩАМ!

Товарищи!

Задача, которую мы поставили себе, – организацию анархических сил вокруг наших старых лозунгов антигосударственности, антипатриотизма и антимилитаризма, – насколько это в наших силах, продолжает осуществляться.

Но современные условия не позволяют ограничиться исключительно идейной организацией. Они ежедневно выдвигают новые запросы, ставят практические задачи, которые нуждаются в постоянном обсуждении и освещении не только в нашей прессе, но и на местах.

С этой целью мы обращаемся ко всем группам и отдельным товарищам с предложением приступить, где только это будет возможно, к немедленной организации анархических клубов и групп содействия «БУРЕВЕСТНИКУ».

Работа организационной и идейной группировки вокруг наших старых анархических лозунгов тем более необходима и должна быть продолжена именно теперь, когда перед нами вновь встает задача скорого практического осуществления наших коммунистических лозунгов и потребуется приложение всех наших сил. Громадный масштаб надвигающихся событий требует полного напряжения их.

Революция, постоянно развиваясь, создала необходимые предпосылки для социального переворота и быстро может поставить нас перед лицом Социальной Революции, несущей смерть буржуазному правопорядку. Если мы встретим Социальную Революцию с радостью, если мы и готовы отдать за нее все, что можем, – все наши силы и помыслы, то организационно этого еще не достаточно. Мы не должны забывать о нашей исторической ответственности, об идейном содержании Революции и должны вступить в предстоящую борьбу подготовленными, во всеоружии, сильные сознанием, волею и сплоченностью.

Итак, создавшееся положение ставит перед нами сейчас двоякую задачу:

1.Завершение идейного и организационного объединения всех анархических сил на наших старых лозунгах антигосударственности, антипатриотизма, антимилитаризма и Социальной Революции. Из этого вытекает необходимость активной борьбы со всеми течениями, противоречащими этим основным лозунгам Анархизма.

2.Практическое приложение наших сил на местах, планомерная организация этих сил для непосредственной и агрессивной борьбы с Капиталом, Церковью и Властью.

Эта программа – программа Социальной Революции – может получить осуществление только при условии дружного и энергичного сотрудничества всех товарищей, и мы приглашаем вас возможно скорее и сильнее отозваться на наш призыв.

В связи с вышеизложенным на днях будет назначено Общее собрание всех членов Федерации. Мы призываем вас, товарищи, приготовить немедленно доклады к этому Собранию и прибыть на него в полном составе, не упуская из виду его исключительной важности.

№ 315. [А. ГЕ]. О ВСЕРОССИЙСКОМ СЪЕЗДЕ

Вторая Петроградская конференция нашей Федерации 26-го ноября высказалась за необходимость скорейшего созыва Всероссийского съезда анархистов, причем решила, что Съезд будет иметь наибольшее политическое значение и, следовательно, наибольшую целесообразность, если местом его созыва будет Петроград, как центр Революции. В связи с этим была избрана Организационная Комиссия, которой поручено воплотить в жизнь постановление Петроградской Федерации54.

На следующий день Петроградская Федерация получила от Харьковских товарищей извещение, что эти последние уже назначили Съезд на 25 декабря в г. Харькове.

4-го декабря состоялось заседание Организационной Комиссии, посвященное обсуждению создавшегося положения. Комиссия, отметив, что причиною двух разноречивых постановлений о месте созыва Съезда является, с одной стороны, неудовлетворительная деятельность Харьковского Информационного бюро, три месяца не извещавшего организации о ходе подготовительных работ по Съезду, а с другой – временное ослабление нашей Московской организации, которая сильнее всех других организаций пострадала от ноябрьских событий, приняла следующие решения:

1. Немедленно делегировать в Харьков одного товарища, которому поручено войти в переговоры с товарищами] харьковцами, дабы предложить им примкнуть к постановлению Второй Петроградской конференции.

2. В Петрограде обязательно и в возможно скорейшем времени должен быть организован Всероссийский анархический съезд.

3. В случае, если т[оварищи] харьковцы примкнут к решению Второй Петроградской конференции, назначенная ими дата для Съезда, 25 декабря, остается в силе и для Петрограда. В противном случае Съезд в Петрограде состоится немного позже, чем в Харькове.

Такова история предстоящего в непродолжительном будущем в Петрограде Всероссийского Съезда анархистов. Делегат в Харьков, т[оварищ] Чернознаменский, еще не вернулся, и поэтому ответ т[оварищей] харьковцев нам, в данную минуту, еще неизвестен. Но так как Всероссийский Съезд будет созван в Петрограде независимо от положительного или отрицательного ответа т[оварищей] харьковцев, то Организационная Комиссия уже теперь приступает к связанным с его созывом работам.

Ввиду близости Съезда я полагал бы, что всем товарищам, как местным,,так и иногородним, следует немедленно принять участие к выработке Порядка Дня съезда и сообщить в Организационную Комиссию те вопросы, которые, по их мнению, должны подлежать обсуждению на нем. С своей стороны, я считал бы наиболее целесообразным следующий порядок дня:

1. Роль и деятельность анархистов в революции (отчеты с мест):

а) в 1905-1907 гг.;

б) в последующий период реакции, до войны;

в) от августа 1914 г. по февраль 1917 г.;

г) от начала Революции по настоящее время.

2. Отношение к большевизму.

3. Недочеты движения.

4. Анархисты и классовая борьба.

5. Анархо-коммунизм.

6. Предпосылки анархизма в народных массах:

а) анархизм и рабочее движение;

б) анархизм и крестьянство.

7. Анархизм и синдикализм.

8. Анархизм и кооперативное движение.

9. Анархизм и демократия.

10. Лозунги революции (максимализм и минимализм).

11. Методы борьбы:

а) политический террор;

б) антибуржуазный и аграрный террор;

в) экспроприации;

г) экономический террор и саботаж;

д) антипатриотизм, антинационализм, антимилитаризм.

12. Пропаганда и агитация:

а) газеты и другие повременные издания;

б) книги и брошюры;

в) листовки;

г) организованные собрания;

д) коллегии агитаторов и пропагандистов;

е) пропаганда действием.

13. Организационный вопрос (общие нормы).

14. Революционный Интернационал.

При этом я считал бы необходимым, чтобы делегаты от групп привезли с собою по возможности краткие отчеты о деятельности на местах, поскольку они будут касаться исторической части движения (пп. 1, 2 и отчасти 3, 11, 12), а также, в резолютивной форме, мнение большинства и меньшинства каждой группы по каждому отдельному пункту порядка дня, касающемуся организационных и программных вопросов. Готовое суммарное мнение групп важно не только как принципиальный показатель, но также имеет и громадное практическое значение: оно сразу наметит линию наших разногласий, введет дискуссию в определенные рамки и значительно поможет сократить трения.

Желательно, чтобы доклады с мест всесторонне освещали нашу деятельность в каждом районе.

Например, доклады по пункту 1-му предлагаемого мною порядка дня должны включить раздробление групп на «патриотов» и «интернационалистов» во время войны, если оно где-либо имело место, и также указание на организационное сотрудничество между отдельными анархическими течениями (коммунисты, синдикалисты, индивидуалисты) и на временные блоки с другими революционными партиями. Это важно для истории движения. В докладах, носящих исторический характер, лучше всего ограничиться простым указанием на факты, не подвергая их пространной критике, так как тут важна не субъективная оценка фактов, не выводы о них, а они сами.

Я совершенно сознательно не включаю сейчас в порядок дня Съезда вопросов миросозерцания, – вопросов религиозного или философского характера. Не дело Съезда заниматься этим, ибо это вопросы идейной формации личности, не имеющие никакого отношения ни к нашей практической программе, ни к нашей тактике. Следует предложить вперед, что каждый сознательный участник анархического движения – анархист, пришедший к анархизму после принятия им анархического миросозерцания. Спор же о том, что было раньше – курица или яйцо, – мы с легким сердцем можем предоставить догматикам марксистской школы, которые любят заниматься подобного рода схоластическими умоупражнениями. Даже Каутский в свое время вынужден был указать Плеханову, что эмпириомонизм и эмпириокритицизм не могут служить поводом к исключению большинства из социал-демократической партии.

Других вопросов, – должен ли Съезд быть открытым или закрытым, должно ли или нет производиться голосование по отдельным, чисто административным вопросам, и прочее, и прочее;  – я сейчас касаться не буду, ибо считаю их практически мало существенными. Скажу лишь, что если бы товарищи настаивали на закрытом Съезде, то я присоединился бы к ним исключительно по мотивам внешнего характера, по мотивам обеспечения порядка в ведение работ Съезда.

В заключение я еще раз просил бы товарищей не упускать из вида совершенно исключительной важности предстоящего Съезда, немедленно начать подготовку докладов и тезисов, немедленно вносить дополнения и поправки к предложенному мною порядку дня и вообще без промедления связаться с Организационной Комиссией.

№ 316. ОБЩЕЕ СОБРАНИЕ ФЕДЕРАЦИИ

г. Петроград.

В среду, 13 декабря, состоялось экстренное Общее собрание Петроградской федерации анархических групп. По поручению Петроградской федерации и редакции «БУРЕВЕСТНИКА», собрание открыл т[оварищ] Александр ГЕ, который в своей вступительной речи обратил внимание товарищей на ту важную и ответственную историческую задачу, которую нам, анархистам, в самом непродолжительном времени придется сыграть благодаря тому, что большевики, ныне стоящие у власти, остановились в своем революционном развитии, а масса, наоборот, с каждым днем левеет. Мы стоим накануне того, когда масса отхлынет от большевизма. Она уже ищет новых идеалов, способных удовлетворить все ее стремления и желания, – идеалов, которые не сбылись в период большевистской власти и не могли быть осуществлены большевиками. Стоя перед такой важной задачей, – нам, анархистам, необходимо войти в борьбу хорошо подготовленными, организованными, сильными. Для этого надо приложить все наши усилия, все наши силы к тому, чтобы в короткий срок идейно и организационно успеть как можно больше. Необходимо немедленно же приступить к прочной организации наших клубов и групп на местах, которые должны быть тесно связаны со всей рабочей, солдатской, матросской и крестьянской массой. Параллельно необходимо поставить на прочную ногу издательство литературы и «БУРЕВЕСТНИКА», который с каждым днем приобретает все большее влияние не только в Петрограде, но и в самых отдаленных углах глухой провинции и, за один месяц своего существования, стал уже крупнейшим идейно организующим центром, вокруг которого начинают группироваться все живые силы страны. Необходимо также создание коллегии агитаторов и пропагандистов.

В связи с вышеизложенным т[оварищ] Александр Ге предлагает собранию следующий порядок дня:

1. Организация клубов и групп на местах.

2. Организация коллегии агитаторов и пропагандистов.

3. Изыскание средств.

По предложению собрания, этот порядок дня пополняется еще следующими пунктами:

4. О регистрации членов Федерации.

5. О книгоиздательстве.

Слово, для докладов с мест, предоставляется сначала представителям из районов, полков и флотских частей.

Из докладов товарищей представителей от Василеостровского, Нарвского, Московского, Выборгского и Колпинского районов наглядно выяснилось, что всюду, несомненно, есть сильное влияние анархистов, которое с каждым днем все развивается и растет. Работа в массах облегчается для нас тем, что массы, даже там, где они недостаточно сознательны, в душе анархистичны. Народ уже нередко по собственному почину борется нашими, чисто анархическими методами и начинает признавать, что Социальная Революция возможна только через Анархизм.

Все товарищи-рабочие отметили, что ореол большевизма потемнел, что масса разочаровалась, разуверилась в политике Народных Комиссаров, которые в течение полутора месяцев не смогли дать ничего, кроме невыполняемых декретов. Рабочие на заводах недовольны также и теми большевиками – рабочими представителями в заводских комитетах, – которые зазнаются и позволяют себе говорить рабочим такие фразы: «Мы – представители власти, и, в случае ослушания, к вам будет применена сила».

Рабочим, свободным людям, конечно, не по нутру такие речи, а потому они уже теперь стараются всюду выбирать в заводские комитеты анархистов. Бывает не редкость, что анархисты избираются председателями заводских комитетов. Конфликты на заводах разрешаются сплошь и рядом анархистами, так как рабочие не желают слушать большевиков, зная их пристрастность и не доверяя им.

Таково общеполитическое влияние, которое анархизм приобретает в настоящее время в Петрограде. Но если влияние наше и велико, если почва у нас и превосходна, то с организационной стороны дело обстоит далеко не так блестяще, зависит это, главным образом, от недостатка материальных средств. Напр[имер], есть клубы, вокруг которых могли бы объединяться рабочие, но нет для них …55, есть написанные книги и брошюры, но нет возможности издать их.

Организационная наша слабость происходит еще и оттого, что в дни 3–5 июля силы наши были значительно ослаблены и только теперь, постепенно, начинают вновь собираться56.

На заводе «Треугольник» 5-го этого месяца образовалась новая анархическая группа, в которую за несколько дней вошло уже около 100 человек. Для начала ничего лучшего пожелать нельзя. Все высказавшиеся товарищи считают необходимым образование групп на местах, которые способствовали бы укреплению там наших анархических идей и методов борьбы, путем лекций, собеседований, распределения литературы и, главным образом, газеты «БУРЕВЕСТНИК».

После докладов представителей от заводов слово было предоставлено товарищам-солдатам и матросам. Тов[арищ]-матрос из 2-го Балтийского экипажа сообщил, что идеи анархизма хорошо прививаются у них, что были лекции анархистов-синдикалистов, но что матросы сочувствуют не только синдикализму, а и чистому анархизму.

Тов[арищ]-солдат 542-го пехотного полка отметил громадный интерес и сочувствие к анархизму в его полку с тех пор, как он начал возить туда литературу. На Румынском фронте дело обстоит еще лучше: там очень много деятельных товарищей и недостаток лишь в литературе. Вся надежда на Петроград и Москву, – с которыми просят устроить прочную связь.

Тов[арищ]-солдат из 1-го революционного полка, который сформирован исключительно из частей, отказавшихся идти по приказу Керенского в наступление, сказал, что полк вначале был весь большевистский, но скоро настанет тот день, когда он весь будет анархический, ибо уже теперь несколько рот целиком перешли от большевизма к анархизму, не хотят признавать власти и требуют коллективного управления.

В заключение было прочитано приветствие от дивизиона подводных лодок г. Ревеля, которое гласит:

«Мы, моряки г. Ревеля, приветствуем анархистов, как искренних борцов за народное дело. Просим сообщить дату созыва Всероссийского Съезда, чтобы мы могли приехать на него».

Остальные товарищи-военные тоже единогласно высказались за немедленную организацию групп на местах.

По начертании порядка дня Собранием были приняты следующие резолюции:

I. Об образовании Совещательного Бюро.

Принимая во внимание назревающий новый этап Революции, – и неизбежное развитие по пути Анархического Коммунизма, то есть по пути захвата трудящимися в свои руки всех земель, домов, фабрик, заводов, всех средств и орудий производства, – собрание признает необходимым приступить к немедленной усиленной организации анархических групп и клубов на местах, в целях внесения в коммунистическое революционное движение наибольшей сознательности, организованности и планомерности. Для этого при Федерации организуется особое фабрично-заводское и военно-флотское Совещательное Бюро, в которое первоначально входят присутствующие на собрании представители от заводов, районов, воинских и флотских частей и которое постепенно, по мере роста и увеличения организаций, будет пополняться новыми членами.

II. О материальных средствах.

Признавая крайне важным существование ежедневной анархической газеты «БУРЕВЕСТНИК», как имеющей всероссийское значение идейно организующего центра, Собрание считает необходимым обеспечить ее существование всеми средствами.

Таковыми признаются: самообложение членов, подписные листы, сборы на митингах и лекциях, заводские отчисления, организация литературно-художественных вечеров и все другие предприятия, дополнительные с точки зрения Анархизма. К организации финансового вопроса должно быть приступлено немедленно.

III. О коллегии лекторов.

Считаясь с ежедневно поступающими требованиями в ораторах, агитаторах и пропагандистах, Собрание считает необходимой немедленную организацию агитационно-пропагандистской коллегии, с обязательным довольством при редакции «БУРЕВЕСТНИКА».

IV. О регистрации.

Регистрация членов, как обязательная и принудительная общая норма для всей Федерации, принципиально недопустима. Но так как вопрос о ней является также вопросом внутреннего распорядка отдельных групп, а все группы автономны, то они могут от случая до случая и каждая для себя разрешать этот вопрос по своему собственному усмотрению.

Собрание закрылось в бодром, приподнятом настроении, доказывающем, насколько назрело практическое разрешение затронутых вопросов. На 14 декабря назначено организационное собрание Совещательного Бюро, а на 16-ое – организационное собрание Лекторской Коллегии.

№ 317. СЪЕЗД [СОБРАНИЕ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ КОМИССИИ ПО СОЗЫВУ В ПЕТРОГРАДЕ ВСЕРОССИЙСКОГО АНАРХИЧЕСКОГО СЪЕЗДА. 15 ДЕКАБРЯ 1917 г. ПЕТРОГРАД]

На состоявшемся 15 декабря собрании Организационной Комиссии по созыву в Петрограде Всероссийского Анархического Съезда приняты следующие постановления:

1. Съезд состоится в Петрограде 15 января 1918 г.

2. Съезд будет закрытым, но с правом участия гостей по рекомендации организаций. Гости, во избежание загромождения Съезда чрезмерными дискуссиями, правом совещательного голоса не пользуются. Если это потребуется обстоятельствами, двери Съезда временно могут быть совершенно закрыты.

3. Количество делегатов на Съезд от каждой организации или группы определяется самими этими организациями. Делегаты должны иметь при себе официальные мандаты от пославших их организаций. Организационная Комиссия озаботится о создании денежного фонда для Съезда и о помещении для расквартирования делегатов, но проезд делегатов в Петроград и обратно должен быть обеспечен местными организациями.

4. При Съезде организуется Осведомительное Бюро, которое будет давать представителям печати сведения о работах Съезда. В Осведомительное Бюро сведения для печати передаются Секретариатом Съезда.

5. В интересах наиболее целесообразного распределения работ желательно, чтобы все доклады по отдельным пунктам порядка дня Съезда были представлены в Организационную Комиссию не позже, чем за несколько дней до открытия Съезда.

Организационная Комиссия предлагает следующий порядок дня Съезда:

1) Роль и деятельность анархистов в революции (отчеты с мест):

а) в 1905–1907 гг.;

б) в последующий период реакции, до войны;

в) от августа 1914 г. по февраль 1917 г.;

г) от начала Революции по настоящее время.

2) Отношение к большевизму.

3) Недочеты движения.

4) Анархисты и классовая борьба.

5) Анархо-коммунизм.

6) Предпосылки анархизма в народных массах:

а) анархизм и рабочее движение;

б) анархизм и крестьянство.

7) Анархизм и синдикализм.

8) Анархизм и кооперативное движение.

9) Анархизм и органы местного самоуправления.

10) Анархизм и демократия.

11) Лозунги революции (максимализм и минимализм).

12) Методы борьбы:

а) политический террор;

б) анти-буржуазный и аграрный террор;

г) экономический террор и саботаж;

д) антипатриотизм, антинационализм, антимилитаризм.

13) Пропаганда и агитация:

а) газеты и другие повременные издания;

б) книги и брошюры;

в) листовки;

г) организованные собрания;

д) коллегии агитаторов и пропагандистов;

е) пропаганда действием.

14) Свободные школы.

15) Организационный вопрос (общие нормы).

16) Создание Всероссийской Анархической Федерации.

17) Создание Всероссийского Секретариата Федерации.

18) Революционный Интернационал.

19) Международный Анархический съезд.

Организационная Комиссия обращает внимание местных организаций на желательность представления возможно кратких отчетов о деятельности на местах в соответствии с пунктами 1, 2 и отчасти 3, 12 и 13 порядка дня. Также желательно, чтобы делегаты представили, в резолютивной форме, мнение большинства и меньшинства каждой группы по отдельным пунктам Порядка дня.

№ 318. В ОРГАНИЗАЦИОННУЮ КОМИССИЮ ПО СОЗЫВУ СЪЕЗДА [ОТКЛИКИ С МЕСТ]

Надеждинская организация анархистов-коммунистов (Пермской губ[ернии]) всецело присоединяется к петроградским товарищам по идее, желающим созыва Всероссийского Съезда анархистов в Петрограде, и надеется на то, что это предложение не встретит никакого сопротивления со стороны всех анархистов России, и желает его возможно скорейшего созыва.

 

Вологодская федерация извещает, что приветствует идею созыва съезда в Петрограде и выбрала делегатом тов[арища] Алексея ФЕДОРОВА.

 

РЕЗОЛЮЦИЯ

Мы, сочувствующие анархистам, посылаем всем анархистским организациям ПРИВЕТСТВИЕ и заявляем свою готовность служить не только словом, но и делом идеалам Анархизма, так как видим всю его целесообразность и верим, что он один укажет нам истинный выход из тупика, в который мы заведены государственническими деятелями.

№ 319. ВСЕРОССИЙСКИЙ РАБОЧИЙ СЪЕЗД ДЛЯ ПЕРЕДАЧИ ФАБРИК НАРОДУ

Безработица все сильнее и сильнее распространяется по России. Хозяева рассчитывают рабочих многими тысячами, и такие расчеты будут все чаще и чаще.

В одних случаях хозяева рассчитывают рабочих, потому что не могут достать топлива или материалов для работы, в других, потому что хотят пронять рабочих голодом для того, чтобы они были посмирнее, согласились, измученные безработицей, работать за дешевку.

Все фабрики, все заводы, все машины на них, все материалы сделаны рабочими и рабочим же должны принадлежать. Нельзя более терпеть, чтобы от воли дармоеда хозяина зависела жизнь рабочего, чтобы хозяин мог по своему желанию запретить человеку работать, добывать кусок хлеба своему семейству. Нельзя более допускать, чтобы с каждого заработанного рубля хозяин ни за что, ни про что брал в свой карман семь гривен.

Надо покончить с такими беспорядками, а для этого надо, чтобы фабрики и заводы перешли в общее достояние рабочего народа.

Для этого придется, устранив хозяев, взять фабрики и заводы в заведование рабочих артелей, фабрично-заводских комитетов, рабочих союзов и их объединений.

Но только в редких случаях можно взять в полное распоряжение рабочих какой-либо отдельный завод. Для этого надо иметь деньги для уплаты заработка до тех пор, пока не продадутся выделанные на заводе изделия; надо иметь достаточно топлива и материалов или деньги на их покупку; надо знать, где достать их, причем капиталисты могут отказаться продавать их такому заводу, прогнавшему хозяина; надо иной раз, чтобы техники согласились работать вместе с рабочими; надо получить заказы или знать, куда отправить и как продать приготовленный товар.

Все это легко устроить только тогда, когда сразу, по всей России, рабочие возьмут в свое заведование фабрики и заводы. Тогда можно будет устроить «Рабочий Банк» для выдачи под работу необходимых для ведения дела денег; можно будет сговориться с рабочими, добывающими топливо, чтобы они доставляли его, куда надо, в надлежащем количестве; можно сговориться с заводами и с рабочими рудников о доставке материалов; можно будет сговориться и с техниками, которым негде будет тогда пристроиться, кроме как на взятых рабочими заводах.

Для того, чтобы устроиться таким образом, необходимо наладить все это дело.

Сделать это может только Всероссийский Съезд уполномоченных от фабрик, заводов, шахт и других предприятий.

Такой съезд надо созвать в возможно скором времени. Почин в деле созвания съезда должны взять на себя фабрично-заводские рабочие Петрограда. Для этого необходимо внести в порядок дня ближайших заводских собраний вопрос о переходе промышленных предприятий в заведование и распоряжение рабочего люда и о созыве съезда для выработки тех мероприятий, при наличности которых такой переход может произойти наиболее целесообразно, без задержек в деле производства и без тяжелых, хотя бы и временных, неудобств для рабочих.

Необходимо наметить на этих собраниях и порядок дня занятий будущего съезда. Между другими вопросами он должен заняться вопросами: 1) об устройстве «Всероссийского Рабочего Банка» для выдачи денежных ссуд промышленным предприятиям, 2) о прямых сношениях фабрик и заводов с предприятиями, добывающими топливо и материалы, 3) об организации сношений с инженерным и техническим персоналом и в случае саботажа с его стороны о приглашении инженеров из-за границы, где имеется избыток представителей этих профессий, 4) о создании учреждений для снабжения новых заводоуправлений счетоводами-бухгалтерами, 5) об организации сбыта выделанных изделий и о получении заказов, 6) о той деятельности по сбыту изделий, которую должны развить современные демократические силы управления и будущие городские Коммуны, хотя бы и не анархического типа, 7) о других предложениях.

Анархические группы и организации большевиков должны немедленно выдвинуть поставленный вопрос о Рабочем Съезде, который займется изысканием практических мер для перехода промышленных предприятий в руки рабочих. Время не ждет. Экономическая разруха будет расти с каждым месяцем, так как буржуазия употребит все усилия, не остановится ни перед чем для того, чтобы привести рабочих в отчаяние и снова взять их в рабство. Если, по ее расчетам, будет нужно, она на целый год остановит свои фабрики и заводы. Так не умирать же с голода по милости «их степенств» и «коммерции советников».

А чем дольше идет время, чем больше рабочих остается без куска хлеба, тем труднее будет взять фабрики и заводы в распоряжение рабочих, тем труднее будет наладить производство.

Мало этого, если Учредительное Собрание заберет силу и власть, то рабочим не удастся взять в свое полное распоряжение по справедливости рабочему люду принадлежащих промышленных предприятий.

Ведь в этом собрании сколько угодно фальшивых социалистов-отступников; они все время говорили, что надо выбирать в законодательное собрание социалистов, так как они проведут социальные реформы. Теперь социалистов в нашем учредительном законодательном собрании большинство. Большевики не будут ставить препятствий для перехода фабрик в руки рабочих, хотя не смогут помочь им в этом деле, которое могут выполнить только сами рабочие. А господа фальшивые социалисты даже не заикаются о том, что Учредительное Собрание займется вопросом о таком переходе. Они обещают устроить мир, который и без них устроят большевики, если будет к тому малейшая возможность. Они обещают крестьянам землю, которую большевики предложили уже взять крестьянству и которую крестьяне возьмут без всякого Учредительного Собрания. А о передаче промышленных предприятий рабочим ни слова. Молчат об этом потому, что Учредительное Собрание помешает рабочим взять их, если рабочие захотят этого.

Надо устроить все это дело, пока правительство находится в руках большевиков ленинского толка, так как это правительство не будет мешать рабочим в их правом деле.

Надо ковать железо, пока оно горячо – в революционное время.

Необходимо, чтобы рабочие собрания и фабрично-заводские комитеты сейчас же послали своих уполномоченных на Петроградскую конференцию по созыву такого рабочего съезда.

Надо самим заботиться о своих делах.

По вопросу о том, как надо устроить рабочий банк, и по другим вопросам, которые будут обсуждаться съездом, «ТРУД И ВОЛЯ» даст в свое время обстоятельные статьи.

Товарищи-рабочие! Товарищи-анархисты! Товарищи-большевики! Не теряйте ни минуты времени. Даром пропадут все могучие усилия русского пролетариата, даром пролита его кровь, если вы сейчас же не приступите к делу.

За дело, товарищи! За дело! Созывайте ваш съезд. Только своими усилиями вы можете выйти на верный путь.

№ 320. [А. ГЕ]. ВРОЗЬ ИДТИ, ВМЕСТЕ БИТЬ

Буржуазная и «социалистическая» печать в последнее время уделяет нам, анархистам, совершенно исключительное внимание. При этом она очень часто «сопоставляет» нас с большевиками и старается уверить нас, что большевики непоследовательны, а большевиков – что им грозит «опасность слева».

Тактика эта совершенно ясна и понятна: буржуазия и примыкающие к ней «социалистические» прихвостни и подголоски стараются внести разлад и раздор в революционный фронт.

Поспешим же успокоить этих «печальников» о деле народном: это им не удастся. Народ за девять месяцев Революции хорошо научился разбираться, кто его друзья и кто враги, и потому все попытки разбить единство революционного фронта науськиванием анархистов на большевиков и большевиков на анархистов – покушения с негодными провокационными средствами.

Мы не замазываем, не скрываем наших разногласий. Нас от большевиков, действительно, отделяет очень многое. И это многое – глубоко и серьезно. Мы говорим прямо: между нами – пропасть.

Мы – максималисты и коммунисты. Мы считаем вредной всякую остановку Революции на буржуазно-демократических этапах. Мы всецело отвергаем буржуазную, хотя бы и ультрадемократическую Государственность, сулящую трудящимся лишь равенство политическое и не устраняющую неравенства экономического. Политическое равноправие, не устраняющее первопричины социального зла – экономического неравенства, является для нас равенством в рабстве.

А мы хотим – свободы в равенстве.

Другими словами.

Мы требуем немедленного перехода всех земель, фабрик, промыслов, средств и орудий производства – в достояние всех трудящихся. Мы требуем – немедленной и полной экспроприации буржуазии, немедленного уничтожения капиталистического строя.

В области организации политической мы являемся врагами централизованной государственности и сторонниками самоуправления народа через автономные революционные коммуны. Другими словами: народ должен управляться не «сверху», не какой-либо централистической государственной организацией, всегда действующей принудительно и насилием, а «снизу», – он должен управлять собою сам и по своему собственному усмотрению.

И поскольку большевики являются минималистами, поскольку они останавливают Революцию на буржуазно-демократическом этапе и поскольку они централисты-государственники, – мы их противники.

И мы заявляем об этом прямо и открыто.

Но буржуазии и ее прихвостням возлагать надежды на нашу рознь, на наши глубокие принципиальные разногласия – не приходится.

И вот почему.

Как бы отрицательно мы ни относились к большевикам, мы все же не будем отрицать той положительной роли, которую они сыграли в октябрьские дни. Мы считаем их пока наиболее передовой, наиболее революционной партией демократических реформ. И так же, как мы, в февральские дни, шли бок о бок со всей демократией для свержения царизма, так мы в июле и октябрьские дни шли рядом с большевиками против изменившей народу, возглавляемой Каледиными и Керенскими, демократии. Как мы в октябрьские дни шли рядом с большевиками в окопы под Петроградом и Царским Селом для борьбы против Керенского, так и сейчас наши товарищи стоят в рядах революционных войск, отправляющихся против Каледина.

Так будет и впредь. По отношению к борьбе против буржуазии у нас другой тактики быть не может. Пока большевики не подались вправо, пока они еще продолжают вести борьбу – борьбу не бумажную только, а фактическую – с контрреволюцией и буржуазией, – мы будем бить вместе с ними, даже будучи их идейными противниками. И мы открыто заявляем об этом. Но мы выступим открыто, опираясь на массы, также и против большевиков, когда они сами остановятся и захотят насильно остановить дальнейшее развитие Революции.

Врозь с большевиками идти, но вместе с ними бить, пока они продолжают бить направо, – такова наша общая тактика в настоящее время по отношению к буржуазии.

И таковой она останется. Да знают это буржуазные и «социалистические» саботажники революционного фронта и да не тратят они попусту своих жалких слов и усилий. Пока большевики не перестанут наносить удары направо, мы будем бить вместе с ними. А отстанут они от нас, – мы дальше пойдем вперед сами. И масса будет с нами.

№ 321. [А. ВАДИМОВ]. К ПОРЯДКУ ДНЯ СЪЕЗДА

Только в самое последнее время выяснилась безусловная необходимость нашего Съезда, и с каждым днем все более и более выясняется, какие вопросы должны быть на нем подняты.

Устраивать такие Съезды, какие устроила, например, Партия социалистов-революционеров, нам нет смысла. Нет смысла перетряхивать старые, давным-давно решенные вопросы и утомлять участников Съезда длинными речами товарищей. На нашем Съезде не нужны даже разговоры по теории анархизма. Более того, едва ли имеется хоть один вопрос, обсуждавшийся на старых съездах (хотя бы на Амстердамском)57, который мог бы приковать к себе наше внимание и внимание трудового народа.

Нам нужен Съезд, главным образом, для того, чтобы посоветоваться, каким образом вывести Революцию из того тупика, в который ее загнали социалисты-революционеры и объединенные социал-демократы, позорно изменившие – первые делу Революции, вторые – рабочему классу, так как революционерами они никогда не были.

Имея полную возможность помочь революционному народу и его тяжелой задаче, эти господа сделали все от них зависящее для того, чтобы поворотить революционный поток в буржуазное русло и убить творческий размах народных масс.

Октябрьское восстание петроградского пролетариата, солдат и матросов сдвинуло Революцию с мертвой точки. То немногое, что могли сделать большевики, захватившие в свои руки власть, они сделали. Призыв брать помещичью и т.п. землю и некоторые другие законы-призывы имели свое революционное значение.

Но в одном из существеннейших вопросов, – в вопросе о переходе фабрик и заводов в руки рабочего класса, – большевистское правительство ничего не сделало, и мы не упрекаем его за это. Просто потому, что оно, как правительство, и не могло что-либо сделать там, где требуется творческая самодеятельность народных масс. Ограничиться и в этом случае простым призывом и отказом защищать капиталистов-предпринимателей было невозможно для правительства, как бы лево оно ни было. Здесь могла что-либо сделать партия большевиков, но не правительство, выдвинутое этой партией, а партия эта, став правительственной, не работает в указанном направлении. Анархисты должны выработать на своем Съезде безукоризненный практический план передачи в общерабочее достояние средств производства, фабрик, заводов и прочего. Этот план должен быть не только практичен, не только должен указать, каким образом можно и должно справиться с такими трудностями в деле, как недостаток или отсутствие обратного капитала, неорганизованность или дезорганизованность сбыта, как саботаж инженеров и т.д., но он должен быть и удобоисполним. Необходимо, чтобы переход промышленных предприятий совершился в самый короткий срок и безболезненно для пролетариата.

Этот вопрос является главным основным вопросом съездовой работы.

Таким образом, вторым пунктом программы Съезда надо поставить «разработку плана перехода промышленных и других предприятий в общественное заведование и распоряжение рабочего народа».

Все остальные вопросы являются в настоящее время второстепенными.

Переходя к порядку дня, намеченному в 26-м номере «БУРЕВЕСТНИКА»58, надо заметить, что нам придется обратить особо серьезное внимание на аграрный вопрос. Отдел 11-й о методах борьбы можно выбросить, как несоответствующий переживаемому нами времени. Вместо всех подразделений этого отдела, обсуждение которых имело бы значение в момент «мирной» общественной жизни, хорошо бы поставить только один: – «Социальная Революция». Придется выяснить ее массовые приемы, ее крупные и мелкие задачи, ближайшие, злободневные и более отдаленные цели.

Как кажется, не мешало бы выделить «цели – Социальной Революции» в особый отдел, озаглавив его хотя бы таким образом: «Вольные города – Коммуны», «Вольные деревни – Общины», «Организация промышленных предприятий на анархических началах», «Объединение вольных городов и предприятий» и т.д.

О политическом терроре не стоит и разговаривать. Массовому движению этот метод правительственной буржуазии и социалистической борьбы чужд. Антибуржуазный и аграрный террор не могут иметь ни малейшего значения в момент Социальной Революции или даже в момент ее пролога, когда дело идет о полном уничтожении классов путем интегральной эксплуатации капиталов.

Вопрос об экспроприации всецело входит в отдел о целях Социальной Революции.

Об экономическом терроре и саботаже опять-таки можно говорить на Съезде только в момент, отдаленный от начала Социальной Революции. Разве только о специальном виде «революционного» саботажа можно сказать несколько слов.

Едва ли своевременны и едва ли спорны вопросы о антимилитаризме, антипатриотизме и антинационализме, и едва ли члены Съезда будут интересоваться ими.

В порядок дня Съезда надо внести еще один важный вопрос, а именно вопрос о самозащите освобожденного и даже освобождающегося народа против насильственных попыток вернуть его в буржуазное государство или направить на путь новогосударственного капитализма, выдав последний за социализм, другими словами, вопрос о вооружении.

Заметим еще, что в момент Социальной Революции не придется говорить о пропаганде действием, как ее понимали анархисты времен Бакунина. В наше время нужна не пропаганда дела, а победа действием.

№ 322. ИЗ СТАТЬИ М. ВОЛЬНОГО (Ф.М. НЕУСЫПОВА) «ЕДИНАЯ ПЛАТФОРМА АНАРХИЗМА»

II) […]Основой всех философских учений, общепризнанных за анархистские, является проблема организации социального строя, обеспечивающего наиболее возможный максимум индивидуальной свободы для личности, допускаемый принципом социального равенства.

Главным препятствием к положительному разрешению данной проблемы в жизни является институт государства, как правовой строй социальных взаимоотношений, основанный на принципе принудительного высшей властью подчинения личного блага благу общему, что в действительной своей сущности на практике является официальным оправданием лишь лично заинтересованных действий представителей высшей власти, и в частности в эксплуатации (до формы тяжелого рабства одного класса другим правящим) населения данной области.

И в отрицании идеи государства в строе будущих социальных отношений сходятся все без исключения анархистские учения: государство, освященное (разными учениями с разных сторон), с точки зрения обеспечения свободы индивидуума до пределов равенства, отвергается и безусловно, и единогласно.

Но формы организации социальных отношений, заменяющие государство, до того разнообразны, что почти все анархистские учения предлагают свою собственную систему, и в этом отношении именно являются на положении замкнутых сект.

Но оправдываемо ли такое разъединение сил и слепой агитации частных учений анархизма с точки зрения общего принципа анархизма – «осуществления максимума свободы личности»?

Не в равной ли же степени максимум свободы необходим и для групп личностей?

Раз все частные анархистские учения, как социальные системы (коллективизм, коммунизм, индивидуализм, толстовский сентиментализм и пр.) будучи предложены человечеству, находят (всегда и везде) известные группы последователей, то ясно, что не может существовать положения – одно из всех данных учений соответствует анархизму, а все другие ложны, ошибочны.

Психофизическая сущность, как и смысл жизни личности абсолютно неодинаковы во всех индивидах, а потому на выбор тех или иных форм социальных отношений соответственно индивидуальным вкусам и интересам и принадлежности личных мировоззрений к тем или иным учениям частного характера должна быть предоставлена соответствующая свобода.

А раз все эти (частные) учения признаны за анархистские, то и организации тех и других форм социальных отношений в отдельных группах в стране анархизма также должна быть обеспечена необходимая свобода, так как эти частные учения должны рассматриваться не как претендующие (между собою) на преимущество, а как удовлетворяющие в полной мере запросы разнохарактерных личностей, разнородных органически связанных с натурой индивидуальных миропонимании.

III) Если подвергнуть исследованию сущность общего принципа анархизма: осуществление максимума индивидуальной свободы личности, то найдем, что наибольшая степень максимума свободы личности достигается, когда данная свобода и в форме и в содержании соответствует индивидуальным особенностям личности, когда эта свобода субъективно соответствует индивидуальным особенностям личности, когда эта свобода субъективно оценивается с точки зрения специфических интересов и вкусов данного индивида. В силу этого критерий оценки свободы и определения ее в мере приближения к степени максимума не может быть установлен определенно объективно, а всецело находится в субъективном расположении личности, и потому как максимум, так и сущность свободы есть понятия лишь относительные, и как таковые в разных формах и конструкциях анархистских систем организации социальных отношений должны быть допущены к равному существованию в свободной федерации анархистских групп.

Таким образом, устанавливая принципы взаимотерпимости, братского взаимоуважения отдельных групп разных частных анархистских учений, предлагаем исключить из тактики групп и личностей тенденции на преимуществе и посягательстве на авторитетность, отбросить в сторону все ненужные семейные споры (не время теперь!) и объединяться для дружной созидательной революционной работы на единой платформе[…]

№ 323. РЕЗОЛЮЦИЯ

Мы – матросы, солдаты и рабочие города Гельсингфорса, объединившись в группу Гельсингфорсских анархистов, на митинге 18-го декабря с.г., заслушав доклад представителя Петроградской Федерации анархистов, постановили:

I. Немедленно прекратить международную бойню, именуемую войной. Распустить по домам армию и флот и, тем самым, уничтожить постоянную армию, как таковую, и на будущее время; армия и флот должны быть распущены в полном вооружении, вплоть до пулеметов, снаряды же и орудия подлежат переработке на предмет выделки сельскохозяйственных машин и других предметов, полезных народу.

II. Экспроприировать (захватить) все промышленные и торговые предприятия, дома, мануфактуры, все орудия производства, движимое имущество монастырей и капиталистов, а также все капиталы, и объявить их достоянием анархических коммун.

III. Армия и флот, распущенные по домам, должны быть обуты и одеты, для чего экспроприируются все торгово-промышленные предприятия, а также интендантские склады, со всем находящимся в них имуществом;

Примечание: Этот пункт распространяется и на всех инвалидов и калек, жертв войны.

IV. Все военнопленные должны немедленно и беспрепятственно вернуться к своим домам, – как наши, так и воевавшие с нами.

V. Все революционеры-эмигранты, задержанные империалистами во всех странах и томящиеся там в тюрьмах, подлежат немедленному возвращению в Россию.

VI. Вся земля принадлежит трудящимся на ней, а поэтому она должна быть экспроприирована (захвачена) самими трудящимися, причем пользование землей должно быть организовано на общинных (коммунистических) началах.

VII. Немедленно прекратить производство всех предметов роскоши, а те предприятия, кои обслуживали предметами роскоши капиталистов, эксплуататоров и паразитов, должны заняться выработкой предметов первой необходимости.

VIII. Ввиду того, что всякая власть есть не что иное, как господство тирании и угнетение трудящихся масс, и что всякое стремление той или другой политической партии к власти имеет в своей сущности порабощение личности и свободы, мы отказываемся от подчинения всякой власти и объявляем себя врагами государства, законов, власти и всех тех пережитков буржуазного общества, на которых держится наше угнетение и рабство.

IX. Обезвредив буржуазию и представителей господствующих классов посредством экспроприации их капиталов и имущества и тем самым уравняв их экономически со всеми трудящимися, мы находим необходимым уничтожение всех тюрем, мест заключения, всех судов и освобождение всех, томящихся в тюрьмах.

X. Ввиду того, что религия и церковь являлись и являются оплотом насилия и гнета и врагами трудящихся, немедленно прекратить выдачу жалованья как черному, так и белому духовенству, а также и всем служащим в учреждениях духовного ведомства.

XI. Современный буржуазный строй создал из брака коммерческую сделку, а церковь и государство закрепостили женщину; ввиду того, что всякое насилие над личностью не может быть терпимо, мы объявляем, что не признаем современного брака, освященного церковью и государством, и призываем только к свободному соглашению, только к свободному союзу, основанному на взаимном уважении обеих сторон, вступивших в совместное сожительство.

XII. Ввиду переживаемого времени настаиваем на скорейшем созыве Всероссийского съезда анархистов, причем съезд должен быть созван в Петрограде, как центре Революции.

В составе представителей от следующих частей:

  1. Броненосец «Андрей Первозванный».
  2. Минный крейсер «Автроил».
  3. Минный крейсер «Самсон».
  4. Дредноут «Севастополь».
  5. Дредноут «Петропавловск».
  6. Первая арт[иллерийская] Свеаб[оргская] креп[остная] артиллерия.
  7. Штаб 29-ой дивизии.
  8. Минный крейсер «Свобода».
  9. Минный крейсер «Двина».
  10. Сторожевое судно «Ока».
  11. Крейсер «Память Азова».
  12. Судно «Блокшив № 2».
  13. Броненосец «Гражданин».
  14. Минная лаборатория Свеаб[оргского] порта.
  15. Свеаборгский порт.
  16. Баржа морского участка «Описная».
  17. Миноносец «Сибирский стрелок».
  18. Судно «Блокшив № 9».
  19. Владивостокский минный батальон.
  20. Служба связи Севастопольского района.
  21. Первый дивизион сторожевых катеров.
  22. 114 полк, 2-ая (пулеметная) команда.
  23. Воздухоплавательная рота.
  24. Миноносец 220.
  25. Свеаб[оргская] воздухоплавательная рота.
  26. Катер командующего флотом.

№ 324. МАНИФЕСТ АНАРХИСТОВ

К РАБОЧИМ И СОЛДАТАМ ВСЕХ СТРАН

Четвертый год длится междоусобное взaимoиcтpeблeниe рабочих, устраиваемое международной буржуазией, которая борется за рынки и мировое экономическое преобладание.

Широкие народные массы, втянутые в войну, были одурачены самым бесстыдным образом: их уверили, что они, защищая свое отечество, защищают принципы национальности, свободу и культуру.

Это – явная неправда.

Национальность – не принцип, а законный факт, как индивидуальность. Всякая национальность имеет право на свободное существование рядом с другими, и ни одна не имеет права идти войной на другую, угнетать ее.

Демократическая культура – химера. Пока существует капиталистический строй, политическое равенство является лишь лицемерным прикрытием экономического угнетения. Это – равенство в рабстве. Это – демагогия, преобладание грубой силы над верховным принципом свободы. Рабочим не нужно равенства в рабстве, им нужна свобода в равенстве.

Также ложь, будто бы у рабочих есть отечество. Капиталистический правопорядок, всюду одинаково сопровождающийся эксплуатацией рабочего труда, уничтожил все национальные отличия пролетариев. Защищая свое современное «отечество», рабочий защищает лишь свои цепи, свое рабство.

Со времени Первого Интернационала настоящая война является вторым крупным событием этого рода, потрясающим Европу.

Первым была франко-прусская война. За несколько дней до ее объявления парижская секция Интернационала обратилась к немецким рабочим с Воззванием, в котором говорилось: «Братья- немцы! Во имя мира, не слушайтесь подкупленных и рабских голосов, которые хотят обмануть вас относительно истинного настроения во Франции. Останьтесь глухи к бесстыдной провокации, ибо война между нами была бы войной братоубийственной. Оставайтесь спокойны, как может быть спокойным, не компрометируя своего достоинства, сильный и храбрый великий народ. Наши войска привели бы, с обеих сторон Рейна, лишь к триумфу деспотизма».

Берлинская группа Интернационала ответила:

«Воорушевленные братским чувством, мы протягиваем вам наши руки и как честные люди, не умеющие лгать, заявляем, что в сердцах наших нет ни малейшей национальной ненависти и что мы, лишь подчинясь силе и против нашего желания, входим в военные отряды, которые наполняют несчастьем и разорением мирные поля наших стран».

Мы видим на этом примере, что в августе 1914 г. повторилась история июля 1870 года. Французский пролетариат, проникнутый идеями Революции, выступает против войны. Немецкий же пролетариат, руководимый разъеденными социал-демократическим учением о пособничестве своей буржуазии вожаками, рабски подчинился своим правящим классам.

Франко-прусская война, подготовленная и провоцированная Бисмарком, была объявлена Наполеоном III, попавшимся в ловушку железного канцлера.

Когда после ее объявления германское правительство 21 июля 1870 г. потребовало от рейхстага вотирования военного займа, Бебель и Либкнехт не голосовали против, а только воздержались, заявив при этом: «Мы не могли голосовать в пользу военного займа, потому что этим мы вотировали бы доверие прусскому правительству, которое своим поведением в 1866 г. подготовило настоящую войну. Но мы не можем голосовать и против военного займа, ибо такое голосование могло бы быть истолковано как одобрение немцами и преступной политики Наполеона!»

Сам Маркс, от имени Генерального Совета Интернационала в Лондоне, опубликовал манифест, в котором он, с одной стороны, взваливал вину за войну на Пруссию, а с другой – констатировал, «что для Германии война – оборонительная».

Этим он делал то, что и после в продолжение почти полстолетия не переставала делать международная социал-демократия: с революционной фразой на устах толкать пролетариат на путь пособничества своей национальной буржуазии.

Первый Интернационал вмещал в себя целый ряд различных политических течений, но главная борьба в нем происходила между двумя группировками, из которых одна исповедовала анархические теории Михаила Бакунина, а другая – государственный социализм Карла Маркса.

Идейная реакция, последовавшая после франко-прусской войны и поражения Коммуны, привела к торжеству немецкой школы, – государственного социализма. В конце 80-х годов место 1-го Интернационала занял Второй, – Интернационал не грозной классовой борьбы против Капитала и Власти, а лживой, преступной демонстрации, принявшей название «социализм». Социал-демократия никогда не вела народы к последнему восстанию за освобождение от оков экономического рабства, а лишь учила их подобострастному преклонению перед фикцией – буржуазной политической свободой в недрах капиталистического же общества.

Социал-демократический Интернационал, выросший на развалинах разбитой Коммуны, десятки лет ожесточенно боролся против революционных заветов и революционного духа рабочего класса. Его линия политического поведения заключалась в следующем: вместо революционной борьбы непосредственно против Капитала – благожелательное сотрудничество пролетариата с буржуазией во имя постепенного развития политического прогресса. Вместо революционного ниспровержения Власти, охраняющей капиталистический строй, – подобострастное преклонение перед Государством, якобы охраняющим общенародные интересы. Вместо борьбы против милитаризма – вотирование военных бюджетов, ибо без милитаризма невозможно существование Государства. Вместо отрицания всяких войн – искусственное деление их на оборонительные и наступательные.

Социал-демократический Интернационал является самым крупным преступником по отношению к рабочему классу, ибо он повсеместно пропитал рабочий класс лживыми буржуазными предрассудками и навеял на него гипноз Государственности. С лицемерными фразами о международной рабочей солидарности на устах он воспитал в рабочих буржуазно-националистический дух и преимущественную любовь к своему отечеству. А любовь к своему отечеству как более высокой материальной и духовной ценности, чем чужие отечества, противоречит интернациональной солидарности, исключает ее.

Сегодня, в этот трагический час, человечество пожинает плоды этой преступной пропаганды. Народные массы, проникнутые Гипнозом Государственности, всюду почти безропотно милитаризировались для защиты своих, установленных дипломатическими трактатами, отечеств.

Но в настоящее время массы уже везде начинают пробуждаться от охватившего их военного безумия. Народное недовольство всюду растет. Об этом свидетельствуют частые бунты, в которых принимают участие также отпускные солдаты и против которых правительствам приходиться применять военные батальоны, первоначально предназначавшиеся ими для отражения внешнего врага.

Катастрофальное военное бедствие, обрушившееся на все пять частей света, совершенно очевидно приближается к концу.

Но каков будет конец его?

Это будет зависеть от вас, рабочие!

Растущее народное негодование заставило часть социал-демократии задуматься над некоторыми положениями своей программы и тактики. Но эта «переоценка ценностей» лишь с еще большей очевидностью выявила ее закоренелость в националистических предрассудках, ее трусость перед всесильной буржуазией и ее лицемерие перед пролетариатом.

Правая часть социал-демократов все еще продолжает послушно плестись в хвосте буржуазии и правительств, левая же часть их созвала две международные конференции – в Циммервальде и Кинтале.

Взваливая вину за международную бойню, которую они сами санкционировали раньше своим вотумом в парламентах, на господствующие классы, господа «левые» социалисты теперь призывают народы к прекращению ее под лозунгом «ни победителей, ни побежденных». Они требуют немедленного заключения мира «без аннексий», предполагая мир, заключенный правительствами. Они тоже призывают народы к восстанию, но не к восстанию за полное освобождение труда, а во имя восстановления убитой войною «политической свободы» и буржуазных законов по охране наемного труда. Говоря, с одной стороны, о необходимости прекращения сотрудничества социалистов с капиталистическими производствами (но не с возлюбленной буржуазией!) – сотрудничества, которое все они практиковали в течение десятилетий, – они, с другой стороны, призывают рабочих оказать давление на …59, на парламенты и правительства!

Рабочие, работницы, солдаты!

Не следуйте за социалистами, хотя бы даже и «левыми». Они трусливые и играющие в политику лицемеры! Под прикрытием революционной фразы, как они делали это всегда, они и на этот раз призывают вас лишь к восстановлению старого порядка и старых методов. У них нет ни смелости, ни желания призвать вас к Социальной Революции, к решительному выступлению против Капитала и Власти. Они, в глубине души, боятся Социальной Революции, боятся социально-революционного выступления народных масс и, прикрываясь красивой фразой, всюду продолжают охранять частную собственность, бороться против революционного духа трудящихся классов.

Рабочие всех стран!

Вспомните золотые слова Бакунина:

«Всякое централизованное Государство, каким бы либеральным оно ни являлось, хотя бы даже оно носило республиканскую форму, по необходимости угнетатель-эксплуататор народных масс в пользу привилегированного класса. Ему необходима армия, чтобы сдерживать эти массы, а существование этой вооруженной силы подталкивает его к войне… Всеобщий мир будет невозможен, пока существуют нынешние централизаторские Государства».

Свирепствующая сейчас международная бойня с наглядностью подтвердила правильность этого – и только этого – утверждения. Буржуазные государства всех стран одинаково обязаны поддерживать милитаризм и вести империалистические, захватнические войны, чтобы обеспечить своей буржуазии новые рынки сбыта и экономическое преобладание. Республиканские и конституционно-демократические страны не менее империалистичны и милитаристичны, чем страны монархические. Зло не в форме Государства, а в факте его существования, как необходимого оплота буржуазного правопорядка.

Рабочие всех стран!

Не слушайтесь лицемерных призывов социалистов-государственников! Их преступная пропаганда уже привела вас не однажды к самоотрицанию и самопожертвованию в пользу правящих классов.

Не требуйте дипломатического, то есть правительственного мира – безразлично с аннексиями или без них, – не пытайтесь оказывать давление на ваши правительства, на парламенты и депутатов.

Мир, заключенный дипломатами, мир правительственный, хотя бы даже он был заключен под сильным народным давлением, ничего не даст вам. Он не ослабит старого порядка. Он не избавит вас от экономического гнета. Он не уничтожит милитаризма, ибо буржуазные государства не могут существовать без поддержки войск. Следовательно, он не избавит вас и от войны в будущем.

Рабочие всех стран, солдаты!

Восстаньте дружно против Капитала, против всех правительств! Выбросьте вместе с правительствами всех наших парламентских депутатов с министерскими портфелями и без таковых! Опрокиньте все парламенты! Разрушьте все Церкви, где нанятые правительствами лживые проповедники призывают вас к убийству ваших братьев.

Лозунг социалистов – не ваш. Социалисты-государственники опять готовятся совершить предательство, сделав вас орудием той «мирно настроенной» части буржуазии, которая устала от войны.

Ваш лозунг только один:

Долой войну!

Долой капиталистическое общество со всеми его прислужниками, с его парламентами, политиканами, попами и войсками!

Да здравствует свободная Федерация свободных от экономического и политического рабства народов!

Рабочие и солдаты всех стран!

Война в любой момент может быть прекращена вами, если вы захотите этого. Как война повсеместно нарушает правильное функционирование труда, так прекращение работы, всеобщая стачка, может одним ударом приостановить войну, сделав для правительства невозможным продолжение ее.

Вы не цените своих жизней. Вы сейчас всюду жертвуете ими для чуждого, для враждебного вам дела, – для угнетающей вас буржуазии. Для нее же ваши жены и дети умирают с голоду.

Почему же не жертвуете вы собою для полного освобождения вас самих и ваших братьев от позорного векового рабства Капитала и Власти?

Перестаньте бессмысленно истреблять друг друга!

Поверните орудия и ружья против врага в собственной стране, против ваших вечных угнетателей, и соединитесь во имя общего блага, во имя братства всего человечества!

Только раб имеет право идти войною на своего господина!

Осуществите же это ваше священное право, восстаньте! Восстаньте за Свободу, за Равенство, за полное экономическое Освобождение!

Смерть буржуазному строю!

Смерть Государству и Церкви!

Да здравствует Свобода в Равенстве, свободная Федерация освободившихся народов!

ДА ЗДРАВСТВУЕТ АНАРХИЯ!

№ 325. АНАРХИЗМ И КООПЕРАЦИЯ [КОНСПЕКТ К ДОКЛАДАМ СЪЕЗДА]

1) Общее стремление людей к лучшей жизни. Проблески анархизма.

2) Стремление английских, французских и немецких мыслителей: Оуэна, Фурье, Прудона, Маркса, Каутского.

3) Поиски выхода в производительных артелях и ассоциациях.

4) Провалы опытов.

5) «Случайное» открытие потребительной кооперации.

6) Что такое потребительная кооперация? Десять заповедей кооператора.

7) История и рост потребительной кооперации в Англии и России.

8) Кооперация, как открытый способ самоуправления в полицейском государстве (Собрания. Протоколы. Выборность правления).

9) Кооперация – практическое проявление инициативы и самодеятельности.

10) Кооперация и банки. Кредит и Московский народный банк. Лавочники, посредники, комиссионеры, оптовики. Фабрика и завод. Трудящийся и рабочий.

11) Кооперация и Московский союз потребительных обществ и Санкт-Петербургское общество оптовых закупок. Собственное производство.

12) Кооперация и просвещение. Инструкторство. Курсы. Библиотеки. Театр. Университет Шанявского.

13) Задачи профессиональных союзов. Замкнутость. Нет анархизма.

14) Задачи политических партий. Замкнутость. Нет анархизма.

15) Задачи потребительной кооперации. Независимость. Свобода. Самостоятельность. Фабрика кооператива рядом с фабрикой капитала.

16) Независимость кооператива от профессионального союза и партийной кружковщины.

17) Свобода и независимость вступления в потребительную кооперацию. В чем успех потребительной кооперации? Дух Анархизма.

18) Причина неуспеха профессиональных рабочих организаций. Полурабство и замкнутость.

19) Причина неуспеха производительной кооперации. Обособленность. Однообразие навыков. Замкнутость.

20) Копартнершип и его слабый успех.

21) Десятки тысяч петроградских лавочников и рабочий потребитель. Сотни оптовых складов. Спекуляция. Участие в спекуляции банков.

22) Закрытие заводов. Безработица. Двигательная сила царя-голода.

23) Деньги и участие государственных банков в кооперации до полного перехода на государственный социализм.

24) Как мыслится государственный социалистический строй и строй анархического порядка? Мы и наше будущее.

25) Грызня партий. Выборы в Учредительное собрание. Обещание партийных программ и практика партийной власти. Результаты: кровь и жертвы.

26) Где выход? Организация потребительной кооперации. Переход всей мелочной и оптовой торговли в руки потребительных обществ. Создание обществами собственного производства. Переход фабрик и заводов в кооперативные руки.

27) Двигатель: просвещение, пробуждение сознания в массе. Понимание Анархизма и Анархии.

28) Заключение. Действительность и правда данной минуты.

№ 326. ВСЕМ, ВСЕМ, ВСЕМ… КТО ХОЧЕТ ТВОРИТЬ СВОБОДНУЮ И СВЕТЛУЮ ЖИЗНЬ!

ЗНАМЯ АНАРХИИ

Громадное, черное знамя, ужасающее и отталкивающее одних, чарующее и влекущее других… Среди моря красных знамен одинаково движется знамя Анархии; безучастно кивая в сторону ожесточенных споров, всюду его провожающих, это знамя последнего откровения таит в себе великие лозунги угнетенной, но бессмертной личности.

Но что означает этот черный, траурный цвет? Неужели только беспросветную, глубокую ночь сулит он этому больному миру?

Да! Мы не скрываем своего лица, мы жаждем этой ночи современной культуры, ибо вековая ночь нашей души жаждет рассвета, ибо выстраданная тоска по свободе жаждет открытого выражения.

В эпоху величайшего смятения умов налетел шквал, дрогнуло знамя Анархии и вдруг раскрыло свою тайнопись. Читайте же эти немногие строки, схороненные могильщиками Свободы!

ЛИЧНОСТЬ!

Да, та самая личность, которая веками вела подпольное существование; изгнанная из мира и изуродованная, проклятая и закрепощенная – она встает пред вами во весь рост бессмертного титана и громко заявляет о своем праве на светлое существование…

СВОБОДА!

Да, та самая свобода, которая была вековым врагом всякой власти, всякой государственности и всякой насильнической культуры. Пусть же вновь оживут сердца тех, кто так мучительно долго лелеял мечту о Свободе.

НОВАЯ КУЛЬТУРА!

Да, та новая культура, тоску по которой носили в груди своей величайшие триумфаторы духа живого. Пусть вновь прозвучат бессмертные призывы избранников страны! Да будет проклято все, что несет с собой насилие над живой душой, и пусть лучше бесследно исчезнет этот мир, чем заглохнет последний источник жизни свободной души! Час старой культуры пробил, но под своими развалинами она грозит похоронить и то, что ей не принадлежит. Спешите же выйти на новые пути!

ДУХ РАЗРУШАЮЩИЙ ЕСТЬ СОЗИДАЮЩИЙ ДУХ!

Да, ибо вне разрушения нет творчества, и величайший крах, предельная катастрофа таят в себе высшее достижение и последнее торжество.

СВОБОДНАЯ ОБЩИНА!

Не как результат общественного принуждения, а как результат личной инициативы – возникает эта Свободная Община (коммуна), объединяющая лишь тех и так, кто и как того хочет. Каждая личность имеет свой жизненный интерес и руководящий принцип. Во имя этого интереса и этого принципа она по собственному почину объединится с себе подобными.

Вот что скрывает в себе черное знамя Анархии.

Вот в чем смысл его тайнописи!

Объединяйтесь же все, без различия классов, в Свободные Общины, устраивайте сами свою жизнь на основе свободного соглашения, создавайте отдельные организационные бюро и читайте ежедневную газету Петроградских Анархистов-Коммунистов «РАБОЧЕЕ ЗНАМЯ» и ежемесячный журнал «АНАРХИЯ»60.

Первое Бюро Коммунальной организации помещается при редакции газеты «Рабочее Знамя»:

Гороховая, 42.

За справками обращаться ежедневно от 12 час. дня до 4 час. и от 6 час. веч. до 10 час. вечера.

 

НАМЕЧЕН РЯД КОММУНАЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ:

1) Земледельческие.

2) Фабрично-заводские.

3) Литературно-художественные и другие.

[кон. 1917 г. – нач. 1918 г.]

№ 327. ПЕСНЯ РАБОЧИХ АНАРХИСТОВ

Смело поднимем мы черное знамя
Над угнетенною силой труда.
Пусть разгорится анархии пламя
И сокрушит рабский гнет навсегда.

Припев:
Мы анархисты и коммунисты,
Смело на бой, товарищи, идем.
Наша свобода – благо народа,
Счастье и радость мы миру несем.

Много веков мы под властью страдали,
Много мы пролили крови своей
И за свободу свою погибали
На эшафоте от рук палачей.

Припев.

Кровью своей мы историю писали
Жертв неповинной рабочей семьи
И на борьбу мы народ призывали
Сбросить тяжелое бремя с земли.

Припев.

Братья, не нужны нам власть и законы
Тюрем, дворцов и роскошных палат
И ненавистной проклятой короны
Пушек и ружей, штыков и солдат.

Припев.

Время настало могучей рукою
Рабские цепи порвать навсегда
И водрузить над свободной землею
Черное знамя святого Труда.

Припев.

(Изд[ала] Анархическая Группа – Нарвский р-он)
[Предполож. – конец 1917 -начало 1918 г.]

№ 328. ТОВАРИЩИ!

Мы живем в преддверии СОЦИАЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ, мы знаем, что только она может дать рабочим и солдатам настоящую ВОЛЮ и ХЛЕБ, мы знаем, что никогда ни одно правительство ни на один шаг не приблизит нас к достижению наших идеалов.

Революционное Правительство провозгласило СВОБОДУ – и что же? Уничтожило ли оно участки-комиссариаты, не существуют ли тысячи тюрем для наглядного и практического ознакомления с их свободой?

Революционное Правительство провозгласило РАВЕНСТВО, – но разве не спит буржуа в роскошных хоромах на пуховых постелях, разве не кушает он дичь и фрукты и не ходит в меховых шубах в театры и рестораны? Разве поедут весной рабочий и солдат на дачи и, закурив сигары, будут качаться в гамаке; разве дети бедноты не пухнут от голода и не замерзают от холода в темных промозглых подвалах?

Революционное Правительство УНИЧТОЖИЛО ОФИЦЕРОВ – НО РАЗВЕ НЕ СТАЛО БОЛЬШЕ НАЧАЛЬСТВА И ХОЗЯЕВ, разве не мерзнет прислуга в хвостах очередей и не жарится у раскаленных плит в то время, как их господам грезятся сладкие сны?

Революционное Правительство монополизировало банки, – НО РАЗВЕ ОНО УНИЧТОЖИЛО ДЕНЬГИ, разве каждый может взять все, что ему необходимо, и разве не имеют капиталисты всего с излишком?

Мы давно знаем, что всякое правительство есть тормоз всякой революции и крепкое препятствие для революции социальной. Мы твердо знаем, что они достигнут свободы, свергнув всякую власть. Трудовой народ подошел к воротам социальной революции, и мы говорим ему: ломайте замки, отворяйте ворота и идите смело вперед, – ибо Вам нечего терять, тогда как Вы можете приобрести все!

Но буржуазия, свившая гнезда на основах разбойничьих законов государственности, живущие грабежом и насилием, – эти паразиты-бездельники, присосавшиеся и пьющие кровь трудящихся, не откажутся без борьбы от своих воровских привилегий – и мы видим новые жертвы стойких борцов за социальную революцию.

14-го января состоятся похороны товарищей, погибших в смелой борьбе за истинную свободу, – мы должны все, как один, отдать последний долг борцам и показать всем, что с их смертью их дело не умерло, что за ними идут многие, которые их идеи претворят в жизнь.

Московская Федерация Анархистских групп призывает всех Анархистов и сочувствующих им собраться 14-го января в 12 час[ов] дня на Скобелевской площади с нашими лозунгами:

Слава павшим борцам за социальную революцию!

Долой всю власть во всяком виде!

Да здравствует АНАРХИЯ!

Да здравствует социальная революция!

Долой законы – плод разбойничьего строя!

Да здравствует свободная личность человека!

[Предположительно – начало января 1918 г.]

№ 329. ТОВАРИЩИ!

Пожар мирового восстания охватывает страну за страной и своим сильным порывом огненного урагана сметает всех богов, уничтожает их чертоги, очищая землю от гадов, пресмыкающихся перед золотым кумиром, отравляющих и оскверняющих все чистое и святое во имя своего животного благополучия. Да, мировая Социальная Революция только еще начинается, и ее начало – начало конца мирового капитализма и его жандарма – государства. Все взоры мировых денежных и коронованных властителей сосредоточены на трудовой революционной России, которая зажгла это великое пламя разрушения строя тысячелетнего рабства и грабежа.

Английская, американская, французская и германская буржуазия старается всеми средствами задушить революцию. Они еще продолжают затягивать войну и мешают трудовому народу заключить братский мир. Они не скупятся на награбленные с рабочих и крестьян миллионы: подкупать банды для разбойничьих атаманов: Калединых, Дутовых и других, и поддерживать саботажников, творящих великое зло для трудового народа – заведомое подготовление экономической разрухи, чтобы путем голода заставить народ признать власть царских опричников. Правительство же большевиков нисколько не изменяет положения. Народ по-прежнему голодает, а буржуазия господствует. Контрреволюционеры милостиво выпускаются на свободу в целости. Контрреволюция во многих местах еще держит голову высоко. В городах и селах при Каспийском море, как и на Дону, еще замечаются ползающие по всяким норам всевозможные разжалованные офицеры, жандармы и юнкера, втихомолку создающие всякие заговоры против революции. А между тем большевистские вершители судеб русской революции в данный момент не стесняются арестовывать тех, которые своими прямыми действиями выражают справедливые глубокие чувства возмущения угнетенных масс, выраженные местью вождям капитала, власти и государства. Более, чем когда-либо, жизнь в последние дни доказала русским революционерам, поскольку государственный социализм, а с ним и большевизм являются вредными формами общественного устройства для блага человечества. Русская революция с помощью самих же большевиков окончательно подорвала авторитет парламентаризма разгоном Учредительного Собрания и указывает светлый путь только к АНАРХИИ.

Товарищи! Мы должны во что бы то ни стало убить не только российскую контрреволюцию, но и мировую контрреволюцию, а так как корнем контрреволюции являются всемирный капитализм, государство, закон, власть и религии, то нам, угнетенным всех стран, крайне необходимо немедленно и беспощадно разрушить этот строй насилия. И как мы были правы, когда с начала революции мы говорили, что Русская Революция является предвозвестником мировой Социальной Революции! А события последних дней это подтверждают. Революционное брожение в Англии и ее областях, Индии и Ирландии; восстание в Испании, всеобщие забастовки в Германии, Австро-Венгрии и Швейцарии и, наконец, свержение с кровавого трона Румынского короля – все это воочию убеждает даже слепых, что гигантскими шагами мы идем прямо к намеченной нами цели – к Мировой Анархической Социальной Революции. И если мы действительно стремимся к окончанию этой братоубийственной войны, к заключению братского справедливого мира на основах любви, равенства, братства и свободы в полном смысле этого слова, при полном разоружении всех армий всех стран и уничтожении милитаризма в корне во всем мире, то пусть еще раз воскликнем вместе с угнетенными всего мира: «Пусть еще сильнее и сильнее грянет буря!» Пусть рухнет все, что еще пытается удержаться для угнетения трудовых масс; пусть погибнет все старое, пытающееся задержать прямой путь к свободе, и тогда лишь смело и гордо войдем В СВЕТЛОЕ ЦАРСТВО АНАРХИИ.

В смелый и решительный бой готовьтесь, братья и товарищи. Примыкайте к вольным революционным группам на местах. Примыкайте к Саратовской федерации Вольных Революционных Отрядов «ЧЕРНОЙ ГВАРДИИ», штаб которой находится в захваченном нами здании (бывшей купеческой «Биржи»), для решительной борьбы с контрреволюцией на местах и где бы она ни появилась. С организацией «Черной Гвардии» мы вступаем в новый фазис русской революции – в фазис самодеятельности. И только своими руками мы добьемся полной свободы личности – не только на труд, но и на потребление.

ДА ЗДРАВСТВУЕТ ВСЕМИРНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ!

ДОЛОЙ ГОСУДАРСТВО, СОБСТВЕННОСТЬ, ВЛАСТЬ И РЕЛИГИИ!

ДА ЗДРАВСТВУЕТ АНАРХИЧЕСКИЙ КОММУНИЗМ! ПОД ЧЕРНЫМ ЗНАМЕНЕМ АНАРХИИ – ПУТЬ К СВОБОДЕ!

26 января 1918 года.

№ 330. К ОРУЖИЮ, НАРОД! ДОВОЛЬНО ПОЗОРНО МОЛЧАТЬ!

Ты, народ, восставший против порабощения и эксплуатации, ты, поднявший рабочий кулак в защиту экспроприированных богатств у тех, кто грабил тебя денно и нощно и грабеж сделал обычным правом, ты теперь, наконец, стал лицом к лицу с твоим кровным врагом – капиталом. Буржуазные жабы всех стран ополчились на русскую революцию. Они забыли свою давнюю грызню, они забыли, что еще вчера открыто выставляли друг друга как непримиримых противников, как врагов не на живот, а на смерть. Еще висят в воздухе их призывы к тебе, народ: призывы встать на защиту их мелких душонок и добра, у тебя награбленного, а они уже их забыли и, объединившись, нападают со всех сторон на тебя, народ; на того, кого они обманули, предали, послав на бойню, чтобы сделать ему кровопускание, чтобы его обессилить. Ложью и обманом оказались все их призывы, натравливанием ради своих интересов их отечественная грызня. Они раскрыли свои карты, и вот все их закулисные делишки выплыли наружу.

Германская и Украинская буржуазия подали друг другу руки и, как закадычные друзья, наступают на русский пролетариат, хотят задушить первую революцию, которая начинает уже идти по правильному пути. Румынская буржуазия, еще два часа тому назад до хрипоты кричащая, что она наша союзница, – поворачивает штыки и предательски разит доверчивых рабочих. И не только они, а капиталисты всего мира ощетинились на тебя, русский рабочий, ибо ты угроза их существованию. Мутит тебя везде свора хищников, юлит, шипит и хочет снова предать, хочет подорвать в корне то, чего ты кровью добился, что трупами товарищей завоевал. Хочет лишить тебя возможности продолжать революцию.

Сговорившись между собой и грозя задушить тебя, тебе, народ, предлагает мир разбойничья шайка.

И в новую западню хотят вовлечь тебя. Тебя, рабочий, заявившего всему свету, что воевать против рабочих ты больше не будешь. Тебе, воткнувшему винтовку в землю в войне за буржуазных шарлатанов, предлагают они мир. И какой мир. Мир позорный, мир, заставляющий тебя, рабочий, одеть самому петлю на шею, мир, отдающий тебя снова на растерзание буржуазной своре, на потеху контрреволюции.

Они хотят устроить Варфоломеевскую ночь над революционерами, хотят повторить расстрел парижских борцов за свободу.

Но они ошибутся в своих расчетах. И только одно есть средство от их нападения, один путь для честного революционера – интернациональному капиталу противопоставить силу интернациональных рабочих.

К ОРУЖИЮ, НАРОД!

Довольно разговоры разговаривать и переливать из пустого в порожнее. Силой ты свергнул Николая Последнего, силой добыл восьмичасовой рабочий день, силой отстаивал свои интересы в дни октябрьской революции, и силой же ты сумеешь побороть организованную шайку буржуазных хулиганов.

Не заседаниями, а оружием защитишь ты свою свободу, тебе с кровопийцами надо говорить не на языке слов, а на языке пуль.

ВООРУЖАЙСЯ ЖЕ, НАРОД!

Если раньше тебя гнали, как пушечное мясо, скрывая, за что тебя гонят на расстрел, то теперь ты узнал, наконец, кто твои настоящие враги, и не скроются они от мести твоей.

Навстречу бандам буржуазии всего мира, на них и против них мы, анархисты, тебя, народ, призываем. Скорей же! Сегодня или завтра будет уже поздно!

Дай же отпор насильникам, ты, воин революции61. Не дозволь же издеваться над собой.

Скорей за оружие! И да будет твоим знаменем завет лучших сынов народа:

ЖИТЬ В СВОБОДЕ, УМЕРЕТЬ В БОРЬБЕ!

К нам, в наши ряды! В ряды беспощадных борцов за революцию!

За анархию! За коммуну! Вперед!

Запись бойцов – ул. Гоголя, 5 от 10 часов утра до 8 часов вечера.

Являться с мандатами от заводских комитетов или других революционных организаций.

[Предположительно, февраль – апрель 1918 г.]

№ 331. А.А. БОРОВОЙ. АНАРХИСТСКИЙ МАНИФЕСТ

Революция и свобода всегда рождались в крови и страданиях.

На заре их падают жертвы – герои, борцы, творящие новое, и наследники старого, с отчаянием его защищающие.

Но… не надо, чтобы жертвы падали даром. Перед нами – гигантская работа, такая, какой еще не знало человечество.

Надо переустроить целую страну, расшатанную развратом старого порядка, войной и опытами «сверху» разных партий. И в переустройство это – нести не старую рутину, не затхлое и догматическое профессиональных изобретателей человеческого счастья, но новое, творческое, взятое непосредственно из жизни, отвечающее устремлениям и интересам тех людей, которыми и для которых совершался переворот.

Пора покончить с любой опекой, хотя и самой благожелательной! Пора покончить с представительством, кто бы ни был представителем! Каждый должен взять «свое» дело в «свои» руки!

К этому зовет нас анархизм!

Анархизм – учение жизни! Анархизм родится с каждым человеком и живет в каждом из нас, но задавлен нищетой, робостью, лакейством пред людьми и пред теориями, привычками к насилию и развратной жизни. И нужны – смелость, просветление, жажда подвига, чтобы в каждом – и большом, и малом – проснулся анархизм.

Анархизм – учение свободы! Не отвлеченной, призрачной свободы, но жизненной, реальной… В основе всех построений анархизма – свободный человек, свободный от гнета учреждений, от власти законов, которые для него придумали другие. Но свобода анархиста есть свобода всех. Раз есть раб, он – не свободен. Анархист должен бороться до тех пор, пока не будут свободны все. Нет идолов для анархизма, ничего абсолютного, кроме самого человека, его свободы, его прав на безграничное развитие. Каков бы ни был общественный порядок, анархист всегда будет стремиться дальше, к новому, более совершенному, полнее и чаще говорящему его анархической совести.

Анархизм – учение равных! Все равны в свободе. Каждый – творец своего дела. И сфера личной его свободы – неприкосновенна.

Анархизм – учение культуры! Ибо анархизм зовет не к разрушению, но преодолению культуры. Не к бессмысленному разгрому и расхищению достояния народного, но бережному хранению ценностей, в которые заключены творческие достижения человека, которые – необходимы, как средство к последовательному, непрерывному нашему освобождению. Анархизм – наследник всех прошлых освободительных стремлений человека и несет ответственность за их сохранность.

Анархизм – учение любви! Ибо он учит любить не себя только и свою свободу, но каждого и всех. Он зовет к подвигу, зовет к великому делу, чтобы плоды его собрали не только наши современные, но и будущие, далекие от нас братья. Он зовет к борьбе, разрушению насильнической системы, но не к мести и бесстыдным самосудам против отдельных лиц.

Анархизм – учение радости! Ибо он верит в человека, верит в его неограниченные возможности, верит, что своим подвигом для всех он связует все времена и всех людей. Так родится радость творца – величайшая из возможных для человека радостей!

ОТДЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ВОПРОСАМ ОРГАНИЗАЦИИ И ОБЪЕДИНЕНИЯ АНАРХИСТСКИХ СИЛ В 1918 г.

№ 332. К ВОПРОСАМ ОРГАНИЗАЦИИ62

ФЕДЕРАТИВНЫЙ ДОГОВОР МОСКОВСКИХ ГРУПП АНАРХО-КОММУНИСТОВ, АНАРХО- СИНДИКАЛИСТОВ И ДРУГИХ ТЕЧЕНИЙ

1. Объединенная вольная федерация групп и лиц, разделяющих идеалы, тактику и доктрину анархизма, носит название Московского Вольного Союза Анархистов.

2. Группы, входящие в состав Союза, совершенно автономны. Границы этой автономии определяются только настоящим федеративным договором.

3. Новые группы и отдельные лица принимаются в состав Вольного Союза не иначе, как при ручательстве по крайней мере двух членов союза, причем союз пользуется правом предварительной ревизии дел группы, вступающей в союз, и отвода отдельных ее членов. Каждый вновь вступающий член союза подписывает экземпляр настоящего федеративного договора.

4. Московский Вольный Союз Анархистов считает целью своей деятельности полное освобождение человеческой личности от всех форм экономической эксплуатации, политического гнета и духовного рабства. Он объявляет себя, поэтому, заклятым врагом всех форм капитализма (даже государственного), всех форм государства (даже социалистического) и всех форм церковной иерархии, как и всех форм церковного догматизма, всегда и везде ставящего целью сковать человеческую мысль и человеческую интуицию и на скованной мысли построить новое здание социального рабства.

5. Идеал союза – вольная коммуна городов и сел, постепенно объединяющихся снизу вверх, в вольную коммуну мира, точнее, в международную ассоциацию работников.

6. Средствами борьбы союз считает пропаганду анархизма, революционного синдикализма и вооруженное восстание. Союз категорически отвергает всякие самовольные захваты, грабежи, убийства и всякие формы вымогательства. Т[ак] называемые] эксисты (вымогатели) подлежат исключению из союза.

7. Группы, действующие на территории одного района, могут объединяться, выделяя своих представителей, по два от каждой группы, в состав районного совета, который и пользуется автономией в пределах своего района.

8. Все районные советы в полном составе вместе с представителями групп, по два от каждой, не вошедшей в районную организацию группы, вместе с организационным центром союза образуют совет союза.

9. Совет союза собирается не реже двух раз в месяц через одно воскресенье, в определенный час.

Компетенция совета – контроль над всей деятельностью союза и выбор организационного центра из 5 лиц. Выборы в организационный центр должны быть единогласны.

10. Организационный центр имеет право кооптации.

Он заведует издательством, финансами, боевыми силами, постановкой пропаганды и всеми остальными делами союза. Он посылает своих инструкторов в каждый районный совет и каждую группу. Он назначает редакцию.

11. Финансы союза образуются из вступительного взноса в размере одного рубля, ежемесячного отчисления в размере ½ % [от] заработка, доходов с издательства, митингов, лекций и т.д.

12. Каждый член союза имеет билет за номером, с подписями секретаря и члена организационного центра и печатью союза.

13. Решения организационного центра обязательны для всех членов союза впредь до отмены их советом.

14. В случае столкновения между организационным центром и советом, а также в других особенно важных случаях созывается советом или центром общее собрание всех членов союза.

№ 333. Т. ПИРО. ИЗ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ФЕДЕРАЦИИ АНАРХИСТОВ

К ВОПРОСАМ ОРГАНИЗАЦИИ63

1) Московская Федерация Анархистских Групп является организацией, объединяющей представителей всех течений анархистской мысли, с предоставлением полной автономии каждой входящей в Федерацию группе или отдельной личности64.

2) Членом Федерации считается каждый товарищ, разделяющий общие принципы анархизма и работающий в интересах Федерации.

Примечание: 1) Представление в число членов Федерации отдельного лица может состояться только по рекомендации членов какой-либо группы, а принятие в состав Федерации новой группы – только по рекомендации двух групп, состоящих в Федерации.

2) Федерация выдает каждому члену особую регистрационную карточку с особым указанием при желании на ношение и хранение им оружия в качестве члена Федерации.

3) Каждый член Федерации определяет сам время и размер добровольного взноса, производимого им по возможности регулярно в общий фонд Федерации.

Примечание. Отдельным товарищам, не входящим в рабочие группы, предлагается объединиться в самостоятельные группы по принципу автономности.

4) Группы выделяют из своей среды наиболее активных работников и делегируют их в Совет Федерации.

Примечание. Делегат группы, помимо участия в заседаниях Совета, заведует снабжением группы литературой, устройством лекций, приглашением работников от Совета и всей внутренней жизнью группы и представляет Совету отчет о своей работе не менее одного раза в месяц.

5) Совет Федерации представляет в нужных случаях Федерацию, организует публичные выступления, лекции и прочее, руководит печатным органом, делегирует по собственной инициативе или по приглашению необходимых работников для ознакомления с деятельностью анархистских организаций и для пропаганды, ведает финансами, издательством и всем имуществом и делами Федерации.

6) Совет Федерации выбирает из своей среды секретаря, казначея, заведующих изданиями и других должностных лиц, проводя в заведовании делами принцип коллегиальности.

Примечание. Должностные лица представляют Совету ежемесячный отчет о своей работе, несут товарищескую ответственность и могут быть устранены по мотивированному заявлению хотя бы одного товарища.

Для финансовой отчетности выделяется особая контрольная комиссия, которая не менее одного раза в каждые три месяца докладывает Совету о результатах своей работы.

Собрания Совета Федерации происходят не менее одного раза в месяц.

Общие решения Совета Федерации заносятся секретарем в книгу протоколов.

Не реже одного раза в три месяца и всякий раз по желанию отдельных групп или товарищей и на основании объективных данных Совет созывает общегородскую конференцию.

Федерация имеет свою печать и соответствующие печатные бланки.

№ 334. К СЪЕЗДУ АНАРХИСТОВ В МОСКВЕ

Ввиду того, что предполагавшийся Всероссийский съезд анархистов в Петрограде в январе месяце фактически не состоялся, а выделенная им комиссия приступила к проведению в жизнь намеченных ею планов работы, – мы печатаем ниже резолюцию, – намечающую общую линию намеченной деятельности.

РЕЗОЛЮЦИЯ делегатов, съехавшихся на предполагавшийся Всероссийский съезд анархистов, назначенный на 15 января 1918 г. и перенесенный на 30 января, принятая на Общем собрании делегатов съезда 18-го января 1918 г.

Собрание делегатов Всероссийского съезда анархистов, обсудив вопрос о назначенном в Петрограде съезде, признает открытие съезда 30-го января с.г. невозможным, по нижеследующим причинам:

а) вследствие недостаточного количества съехавшихся делегатов;

б) вследствие отсутствия материалов, необходимых для работы съезда, и

в) вследствие того, что на созываемом съезде не представлены в достаточной полноте все

течения анархической мысли.

Означенное собрание делегатов, считая созыв съезда вопросом первой важности, по целому ряду глубоких причин, вытекающих из переживаемого момента, в связи с поступательным развитием российской народной революции, признает необходимым созыв Всероссийского съезда анархистов в самом непродолжительном времени; с этой целью состав делегатов из своей среды избирает Организационное бюро, с постоянным пребыванием его в Москве, вместе с приглашенными активными соратниками по созыву предполагаемого съезда. Собрание делегатов предлагает Организационному бюро немедленно довести принятую резолюцию до сведения всех организаций анархистов России.

ДЕЛЕГАТЫ:

1) Московской Федерации анархических групп; 2) Советской группы анархистов г.Москвы; 3) Захарьевской группы анархистов; 4) Федерации анархистов в Бежице; 5) Смоленской группы анархистов-коммунистов; 6) Нижегородской Федерации анархистов; 7) Ржевской группы анархистов- коммунистов; 8) Колпинской группы анархистов; 9) Группы анархистов XII армии.

№ 335. К ВОПРОСАМ ОРГАНИЗАЦИИ65

Вступление

Практическая программа анархизма, как мы видим – трояка: это программа немедленного осуществления в жизни анархизма, программа-максимум и минимум.

Три цели – и для действия каждой из них нужен особый род организации, ибо организация, хорошая для одного, посредственная для другой и никчемна к третьей.

Мы сказали, что должно существовать три рода организации – значит ли это, что они совершенно не должны быть похожими друг на друга, разниться в принципах? Нет, в принципах они должны быть одними и теми же, но в формах и деталях различны.

Каковы же общие признаки анархистских организаций?

Это классовость, вольность и профессиональность.

I. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ

A. Классовость

a) Организация должна иметь строго классовый характер (под классом мы понимаем группу лиц, находящихся в одинаковых условиях производства, распределения и потребления);

b) В организацию могут входить только пролетарии: работники, лишенные всяких орудий и средств производства, получающие заработок не выше среднего и не отдающие своего дохода в долг;

c) В организацию допускаются пролетарии всех отраслей хозяйства: добывающей (батраки), промышленные (рабочие), обмена (приказчики и конторщики), транспорта (кондуктора-возчики), непроизводительный труд (интеллигенты, прислуга);

d) Каждый подотряд (подкласс) в общую федерацию66 должен входить в свои фракции: промышленную, батрацкую и т.д.

Ремесленники, то есть рабочие, обладающие собственными орудиями труда и не эксплуатирующие орудий труда, могут быть допущены в общую федерацию, в каждую фракцию и сгруппированные отдельно в свои ячейки.

B. Вольность

а) Организация должна быть вольной.

В основе властной организации – самоподчинение или тирания; в том и другом случае власть чужда мне: она стоит надо мною и своим большинством или своею силою решает за меня. Символ ее – чиновник с помятыми погонами.

Вольная же организация покоится на свободном комбинировании слабых сил, дает полный простор самостоятельности каждого, они плоть от моей плоти. Символ ее, это – товарищ. Ареопаг Фурье, не повелевающий, но дающий лишь советы, является как бы водоразделом между властной и безвластной организацией.

б) В основе вольной организации должен лежать свободный договор, а не выборы, хотя бы даже и

пропорциональные.

в) Вся организация должна носить строго федеративно-безвластный характер.

C. Профессиональность

а) Организация должна быть построена на профессиональном принципе – объединении по

фабрикам, предприятиям, конторам, гимназиям и т.д.

б) Для достижения программ разного рода должны быть положены разные признаки

профессиональности.

в) Для достижения программы-минимум всего удобнее и подходяще организация по профессиям, в строгом смысле этого слова. Эта организация должна быть широкой и открытой.

(Легальны ее части, для нелегальной же тесные кружки рабочих, близко знающих друг друга.)

1. Ячейкой должна являться профессиональная группа (все рабочие одной профессии на одной фабрике).

2. Второй ступенью профессиональной организации должна явиться федерация всех однородных профессиональных групп одного города (например, все портные, все ткачи Москвы и т.д.).

3. Высшей же единицей организации должен быть Всероссийский Союз профессий во всей России.

4. Организация для достижения программы-минимум может считаться законченной только тогда, когда она достигнет всероссийского характера, ибо тогда рабочий только может сделаться господином.рабочего рынка.

5. Придатком к ней должна быть организация по разнородным профессиям, то есть биржи труда и союз бирж труда как важная форма организации этого типа.

Примечание: Биржа труда – это союз всех различных (по роду труда) профессиональных союзов одного города (например, каменщиков, кожевников, портных).

6. Для достижения практических целей – союз разных профессий (по профессиям же) не менее необходим, чем союз рабочих одной профессии, ибо он, в случае забастовки одной профессии, вполне может поддержать их материально и, наконец, содействовать перемене работы.

7. Словом, профессиональные союзы и биржи труда – это двуликий Янус пролетарской (минимальной) борьбы.

C. Для достижения максимальной программы должна быть использована иная форма профессиональности – объединение рабочих по предприятиям.

1. Ячейкой должен служить отдельный завод со всеми входящими в него рабочими (если прядильная фабрика, то прядильщики, машинисты, кочегары).

Внешним выразителем ее должен быть заводской комитет, составленный из представителей всех профессий, совместно работающих на заводе.

2. Второй фазой организации должен служить союз фабрик разных ступеней производства одного пролетариата – должна организоваться цепь фабрик, образующих пролетариат от начала до конца, например, рудокопы, чугунные заводы и выделка готовых продуктов.

3. Третьей статьей группировки должен быть союз однородных предприятий (производящих одинпродукт) в каждом городе (этот союз помогает уничтожить плохие производства).

4. Всероссийский союз предприятий одного пролетариата…67 национальную производительность, способность в одном пролетариате.

5. Биржи производства – центральное статистическое бюро для всех продуктов всех фабрик района.

D. Программа непосредственного осуществления строя.

1. Ассоциации должны включать в себя людей разных профессий так, чтобы они могли из себя образовать самодовлеющую экономическую единицу.

2. Число членов такой ассоциации должно соответствовать технической единице, требуемой наипрогрессивнейшим способом производства.

II. СТРУКТУРА КОНФЕДЕРАЦИИ

Структура федерации слагается из трех ярусов: ячейки, федерации и конфедерации.

A. Основные черты групповой организации (профес[сиональный] союз, производственный союз)

1. Каждый из членов независим, равноправен и волен распоряжаться собою по своему усмотрению.

2. Групповое собрание – безвластно, только с единогласного согласия оно может класть общие резолюции и делать общие постановления; в противном случае всякое меньшинство или большинство имеет право делать лишь частные заявления от своего имени.

3. Заявления во взглядах группы по одному вопросу не мешает единению членов по другим вопросам.

4. При различии взглядов в группе; каждая подгруппа достигает намеченных ею целей своими собственными силами.

5. При безвластном характере группы единственная цель организации состоит в координированности однородных сил между собою; что не под силу одному, то под силу подгруппе.

6. Каждая группа дает полномочия некоторым лицам, образующим из себя «исполнительную комиссию» для проведения в жизнь намеченных ею целей; каждая часть подгруппы вводит в комиссию своего уполномоченного.

7. Каждая группа имеет свою кассу. Каждый член имеет право распоряжаться причитающейся ему равной долей по своему усмотрению, употребляя ее в союзе одинаково мыслящих для достижения общих социально-политических и моральных целей.

8. Каждая подгруппа (сколько бы их ни было, и как бы малы они ни были) имеет право посылать своих «уполномоченных» на общее федеративное собрание: одиночки, инакомыслящие имеют право являться сами.

9. Органы группы: секретарь, казначей, библиотекарь.

B. Основные черты федеративной организации

1. Собрание федерации есть собрание «уполномоченных» от групп (профессиональных союзов, фабрично-заводских комитетов и пр.). Различия между уполномоченным и выбранным: выбранный является представителем коллектива, группы как одного целого и не подлежит смене волею меньшинства или отдельного индивида; он, в силу этого, – власть; он – сила, посторонняя для каждого индивида, даже и большинства; избранник представляет из себя правителя-государя, ибо он, получив власть от выборщиков, решает уже все по своему усмотрению и даже вопреки идеалам своих избирателей. Его язык с подданными – закон.

Уполномоченный – это представитель каждого «я»; уполномоченный стоит у кормила «власти» до

тех пор, пока я ему доверяю, и каждую минуту может быть лишен переданных ему мною полномочий; вследствие этого он есть лишь мой товарищ, равный мне: стоит рядом со мною, а не надо мною. Уполномоченный, это – исполнительный орган в собственном смысле этого слова, ибо вся полнота власти в моих руках, и он выполняет лишь мои директивы, не имея права отступать от моего «наказа»; язык его – предложение.

2. Уполномоченные не имеют никакой власти и не могут ничего решать: роль их – это роль посреднического бюро:

а) Из опроса друг друга выяснить настроение всей организации по текущим вопросам;

б) По поручению уполномочивающих объединить одинаково мыслящих во всей федерации

для достижения практических целей.

в) Информировать своих членов о различных планах и течениях среди инакопонимающих

групп и в случае перемены позиции своего уполномоченного перечислить его в иную группировку;

г) Быть в федерации официальными представителями пославших их групп, а в случае их

поручения проводить в жизнь решения всех объединенных подгрупп.

Примечание: Федеративный совет может на том же праве, как и все члены федерации, вырабатывать программы и проекты, значение и смысл которых будет зависеть от числа примкнувших групп.

3. Решение, таким образом, остается за каждой группой, а в каждой группе за каждым членом.

Таким образом, действуют только согласные члены.

4. Желателен проточный характер делегирования уполномоченных в федерации:

а) Уполномоченные должны по возможности чаще меняться – очередное начало было бы наиболее рациональным, ибо тогда уничтожились бы бюрократическая косность, всякие верховоднические поползновения, было бы обеспечено полное равенство: не должно бы быть даже «безвластной головы» и «простых, хотя свободных, но все же только исполнительных рук».

Подобная эфемерность «начальствования» не может принести вреда организации, построенной на свободных принципах, ибо работа уполномоченных чисто механическая, как работа передаточного механизма, и не требует ни высшего интеллекта и ни особой воли.

б) Нежелающий быть представителем может делегировать своего единомышленника, с его согласия.

в) В этом случае время пребывания уполномоченного всецело зависит от группы, и он

может быть смещен по желанию группы во всякое время и оставаться всю жизнь.

5. «Проточность» уполномоченных содействовала бы образованию концентрических колец между всеми членами организации, благодаря чему официальное представительство могло бы совершенно исчезнуть – инициаторами могло бы делаться по очереди каждое из колец, так как после сессии они не рвали бы своих связей.

6. Образовавшиеся союзы внутри федерации – автономны и независимы в осуществлении своих целей.

7. «Исполнительные комитеты» объединившихся групп и будут практическими выразителями их воли.

8. Цель подобного союза та же, что и отдельных групп: координация всех сходных сил, но уже в целом городе.

Примечание: Федеративная централизация, говорят – распыление сил, государственная же централизация – объединение.

Это фикция: не объединенного не объединишь насильно; пример выделения из общей организации социалистической партии «большевиков», «меньшевиков»; социалистов]- революционеров] и с[оциалистов]-р[еволюционеров]-максималистов и т.д. Могущие же быть объединенными объединятся добровольно без старорусского лозунга: «тащи и не пущай». И это объединение будет еще крепче, будет обладать большей цементирующей силой, чем всякая власть организации, ибо федеративная] организация], уничтожая насилие, травлю, давая простор каждому, парализуя борьбу из-за власти среди партийных генералов, делает человека уступчивым и истинно сознательным.

9. Каждая группа посылает на федеративное собрание стольких членов, сколько в ней течений.

C. Основные черты конфедеративной организации

1. Собрание конфедерации есть собрание «уполномоченных» от городов, но не от всероссийских профессиональных союзов, ибо тогда затруднилось бы «назначение» посредством «прямого уполномочивания».

2. Оно также безвластно и преследует те же цели объединения одинаково мыслящих, но только уже в пределах всей России.

Примечание: Как малы бы ни были группы в отдельной местности, но, объединившись по всей России, они будут уже большой силой, способной делать свое дело.

3. От каждого города в конфедерацию войдут представители всякого меньшинства. Единичные мнения могут быть представлены лично несущими их.

4. Каждый член может быть отозван пославшей его группой и совсем может быть исключен главным членом отколовшейся фракции.

5. «Исполнительная федеративная комиссия» будет внешним выражением воли всей федерации и правильным проводителем в жизнь постановления отдельных секций.

III. ОБЩИЕ ЧЕРТЫ ВОЛЬНОЙ КОНФЕДЕРАЦИИ

1. Жизнь в массе-ячейке. Ввиду того, что все «собрания уполномоченных» лишены всякой законодательной власти, то вся инициатива, все творчество, все созидательство распространено в единицах организации – профессиональных группах. Они действуют на пульсе жизни: в этих первичных собраниях вырабатываются проекты и кладутся резолюции.

2. Инициативной группой может быть всякая группа: проект, исходя из какой-либо группы или подгруппы, попадает через ее «уполномоченных» в конфедерацию, которая, как передаточный механизм, передает его по другим ячейкам, и на другой день систематически выясняется настроение всего союза и сила ударной группы, а следовательно, и целесообразность ее выступления.

3. Организация безглава. Нет центра (как управления), нет периферии; нет мозга повелевающего, нет пассивных рук. Каждая ячейка живет, коллектив, мозг работает; нет генералов, нет солдат; мысль не оторвана от среды масс. Каждый обучается творческому единению: каждый в организации единица, а не слепая пешка, переводимая рукою комитетчика.

4. Схематическое представление центральной и вольной организации:

Центральный комитет – это правительственный] орган, из которого направляются все директивы. Периферия – это бессловесные руки, исполняющие массивно волю центра.

В центральной организации жизнь замкнута в круге лиц, оторванных от жизни профессиональной политики, а потому мысль бескровна, между массой и центром нет понимания. В вольной же организации нет центра. Инициатива бежит от периферии; каждая фракция по очереди бывает «мозгом» и «руками», вносит свою творческую лепту в общую работу, предписывает себе и исполняет. Все в организации дышит братской солидарностью, во всей ней брызжет жизнь, по всей ней разлито равноправие и безгранична свобода.

5. Боязнь аморфности союза, парализм воли целого, когда нет определенной главы, – лишь признак нашего глубокого вырождения, привычки вечно ходить на поводу и узде. С одной стороны, говорят «дай свободу каждому предлагать свое» – и гора проектов и море чернил; у «управления» не будет ни времени, ни сил ни счесть от одних бессмысленных предложений, ибо масса все разжижает – и в песке мелких предложений не найдешь золотых крупинок мыслей. С другой стороны, слышишь: «Нет управляющего центра, нет и инициативы: если рядового человека не тянуть за ворот, он пассивен; лишишь себя властного центра – значит, лишишь себя головы и погрузишься в китайскую спячку». Два разных возражения, – отсюда уже видна их ходульность и фарисейство.

6. В реальной жизни никогда не может быть «миллиона» разных принципов и разных точек зрения – ограниченное число партий в разных парламентах за это ручается. Большинство фантастических проектов провалится в группе, благодаря взаимной критике, и не дойдет даже до федеративной инстанции.

Недостатка же в инициативе и распыленности также нечего бояться. Куда денутся «люди инициативы» при свободной организации? Они останутся. А раз останутся, то, образовав из себя скелет общего тела, они-то и не дадут возможности замирать движению. При абсолютной неактивности массы они естественно сделаются «уполномоченными» и, сосредоточив в себе всю энергию и мысль организации, образуют из себя центральный орган – и свободная организация будет не менее успешно работать, чем властная: так мечом воюющий от меча и гибнет.

Примечание. Формально это центр. Управление будет сходно с центральным выбранным: но на деле между ними лежит необъятное море: при свободной организации массы, если она пробудится, всегда открыта дорога для самотворчества и она всегда сама себе господин.

7. Вольная организация – максимум плодотворности работы: «мозг правительства» – хорош, но «глас народа – глас Божий»: никогда ум и инициатива управления не могут быть так широки и необъятны, как творчество массы.

8. Вольная организация, не связывая никого, дает возможность достижения максимальных целей: через конфедерацию всякое меньшинство, объединившись с одинаково мыслящими, может завоевать себе такой размах в жизни, как велики ее силы.

9. Но самое ценное из всех свойств вольной организации, это – абсолютная свобода для всех, – нет более командующей воли, и в будущей конфедерации каждый будет чувствовать себя так же свободно, как Москва в дни революции без городовых.

№ 336. СОЮЗ ТРУДОВЫХ КОММУН

При Московской Федерации анархистских групп организован СОЮЗ ТРУДОВЫХ КОММУН.

ПОЛОЖЕНИЕ О СОЮЗЕ ТРУДОВЫХ КОММУН

I. ЦЕЛИ СОЮЗА

Союз трудовых коммун есть организация анархическая. Цель союза – не борьба за власть и не борьба с властью, а реальное строительство жизни на коммунально-трудовых началах.

Эти цели осуществляются:

1) Организацией постоянных (оседлых) коммун и временных трудовых дружин из лиц, желающих работать на земле.

2) Приисканием участков земли, оборудованных живым и мертвым инвентарем, для обработки на коммунистических началах, с целью разрешения кризиса безработицы и пропаганды примером преимуществ коммунального хозяйства.

3) Помощью окружающему населению устройством образцовых огородов, садов, кузниц, столярных, слесарных и других мастерских и организацией школьных курсов, лекций, чтений и т.п.

II. СОСТАВ СОЮЗА

В союз принимаются граждане и гражданки всякого возраста и профессии, сочувствующие организации труда на коммунальных началах.

III. СОСТАВ ОТДЕЛЬНЫХ КОММУН

Отдельные коммуны формируются самими членами по взаимному согласию.

Чтобы коммуны были жизнеспособными, состав их должен быть по возможности из лиц, близких друг другу по духу и склонностям. А для лучшего осуществления пункта третьего [параграфа] первого отдельные коммуны по возможности должны формироваться из лиц различных профессий.

IV. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ЧЛЕНОВ ОТДЕЛЬНЫХ КОММУН

1) Установление законности отношений между членами отдельных коммун касается только вопросов труда, прав и обязанностей в отношении к труду.

2) Детальная разработка правил взаимоотношения членов отдельных коммун предоставляется каждой отдельной коммуне, как самостоятельной единице союза.

Союз считает необходимым установить лишь следующие общие принципы:

а) Все, что имеется в коммуне, должно принадлежать всем, и каждый имеет равное право на все, принадлежащее коммуне.

б) Каждый член коммуны должен работать по своим способностям и получать от коммуны по своим потребностям.

в) Все слабые члены коммуны имеют право на поддержку.

г) Все несовершеннолетние имеют право на воспитание за счет коммуны.

д) Среди коммунаров должно быть широкое взаимообучение.

V. ОТНОШЕНИЕ КОММУН К ОБЩЕСТВУ

1) Все продукты, оставшиеся после покрытия потребностей коммуны, поступают в общественное пользование.

2) Коммуны не имеют права пользоваться наемным трудом, и члены коммуны не имеют права работать по найму.

Справки и запись членов производятся в следующих пунктах:

1) Земляной вал, д. № 66, кв. 35, Н.А.ДУБРОВСКИЙ, по пон[едельникам] и ср[едам], от 3 до 6 веч[ера].

2) 1-я Миусская ул[ица], Шелапутинское училище, д. № 3, В.С.КУЗНЕЦОВ, во все дни, кроме праздников, от 10 до 4 час[ов] вечера.

3) У дежурного члена секретариата союза, М[алая] Дмитровка, дом «Анархия» № 6, от 5 до 8 час[ов] веч[ера].

№ 337. ВОЗЗВАНИЕ МОСКОВСКОГО СОЮЗА ТРУДОВЫХ КОММУН

Граждане и гражданки!

Довольно стонов, довольно воплей о всеобщей гибели. Бедствия, переживаемые нами ныне, порождены старым строем насилия и наживы.

Скорее надо убрать разложившиеся и воздух заражающие остатки. Пора начать созидание, пора приниматься за дружную работу по устройству новой свободной жизни.

Пора сплачиваться в трудовых коммунах и дружинах для планомерной работы.

Россия – страна земледельческая, поэтому трудовые коммуны и дружины начнут свою работу на полях, на огородах и садах. Организовать работы следует, прежде всего, в Москве и Петрограде, которые до сих пор так много брали и так мало давали, а затем и повсюду, где местным землеробам не осилить без наемного труда земли, которую революция провозгласила общенародным достоянием.

Всю Россию должны мы преобразовать в плодоносные поля, сады и огороды. Свободный труд свободного народа на свободной земле даст нам урожаи, о которых не смели мечтать наши деды, наши отцы и мы сами, в рабстве рожденные.

Ни в Москве, ни в Петрограде, ни в других городах не должно остаться невозделанным ни одного аршина земли, раз она не занята постройкой или улицей.

Из трудовых дружин могут образоваться трудовые общины.

Только трудовым путем, граждане и гражданки, можно создать свободную, счастливую, могучую, просвещенную Россию.

Солдаты, освобожденные от злых тягот окопной и казарменной жизни, рабочие, уходящие с оставшихся станков, на которых приготовлялись орудия смерти, чиновники и конторщики, которым опостылела их бумажная служба, приказчики, которым опостылело служить торговой наживе, и вы, люди свободных профессий: техники, агрономы, врачи, учителя, вы, в душах которых горит желание слить свои жизни с трудом пахарей, все, все, все истинно честные, истинно благородные граждане и гражданки, вступайте в СОЮЗ ТРУДОВЫХ КОММУН, под знаменем которого организуются трудовые дружины и трудовые коммуны.

Желающих вступить в Союз трудовых коммун спрашивают: «Хочешь ли жить трудовой жизнью, повинуясь велениям своей совести?»

И тому, кто говорит: «Хочу работать, но не умею», отвечают: «Товарищи научат».

Будем работать и учиться.

Будем учиться на полях, на огородах, на пчельниках, будем учиться на сельскохозяйственных курсах, которые постараемся организовать одновременно с трудовыми дружинами и коммунами.

За дело, товарищи, во имя радостной жизни всех и каждого!

№ 338. РЕЧЬ А.Ю. ГЕ НА IV‑м ЧРЕЗВЫЧАЙНОМ СЪЕЗДЕ СОВЕТОВ. Заседание 15-го марта 1918 г. (дневное), г. Москва

(Дается по стенограмме газеты «АНАРХИЯ» (Московской Федерации анархистских групп))

Речь Ге (Анархист)68

Товарищи, для того, чтобы уяснить себе смысл той политической ситуации, в которой мы очутились благодаря немецкому ультиматуму и предложению о ратификации мира, нам надо возвратиться ровно на год назад, когда вспышка Русской Революции в тот момент, когда самодержавное правительство собиралось заключить сепаратный мир с германским империалистическим правительством, опрокинула самодержавие. Русский народ не хотел продолжать войну, он хотел возвратиться домой, был проникнут самыми миролюбивыми стремлениями и мечтал о скорейшем прекращении войны, – и русский народ все-таки столкнул самодержавие, которое хотело заключить мир. Получился исторический парадокс. Народ, уставший от войны, желающий мира, опрокидывает правительство, которое готово было заключить мир. Почему же это случилось, товарищи? Да потому, что этот мир, который хотело заключить самодержавное правительство, не был миром, на который мог согласиться русский народ. Это был мир империалистический, а не мир революционный. Самодержавие было сметено коалицией с буржуазным правительством и правыми социалистами, которая хотела принудить русский народ продолжать войну, которая находилась на службе у дорогих наших союзников, Франции и Англии. Народ не подчинился, и так же, как он свергнул самодержавие, он свергнул керенщину и соглашателей.

Но на смену к ним пришли большевики. Товарищи, большевизм дооктябрьский не был тем большевизмом, который мы имеем сейчас. Дооктябрьский большевизм был принят рабочей массой трудовой России потому, что он прежде всего разрывал коалицию с буржуазией, с одной стороны, и потому, что, с другой стороны, требовал революционного мира и отказался от политики соглашательства как с союзным, так и с германским империализмом. Но послеоктябрьский большевизм потерял свою революционную окраску, и если мы до сих пор говорили, что у нас с большевиками, несмотря на все наши расхождения, тактические и программные, есть общий язык революции, то с говорящими на языке реакции у нас ничего общего нет, и сегодня мы должны сказать, что с момента заключения империалистического мира общий революционный язык пропал. Получается, товарищи, какое положение: мы возвращаемся под различными предлогами политики дореволюционной эпохи к самодержавию, соглашаясь заключить империалистический мир с Германией, и как самодержавие соглашалось его заключить, так и теперь соглашается его заключить большевистская власть. Но нам все равно, кто говорит и какие руки подписывают этот договор. Для нас важно, что говорят и что подписывают. А подписывают мир империалистический, а не революционный, и в этом мы усматриваем возвращение к дореволюционной эпохе, к тому миру, который готовило заключить самодержавное правительство. (Голоса: «Осторожнее, а то лишить слова!») Нет, товарищи, мне не надо быть осторожным, потому что я очень ясно устанавливаю разницу между самодержавием и большевиками и между нами и большевиками. Вы выдвигали чисто утилитаристические соображения. Здесь говорили, что этот мир похабный, невыгодный. Товарищи, мы не можем в вопросе о мире, который заключает революционное правительство или революционный народ, становиться на утилитарную точку зрения, – мы должны сказать: если бы не Германия у нас урвала провинции, а мы у нее, может быть, мы уступили бы в договорных отношениях с германским империализмом. Нет, товарищи, точно так же, как мы не можем этого сделать теперь. Вопрос не в том, выгодно или невыгодно, а можно ли, товарищи, заключать мир с германскими империалистами или нельзя заключать с ними мира. Поэтому не прав тов[арищ] Мартов, когда говорит, что не нужно заключать мира, а нужно его обсудить, – этот ультиматум германских империалистов мы не должны обсуждать, а должны отвергнуть. Правда, мы, товарищи, думаем, что этот мир является уступкой германскому империализму, этот мир, который практически все-таки приведет к тяжелым для России результатам; этот мир, который останавливает в Германии революцию, – является актом предательства по отношению к Финляндии, Лифляндии, Курляндии, Украине, этот мир практически совершенно неприемлем, невыгоден. Но не в выгодности для нас вопрос. Этот мир тушит как международную, так и Русскую Революцию, поэтому не с точки зрения выгодности империалистической, а с точки зрения выгоды революционной мы должны этот мир отвергнуть. Вы, товарищи (обращается направо), говорите о том, что жалеете Русскую Революцию! Перестаньте лицемерить! Когда мы говорим о Русской Революции, то мы жалеем о социалистической революции, а вы до сих пор, до заключения этого мира, не жалели о ней. Вы создавали предпарламент и вместе с Корниловым и Керенским вы боролись с Русской Революцией. И если вы сегодня плачете о том, что этот мир является предательством Лифляндии, Курляндии, Эстляндии, Финляндии, Малороссии, то я вам скажу, что вы, говоря об этом, призываете нас к созыву Учредительного собрания и предлагаете совершить еще одно предательство Великороссии и Центральной России. Мы не ставили вопроса утилитарно.

Для нас это вопрос революционной этики, морали, и, может быть, вы в момент соглашательской политики приветствовали коалицию с буржуазией, мы в это время требовали разрыва коалиции с буржуазией и за границей, ибо мы знали одно только, что разрыв коалиции с буржуазией в России при условиях сохранения коалиции за границей не даст ничего с революционной точки зрения, потому что нам, вследствие империалистического мира, придется восстановить коалицию здесь с буржуазией в своей собственной стране. Нам придется поневоле прийти к тому, к чему хотят насильно затащить нас эти господа (указывая направо). Мы всегда говорили: в истории нет и не может быть такого момента, который требовал бы от трудящихся соглашательства с буржуазным правительством. На этом основании мы отвергали Учредительное собрание, всякую коалицию, парламентскую работу, и на этом основании мы отвергаем этот мир. Мы уверены, товарищи, что с революционной точки зрения значительно большее значение даже практически имел бы отказ от принятия этого мира, ибо мы показали бы всему миру, что русский народ не сдается, русский народ не дает диктовать себе условий со стороны Германии. Русская Революция не боится быть раздавленной немецким бронированным кулаком. Соглашаясь принять условия немецкого мира, мы сдаем наши революционные позиции, мы пасуем перед немецким бронированным кулаком, мы заявляем, что Русская Революция вынуждена подписать империалистический мир, вынуждена отказаться от своих дооктябрьских требований, вынуждена пасовать перед германским империализмом. Правда, нам говорят, что вы получаете непосредственную выгоду: Русская Революция в центре России сможет развиваться. Такова кажущаяся непосредственная выгода, которую мы якобы получаем от этого мира. Она тяжелым камнем ляжет на Русскую Революцию уже через две-три недели после ратификации этого мира. Даже если бы этого не было, я скажу: лучше умереть за социалистическую революцию, чем влачить жалкое существование за счет соглашательства с германскими империалистами.

№ 339. ЗАЯВЛЕНИЕ

Ввиду распространившихся слухов, что Александр ГЕ является представителем анархистской группы на Съезде Советов Рабочих, Солдатских, Крестьянских и Казачьих Депутатов, настоящим доводится до всеобщего сведения, что Александр ГЕ ни представителем Московской Федерации, ни редакционной коллегии газеты «Анархия» не состоит.

№ 340. ЗАЯВЛЕНИЕ

Организация анархистов г. КРОНШТАДТА доводит до сведения товарищей о том, что Александр ГЕ не является представителем Кронштадтской организации в Центральном Исполнительном Комитете и что организация не имеет с ним ничего общего.

Считаем нужным добавить, что наша организация высказывается принципиально против выставления кандидатуры своих товарищей в ЦИК.

№ 341. ЗАЯВЛЕНИЕ

В последнем номере «Анархия» несколько групп и организаций анархистов заявили свой протест против представительства анархистов Александром ГЕ в ЦИК Советов69. Этим заявлением мы присоединяемся к протесту и заявляем, что, кроме персонального представительства А.ГЕ, мы и принципиально считаем недопустимым вхождение анархистов в ЦИК Советов, как орган власти.

№ 342 [С. ДВУМЯНЦЕВ]. К ВОПРОСАМ ОРГАНИЗАЦИИ.

КОНСТИТУЦИЯ АНАРХО-КОММУНИЗМА70

Анархисты-коммунисты знают, что жизнь – борьба и залог прогресса заключается не в закреплении одной определенной формы жизни, а в борьбе, в соперничестве и подборе лучших форм.

Поэтому анархисты-коммунисты не ждут, когда они достигнут власти, чтобы проводить свои формы жизнестроительства, а все время, во всех положениях проводят свой идеал.

Поэтому, какова бы ни была современная форма жизни, анархисты-коммунисты проводят свою и борются за проведение ее в жизнь.

Есть три основных задачи всякого общества: экономическая, общественно-политическая, культурно-просветительная.

Необходимо выяснить идеальный строй, учесть настоящий момент и форму борьбы за идеал во всех этих трех областях жизнедеятельности, а также и формы отношений анархо-коммунизма к разным другим общественным единицам.

Во всех сферах жизни анархисты-коммунисты определяют следующее правило, как основу:

Все ценности и обязанности человечества, в чем бы они ни заключались, принадлежат всем представителям человечества на основах: 1) Полного равенства для всех (политического, морального и экономического); 2) наибольшей свободы каждого; 3) и принятых по взаимному соглашению на этих основах правил и планов организации и использования труда и сохранения ценностей.

Каждая личность имеет свое нормальное право на все ценности человечества и обязанности, вытекающие из общего учета всех ценностей и разделения общей суммы их на число людей, и при условии ненарушения общего права совершенно автономна.

Каждая группа должна быть основана на свободно заключаемом и поддерживаемом договоре и иметь сумму прав и обязанностей входящих в нее личностей и при условии ненарушения общего права совершенно автономна.

Отсюда определяются права и обязанности нации и всех коммун в зависимости от числа входящих в них лиц.

Всякое нарушение этих правил нами рассматривается как нарушение или принципа равенства, или принципа свободы, или принципа целесообразного использования экономических благ, и с такими нарушениями мы будем всемерно бороться, так же как всемерно будем бороться и за более полное проведение этих принципов в жизнь.

Рассматривая с точки зрения указанных принципов современное буржуазное государство и общество, анархисты видят:

В праве каждого собственника на землю, производителя и производительность труда нарушение нормального права личности.

В государстве нарушение принципа свободного заключения и поддержания договоров и также нарушение нормального права личности и групп.

В современном господствовании государства и буржуазии полное отсутствие какого бы то ни было плана и разумного начала и грубое насилие меньшинства захватчиков недостойными представителями человечества.

Анархисты-коммунисты объявляют борьбу против:

1) непризнания за детьми нормальных прав человечества;

2) экономического гнета буржуазии;

3) угнетения женщин;

4) общего насилия над личностью со стороны государства.

Объявляя современному буржуазно-государственному строю войну, анархисты идут в этой войне вместе с Советской властью.

Но, видя в Советской власти 1) неустойчивость политики, 2) недостаток решимости и последовательности в проведении экономических прав, 3) отсутствие признания свободы и самодеятельности и 4) ненужное стремление к власти, как к таковой, и к централизации – анархисты-коммунисты будут принимать те формы борьбы и проводить те формы жизнестроительства, которые вытекают из проводимых ими принципов.

С точки зрения этих принципов, экономический комитет и …71 народного хозяйства должны быть заменены местными общими анкетно-статистическими бюро по учету ценностей, составлению планов использования и распределения, изысканию новых лучших форм производства и поощрению всех инициатив, увеличению ценностей человечества и доставлению всех нужных сведений для всех, не имеющими никакой власти.

Анкетно-статистические бюро широко оповещают всех о результатах своей работы, давая все требуемые указания в нужное время, для чего должен издаваться общий осведомительный бюллетень, местный и общие, должны рассылаться телеграммы, распределяться соответствующая литература.

1а. Анкетно-статистические бюро образуются при всяком предприятии во всякой местности, объединяясь в общие анкетно-статистические бюро: 1) первоначальной ячейки, 2) предприятия или организации местности, 3) общие для данной местности (города, деревни), 4) общие для всего уезда, 5) общие для территории прежней губернии, 6) общие для территории всего прежнего государства, 7) общие для всего человечества, соответственно организации современных комитетов и советов.

2а. Анкетно-статистические бюро, как особая трудовая организация, составляются на основе общего принципа организации производства, а именно:

1. Инициативная группа составляет проект бюро, а именно: 1) Определяет необходимый штат. 2) Определяет предмет обязанностей каждого рабочего места и условия. 3) Определяет правила получения и разработки вопросов. 4) Определяет все необходимые работы по обработке. 5) Определяет необходимый инвентарь. 6) Определяет все необходимые силы для работы. 7) Широко оповещает о всем выработанном и предлагает запись желающих работать. 8) Изыскивает все меры для приобретения всего необходимого. 9) Входит в соглашение со всеми остальными группами и организациями. 10) В случае недоступности желающих работать устраивается Общее собрание или съезд представителей и приходит к изысканию необходимых мер. 11) Устанавливает формы отношений и связи со всеми.

3а. Предметами учета анкетно-статистического бюро являются: 1) Земля, 2) материалы, 3) продукты труда, 4) помещение, 5) фабрики и заводы, машины и все другие средства производства, 6) средства перевозок, 7) средства осведомления, 8) животные, 9) личный состав жителей, их специальность, образование, потребности, организация, 10) учреждения и соотношения всех учитываемых вещей, 11) сообщение извне, 12) хроника, 13) различного рода практические предложения, научные изыскания и культурные потребности жителей.

4а. Анкетно-статистическое бюро определяет необходимые нормы потребления, производства и формы организации на основе вышеуказанного принципа, определяя нормальные права и обязанности личности в соответствии с современным состоянием хозяйственной жизни.

5а. Разрабатывание мер к увеличению ценностей, прав и свободы личности, для чего при анкетностатистическом бюро имеется ряд научных институтов.

6а. Для распространения сведений при анкетно-статистическом бюро организуется университет с рядом показательных производств, курсами, музеями, лабораториями.

7а. При анкетно-статистическом бюро открываются образовательные коммуны.

8а. Клуб инициативы, взаимной связи и т.д.

9а. Типография и редакционное бюро, издающее постоянные осведомительные бюллетени, оповещающие о всех работах всех отделов.

10а. Ряд художественных мастерских, театров, хоры, музыка, кинематограф и школы отдельных отраслей искусства.

На. Все аналогичные учреждения, находящиеся в руках буржуазии и прежней государственной власти, передаются в ведение анкетно-статистических бюро.

12а. Все эти анкетно-статистические бюро определяются по плану на основе наилучшего использования сил.

13а. Все производства и предприятия, руководствуясь указанием общих и своих анкетно- статистических бюро, не нуждаются больше в остального рода организациях, и все дела последних передаются в анкетно-статистические бюро.

14а. Вместо современных домовых комитетов организуется анкетно-статистическое бюро домовой коммуны.

15а. Всякое анкетно-статистическое бюро обслуживает район своих действий и заменяет соответствующие конторы, культурно-просветительные комиссии, издательства, театральные организации и т.д., причем может как угодно ограничивать круг своего ведения той или иной частью своих задач.

16а. Всякая группа может организовать свое анкетно-статистическое бюро, определяя круг его компетенции и входя в общую сеть.

17а. С учреждением сети анкетно-статистических бюро отпадают все остальные органы государственной власти в областях экономической, политической и культурно-просветительной.

Организация боевых дружин

1. Для борьбы со всякими проявлениями буржуазности и государственности и проведения в жизнь принципов анархии организуется боевая дружина.

2. Задачи боевой дружины: 1) Установление форм общественной жизни в соответствии с идеалами анархизма внутри России; 2) охранение завоеванных прав и 3) борьба против внешних врагов революции.

3. Боевая дружина организуется на основе общих инструкций и правил, принятых Советом федерации.

4. Невыполняющие установленные правила могут быть исключены федерацией из своего состава, о чем федерация широко оповещает.

5. Каждый член боевой дружины соглашается на определенные условия и обязательства службы.

6. Боевая дружина имеет следующие секции:

1) Секция проведения в жизнь равного права на все (захват помещений, типографий, припасов, средств производства, охрана их и охрана правильного распределения на основах, вырабатываемых анкетно-статистическим бюро);

2) Секция борьбы с контрреволюцией (разведочная служба, партизанские отряды, организация боевых учреждений и оборонительные);

3) Пролетарский боевой отряд, имеющий целью распространение анархо-социального строя за пределы России;

4) Фронтовой отряд;

5) Технический отдел боевой дружины;

6) Учебный отдел;

7) Санитарный отдел;

8) Канцелярия.

№ 343. [С. ДВУМЯНЦЕВ]. К РЕВОЛЮЦИОННОМУ ТВОРЧЕСТВУ. Открытое письмо к Советам

Революция нам принесла много слов и много переживаний. Но она еще не принесла нам одного, самого главного, самого ценного – широкого революционного творчества.

Государственники-революционеры думали властью создать свободу, но власть, – увы, даже советская власть! – не принесла нам ничего, кроме расстройств и доказательств своей бесплодности.

Никакая власть не может что-либо принести.

Только широкое революционное творчество, – только оно принесло и будет приносить результаты.

Творчество масс создало Советы, кооперативы; творчество лиц создало комитеты снабжения, фабрично-заводские комитеты, союзы, коммуны и т.д.

Они создавались вопреки власти.

Ими власть начала пользоваться там, куда проникло ее тлетворное дыхание.

Их она превращала в «учреждения», в органы насилия и безумия.

Иные из них сами хотели стать властью и, став ею, превращались в чудовищ.

Между тем, их задача была не в захвате власти и не в рабском услужении ей, а в отстаивании своей независимости от окружающих их грубых, жестоких, отвратительных покушений самого холодного из чудовищ – государственной власти и капитала.

И вот власть, воспитываясь революционным творчеством народа, забрав создание аппарата, уничтожает их самостоятельность.

Декрет об отмене самоуправления железнодорожников издан. Издав декрет, ратифицировав мир, сделав еще несколько поползновений, власть, однако, сейчас же почувствовала оппозицию революционных еще масс.

Украинский съезд Советов, левые с[оциалисты]-р[еволюционеры], матросы не встали на точку зрения народных комиссаров – примирения с Германией – и остались верными лозунгу Октябрьской революции. Они подняли стяг борьбы с германским империализмом.

Германия торжествует на Западе. Этот победитель, победоносно наступающий ногами на израненного, лежащего и безоружного врага со всей тяжестью своих вооружений, – этот победитель будет все равно раздавлен революционным восстанием покоренных и международным пролетариатом.

Победа Германии вызовет приближение Интернационала.

Братское чувство против угнетателей охватит в равной степени украинцев, великороссов, французов, австро-венгров и самих германских рабочих.

Ведь не германский рабочий будет владеть нами, а германский буржуа, а усиление буржуазии вовсе не на руку и нашим тов[арищам] германским рабочим.

Новый девятый вал приближается.

И вы, Советы России, рабочие организации, не берите пример с буржуазных властителей.

Ваше дело – борьба с контрреволюцией.

Планомерная и последовательная социализация всего, не частичная, не с оглядками, не половинчатая, а самая полная и решительная, ибо в полноте и решимости – залог успеха.

Ваше дело – вооруженная готовность сопротивляться всякому насилию, всякой буржуазии, – немецкой, русской, английской, японской, все равно.

Ваше дело не позволять посягать на ваши права вашим избранным.

Ваше дело быть творцами революции, раскрепостителями, а не властителями и не урезывателями.

Пусть широко разовьется самодеятельность всех рабочих организаций на местах. Не покушаться на их самостоятельность вам нужно, а помогать им.

Дело железнодорожников должно быть в руках рабочих железнодорожных организаций.

Дело кожевенной промышленности должно быть в руках самих рабочих-кожевенников.

Дело всякого производства должно быть в руках рабочих этого производства.

Дело Совета – оберегать самостоятельность рабочих от покушений буржуазии, помогать революционному творчеству, поддерживать все начинания и вместе наладить дело.

Революционное творчество, а не власть.

Раскрепощение, а не новые узы.

Мы требуем отмены декрета о железнодорожниках.

Мы требуем отмены декрета о расстреле безоружных.

Мы требуем перехода в ведение всех рабочих всех предприятий и обеспечения всех работоспособных трудом хлебом, одеждой, жилищем.

Все для всех на равных началах!

Не дело Советов поддерживать безработицу вместе с буржуазией.

№ 344. СОЮЗ ИДЕЙНОЙ ПРОПАГАНДЫ АНАРХИЗМА

Среди анархистов в Москве возникла мысль организовать Союз идейной пропаганды анархизма. Многие видные работники анархизма сочувственно встретили эту мысль и предложили свои услуги.

Предполагается организовать универсальную трибуну (университет), а также хорошо поставить пропаганду в рабочих районах, через имеющиеся уже клубы.

№ 345. ДЕКЛАРАЦИЯ МОСКОВСКОГО СОЮЗА ИДЕЙНОЙ ПРОПАГАНДЫ АНАРХИЗМА (1918 г.)

Товарищи рабочие, пролетарии физического и умственного труда, к вам, строителям будущего, обращаем мы наш товарищеский привет и просим нас выслушать.

Во всяком, и самим широком, общественном начинании первоначальная инициатива принадлежит революционно настроенному меньшинству. Инстинктивно чувствуя начавшееся брожение масс, революционное меньшинство формирует первоначальные проблески нового самосознания. Но это лишь первая ступень.

Только тогда новое самосознание становится реальным определяющим фактом общественности, когда из узких кругов зачинателей оно переходит в открытое свободное творчество масс. Только тогда оно перестает быть мнением, принципом, идеей, а становится миропониманием, закрепляется в систему.

Так мы понимаем и нашу инициативную роль. Отдавая ее на широкий суд товарищей, мы зовем сделать наше начинание своим делом и так вдохнуть в него подлинную жизнь.

Революция и свобода всегда рождаются в крови и страданиях.

На заре их падают многие жертвы-герои, борцы, творящие новое, и наследники старого, с отчаянием его защищающие.

Но никогда еще, нигде – за всю историю человечества восстание народа против всех старых основ общежития не принимало таких великих размеров, как сейчас у нас в России.

Вся страна охвачена разрушительным вихрем. Поднялась гигантская работа, какой еще не знало человечество.

Но наряду с светлыми освободительными инстинктами проснулись инстинкты предательства, мародерства, человеконенавистничества. К строительству будущего присосались отовсюду паразиты, и дело революции и свободы – на краю гибели.

И дело анархизма, свободолюбивейшего из всех устремлений человека, призвать к планомерной безостановочной борьбе с взрывами невежества и низменных инстинктов. Надо сплотить все подлинно анархические силы, без различия их оттенков, для общей творческой освободительной работы.

Надо переустроить целую страну, расшатанную развратом старого порядка, невежеством, войною и опытами «сверху» заговорщиков и партий. И в переустройство это нести не старую рутину, не затмение и догматические профессии изобретателей человеческого счастья, но новое, творческое, добытое непосредственно из жизни, полностью отвечающее стремлениям и интересам тех людей, которые могучему перевороту отдали свои упования и самую жизнь.

Должна быть отброшена опека, хотя бы и самая благожелательная! Должно исчезнуть представительство, хотя и самое надежное! «Свое» дело каждый должен взять в «свои» руки. И каждый должен нести ответственность перед своей свободной совестью.

К этому зовет нас Анархизм.

Анархизм – учение жизни! Анархизм родится с каждым человеком и живет в каждом из нас, но задавлен нищетою, робостью, лакейством пред людьми и пред теориями, привычками к насилию и разврату жизни.

И нужны – смелость, просветление, жажда подвига, чтобы в каждом – и большом и малом – проснулся Анархизм.

Анархизм – учение свободы! Не отвлеченной призрачной свободы, но жизненной, реальной… В основе всех построений анархизма – свободный человек, свободный от гнета учреждений, от власти законов, которые для него придумали другие. Но свобода анархизма есть свобода всех. Раз есть рабы, он – не свободен. И анархист должен бороться до тех пор, пока не будут свободны все.

Нет идолов для Анархизма, ничего абсолютного, кроме самого человека, его свободы, его прав на безграничное развитие. Каков бы ни был общественный порядок, анархист всегда будет стремиться дальше, к новому, более совершенному, полнее и чище говорящему его анархической совести.

Анархизм – учение равных! Все – равны в свободе. Каждый – творец своего дела. И сфера личной его свободы – неприкосновенна.

Анархизм – учение культуры! Не той культуры, которая несет на себе печать государственной власти, сословных и классовых привилегий, но тех культурных ценностей, которые равно нужны всем, которые имеют значение общечеловеческое. Анархизм зовет не к разрушению, но преодолению культуры. Не к бессмысленному разгрому и расхищению достояния народного, но защите творческих достижений человека, необходимых как средства к последовательному непрерывному нашему освобождению. Анархизм – наследник всех прошлых освободительных стремлений человека и несет ответственность за их сохранность.

Анархизм – учение любви! Ибо он учит любить не себя только и свою свободу, но каждого и всех. Он зовет к подвигу, зовет к великому делу, чтобы плоды его собрали не только наши современники, но и будущие, далекие от нас братья. Он зовет к борьбе, разрушению насильнической системы, но не к мести и бессмысленным самосудам против отдельных лиц.

Анархизм – учение радости! Ибо он верит в человека, верит в его неограниченные возможности, верит, что своим любовным подвигом для всех он связует все времена и всех людей. Так родится гордость творца – величайшая из величайших для человека радостей.

Анархизм требует свободы, подвига, радостного творчества масс. Да здравствует АНАРХИЗМ!

Справки можно получать по Вт[орникам] и П[ятницам] от 2 до 4 часов у тов[арища] П.АРШИНОВА по адресу: МОСКВА, Покровка, Введенский пер[еулок], дом 6, кв. 9 или в те же часы по тел[ефону] 4-62-40.

Для письменных сношений адрес тот же.

№ 346. КРАТКАЯ ПРОГРАММА ПАРТИИ НЕМЕДЛЕННЫХ СОЦИАЛИСТОВ (левей большевиков, правей анархистов)72

ПАРТИЯ стремится всюду работать в блоке с анархистами.

1) Немедленное, экстренное введение всюду, в любом размере полнейшего социализма, для чего партия устраивает ПРОДУКТИВНУЮ КОММУНУ, агитирует и (при явной возможности) всюду захватывает власть. Никакой эволюции, марксизма не признается.

2) Полнейшее материальное, политическое и всестороннее равенство всех людей. Немедленное бесплатное отнятие у буржуазии лишнего имущества и возможности жить лучше пролетариата. Недопустимость праздной жизни. Введение для всех трудовой повинности и трудовых карточек. 3) Свобода на добро. Отмена свободы на зло: эксплуатацию, лень, ложь, насилие, пьянство, не гигиеническую жизнь, воровство и т.п. Революционная Дружина, применяющая насилие в неизбежных случаях.

4) Продукты труда всех людей и вся частная и общественная собственность переходят в бесплатную собственность коммунального централизованного государства. Монополизация государством всех производств.

5) Коммуно-государство всюду вводит наилучшие научные изобретения, машины, сильное разделение труда (специализация), усиливает полезные производства так, чтобы всего было вдоволь. Коммуно-государство устраивает колоссальнейшие предприятия – эксплуатацию энергий солнца, вод, земного шара и коры и прочие бесполезные и мелкие дела прекращает. Широко поощряет инициативу. Уменьшает все время формалистику. Государство обязано срочно создать для всех безработных созидательную работу: исправление дорог, добыча топлива, рыболовство, всевозможные производства и прочее. Всюду работы без перерывов по 6 ч[асов] в сутки; 2 ч[аса] ежедневно каждый работает по организации. По выполнении урока работающий освобождается.

6) Коммуно-государство распределяет в равномерное полезное пользование всем: пищей, одеждами, квартирами, властью, театрами, отдыхом, развлечениями, путями и прочим. Даже во временную собственность никому ничего не дается – незанятой вещью пользуется следующий. 7) Коммуно-государство принуждает всех всю жизнь: переучиваться на специалистов и работать по призванию; организованно властвовать (а не надеяться на выборных); всесторонне совершенствоваться. Весь народ должен превратиться в Советы. Введение референдума. Ленивые и порочные выполняют наиболее тяжелые и неприятные работы или покидают государство.

8) Коммуно-государство, строго организованное, примером и соглашениями стремится весь мир превратить в одно коммуно-государство. Всюду выборные с частыми общими и частичными перевыборами. Никаких цензов и привилегий.

ДЕВИЗЫ: ГОС[УДАРСТВЕННОЕ] БОЛЬШИНСТВО, БОРЬБА С СОБСТВЕННОСТЬЮ, РАВЕНСТВО, ЛЮБОВЬ И ДИКТАТУРА ИСТИН.

ВСЕ желающие жить в КОММУНЕ принимаются на условиях:

1) 2/3 заработка отдавать коммуне.

2) Все – собственность коммуны; исключая приобретенное до вступления в коммуну и после ухода из нее.

3) Пользоваться всеми продуктами и вещами поровну, в собственность никому ничего; потребности удовлетворяются только полезные.

4) Обязательная дружба и ежедневное энергичное участие в расширении ПРОДУКТИВНОЙ КОММУНЫ.

5) Безработным (пока не найдется дело) предоставляется бесплатно одно помещение, но без стола.

6) Желающие жить временно в коммуне платят 2/3 суточного заработка.

[Б.д.]

№ 347. КРАТКИЙ УСТАВ ПРОДУКТИВНОЙ КОММУНЫ ПРИ ПАРТИИ НЕМЕДЛЕННЫХ СОЦИАЛИСТОВ

1) Каждый обязан: быть добросовестным, ко всем относиться дружески, ежедневно, энергично участвовать в созидании П[РОДУКТИВНОЙ] КОММУНЫ; 2/3 заработка отдавать в безвозмездное распоряжение ПРОДУКТИВНОЙ] К[ОММУНЫ]; всю жизнь изучать и совершенствоваться в какой-нибудь узкой любимой профессии, чтобы быть продуктивнейшим работником, вести организованную, полезную, нормальную жизнь и бесконечно ее совершенствовать.

2) Община обязана: полней и поровну удовлетворять все полезные потребности членов, но даже во временную собственность ничего никому не дается; все собственность П[РОДУКТИВНОЙ] К[ОММУНЫ] – члены же пользуются всем по мере полезной надобности и возможности. На потребности, которые не может удовлетворить П[РОДУКТИВНАЯ] К[ОММУНА], выдаются деньги. На случай реакции, краха, выхода из ПРОДУКТИВНОЙ] К[ОММУНЫ] и всего непредвиденного каждому выдается на сбережения.

3) П[РОДУКТИВНАЯ] К[ОММУНА] организует всевозможные полезные, выгодные предприятия, вводя на сильнейшие из них разделение труда и самые наилучшие изобретения. За недостатком работы в П[РОДУКТИВНОЙ] К[ОММУНЕ] подыскивается служба на стороне, но по способностям. Члены же не вправе заниматься эксплуатацией, торговлей, предприятиями и т.п. делами от себя, ведущими к приобретению личной собственности.

4) Безработным П[РОДУКТИВНАЯ] К[ОММУНА] подыскивает сперва дело и только тогда принимает. Каждый принятый сперва числится кандидатом с совещательным голосом. Впоследствии баллотируется в члены с решающим голосом. Нарушающий программу Н[ЕМЕДЛЕННЫХ] С[ОЦИАЛИСТОВ] и УСТАВ не может быть членом.

5) Все нарушения Устава и недоразумения разбирает облагораживающий суд, который стремится доказательством исправить недостатки, а при невозможности исключает из П[РОДУКТИВНОЙ] К[ОММУНЫ]. Репрессий никаких.

6) Ушедший или исключенный (по любой причине) из П[РОДУКТИВНОЙ] К[ОММУНЫ] – не вправе требовать ничего от П[РОДУКТИВНОЙ] К[ОММУНЫ], а довольствоваться тем, что сама П[РОДУКТИВНАЯ] К[ОММУНА] найдет нужным ему дать. П[РОДУКТИВНАЯ] К[ОММУНА] старается выплатить выбывающему его долю заработка.

7) Где бы ни были, П[РОДУКТИВНЫЕ] К[ОММУНЫ] обязаны помогать друг другу и считаются как одна неразрывная целая П[РОДУКТИВНАЯ] КОММУНА.

Организовывается РЫБОЛОВНАЯ КОММУНА; приглашаются желающие заниматься рыболовством.

Открывается общедоступная рыбная столовая. Имеется мастерская плетения рыб[оловных] сетей; срочное выполнение заказов. Желающим выдается работа на дом. Предлагается (в свободные часы) продавать эти программы73 – 40% скидки; в местах большого скопления пролетариата продаются хорошо. Прав и разрешений для продажи программ не требуется. Непроданные принимаются обратно.

П[РОДУКТИВНАЯ] К[ОММУНА] имеется: Бюро в Петрограде – временно на Фонтанке, 40 (в Москве – Арбат, Собачья площадка, 10. Прием ежедневно в любое время).

Просьба бесплатно печатать (хотя бы частями), критиковать и вывешивать на видном месте нашу Программу.

Желающие получить дальнейшую литературу, адресуйте КОСМАЧУ, ПЕТРОГРАД, до востребования. Летучка КОСМАЧА – «Спасайтесь от голода», цена 15 коп. (распродана).

Готовится к печати подробная Программа Н[ЕМЕДЛЕННЫХ] С[ОЦИАЛИСТОВ] с объяснениями74.

1 июня 1918 г. ПЕТРОГРАД
Типография «Анархистов», Невский, 88.

№ 348. СЕВЕРНЫЙ ОБЛАСТНОЙ СЪЕЗД АНАРХИСТОВ

г. БРЯНСК

РЕЗОЛЮЦИИ75

НАША ПЛАТФОРМА

1) Анархизм отрицает физическое насилие, принуждение, угнетение человека человеком или обществом и его конкретные воплощения: власть, закон, суд, тюрьмы, что в совокупности образует государство.

Анархизм кладет в основу общества солидарность, конструируя обществожитие на основании свободного договора с помощью совещательных политических институтов.

Государство есть организованное насилие.

2) Анархизм отрицает право частной собственности как на орудия производства, так и на предметы потребления. Все должно принадлежать всем.

Общее пользование по потребностям: общий труд по способностям. Частная собственность есть кража.

3) Анархизм отрицает право национальной частной собственности на землю, на территорию: анархизм отрицает отечество: мир – всему человечеству, всем народам.

Народы должны конструироваться, как вольные персональные союзы, на принципе общности и жить вперемешку, бок о бок, обогащая и оплодотворяя друг друга. Сношения их реализуются с помощью интернационального языка, мирового языка.

Отечество есть разбой.

4) Анархизм отрицает современный брак, как социальное учреждение, признает семью, как биологический союз, как сожительство, зиждущееся на взаимном влечении, союз любви.

Современный брак есть домашняя проституция. Современная семья есть миниатюрное государство.

5) Анархизм ратует за освобождение женщины из-под ига домашнего воспитания и домашнего хозяйства. Домашнее хозяйство и воспитание должны быть обобществлены.

Домашнее хозяйство и воспитание суть остатки рабства.

6) Анархизм отрицает современную образовательную школу и современное образовательное воспитание, которое занимается внушением интеллектуально слабому, беспомощному молодому поколению взглядов, учений и воззрений, проповедуемых старым поколением.

Анархизм признает воспитание, как приспособление молодого поколения к физической и социальной среде, и школу, как институт приспособления к жизни, место обучения труду, ремеслам, технике: его предметы – материальная культура.

Молодому поколению должна быть дана возможность свободно составить себе свое миропонимание и жизнепонимание, творить свободно свою духовную культуру.

Современная школа есть организованное духовное насилие.

7) Анархизм отрицает религию, верование в Бога, в потусторонний мир, в загробную жизнь и в современную, буржуазную науку, социальные законы, социальную природу, созданные для отвлечения внимания угнетенных от конкретного чувственного мира, направляя его на вымыслы, на фикции, на абстракции.

Анархизм признает технику.

Наука, как и религия, есть обман, самое надежное средство одурачивания угнетенных, самое острое оружие в руках угнетателей. Религия и наука – это культура угнетателей. Техника и труд – культура угнетенных.

8) Анархизм добивается своей заветной цели не путем реформ, улучшений, соглашательств, а путем непримиримо революционным, посредством социального – в области экономики, политики, семьи и школы – и культурного переворота.

Испытанным, надежным орудием борьбы считает на первой стадии стачку частную и общую, бойкот; на второй стадии – захват: захват хозяйства, всех экономических и военных институтов; захват фабрик и заводов и орудий производства и передачу их в руки трудящихся; захват всего военного аппарата, сухопутного, морского и воздушного, арсеналов, орудий истребления и овладевание ими в целях уничтожения государственного строя; захват почт и телеграфов, железных дорог, автомобилей, средств и путей сообщения; захват магазинов, предметов потребления и жилищ.

НАША ТАКТИКА

Наша тактика зиждется на непримиримости к существующему укладу общества и на революционности: крутом переходе, перестрое на сознательном, планомерном обществостроительстве.

Схема нашей тактики двучленна: бойкот и разгон, уничтожение в Одних институтах, стачка и захват в других.

Если первый член бойкот, то заключительный – уничтожение; если первый член стачка, то заключительный – захват.

Отношение к политически принудительным институтам

Наше отношение к краевым, областным, городским и сельским законодательным, принудительно- исполнительным и судебным органам выражается бойкотом.

Мы бойкотируем эти учреждения и даже выборы в них: не участвуем в них ни активно, ни пассивно.

Мы бойкотируем парламенты, классовые, демократические и чисто демократические, съезды государственные, думы городские и прочие учреждения, облеченные всей полнотой или частью государственной власти.

Бойкот, это первый шаг нашей борьбы с ними; второй шаг, по мере возрастания наших сил, это насильственный разгон их.

Отношение к дисциплинарным институтам

Выражается активной борьбой до снесения их с лица земли, как-то: взрывание и прочие способы уничтожения.

Отношение к политическим партиям

Одобряющим в своих программах государственно-принудительные институты, выражается полной изоляцией. Мы не вступаем с ними ни в какие блоки и соглашения.

Отношение к эксплуататорски хозяйственным институтам Выражается прямым действием, временным прекращением работ частично и вообще. Стачка есть первый шаг, пассивный способ борьбы; по мере же накопления сил переходим и к активному способу, к захвату хозяйственного предприятия.

Отношение к экономическим институтам

Способствующим открыто или скрыто, прямо или косвенно эксплуатации и несправедливому распределению, выражается изоляцией.

Мы солидаризируем лишь с теми хозяйственными объединениями, которые борются за распределение по потребностям.

Отношение к учебным заведениям

Наше отношение к учебным заведениям совпадает с отношением к хозяйственным институтам.

На первой стадии – стачка учащихся частичная и общая. На второй стадии – захват учебных заведений учащимися.

ФОРМА ОРГАНИЗАЦИИ
I.

1) Анархисты-единомышленники объединяются в группы на местах, группы объединяются в районные организации, районные организации объединяются в общегородские, общегородские и сельские в областные; областные образуют Всероссийский Союз Анархистов.

2) Группа выделяет из себя секретаря, секретари групп составляют районный совет анархистов, районный совет выделяет из своей среды секретарей, секретари образуют общегородской совет анархистов (Совет Федерации). Каждый городской совет выделяет из своей среды секретарей: секретари городских советов образуют «Областной Совет Анархистов».

3) Не меньше двух раз в году созывается Всероссийский Съезд Анархистов.

Каждая городская или сельская организация посылает на съезд не меньше одного члена снабженного мандатом.

Примечание: Форма и размер представительства устанавливается самой городской или сельской организацией по ее усмотрению.

4) Съезд выделяет из своей среды Большой Секретариат по одному от каждого города, Малый Секретариат из пяти лиц и Финансовую Комиссию из десяти лиц.

Примечание: В целях конспирации М[алый] Секретариат], как и Финансовая] К[омиссия] выделяются из Б[олыпого] С[екретариата] на закрытом заседании.

а) Б[олыпой] Секретариат] объединяет все движение анархистов в России.

б) М[алый] Секретариат] служит связующим звеном всех российских организаций

анархистов и олицетворяет собой «Всероссийский Союз Анархистов».

в) Финансовая] К[омиссия] снабжает движение средствами, главным образом, обслуживает нужды М[алого] Секретариата] и Б[ольшого] Секретариата].

Примечание 1: М[алый] С[екретариат] выделяет из своей среды одного члена в Ф[инансовую] К[омиссию].

Примечание 2: Б[ольшой] С[екретариат], М[алый] С[екретариат] и Ф[инансовая] К[омиссия] отчитываются перед Всероссийским Съездом.

5) Не меньше четырех раз в году созывается съезд Б[ольшого] С[екретариата]. Перед ним отчитывается М[алый] С[екретариат] и Ф[инансовая] К[омиссия].

II.

1) Всякий разделяющий основные начала анархизма может быть включен в анархическую группу или организацию.

2) Члены регистрируются, снабжаются членскими билетами. Членский взнос в добровольном размере.

III.
ДИСЦИПЛИНА

1) Дисциплина только нравственная, сознание долга и обязанности перед идеалом Анархии. Каждый отвечает перед своей совестью.

2) Лица, работающие в чрезвычайке, в уголовной или гражданской милиции, в суде, тюрьмах, следственных комиссиях и прочих дисциплинарных институтах, не могут быть членами анархистских организаций.

3) Члены, позорящие и злоупотребляющие именем анархизма, исключаются товарищеским судом.

IV.
ПРОПАГАНДА

Пропаганда ведется устным словом, лекциями, докладами, речами.

1) В целях пропаганды, организации связи и установления единой принципиальной платформы основывается в одном из центров орган Всероссийского Союза Анархистов.

Орган издается при непосредственном участии М[алого] С[екретариата].

2) Пропаганда ведется печатным словом посредством изданий листовок, брошюр, книг и, главным образом, периодической прессы.

3) Для пропагандистов основывается анархическая школа, в которой они осваиваются с основными началами анархизма.

V.
НАЗВАНИЕ

Мы называемся анархистами без всяких приставок.

№ 349. НАША ПРОГРАММА

(Москва. Лефортовская районная организация анархистов)

I. Полное уничтожение классов и создание такого общественного строя, при котором свободное развитие каждой личности было бы условием свободного развития всех, – обуславливается:

1) упразднением права частной собственности, ведущей к рабству наемного труда для пролетариата, лишенного орудий и средств производства;

2) разрушением государственной власти, служащей орудием угнетения рабочего класса;

3) уничтожением всех религий и религиозных предрассудков, являющихся орудием духовного рабства, используемым господствующим классом для закрепления своего господства.

II. Основным нашим требованием является переход в общее народное достояние всех наличных богатств – как природных, так и созданных трудом человеческим – земли, фабрик, заводов, железных дорог, жилищ, запасов одежды и пищи, предметов роскоши и т.д.

Так как все эти богатства разделяются на две основных группы – предметы потребления и орудия и средства производства, – то мы требуем справедливого распределения первых и планомерного использования вторых в интересах всего трудового общества.

Общество может использовать принадлежащие ему орудия и средства производства одним из трех способов: 1) предоставляя их в частное пользование отдельным лицам, 2) поручая управление и заведование ими особым выборным или назначенным чиновникам или 3) поручая управление ими самим работающим на них рабочим и служащим.

Мы требуем передачи управления всеми промышленными и транспортными предприятиями, а также учреждениями, общественными службами в ведение занятых в них рабочих и служащих. Только орудия и средства производства ремесленников и крестьян, не эксплуатирующих чужого труда, могут остаться в их частном пользовании. Планомерное регулирование общественного производства и обмена должно принадлежать основанным на свободном договоре городским, национальным и международным союзам рабочих организаций.

В целях искоренения всяких следов былого неравенства среди членов общества и достижения возможно более высокого уровня умственного и нравственного развития человечества мы требуем общественного воспитания и обучения для всех детей со дня их рождения до приобретения ими трудоспособности. В дополнение к этому мы требуем, в целях полного освобождения женщины, а также признания права свободной любви.

III. Анархистская Коммуна, при современном уровне развития средств производства и транспорта, неизбежно должна быть мировой коммуной. Борьба за Мировую Коммуну, принимая международный характер, требует полного разрыва с национальной буржуазией и солидарных действий всего мирового пролетариата, а следовательно, также и восстановления Анархического Интернационала. Бойкот буржуазных учреждений, непосредственная борьба пролетарских масс против господствующего класса путем массовых и всеобщих стачек, как национальных, так и международных, и открытое вооруженное восстание – таковы пути Международной Социальной Революции.

IV. Признавая, что осуществление Анархистской Коммуны Мира может произойти лишь посредством революционного действия международного пролетариата, выступающего под идейным руководством анархизма;  – что к созданию массового анархического движения должно стремиться всеми доступными в данный момент средствами;  – мы считаем необходимым участвовать в классовых организациях пролетариата и трудового крестьянства, – фабрично-заводских комитетах, профессиональных союзах, советах рабочих и крестьянских депутатов, – с немедленным выставлением следующих требований:

V. 1) Объявления всех богатств, как природных, так и созданных трудом настоящих и предшествующих поколений, общенародным достоянием;

2) Передачи управления всеми предприятиями и учреждениями в ведение профессиональных федераций занятых в них рабочих и служащих;

3) Немедленного проведения необходимых мероприятий по всеобщему обучению народа;

4) Конфискации всех церковных имуществ и богатств;

5) Полного уравнения в правах женщины и мужчины;

6) Уничтожения безработицы, путем распределения всего общественно-необходимого труда между всеми членами общества;

7) Создания вольных трудовых коммун в деревнях на основе общего владения орудиями и средствами производства и совместного труда.

№ 350. ПЕРВЫЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ СЪЕЗД АНАРХИСТОВ-КОММУНИСТОВ (ПРОТОКОЛЫ). Москва, 25–28 декабря 1918 г.

Первое заседание съезда. 25 декабря 1918 г.

На съезд прибыли делегатами анархисты-коммунисты из 15 губерний и уполномоченный двумя организациями украинских анархистов. На некоторых заседаниях присутствовали мирные анархисты и отдельные анархисты-коммунисты Москвы (не делегаты).

Открыл заседания съезда А.А.КАРЕЛИН. Он доложил, кто прибыл на съезд, и довел до сведения товарищей, что «бывший секретарь Всероссийской Федерации анархистов-коммунистов тов. ГОРБОВ расстрелян белогвардейцами». Затем он перечислил присланные съезду приветствия и одно из них, посланное от имени Скандинавской молодой социалистической партии и Скандинавской центральной рабочей организации, доложил съезду в полном объеме77.

Был предложен следующий порядок дня:

1) Предложить Советскому правительству освободить из тюрем заключенных в них анархистов;

2) Доклад о деятельности Всероссийской Федерации (анархистов-коммунистов), поскольку она протекает в Москве;

3) Доклады с мест.

 

ПОСТАНОВЛЕНО:

Поручить секретарям Федерации обратиться к Советскому правительству с заявлением об освобождении арестованных анархистов и проект обращения к правительству представить съезду.

СЕКРЕТАРЬ В.Ф.А.-К.78 указывает на работу Секретариата, поскольку она проявлялась в переписке с товарищами и в рассылке литературы, и в следующих словах излагает организационные принципы Федерации:

«К Всероссийской Федерации анархистов-коммунистов могут принадлежать группы анархистов-коммунистов, их производительные коммуны, рабочие союзы, потребительные общества, клубы и другие организации анархистов.

Членами этих организаций могут быть анархисты-коммунисты, мирные анархисты- коммунисты79, анархисты-синдикалисты-коммунисты, анархисты-индивидуалисты, считающие приемлемым для себя строй вольных коммун.

Каждая группа или другая организация автономна, организуется так, как найдет это нужным, придерживаясь, конечно, анархических принципов организации. Каждая группа или организация может вступать в федеративные связи с какой ей угодно организацией, что не препятствует ей принадлежать к Всероссийской Федерации анархистов-коммунистов.

Считается желательным единогласное решение практических вопросов. В случае же разногласия по какому-либо вопросу, как большинство, так и меньшинство поступает так, как находит нужным, причем общие средства распределяются в этом случае между большинством и меньшинством пропорционально числу членов. Расхождение во взглядах по какому-либо частному вопросу не должно вести за собою распада группы или организации, раз у нее имеются и общие задачи, в частности задачи пропаганды, агитации и организации.

Все анархисты-коммунисты, как и все члены Федерации, всегда имеют равный голос по всем вопросам: деление на решающие и совещательные голоса считается нами противоречащим принципам анархизма.

Пропаганда наших идей, нашего устройства жизни, взаимная помощь, доведенная до крайних ее пределов, борьба со всеми злоупотреблениями – основные задачи группы.

Желательно, чтобы каждый член группы делал определенный взнос при поступлении в группу, а также и ежемесячные взносы. Желательно, чтобы каждый член группы, через секретаря группы, посылал в Секретариат Федерации два рубля в месяц. Безработные не делают, конечно, взносов, да и вообще взносы не могут считаться обязательными.

Желательно, чтобы каждый член группы считал необходимым неустанно заниматься пропагандой анархизма, чтобы он считал нужным присутствовать на собраниях своей группы и высказываться по интересующим его вопросам.

Желательно, чтобы члены группы отдавали все свое свободное время на дело не только пропаганды, но и на участие во всех предприятиях группы.

Товарищи, входящие в Федерацию, не должны служить в чрезвычайных комиссиях, в милиции, в судебных учреждениях.

Секретарь группы исполняет только порученную ему работу, никакой распорядительной или, так сказать, законодательной власти и вообще никакой власти не имеет.

При группе желательно иметь библиотеку анархической и социалистической, а если можно, то и научной, и беллетристической литературы. Было бы желательно устраивать при библиотеках читальни, которые могут, при благоприятных условиях, развиться в клубы.

Секретариат Федерации может дать (в зависимости от местных условий) указания [на] то, как организовать библиотеку и клуб.

Группа ведет пропаганду как в городе (главным образом, среди рабочих), так и в уездах. Надо стремиться к тому, чтобы в уезде не осталось ни одной деревни, где не было бы нашей предназначенной для крестьян литературы. Такие брошюры приходится рассылать в комитеты бедноты, в волостные советы, в сельские училища, грамотеям деревни.

Литературу можно давать даром, а если ее имеется много, то можно раздавать ее в чайных, на базарах и пр[очих] [местах]. Желательно в каждой деревне иметь двух-трех человек, распространяющих нашу литературу.

Для рабочих, читавших партийную литературу, годятся не только брошюры, но и книги (главным образом, Кропоткина).

Секретари Федерации выбираются группами. Их задача исполнять поручения товарищей и групп. На собраниях секретарей Федерации, – так как секретари являются простыми исполнителями поручений и постоянной инициативной группой, – может присутствовать любой член Федерации с такими же правами решающего голоса, как и секретари. Эти товарищи не могут только подписываться секретарями Федерации. Секретари групп и отдельные товарищи обращаются в Секретариат Федерации, находящийся в каком-либо большом городе (сейчас в Москве), за справками, за литературой, за всякой помощью, которую может дать Федерация.

При Федерации имеется склад книг, работает ЧЕРНЫЙ КРЕСТ80.

Желательно, чтобы раз в два-три месяца секретари групп посылали в Секретариат Федерации сведения о числе членов и о работе, а также и членские взносы в Секретариат и в Черный Крест».

Секретарь В.Ф.А.-К. указывает далее, «что товарищи анархисты регистрируются очень неохотно, что зачастую за одним зарегистрированным товарищем стоит большая по числу членов организация, что при Секретариате зарегистрировано около 550 человек, но общее число анархистов-коммунистов, находящихся в той или иной связи с Федерацией, надо считать приблизительно равным 3000 человек81. Это, конечно, чрезвычайно мало, поэтому надо постараться, чтобы и остальные товарищи стянулись в одну организацию взаимопомощи. Было бы желательно, чтобы через год на съезде были бы представители 30 тыс[яч], а еще лучше 300 тыс[яч] анархистов-коммунистов».

Далее говорит делегат Лефортовско-Басманного района (г.Москвы): «Организация образовалась недавно и насчитывает в настоящее время 40 человек. Главная ее работа – пропаганда анархических идей. Имеется клуб и читальня, которую каждый день посещают 8–10 лиц не анархистов. Устраиваются лекции. В организацию принимаются товарищи после двух месяцев, считая со дня их заявления о желании войти в организацию. Организация пыталась издавать свой орган: вышло два номера, затем издание прекратилось за недостатком средств82. Члены организации работают в советах83, но участие в заседаниях советов сводится к простой информации товарищей, так как коммунисты-большевики приходят с заранее заготовленными на фракционных собраниях решениями и проводят их, не обращая внимания на заявления членов совета, не принадлежащих к их партии. К анархистам-коммунистам относятся то благоприятно, то подозрительно. Анархисты не принимают участие ни в каких репрессивных мерах по отношению к населению, работают только там, где не надо прибегать к насилию. У организации имеются ячейки на заводах и пользуются там популярностью».

Товарищ из Иваново-Вознесенска рассказывает, «что в Иваново-Вознесенске в дни революции образовалась партия с.-р., которая постепенно левела, переходом ее членов в ряды максималистов, а затем (путем раскола) и в ряды анархистов84. Иваново-Вознесенская организация анархистов ставит своей целью пропаганду анархических идей путем лекций, распространения литературы, выступления на митингах, организации своих митингов и издания листовок. Большевики принимают по отношению к анархистам репрессивные меры. Так, рабочие, читавшие анархические листовки, были направлены в чрезвычайку и просидели две недели. За лекцию «Судьбы русской революции» был арестован один товарищ анархист и с него была взята подписка, что он не будет вести анархической пропаганды. Налетом большевиков был разорен клуб анархистов, причем были сорваны портреты Бакунина и Кропоткина.

Ивановская федерация разбита на секции: хозяйственную, агитационную и т.д., и вступающий в федерацию берет себе место в той секции, в которой он считает возможным принести пользу. Группа принимает участие в фабрично-заводских комитетах, в профессиональных союзах, кооперациях, продовольственных организациях. Рабочие относятся к группе с большими симпатиями. Во время ареста анархиста на заводах были запрещены митинги из боязни антибольшевистских речей, но, несмотря на это, на многих заводах произошли митинги протеста и стачки. Власть старается разбить группу. Местные газеты не помещают объявлений о лекциях анархистов и тем их срывают. В настоящее время группа насчитывает 25 человек и разрастается. Так, например, произошло объединение с ячейкой анархистов, образовавшейся в политехникуме. Местный третий интернационал молодежи стал «Свободным Союзом Молодежи». Большевики всячески провоцируют анархистов, а в ответ на это мы освещаем в рабочих массах нашу деятельность. К пропаганде большевиков рабочие относятся пассивно. Недавние выборы в Совет были поставлены так, что в Совет могли пройти только большевики, и в этих выборах участвовало только 30 проц[ентов] избирателей. Выбранные же оказались совершенно неспособными к работе, и им пришлось кооптировать со стороны Президиум Исполнительного комитета. Рабочие, благодаря общей подавленности настроения и деятельности чрезвычайки, не решаются на выступления. Крестьяне же недавно устроили бунт, и их усмиряли красноармейцы».

Товарищ из Петрограда указывает, «что анархисты в Петрограде организовались в первые дни революции. Рабочие встречали их восторженно. Вскоре стала выходить газета «БУРЕВЕСТНИК»85. В начале этот орган распространялся в нескольких тысячах экземпляров, но потом произошел раскол: идейные писатели ушли и «БУРЕВЕСТНИК» стал редактироваться группой «Пяти Угнетенных». Эта группа призывала детей взять в свои руки школьное дело, приглашала поножевщиков и кинжальщиков в ряды анархистов, предлагая им стать первыми в анархии. Но затем, ввиду падения тиража и неимения достаточного материала, эти редакторы вынуждены были пойти на соглашение с идейными писателями и тогда «БУРЕВЕСТНИК» снова начал хорошо распространяться86. Но бухгалтерская сторона дела велась очень плохо, и, несмотря на большой тираж и тысячные пожертвования со стороны заводов, газета закрылась 1-го мая 1918 года87.

К идейным анархистам начали примыкать и люди, просто искавшие наживы. Захватами особняков, присвоением ценных вещей они оказали плохую услугу анархистам. Тем не менее, анархизм все время рос. Германская угроза и разгрузка Петрограда, демобилизация промышленности и прочее повели за собой быстрое падение анархизма в Петрограде. В настоящее время в различных частях Петрограда находятся и работают сравнительно немногие анархисты. В нашу организацию принимают только идейных товарищей и принимают со строгим выбором».

Второй товарищ из Петрограда дополняет первый доклад. «В замирании анархической работы громадную роль сыграли голод и внешний враг. Советское правительство не пользуется популярностью среди рабочих и крестьян, скорее наоборот. Из-за ареста рабочего Никиты Васильева произошли брожения на нескольких заводах. На Путиловском заводе рабочие чуть не растерзали комиссара за его слова о том, что он кормит рабочих. Рабочим выдается теперь ежедневный паек в полфунта хлеба, и, кроме этого, нет никаких продуктов. Рабочим организациям запрещают закупать продукты. Зиновьев указывал, что в Петрограде будет всеобщая стачка, если не будет прислано продовольствия. Анархисты ведут сильную пропаганду, но большевики не позволяют полемизировать с собою. Если рабочим помешают произвести закупку продовольствия, то в Петрограде начнется стачка».

Доклад товарища о работе в Новой Деревне: «В начале революции пригородам не отпускалось никаких средств. В Новой Деревне рабочие жили в отвратительных помещениях. Местный Совет постановил объявить Новую Деревню коммуной, объявить жилища района Новой Деревни принадлежащими коммуне и довести об этом до сведения Совнаркома, и если Совнарком не отменит этого постановления в течение 10 дней, то провести его в жизнь. Докладчику было поручено довести об этом постановлении до сведения Совнаркома. Ответа Совнарком не дал, и тогда была образована жилищная комиссия, которая и начала проводить вышеприведенное постановление в жизнь. За необходимыми средствами обратились к городскому голове коммунисту Калинину, но он отказал в них. Тогда было решено обойтись и без этих средств. Но в это время началось наступление немцев, и налаженное дело распалось. Эта история доказывает, что анархисты могут проводить свои воззрения в жизнь при всяких условиях».

Товарищ из Северной Федерации Анархических Групп (г. Вологда) указывает, «что в городе Вологде анархисты организовались в первые дни революции. Они стали пользоваться большим влиянием в железнодорожных мастерских. Анархические идеи пользовались популярностью среди рабочих и крестьян, но сказалось отсутствие теоретических сил в местной организации. Вначале горожане боялись анархизма, потом стали относиться к нему сочувственно. Завязались сношения с анархистами городов Вятки, Галича, Череповца и т.д. В Вологду прибыл вооруженный анархический партизанский отряд, который и примкнул к местной организации, причем отряду было предложено воздержаться от захватов и реквизиций. При благоприятном отношении местного Совдепа, видевшего в анархистах организованную силу, анархистами была занята под клуб и комму-нистиескую столовую гостиница «Европа». Но вскоре произошел разгром анархистов в Москве, Петрограде и других городах. Губернский исполком постановил не трогать анархистов, но, несмотря на это, ночью к гостинице, где были и женщины и дети, подъехал отряд с пушками и пулеметами и обезоружил анархистов. Во время разгрома сильно пострадала библиотека и клуб. Помещение удалось оставить за анархистами88.

Приезд лектора, т. Т., и его лекции содействовали росту анархизма в Вологде. После его отъезда рабочие часто спрашивали, скоро ли он приедет обратно. Закрытие фабрик, принудительные меры по отношению к анархистам и отсутствие теоретических сил повело за собою ослабление анархической организации. Благодаря преследованиям стали невозможны митинги и лекции. Была закрыта ежедневная газета анархистов «ГРЯДУЩЕЕ»89.

Организационная работа приходит в упадок, почему необходима присылка лекторов.

Заметен перелом в настроении крестьян по отношению к анархизму: прежде говорили, что анархическое учение хорошо, но невозможно, а теперь, в случае падения советской власти, не желают заменять ее никакой другой.

В 7-ми волостях, на почве мобилизации лошадей и набора молодежи в Красную армию, произошло сильное восстание крестьян: на протяжении 20 верст между Череповцом и Шексною железнодорожный путь был разобран. Пришедшие усмирять крестьян первые два эшелона были разоружены ими и накормлены. Два следующих эшелона потушили восстание сожжением целых деревень, их обстрелом и расстрелом крестьян.

Как рабочие, так и крестьяне озлоблены против насилия. Вообще русский народ не любит насилия даже тогда, когда этим насилием хотят сделать ему добро. Железнодорожниками была устроена коммуна для добывания продуктов. Этот опыт анархической коммуны удался.

Необходимо издание анархической газеты».

Товарищ из Вятской губернии рассказал историю возникновения анархического движения в одном из городов Вятской губернии, затем рассказал, как победили белые на Ижевских заводах и как они захватили город Сарапул. Анархистов и большевиков они расстреливали и издевались над пленными самым ужасным образом, так, например, они искололи штыками сестер милосердия и пленных мужчин, спрашивая их, признают ли они советскую власть, и нанося неглубокие раны после ответов. Товарищ спасся от расстрела, бросившись в воду с баржи, на которую привели его в числе многих других расстреливать. Товарищ подтверждает сведения о расстреле белыми тов. ГОРБОВА, бывшего секретаря Всероссийской Федерации анархистов-коммунистов.

Товарищ рассказывает также о попытке организовать даровые обеды для безработных; но для пропаганды анархических идей эти даровые обеды не имели никакого значения.

Слово берет далее т[оварищ] Г. и, указав на то, что «анархический строй является тем общественным строем, который предписывается здравым смыслом», – говорит о том, что «анархия, это – естественный порядок, при котором следствие вытекает из данной причины, а беспорядок в общественную жизнь вводит приказ, нарушающий эту причинную зависимость. Необходимость единения революционных сил ясна в настоящее время, и вне зависимости от приказа нам приходится работать вместе с революционерами-большевиками.

Слово берет товарищ Т., рассказывающий о работе в Советах солдатских депутатов в Финляндии и в Совете рабочих депутатов Архангельской губернии, до прихода англичан. – «В обоих случаях анархистам можно было работать в Советах».

Товарищ из Рязанской губ[ернии] говорит о том, что «в настоящее время нужно строительство анархических коммун в деревнях, что города не являются уже контрреволюционными, тогда как таковыми являются еще многие деревни, что создание таких коммун принесет делу анархизма гораздо более пользы, чем разговоры об анархизме в городах». Оратор усиленно предлагал товарищам заняться организацией коммун в сельских местностях.

Тов[арищ] делегат одной из московских групп говорит о работе в Москве и указывает, что «анархическая работа поставлена здесь слабо».

Секретарь Федерации сообщает, что «товарищ, который должен был приехать делегатом от кронштадтских товарищей арестован 4 декабря. Арестованный товарищ безусловно идейный анархист, не имеющий никакого отношения к контрреволюции или к так называемым «эксам» (освобожден в скором времени после ареста) ».

Товарищ из Владимирской губернии говорит о своих разъездах как пропагандиста, указывает, что «в некоторых случаях отношение большевиков-правителей к его работе было хорошее, а в других – плохое».

Второе заседание съезда. 26 декабря 1918 г.

Заседание открыто в «Доме Союзов».

Тов[арищем] КАРЕЛИНЫМ оглашено письмо от украинских товарищей следующего содержания: «Дорогие товарищи! Печально, что мы не можем прислать делегатов на конференцию Всероссийской Федерации ввиду целого ряда причин. Недавно у нас состоялась Украинская конференция, где выяснилось, что многие федерации Украины разделяют и приветствуют деятельность Всероссийской Федерации. Всемирное царство рабства, тьмы и застоя, продержавшееся в человеческих общежитиях, благодаря целому ряду причин, на протяжении долгих тысячелетий, – начинает рушиться. Оно естественно стремится в то же время претвориться во всемирное царство свободного и вольного труда, света и всеобщего творческого движения. Человечество вступает ныне в эпоху этого потрясающего гигантского разрушения – созидания, в эпоху великой революции. Мы глубоко верим, что оно широко охватит рабочее движение и приблизит нас к социальной, анархической революции. Широкие массы населения Украины, достаточно разочаровавшись в свое время в большевистском, политическом, партийно-властническом режиме, с большим сочувствием относятся к анархической пропаганде и являются чрезвычайно восприимчивой почвой для анархической работы. Мы, украинские анархисты, принимаем активное участие во всех революционных выступлениях, как повстанческие восстания, так и в других, проводя там анархические идеи, вступаем во все рабоче-крестьянские организации (революционные комитеты) для выполнения там технических работ. О деталях нашей работы, узнавши, что тов[арищ] Н. в Москве, поручаем ей сделать доклад более подробный90. Мы глубоко верим, что многочисленные трудовые массы, после целого ряда разочарований, будут теперь же непременно стремиться сами создать свободное, естественное, а потому плодотворное общежитие, путем классового, а не партийного, экономического, а не политического строительства, живого, гармонического, всеохватывающего творчества. Мы знаем, что Всероссийская Федерация несет тяжелый труд, как широкой связи со всеми анархистами и координирования продуктивной их деятельности, а потому мы, анархисты Украины, предлагаем всем анархическим организациям помочь Всероссийской Федерации в следующем: немедленном восстановлении связи с анархистами других стран, в особенности с анархическими рабочими организациями Германии, Франции, Италии, Англии и друг[их], и скорейшей постановке агитации в международном масштабе. Во-вторых: призываем товарищей к немедленной организации единой, планомерной, анархической работы среди широких трудящихся масс, путем распространения литературы, организации лекций, рефератов. И, наконец, мы предлагаем организовать из способных к боевой деятельности товарищей боевую дружину для выполнения задач боевого характера. Да здравствует солидарность всероссийских анархических групп! Да здравствует анархическая коммуна!»

Тов[арищ] Н., уполномоченная украинцами, делает доклад о деятельности анархистов на Украине за истекший революционный период. «Деятельность анархистов той местности, откуда получено письмо, носила не только мирный характер, но и боевой. Мирная деятельность выразилась в широкой пропаганде анархических идей, следствием которой была организация самим трудовым классом населения фабрики земледельческих орудий, детского сада и переход крупных промышленных предприятий в руки трудящихся (рудники). Боевая деятельность выразилась в борьбе с белогвардейцами и разоружении полков старой армии. Вся эта деятельность протекала при ярко выраженной симпатии населения хотя и при частом противодействии в лице большевиков, но, несмотря на это противодействие, анархисты во всех революционных выступлениях шли в авангарде. В настоящее время деятельность анархистов на Украине загнана в подполье. Они издают газету «НАБАТ» и подпольную – «КУЙ ЖЕЛЕЗО ПОКА ГОРЯЧО»91. Приветствуя настоящий съезд, анархисты Украины предлагают ему приложить все силы к тому, чтобы объединиться, вести более продуктивную работу и положить начало общей анархической организации».

Тов[арищ] делегат от Иваново-Вознесенска задает вопрос: объединены ли анархисты Украины в конфедерацию?

Секретарь Федерации отвечает, что «федерации, объединяющей всех анархистов Украины, пока еще нет».

Тов[арищ] делегат от Иваново-Вознесенска указывает, что «на местах объединение групп является насущным вопросом, решение о котором необходимо вынести настоящему съезду. Во Владимирской, Костромской и Иваново-Вознесенской губерниях при объединении в основание берут Декларацию анархических организаций Украины «НАБАТ»92, и всеми анархистами выдвигается самое настойчивое желание об объединении движения в единый анархический фронт», и предлагает съезду дать свое заключение о декларациях и резолюциях группы «НАБАТ»

Секретарь Всерос[сийской] Федерации читает приветствия от групп анархистов: – одного кавалерийского, советского полка, железнодорожного батальона и финляндского фронта.

Тов[арищ] Н. выражает желание, чтобы «съезд ясно высказался о том, что делать? Как действовать? И разобрав, сначала общую картину анархической деятельности, перешел потом к деталям».

Тов[арищ] Николин, возражая ему, указывает, что «предложенный Секретариатом порядок дня затрагивает все кардинальные вопросы, обсуждение которых даст общий фон для координирования нашей линии деятельности, что и является главной задачей съезда, а потому предлагает держаться порядка дня, предложенного Секретариатом».

Тов[арищ] Н. предлагает «сначала обсудить вопрос о конфедерации, а затем перейти к вопросу об отношении к Советской власти». Слово вне очереди просит тов[арищ] «Мирный Анархист». Указав на причины, убившие дух в современном человечестве, товарищ указывает, «как много зла приносит деление человечества на классы. Благодаря этому жизнь человека, – «сияния века», построена на крови и все действия его стоят на мертвой точке. Анархизм же, как начало, не стоящее на этой мертвой точке, должен собрать те лишки народного духа, которые до этого расхищались и наличность которых дала возможность буржуазии вести четыре года войны. Анархизм, как отрицание начала внешнего – не кровь, не горе, – в русском народе коренится крайне глубоко, что видно из его слов «мир все может». Наши же страдания вызваны тем, что все стоят на плоскости ума. Грешны в этом и анархисты, и ближайшая их задача – выявить все страдания, до которых мы опустились. Нужно найти ключи к объединению, нужно выйти из крови. Что же касается современных событий, то кажется, что все за большевиков, а между тем, если бы не револьвер, то крестьянин не дал бы ни одного фунта хлеба, и советы это не путь света, а величайшая беднота. В области практических начинаний анархистам, в отличие от социалистов, нужно заменить истасканную кличку «товарищ» на «брат, сестра, мать, отец» и в своей литературе сохранить букву «ъ», без которой нельзя писать много чисто русских народных слов».

Тов[арищ] Карелин находит, что говорить теперь об уничтожении классовой борьбы нельзя и эта современная борьба приведет к исчезновению классов.

От имени Секретариата В.Ф.А.-К. читается доклад об отношении анархистов-коммунистов к советской власти93:

«В революционную эпоху, которую мы переживаем, при условии нахождения у власти партии коммунистов (большевиков), анархистам пришлось выяснить свое отношение к современному правительству России.

Речь не идет о нашем отношении к государственной власти вообще. Это отношение осталось таким, которое свойственно анархистам. Речь идет о том, надо ли нам вступать в революционную борьбу с большевистским правительством в то время, когда завоеваниям нашей революции (из которых самым ценным является переход большей части помещичьей земли в руки крестьян и батраков) грозит серьезная опасность от контрреволюционных сил русской и международной буржуазии.

Деятельность правительства большевиков сводится: 1) к ряду законодательных и самочинных мероприятий, преследующих цель уничтожения буржуазии, как враждебного трудовому народу класса, 2) к изменению старых форм государства, 3) к удержанию полученной власти и 4) к попыткам организоваться на началах государственного капитализма, который считается переходной ступенью к социализму.

Буржуазия является непримиримым врагом рабочего класса, эксплуататором последнего, и, подрывая ее материальные силы, правительство коммунистов-большевиков облегчает нашу работу в деле создания одной из важных предпосылок для перехода к строю вольного рабочего социализма, то есть к анархо-коммунистическому общежитию.

Своим законом о социализации земли новое правительство не только санкционировало захват крестьянами принадлежавшей землевладельцам земли и принадлежащего им инвентаря, но также и всех принадлежащих помещикам зданий с их обстановкой.

Помимо этого, закон о социализации дал толчок к захвату земли и тем крестьянам, которые не успели еще захватить ее ко времени октябрьской революции. Таким образом, мощная реакционная сила – класс землевладельцев – сразу исчез в России.

Была введена хлебная монополия, и оптовые торговцы хлебом сошли со сцены. Национализируются разные отрасли торговли, и этим путем вырывается материальная основа у класса буржуазии.

Банки были национализированы, и буржуазия потеряла возможность располагать находящимися в них капиталами.

По государственным займам русское правительство отказалось производить уплату и капитала и процентов, этим нанесен был удар не только русской, но, в небольшой, правда, степени, и международной буржуазии.

Право наследования было отменено, и наследства свыше 10 тыс[яч] рублей поступают в собственность правительства советской республики, в силу чего ряды нашей буржуазии постоянно редеют.

Ряд промышленных предприятий перешел в собственность советской республики: национализированы чуть ли не все промышленные крупные заведения, хотя многие из них временно находятся в безвозмездной аренде у бывших владельцев. Пролетарии могут принимать теперь участие в организации производства, хотя не являются полными организаторами его.

Рабочие получают продовольствие по таксированным ценам в большем количестве, чем буржуазия и люди, занятые умственным трудом.

Дома, сдаваемые в городах под квартиры, перешли в собственность советов. Рабочие семейства покидают свои нездоровые жилища, переселяясь в занимаемые ранее буржуазией квартиры.

Были изданы и другие законы, разоряющие буржуазию, лишающие ее основы, ее классового могущества – капитала.

Попытки организовать производство тех или иных продуктов на социалистических началах свелись, в сущности, к организации учреждений государственного капитализма с присущей ему властностью, неравенством, бюрократизмом, но этот тип капитализма считается лидерами большевиков единственно возможным – для переходного времени – общественным строем. Тем не менее, даже в строе государственного капитализма, при условии государства большевистского типа, реорганизация общества на началах вольного рабочего социализма является едва ли не неизбежной.

Инициатива и творчество народных масс не может не подавляться государственным капитализмом, но все-таки в значительно меньшей степени, чем в буржуазных общежитиях.

Церковь отделена от государства. Значительная часть церковных и монастырских имуществ конфискованы правительством.

Как низшее, так и высшее образование стало не только даровым, но и общедоступным. Даже для поступления в университет не требуется окончания курса в среднем или низшем учебном заведении. Препятствием в деле распространения народного образования является большой недостаток преподавателей и еще больший недостаток подходящих книг и учебных пособий.

Те формы государственной власти (монархия, парламентаризм и пр.), которые были очень выгодны для буржуазии, уничтожены социалистическим правительством, и этим подорвано политическое влияние буржуазии.

Свободы печати, слова, собраний и проч[его] нет в советской республике. Тем не менее, наша пресса, наша устная пропаганда, наши ассоциации и собрания никогда не пользовались в России той долей свободы, которой пользуются теперь, хотя, конечно, эта доля свободы во всяком случае – не свободна.

Нет у нас и свободы передвижения, нет и неприкосновенности личности.

От старых форм государственной власти осталась только бюрократия. Советская республика не знает политического господства буржуазии. Депутаты выбираются в советы рабочими и крестьянами и вышедшими из этих классов общества солдатами. Интеллигенция, то есть лица, добывающие средства к существованию умственным трудом, тоже лишена права выборов. Но интеллигентов можно выбирать, так что большевики, не только рабочие, но главным образом, интеллигенты и полуинтеллигенты, – заняли почти все влиятельные правительственные посты.

Роль советов сводится не только к чисто властной правительственной деятельности, но и к деятельности культурно-просветительной и к новому экономическому устройству. В области культурной, просветительной и в экономической (поскольку она не противоречит принципам анархического коммунизма) многие анархисты работают в советах. Они работают так, как работали бы при анархическом строе общества, не примешивая к своей деятельности элементов насилия. Конечно, они не принимают участия в судебной, полицейской и т.п. деятельности советов.

В более или менее отдаленном будущем советы явятся центрами культурно-просветительной и экономической деятельности, инициативными группами энергичных работников и, отказавшись от принудительной власти, войдут в число учреждений анархического общежития, как его составная часть. Такое превращение советов более чем возможно и потому, что сама идея государственности убивается революционным временем, а русский народ чувствует непобедимую антипатию не только к бюрократии, но и ко всякой принудительной власти.

Советская Россия управляется диктатурой, при посредстве новой бюрократии. Понятно, что государственная власть может опираться на бюрократию, как на творческую силу, но еще более понятно, что эта бюрократия не может не компрометировать новую форму государственного господства. Вполне естественно, что бюрократия далеко не блестяще справляется со сложными задачами строительства государственного капитализма, не блестяще справляется и с другими сторонами государственной деятельности. А к этому надо еще прибавить, что в рядах новой бюрократии чересчур много не социалистов и лиц, только прикинувшихся социалистами.

Государственная власть – всегда власть, и ее носители, стремясь сохранить ее по тем или иным, личным или принципиальным соображениям, стараются удержать ее всеми способами и приёмами. Понятно, что эти способы и приемы таковы, что анархисты не могут относиться к ним иначе, как отрицательно.

Большевики, уничтожая буржуазию, как класс, разрушая старые формы государства, не имея возможности создать такие новые формы его, которые были бы признаны народными массами своими формами, которые не угнетали бы инициативы и творчества народных масс, которые не угнетали бы свободную личность, разрушают в сущности самую идею государственности и, в лице своих искренних революционеров-идеологов, сами стремятся к безгосударственному социализму.

Отношение коммунистов-большевиков, не говоря о части их провинциальных деятелей, не имеющих ничего общего с социализмом, является, как нам кажется, лучшим из возможных отношений властных лиц. Отношение любого правительства было бы враждебнее. Нам удалось, благодаря такому отношению, распространить в народных массах миллионы наших книг, брошюр и номеров газет. Конечно, со стороны чрезвычайных комиссий, а также в провинции бывают случаи ничем не оправдываемых враждебных выступлений против анархистов, случаи произвольных арестов, даже разгромов анархических организаций, но ведь коммунисты-большевики – государственники, властные люди, и мы всегда должны быть готовы к таким гонениям, которые, впрочем, ввиду того, что мы являемся, вне их партии, единственной революционной силой, должны происходить всё реже и реже. Большевикам-правителям невыгодно и вредно идти против нас, а мы не можем идти против них революционным путем, не играя на руку контрреволюционерам. На это мы не пойдем, не только потому, что нам дороги завоевания революции.

Мы не отступили ни на один шаг от этой программы вправо. Мы помним только мудрые слова М.А. Бакунина: «Историю надо принимать, как представляется: не то всякий раз будешь зауряд то позади, то впереди». Но беда, если бы мы очутились впереди истории, выступив революционно против большевиков, но беда в том, что в этом случае мы непременно очутимся [сзади] – около контрреволюционеров, наших непримиримейших врагов.

Заметим мимоходом, что очень добросовестные революционеры-большевики все более и более склоняются к нашему учению.

Наше отношение к советам рабочих и пр[очих] депутатов вытекает из нашего анархического мировоззрения. Правда, мы не признаем за властью творческой силы. Власть может только приписать себе народное творчество. Мы знаем, что советы, в их роли властных учреждений, бессильны вывести Россию на путь социального творчества. Но мы – анархисты-коммунисты не можем не признать за государством силу разрушения, зная, впрочем, что государственный дух разрушающий не есть дух созидающий.

Благодаря отсутствию всеобщего избирательного права и так называемого парламента мы не видим в новой организации власти учреждения плутократического характера, учреждения, постоянно служащего интересам богатых классов общества.

Новая форма власти – советы – имеют базой бедные, эксплуатируемые слои населения. Эти советы разрушают и буржуазное государство, и капиталистическое общество. В этом разрушении мы должны поддержать их. Творчески созидательную работу мы должны вести в народных массах, не считаясь с тем, предписывается или не предписывается она властными учреждениями государства.

Конечно, мы не поступимся ни одним нашим принципом, работая с советами. В деле разрушения буржуазного строя мы идем вместе с советами, пока они проводят массовую экспроприацию капиталистов, не занимаясь, в лице подчиненных им органов, истреблением отдельных представителей буржуазии путем лишения их жизни. В деле созидания новой жизни мы идем вместе с народными массами, и, если советы работают в этом направлении, не прибегая к насилию, мы ничего не можем иметь против этого и готовы помочь им своей работой.

Что касается до выборов наших товарищей во Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет, то многие товарищи считают такие выборы желательными. Круг таких товарищей растет, так как польза нахождения товарищей в (В.Ц.И.К.) признана ими за действительно существующую. Анархисты – члены (В.Ц.И.К.) не принимают участия в голосовании каких бы то ни было законов: анархист не может голосовать «за» или «против» закона. Но роль информаторов очень важна для нас. Важен иной раз и протест против какого-либо властного, пагубного для революции акта правительства. Затерявшимся в глухих местах России анархистам важно иметь такое лицо, которое на виду у всех и к которому можно обратиться для установления связей: таким лицом может быть и является анархист – член (В.Ц.И.К.). Такое лицо может оказывать услуги товарищам легче, чем кто-либо другой.

Контрреволюция все еще угрожает России, как изнутри, так, главным образом, и извне. В некоторых случаях она питается самой деятельностью правительства, вовсе не ожидающего от такой своей деятельности таких результатов. Контрреволюция, если бы ей удалось восторжествовать, убьет и наше движение, хотя, конечно, не убьет нашей идеи. Только мы и коммунисты-большевики являемся в наше время реальной силой в борьбе с контрреволюционным движением. Этим и создается необходимость нашего товарищеского отношения к ним».

Поясняя доклад Секретариата, докладчик указывает, что «сторонники высказанного мнения отнюдь не отрекаются от анархизма. Государство социалистов, как это и следовало ожидать, охватывает чуть ли не все стороны человеческой жизни, и от него не уйти. Анархистам приходится, таким образом, идти в разные государственные учреждения для культурно-просветительной работы, для всякой другой, не носящей характера насилия работы и с информационными целями. В борьбе с контрреволюцией анархистам, (отказываясь от ненужных эксцессов), необходимо идти вместе с большевиками, тем более, что, ведя эту борьбу, большевики подготовляют некоторым образом почву для анархизма. Разрушительные задачи до некоторой степени сходятся, но там, где большевики хотят созидать силой государственной власти, у них социализм не выходит. Анархисты стоят за советы, но не за принудительную власть советов. Что же касается до деклараций и резолюций группы «НАБАТ», то в них имеются и странные положения, с которыми далеко не все анархисты могут согласиться. Многого, конечно, и не сказано в этих резолюциях и в этой декларации, да и зачем съезду выносить резолюции или присоединяться к каким-либо резолюциям. Ведь через полчаса товарищ, голосовавший за какую- либо резолюцию, вдумавшись в нее глубже, может разочароваться в ней и отказаться от нее».

Тов[арищ] Доктор, соглашаясь с мнением докладчика, указывает, что «не нужно забывать, что такое анархизм и что такое большевизм? Анархизм – это сознание, большевизм – форма. И анархистам нужно решить: насколько эта форма мешает работе анархистов. Ответ может быть один – путем нашего анархического сознания вы докажите, что нужно управлять вещами, а не людьми. Нужно указать бесполезность формы. В этой же форме, в которой она отвечает нашему анархическому сознанию, анархисты могут претворять советы. Другое дело работа в чрезвычайных комиссиях и законодательных учреждениях советов, туда анархисты не должны входить. Но, работая в советах, анархисты должны опираться друг на друга, а для этого они должны основывать свою работу на следующем:

Основные положения

1. Работа в центральных учреждениях бесполезна, или мало полезна, и возможна лишь при исключительно просветительном характере или деятельности, направленной на удовлетворение непосредственных нужд трудящихся (деятельность хозяйственного значения).

2. Работа анархистов-коммунистов с большевиками вообще необходима для дальнейшего успеха идей коммунистического анархизма.

3. При работе в советских учреждениях анархисты-коммунисты находятся в неблагоприятном положении, так как они до сего времени были одиноки.

4. Для успеха анархической работы и для ограждения анархистов-коммунистов при совместной работе с большевиками необходимо объединение анархистов-коммунистов.

5. Анархисты-коммунисты, объединенные в федерацию, должны выделить постоянный орган – совет, который, наряду с секретариатом, должен быть представителем федерации перед большевистским правительством во всех конфликтах, возникающих у анархистов-коммунистов членов федерации при их совместной работе с большевиками.

6. Федерация должна потребовать, чтобы конфликты, указанные выше, не разрешались без участия совета и, по требованию совета, доводились до разбора с участием представительства от совета.

7. На периодических съездах анархистов-коммунистов необходимы доклады товарищей, работающих с советской властью».

Тов[арищ] Хрусталев находит, что вопрос, собственно, нужно разбить на две части: на отношение к советам и на отношение к большевикам. Не нужно забывать, что среди 250 жертв октябрьской революции было 16 анархистов94. Это показывает, что в октябре у анархистов не было сомнения, идти или не идти с большевиками. Теперь же нужно идти вместе потому, что сейчас идет разрушение, и раз так, то путь анархистов и большевиков один. Само собою разумеется, что в конечной своей цели – анархической коммуны, анархисты не сходятся с большевиками, но теперешнее поведение большевиков является как бы подготовкой к этому. Частная собственность упразднена, чисто экономическая и просветительная деятельность все более и более переходит в руки трудящихся, переорганизовывается школа и т.д. Что же касается чисто политической деятельности советов, то в ней анархисты и не участвуют. Необходимо непосредственное участие в советах в разрушительной работе и только. Участие же наших товарищей в В.Ц.И.К. необходимо. Находясь там, они будут указывать большевикам волю, в то же время являясь для наших товарищей той опорной точкой связи, которая так необходима анархистам.

Тов[арищ] Николин находит, что теперь есть два фронта. Один – фронт буржуазного права, идущего под флагом Учредительного собрания, другой – фронт советской власти. Мы знаем, что представительная форма не выдерживает критики и с точки зрения борьбы за право анархистам необходимо стать на сторону советской власти. Это принесет большие практические результаты, так как, несмотря на целый ряд неурядиц механизма большевистских учреждений, работа там будет весьма и весьма плодотворна. В частности, сейчас среди большевиков идет большое течение в пользу централизации профессионального движения: пример – отношение к больничным кассам. И наши задачи в советах: – 1) перенести центр тяжести на места, 2) бороться за независимость профессионального движения, 3) поддерживать чисто пролетарскую точку зрения, для чего необходимо войти во все экономические и культурно-просветительные учреждения советов.

Тов[арищ] из Петрограда останавливает внимание на задачах анархизма. Одна из главных задач, это создание мирового анархизма; для этого необходимо стереть территориальные границы, на что потребуются огромные силы, и если таких сил в настоящее время нет, то их необходимо создать. Для создания же их требуется широкая пропаганда вширь и вглубь путем организации и объединения коммун. Что же касается создания и организации партии анархистов, то это будет уклонением от анархизма. Не нужно выносить и резолюции. Как может анархист голосовать за или против них? К советам же, как ко всякой власти, отношение должно быть отрицательным, но так как данная социалистическая власть является мощным фактором для проведения социальной революции, то необходимо входить в учреждения этой власти для превращения их в органы, способствующие самодеятельности масс. По этому вопросу среди петроградских анархистов существуют следующие взгляды:

Отношение к существующему социалистическому правительству

1. а) Отрицательное принципиальное отношение, как и ко всякому правительству.

б) Социалистического правительства как такового нет – есть лишь диктатура партии большевиков.

в) Бессмысленность и вредность прямой борьбы с существующей властью в данный момент.

г) Идейная борьба (путем пропаганды анархизма).

д) Борьба с произволом.

Мы лишь терпим советскую власть, идем с ней вместе по пути революции, подготовляя переход к анархии, но не входим в ее органы.

2. Мы, анархисты, верим, что данная революция есть всемирная социальная революция. Стремление масс к полному раскрепощению, как экономическому, так и духовному, все шире и шире выявляется в искании тех форм жизненной организации, которые наиболее гармонировали бы с индивидуальной свободой. Всякая же власть, будь она даже властью социалистической, сталкиваясь с революцией, становится обязательным тормозом, душит молодые побеги революции. Мы думаем, что социализм, если бы он и осуществился, не носил бы желательных форм для социалистов и служил бы лишь незаметным переходом к анархии: социализм будет как нечто скоропроходящее в стадии социальной революции, поэтому наше отношение к власти может быть только отрицательное. Ясно, что точно так же относятся анархисты и к тем учреждениям, которые в виде рабочих организаций преподносятся теперь властью. В чрезвычайные комиссии, исполнительные комитеты и т.п. учреждения мы входить не можем. Профессиональные же организации, созданные в борьбе с капиталистами, никогда не отвечали интересам рабочих и раньше являлись вредными неклассовыми организациями. Мы, анархисты, их отрицаем, точно так же, как и союзы по производству. Признаем последние только для регистрации рабочих данного производства.

РЕЗЮМЕ

Относясь отрицательно к существующей власти, как и ко всякой власти, мы признаем прямую борьбу (восстание) с ней в данный момент нецелесообразной и считаем возможным разложение власти изнутри, путем вхождения в созданные властью организаций масс (советы, комитеты и т.п., но не в их исполнительные органы, являющиеся административно-законодательными организациями). Задачей этой должно быть:

1) превращение властных органов масс в безвластные, являющиеся только руководителями масс, советниками, но не законодателями и администраторами,

2) осуществление принципов анархизма, путем пробуждения творческой инициативы масс. О работе же анархистов в советских учреждениях мнение Петроградских анархистов таково:

Работа в Советах и выборы в Советы

A. Работа.

а) Желательность работы в местных советах и на их съездах,

б) невхождение анархистов в исполнительные органы советов и особенно в Ц.И.К.

B. Характер работы.

Осуществление принципов анархизма (отказ от власти). Советы, как советы. Содействие творчеству масс.

C. Выборы.

При выборах всегда указывать избирателям, что мы идем в советы не для законодательства, а только для идейной работы, руководительства.

Вопрос об участии в советах вызвал разногласия.

Некоторые товарищи заявили, что «какое бы то ни было участие анархистов в органах власти невозможно и вредно для нашего дела, так как избранный в советы становится оторванным от масс».

«Признавая, что советы есть живая организация масс, мы входим туда, но не для законодательства, а для творческой работы. Входя в организации, мы тем самым вырываем инициативу из рук всякой существующей власти».

Тов[арищ] Н.Амбургский читает свои доклады «АНАРХИСТЫ И СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ» и «ДОЛЖНЫ ЛИ АНАРХИСТЫ УЧАСТВОВАТЬ В СОВЕТАХ».

АНАРХИСТЫ И СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ

Отношение анархистов к власти, вообще, давно уже выявилось в определенной форме.

Кто не знает, что анархисты самые ярые противники всякой власти. Об этом знали и знают все. И в какой бы стране ни существовала и когда бы ни существовала власть, анархисты относились к ней определенно. Они знали, что им надо во что бы то ни стало уничтожить власть, стереть ее с лица земли. В этом направлении велась вся анархическая работа.

Мы, современные анархисты, конечно, отнюдь не изменили, да и не можем изменить принципу, провозглашенному нашими предшественниками: власть не должна существовать на земле.

Наш девиз остался старым.

Но принципы достижения нашего идеала изменились в силу сложившихся условий у нас в России.

Если нашим малочисленным товарищам, работавшим во времена царизма, приходилось прибегать к крайности – как к единственному средству, – к террору, то нам, современникам, при колоссальном росте анархизма приходится вырабатывать новый способ борьбы не только с властью, но с советской властью.

Власть и советская власть, что бы там ни говорили, для нас, бесспорно, имеет разницу. В существовавшей власти мы стремились к персональному уничтожению лиц, стоявших у власти, как представителей господствовавшего буржуазного класса, интересы которого рознились с нашими стремлениями, в силу чего всякие переговоры были бы бессмысленны и убеждения «никчемны». Поэтому на их реакцию мы отвечали террором, как устрашающим и пропагандирующим средством.

Вместе с тем, мы выводили из их строя, кого считали нужным вывести.

Совсем другое дело с советской властью.

Помимо того, – что она – представительница, хотя и части, но рабочего класса, она – не персональна.

Это было учтено анархистами с первых дней октябрьской революции, и за год с лишним, несмотря ни на какие вызовы со стороны власти, анархисты ни разу ни прибегали к старому, жуткому способу борьбы.

С одной стороны, это лишний раз показывает, насколько высоко ставят отдельную личность анархисты, насколько они щадят жизнь даже врагов своих; с другой, что анархисты верят, что существующая власть в своем целом, в силу роста самосознания рабочей массы, настолько же долговечна, что так или иначе она обречена на самоуничтожение.

Как зверек в известный период времени она должна будет вылинять, сменить свой цвет, должна будет перекраситься. Таким образом, анархисты из всех орудий борьбы выбрали самое сильное, самое непобедимое – слово, и начали и продолжают с необыкновенной силой разрушать остатки устоев власти, то есть отжившие предрассудки, до которых все еще падки партийники.

Это – самое верное и единственное средство, которое может дать поразительные результаты нашей работы.

На истину не возразишь.

Это – одно. А другое – каждый рабочий прекрасно сознает, что, какая бы то власть ни была, она все-таки – власть и удовлетворить его не может, ибо его интересы и интересы власти – разные.

Он, рабочий, и при советской власти не равноправен с властью, так как вся сила у власти, а не у него, не у рабочего. И пока он у власти, он – все; а как его отозвали, он опять – ничто в сравнении с властью, в сравнении с своим вчерашним товарищем, который ныне у власти.

И он, вчерашний властелин, должен сегодня выпрашивать милости у равного себе.

Он – вчерашний судья, сегодня – подсудимый.

Следовательно, он – не довольный.

А раз есть недовольство, то есть и желание к устранению его. А если так, то есть толчок к размышлению, что такое власть? А это – все.

Остался единственный, прямой и верный путь – к анархии, то есть к безвластию.

Все тропинки исхожены, все дороги изъезжены, все власти испробованы: одна другой не слаще.

Все власти – как власти.

У всех властей один конек: запугивания, тюрьмы, расстрелы.

Вот что ускорит ход социальной революции. Этот конек сбросит своих седоков раньше, чем они думают.

Существующая власть уничтожит сама себя, вернее, она отбросит слово «власть» и оставит слово «Советы».

Таков был и таков есть наш взгляд на советскую власть.

Мы – огонь, расплавляющий партийную рутину, которая ведет к междоусобию, к братоубийству, которая мешает мирной жизни. Мы – нейтральная почва для объединения заблудившихся товарищей в дебрях партийности. Мы – маяк для плутающихся.

Наша обязанность пойти к ним и помочь им выпутаться из новых цепей рабства.

Несмотря на все непростительные поступки власти, мы все-таки должны отнестись к ней как к горячечному больному и в минуты приступа подносить целительный бальзам.

Ко всему тому, что мы делали до сих пор, нам остается прибавить: Товарищи, сидящие у власти, мы помогали вам сидеть на стульях власти, мы до сих пор работали с вами во всех областях персонально, помогая вам в разрушении и в созидании, а теперь мы усилим нашу работу настолько, что будем работать с вами в советах и воочию убедим вас, что мы любим не только одну нашу идею, – как вы свою партийность и только, – но мы любим народ!

ДОЛЖНЫ ЛИ АНАРХИСТЫ УЧАСТВОВАТЬ В СОВЕТАХ

Вот один из важных вопросов, который приходится обсуждать Всероссийскому съезду анархистов.

От того или другого решения зависит многое и многое. На съезде должно будет выясниться: отдадутся ли анархисты всем телом и душою строительству новой жизни или же по-прежнему будут принимать только духовное участие в новой работе. Назревший вопрос требует срочного разрешения, ибо «слово без дел – мертво». Поэтому при обсуждении этого серьезнейшего из серьезнейших вопросов нам необходимо пересмотреть наше прошлое, хорошо и отчетливо учесть настоящее и не забыть заглянуть в грядущее, будущее.

Вся прошлая работа наших товарищей, борцов с царизмом, не может быть сравнима с настоящим днем. Из прошлого нам черпать нечего.

У нас должно быть все в сегодняшнем дне.

Он – наш исходный пункт, он – наша касательная. На нем мы строим все. Вчера для нас не существует.

Будущее! Вот на чем должно быть сосредоточено все наше внимание, вот куда устремлены наши взоры.

Будущее – наша мечта! Эту мечту мы должны претворять в жизнь. Мы должны все использовать.

И это будущее зависит от нас. Это будущее – наша воля, наше желание, наше уменье, наша сила! Это будущее по нашей воле может наступить чрез несколько десятков месяцев, а может быть, и того раньше.

Все зависит от нас, от нашего уменья использовать настоящее, от нашей дальновидности и нашей близорукости.

Настоящее – преддверие светлого будущего! Настоящее – приготовительная школа, экспериментальная школа для будущего.

Все для будущего! Навык, опыт, знания.

Мы должны показать, что мы не только критики, но мы и работники, что мы не только теоретики, но мы и практики.

Нам нечего бояться соблазнов власти: мы до нее не падки, мы не способны упиться ядом ее и забыть то, к чему стремимся. Никакие примеры нам не могут служить показателем.

Мы и они – пропасть. Они – власть, мы – безвластие. Они – насилие, мы – защитники личности!

Совместная работа в советах с «большевиками» нас не должна устрашать, наоборот, мы должны бояться нашей безучастности, нашей оторванности от экономики, от хозяйственной жизни страны.

Для нас опаснее умывание рук в трудную минуту, в период общественной разрухи.

Все предрассудки боязливости должны быть откинуты, и мы, шагая чрез них, должны принять самое горячее участие в Советах, конечно в известных областях, памятуя, что от нас этого требует не власть, а народ!

Он! Он, всем жертвующий, все отдающий ради будущего. Он требует от нас облегчения его участи; Он хочет чрез своих выборных говорить своим сильным человеческим голосом, протестовать, где нужно, и поддерживать, когда понадобится.

Но сейчас его голос не слышен: анархисты в Советах не участвуют, народ превратился в немого.

Вот что должно заставить нас пойти в Советы.

Мы пойдем в советы, мы примем самое горячее участие в новом строительстве. Мы будем разрушать все старое, гнилое и строить новое здоровое.

И может быть, в один из дней правительственные советы сбросят с себя мантию власти и преобразятся в безвластие.

Находясь бок о бок с анархистами, это так возможно.

Это зависит от наших способностей, от нашей работы в области f культуры, искусства, экономики.

Мы будем убеждать и доказывать на деле.

Тов[арищ] Н.Н. указывает на необходимость самой широкой работы в низах, «дабы тем самым подготовить те силы, на которые в будущем могут опереться анархисты, работая в советах. Задачи же анархистов в советах – непосредственное воздействие на власть путем проведения анархических идеалов. Входить в советы нужно не для пассивной роли».

Тов[арищ] А. находит, что «участие в советах является необходимым постольку, поскольку анархисты будут служить “совестью большевиков”». Подробно этот взгляд он развивает в следующем докладе:

НАШЕ ОТНОШЕНИЕ К СУЩЕСТВУЮЩЕМУ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ

Великой Французской Революцией 1789-го года по причинам, до сих пор недостаточно выясненным историей человеческой культуры, не удалось уложить в гроб индивидуалистические принципы, и до Великой Русской Революции 1917 года они лежали в основании здания существовавшей до нашего времени культуры человечества.

Идея рыцарства, – идея индивидуалистическая по преимуществу, насыщавшая атмосферу феодального мира времени до 1789-го года, Великой Французской Революцией была разрушена в процессе создания новых форм человеческого общежития.

В этих формах стремление людей к обособленному самосовершенствованию выродилось в стремление наживы, дабы силой приобретенных ценностей вырваться из цепких лап государственной власти и на досуге предаться наслаждениям творчества. Но развившийся в результате такого положения дел капиталистический режим, давший широкий простор для деятельности толстокожего буржуа с его громадными аппетитами к внешним благам культуры и минимальными духовными запросами, с этими условиями, заковавшими трудящегося в цепи империалистического и капиталистического рабства, – разорвать или даже облегчить тяжесть которых для людей, чутких людей политики, науки и искусства, оказалось не под силу, – развившийся капиталистический режим поставил, наконец, народы в необходимость решить споры империалистов путем страшного столкновения в мировой войне.

Мировая бойня, разрушив жизнь, умертвив и искалечив миллионы людей, заставила их переоценить ценности старой, внешней индивидуалистической культуры, потребовавшей себе в жертву такое количество крови.

Для избежания в будущем повторения мировой бойни люди (впервые в России) подняли знамя восстания против тех, которые создавали ее необходимость, и отказались повиноваться их приказаниям.

Великая Русская Революция, огнем и мечом крещенная, выдвинула новые основания строительства жизни человечества, с кликом: «мир на основаниях полного самоопределения народов», кликом, потрясшим земной шар, русский народ начал разрушение старого здания, укрывавшего и его самого, и насильников-капиталистов.

Разрушение началось с уничтожением частного почина в экономической жизни, каковой должен быть теперь заменен общественными ее формами. Создание же этих форм призвало всех людей к сознательной коммунальной работе, единственной способной залечить раны общества, полученные им в дикой свистопляске рыцарства и капитализма.

До настоящего времени жизнь не дала еще такой сознательной работы, и едва ли не это является исключительной причиной существования холода, голода и взаимной борьбы, потрясающей братскую среду трудящихся.

Протекший, сравнительно короткий промежуток времени революционной работы народа не дал его массе осознать вопросы, поднятые настоящей социальной революцией, настолько, чтобы она откачнулась от буржуазного мировоззрения и окончательно примкнула к социальным идеям для деятельной работы по воплощению их в жизнь.

Одним из следствий несознательности массы является существование собственнических тенденций в ее среде, каковые играют роль почвы, благоприятной для произрастания буржуазной морали вообще, что чрезвычайно задерживает дело коммунизма. С таким вредным для дела коммунизма моральным явлением имущих и интеллигентных классов борется настоящая социалистическая власть, и нам, анархистам, пока существование такой борьбы требуется необходимостью, – по пути с нею.

Тов[арищ] К. указывает, что «у петроградских товарищей существует мнение, что Ц.И.К. является судебным учреждением. Этот взгляд не верен. На деле Ц.И.К. никогда не является таковым. Президиум Ц.И.К. иногда является кассационным учреждением, но при чем же здесь Ц.И.К.? Что же касается пользы от участия в Ц.И.К. анархистов – то она несомненна. Иногда анархистам удается изменить постановления, идущие вразрез с интересами масс. Так, например, благодаря протесту анархиста не прошел законопроект о переходе земли по наследству95. И роль анархистов в Ц.И.К. – громкие протесты на всю Россию, когда власть не считается с интересами народа. Но если анархисты действительно хотят влиять на советы, то необходимо как можно больше анархистов присылать представителями в Ц.И.К., хотя они и не принимают там участия в голосовании. Имеется и еще очень важная сторона участия анархистов в Ц.И.К. – это защита наших товарищей при столкновении их с властью – авторитетом члена Ц.И.К. Что же касается появившегося отрицательного взгляда на участие в Ц.И.К., то виной этого пропаганда газет «АНАРХИИ» и «БУРЕВЕСТНИКА», которые так много кричали об этом».

Тов[арищ] Николин указывает, что «так как большинство склоняется к вхождению в советы, то необходимо зафиксировать этот взгляд, дабы товарищи на местах знали об этом».

Третье заседание съезда. 27 декабря 1918 г.

Тов[арищ] Карелин объявляет о смерти тов[арища] Бахарева и сообщает, что «товарищи из Псковской губернии приехать не могут».

Тов[арищ] из Рязанской губ[ернии] указывает, для чего съехались анархисты. «Они съехались для установления возможно большей сплоченности, что является необходимым для плодотворного использования анархических сил. Странно, что многие главной точкой применения своих сил находят работу в советских учреждениях, а между тем работа в советских учреждениях, благодаря существующему там насилию, для анархиста невозможна. Наоборот, такая работа принесет не пользу, а вред анархизму. Это, главным образом, произойдет от того, что на массы, не разбирающиеся в тонкостях работы в законодательных и не законодательных учреждениях, работа в советах вообще производит тяжелое впечатление; самый факт участия в этих учреждениях будет казаться оправданием со стороны анархистов насилий существующей власти. На основании этого нельзя выносить резолюции о желательности работы в советах, так как для товарищей на местах эта резолюция будет указанием плодотворности такой работы, чего в действительности нет. Да и какую работу там можно исполнять? Товарищи говорят, что можно работать в культурно-просветительных и экономических учреждениях, проявляя там творчество, но ведь в массах появилось отрицательное отношение к советам, а в некоторых местах даже вооруженное противодействие; следовательно, какая работа возможна в советах, раз они своими действиями породили такое отношение со стороны масс? Сторонники работы в советах не привели ни одного серьезного примера для подтверждения необходимости такой работы, а там, где они пытались работать в советах, деятельность анархистов сводилась или к нулю, или использовалась большевиками в свою пользу. У некоторых даже появилось стремление приспособить государственные учреждения на свой анархический лад, что является подражанием социал- демократии, и во всяком случае такая точка зрения не анархична, и анархистам нужно ее отрицать. Ведь для каждого ясно, что эти учреждения нельзя переделать; этого не смогут сделать не только люди, но и библейские ангелы, а защищать вхождение в учреждения, которые сделали так много плохого, для анархистов нецелесообразно. Если анархисты не скажут, что эти учреждения бесполезны, то тем самым они подпишутся под неумением творить в массах. Для анархистов в настоящее время главная задача слияние с массами, и если они не сумеют этого сделать, то массы рано или поздно позовут их к ответу. Не в советах нужно искать плодотворной работы. Ведь все советские учреждения не работают так, как должны работать анархисты. Нужно работать в тех учреждениях, о которых анархисты мечтали. Нужно работать в коммунах и на низах. Ведь анархисты не создали даже широкой пропаганды. Везде теоретических сил мало, и виной этому то, что большинство товарищей сконцентрировались около советов, откуда и хотят светить на всю Россию, а между тем, нужно переселиться на низы. В экономической отрасли нужны работники для создания коммун. Коммуны нарождаются, но у них нет сил, нет руководителей. Когда же анархисты переселятся в массы, их поймут и за ними пойдут. Анархисты должны отдавать свои силы только тем учреждениям, которые воплощают в жизнь их анархические идеалы».

Тов[арищ] Т. держится противоположного взгляда. По его мнению, все зло происходит от того, что анархисты не разбираются в том, что есть большевики-коммунисты и есть большевики-карьеристы и их не нужно смешивать. Нет ничего удивительного, что с большевиками-карьеристами нет возможности работать, они всецело заняты укреплением советской власти, но с большевиками- коммунистами можно сговориться: нужно только найти общий язык, нужно только узнать, почему они не понимают анархистов. Там же, где этот язык найден, там большевики не только не мешают анархистам, но зачастую даже помогают; в некоторых же местах и большевиков-то нет. Если же анархисты уйдут в свою касту, то от этого они только проиграют; в случае же, если анархисты поймут большевиков, то анархия, как идеал, от этого только выиграет, потому что только тогда возможна широкая пропаганда, а если ее не будет, то массы никогда не поймут нас. Поэтому именно с точки зрения целесообразности необходимо входить в советские учреждения. Не нужно бояться обвинения в контрреволюционности – анархисты знают, что это неправда. Ц.И.К. нужно использовать как трибуну: там нужно проявлять свои хорошие стороны, чтобы Россия знала, кто лучше. К тому же чиновники- большевики чутко прислушиваются к тому, что делается в центре. Для них бумажка из центра играет решающую роль, и отношение к анархистам в центре точно копируется ими. В советах же анархистам не нужно решающего голоса потому, что анархисты не хотят силой вводить коммунизм, и если анархисты идут в советы, то не для творчества декретов. Анархисты не могут отвертеться от государства, так нужно войти в него, чтобы разложить его.

По мнению товарища из Иваново-Вознесенска, защитники совместной работы с существующими советами для доказательства берут слишком дешевый материал. На местах на эту работу смотрят не с практической стороны, а с идейной и, неоднократно рассматривая этот вопрос, пришли к заключению, что пользы от совместной работы не будет. Московские товарищи, почему-то отстаивающие совместную работу, приводят примеры о национализации домов, земли и проч[его], совершенно забывая, что все эти декреты явились следствием требований снизу и власть только расписывалась в этих требованиях масс, зачастую опаздывая с этими декретами или только констатируя ими факт того или другого действия масс. Если же взять гущу жизни, то станет ясно, что анархисты стоят перед коренной ломкой рабочего движения и поддержка той политики, которую ведут советы со стороны анархистов, принесет большое огорчение рабочим. Власть и советы – вещи несовместимые, и рабочие инстинктом это чувствуют. Анархисты должны работать самостоятельно, образовав единый анархический фронт, работа же в советах только распыляет силы, и потому Иваново-Вознесенские группы в целом против работы в советах.

Тов[арищ] Николин, отстаивая необходимость совместной работы, указывает, что если сейчас среди масс и есть недовольство советской властью, то там, где этой власти нет, наприм[ер], в прифронтовой полосе, наблюдается обратное – массы стремятся к установлению советской власти. Самый же факт участия в советах не является фактом поддержки власти – работая там, анархисты будут проводить свои идеи, и этим и будет отличаться работа анархистов от работы большевиков. Говоря же о неурядицах этой власти, совершенно забывают о ее достоинствах. Разве какая-нибудь власть станет считаться с желаниями масс, а между тем, настоящая власть считается. К тому же не всегда роль большевиков – регистрация требований масс, иногда большевистские законы опережают желания масс. Никто не говорит об участии в политически-законодательных учреждениях, но участие в хозяйственных – необходимо. И об этом необходимо сказать всем. Контрреволюция развивается, и раз большевики борются с ней, то и анархистам нужно примкнуть к этой борьбе. Единство революционного фронта требует, чтобы анархисты стояли на советской платформе, и работа в советах будет меньшим злом, чем то, что анархисты не будут в них работать.

Тов[арищ] Хрусталев находит, что «просто уйти из советов – это не выход. Это даже не действие, а бездействие. Анархисты должны или участвовать, или противодействовать. А для этого нужно учесть существующее политическое положение. Если революция идет на подъем, тогда можно продолжать ломку всего существующего, но когда революция падает, как в настоящее время, то всеми мерами нужно защищать максимальные завоевания данной революции. В данное время русская революция идет на убыль, и, следовательно, нужно всеми силами защищать ее завоевания. Нужно не уходить из советов, а работать в них так, чтобы они не бюрократизировались, а развивали самодеятельность масс». Басманно-Лефортовская организация анархистов, оценивая текущий момент, вынесла следующую резолюцию:

РЕЗОЛЮЦИЯ ПО ТЕКУЩЕМУ МОМЕНТУ,
принятая Басманно-Лефортовской организацией анархистов (г. Москвы) на собрании 9 декабря 1918 г.

Принимая во внимание:

1. Что всякая современная революция является результатом борьбы мировых сил – международного пролетариата и международной буржуазии,

2.Что великая русская революция могла развиваться без непосредственной поддержки со стороны международного пролетариата только благодаря слабости русской буржуазии, оставшейся без активной помощи со стороны международной буржуазии, все силы которой были поглощены борьбой германского и англо-американского империализма,

3.Что окончание мировой войны развязывает руки мировой буржуазии для борьбы с пролетарской революцией в России, Германии и других революционных странах;

4. Что начавшееся наступление «союзных» войск на внешнем фронте усиливает влияние мелкобуржуазных партий на внутреннем фронте Советской Республики;

Принимая далее во внимание,

5. Что русская революция носила государственно-коммунистический характер, во-первых, – ввиду слабого развития организаторских способностей российского пролетариата, без наличия которых он не мог организовать производство на анархических началах, то есть, при помощи добровольных соглашений самоуправляющихся экономических и культурных организаций, во-вторых, – ввиду слабого развития самодеятельности, без наличности которой он не мог немедленно ввести коммунистический строй и защищать его от контрреволюции анархическим путем экономического давления производителей и в крайних случаях партизанского террора;

6. Что мероприятия государственных коммунистов, подавляя самодеятельность масс и устанавливая зависимость производителей от чиновников новой власти, питают контрреволюционные настроения в массах;

7. Что давление международной буржуазии, усугубляемое упадком общественных настроений в рядах пролетариата, дает начало контрреволюции в России и других странах, в силу чего роль текущей революции исчерпывается установлением полубуржуазного, полусоциалистического строя, причем революционные и контрреволюционные движения в других странах ведут только к выравниванию в ту или иную сторону мирового пролетарско-буржуазного фронта;

БАСМАННО-ЛЕФОРТОВСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ АНАРХИСТОВ ПРИЗНАЕТ,

1. Что Великая Русская Революция приходит к концу, в стране начинается период контрреволюции и что, стало быть, к установлению анархической коммуны мира может повести только новая международная рабочая революция;

2. Что в целях ослабления контрреволюции анархисты должны с оружием в руках бороться против надвигающихся полчищ англо-американского империализма;

3. Что в целях сохранения максимума завоеваний настоящей революции и развития самодеятельности и организаторских способностей пролетарских масс анархисты должны участвовать во всех классовых организациях пролетариата;

4. Что анархисты в целях подготовки к новой революции должны:

1) Перейти от массовой агитации к серьезной и сосредоточенной пропаганде идей анархизма для воспитания кадров будущих руководителей движения;

2) Разработать подвижную программу практических мероприятий, необходимых для преобразования Советской Республики в Анархическую Коммуну;

3) Приступить к созданию Всероссийской Организации (Федерации) Анархистов, необходимой для собирания сил и согласования действий российского анархизма;

4) Подвергнуть пересмотру, учитывая опыт двух русских революций, основные принципы анархической тактики.

Тов[арищ] А., рассказывая о своей работе с большевиками, делает вывод, что «работа на местах принесет пользу, но работа в центре совершенно бесполезна. И как можно работать в советах, когда фактически советов нет, а есть только партийные кулисы. Ведь даже старое правительство не смогло заставить всех читать «НОВОЕ ВРЕМЯ», новая же власть в лице большевиков сделала это. Анархисты не должны изменять своей платформы и должны гнать всякое соглашательство».

Тов[арищ] Н. находит возможным работать только в тех советах, которые «идут с массами, и решение этого вопроса предлагает передать совести каждого».

Тов[арищ] Н.Н. находит, что «анархисты болеют тем, что не в достаточной степени проявляют свои идеи. Теперь же необходимо приложить все усилия, чтобы сплотиться, чтобы работа была плодотворна. А для этого каждый анархист должен делать ту работу, которой он надеется принести наибольшую пользу. Было время, когда анархисты не узнавали даже друг друга, и теперь главная задача Всероссийской Федерации соединить все анархические силы. А от того, что одни признают работу только в массах, а другие – в советах, не должна страдать главная задача – стоять на страже интересов масс. Массы идут к безумной гибели; зачем же ее ускорять? Нужно доверять каждому анархисту и, если он находит возможным работать в совете, то не нужно мешать ему в этом. Не нужно выбирать представителя от Федерации, но если массы выбирают анархиста в совет, то он должен идти туда. Не нужно думать, что большевики во всех советах так забаррикадировались, что в советах нет места живому слову. Нет! Не везде так, и, чтобы оно всюду проникало, нужно самим проникать всюду, нужно, чтобы помимо верхов или низов анархисты добивались своего. Анархисты отрицательно относятся к власти, но, если волей масс анархисты будут выбраны в советы, они должны идти туда для того, чтобы называть вещи своими именами».

Тов[арищ] К. находит, что «федерация должна существовать, объединяя все течения анархизма, или ей не надо существовать. Но, помимо такого объединения, анархисты должны участвовать чуть ли не везде (кроме тех мест, занятие которых не совместимо с их убеждениями). Не нужно ограничивать деятельность кого бы то ни было. «От каждого по способностям», и пусть каждый работает для анархизма так, как считает это полезным. Важно не то, что большевики мешают или не мешают проводить анархические идеи, а важно то, что анархисты всюду проводят их».

Тов[арищ] «Мирный Анархист» находит, что «анархисты должны слиться в одном желании – уничтожении всякого закона. Но для этого нужно работать над собой. Сейчас в жизни отсутствует вера, а существует один трепет, и на анархизм выпадает особо трудная задача – уничтожить его. Большевики усилили этот трепет. Они превратили человека в мешок – это результаты их воплощения социализма. И анархисты, как ни уменьшилась вера в себя, должны найти силу верить, и только это даст уверенность, что анархизм нужен и полезен. Могут ли анархисты надеяться на большевиков? Нет! Никто из анархистов не может опираться на ярлыки. Для анархиста нет препон, нет преграды, но круг жизни нарушен. Круг круга, в котором каждый жил, уничтожен, и определить этот круг задача времени и революции. Если его найдут, революция спасена. Нужно отбросить счеты с ярлыками, нужно не выдавать завоеваний; иначе все с голода в крови утонуть могут».

Товар[ищ] Карелин находит, что «у всех участников съезда ясно выразилось желание объединить все течения. Кто же, следовательно, может войти в объединение? Конечно людям, говорящим о каком-то пананархизме96, людям, кричащим о борьбе за власть, нет места среди анархистов. Нет места и «анархистам», признающим смертную казнь. В объединение должны войти: анархисты-коммунисты, анархо-синдикалисты, мирные анархисты и анархисты-индивидуалисты, признающие строй вольных коммун».

Тов[арищ] Николин предлагает избрать комиссию для выработки резолюции по вопросу об отношении к советской власти. – «Резолюция эта дала бы в этом отношении руководящую линию поведения».

Тов[арищ] из Петрограда не находит возможным сделать этого, «так как всякого рода резолюции есть насилие».

Тов[арищ] из Петрограда (2-й) указывает, что «отсутствие связи порождает чувство одиночества, и, чтобы избежать его, необходимо создать организацию. Это как будто тенденция к централизации, и раньше ее боялись, но опыт показал, что это не так. Раз все вопросы будут решаться «совестью», то централизации не будет, а между тем положение революции требует этого, так как недалеко время анархической революции. Мы переживаем бурное время. Социализм не удовлетворил никого; ясно, что будущее принадлежит анархистам, а для этого анархисты должны организовать единый анархический фронт. Единый анархический фронт – это тесная связь всех анархистов. Нужно создать моральную дисциплину, но такую, чтобы она не насиловала совести каждого. Нужно создать широкую федерацию, а для этого нужна широкая работа на местах. Нужно широкое сохранение нашей совести, нашей свободы. Одна из первых задач анархистов – это создание общего органа. Он будет тем связывающим звеном для всех течений, которое послужит к дальнейшему объединению. Другая неотложная задача анархистов – это постановка широкой пропаганды среди крестьян. Крестьяне накануне безлозунгового движения, и анархисты должны указать им, за что они должны бороться. Большевики все хотят сделать по одному шаблону, и анархистам, чтобы социализм не затянул петли однообразия, нужно создать широкую Всероссийскую Федерацию. Это призыв анархистов Северной области».

Тов[арищ] из Тулы докладывает о положении Тульской Федерации. «Федерация в начале революции широко разрослась, но, благодаря отсутствию связи с центрами и непониманию своих задач, в Федерации сразу начались разногласия. Широкие массы ничего общего с федерацией не имели, не имели общего и рабочие. Все же федерация насчитывала в своем составе 80–90 человек, большинство которых понимало анархизм как оправдание всего. Следствием этого появилось недоверие к анархистам, и исправить это возможно только путем духовной спайки с настоящим анархизмом».

Тов[арищ] делегат от Череповца докладывает о работе анархистов и, главным образом, о работе тов[арища] М-ского. И указывает на то, что «большевики всеми силами мешали работе товарища, дозволяя себе все способы борьбы с ним».

Тов[арищ] из Петрограда (1-й) находит, что прежде, «чем воплотить идею, необходимо создать силу масс. Но еще прежде этого необходимо создать силу анархистов. При наличности же сочувствия в массах создание этой силы является еще большей необходимостью. Говоря об объединении всех людей, анархисты должны практически показать это на объединении самих себя. Сейчас же мы не имеем силы; пример – анархическая печать; органы появляются, но благодаря разрозненности сил скоро умирают. Анархисты идут к одной цели, но разными путями – разве это должно служить поводом к тому разъединению, которое наблюдается у анархистов? А между тем соображения идейного и практического порядка требуют немедленного объединения. Не будем говорить о путях. Пусть каждый идет тем, который он находит лучшим, – наша цель безвластие, и эта цель является важной причиной для анархического объединения». Петроградские анархисты таким образом формулировали данный вопрос:

НАШИ ЗАДАЧИ

Наша цель – безвластный коммунизм – может быть осуществлен только тогда, когда этого захочет и будет к нему стремиться все общество, или, по крайней мере, значительная и сильная группа его. Поэтому наша задача – создание силы. (Создание в современном обществе сильной группы, стремящейся к осуществлению коммунизма и действующей в этом направлении).

Средствами для достижения этой задачи являются:

1) Широкая пропаганда идей анархического коммунизма:

а) печатью (газеты, брошюры),

б) словом (устройство лекций, пропаганда словом),

в) действием и личным примером.

(Осуществление в жизни принципов анархического коммунизма путем способствования всем тем организациям граждан, где проявляется их самостоятельное творчество. Организация коммун, как среди граждан, так и среди самих анархистов. Практическое применение принципов братства равенства и свободы).

2) Объединение всех анархических групп и отдельных анархистов для достижения общей цели.

ПОЯСНЕНИЯ:

О ПЕЧАТИ. В целях жизнеспособности периодического органа, экономии средств и сил в настоящий момент желательно создать один мощный периодический орган, на страницах которого могли бы найти место все анархические течения и отдельные анархисты. Одно издание с разными названиями или под одним названием, но с разными отделами. Основанием для этого должно быть свободное соглашение.

При невозможности легального издания или при закрытии его издание должно быть нелегальным.

В этих же целях желательно организовать единое анархическое издательство на тех же основаниях.

О ПРОПАГАНДЕ СЛОВОМ. Проповедь повсюду. Желательно устройство систематических чтений, особенно среди рабочих и крестьян.

Необходимо обратить особое внимание на распространение идей коммунизма среди подрастающего поколения через учительский персонал и путем непосредственного участия в деле воспитания подрастающего поколения (устройство детских садов, курсов и т.п.).

О ПРОПАГАНДЕ ДЕЙСТВИЕМ. 1. Способствование организациям граждан, побуждение их к проявлению инициативы (артелям, кооперативам, общим столовым, мастерским и т.п.; участие в домовых комитетах и фабрично-заводских комитетах).

По вопросу об участии в домовых комитетах и фабрично-заводских комитетах мнения разделились.

Одни товарищи указывали на целесообразность вхождения в эти органы в целях пропаганды, хотя и признавали, что практическая работа в них, вследствие превращения их в органы административные, невозможна. Другие считали вхождение в эти органы совершенно невозможным и бесполезным, если даже не вредным, ибо теперь, когда задушена инициатива масс, анархисты, вошедшие в эти органы, будут лишены возможности что-либо сделать в них и должны стать или чиновниками власти, или, в случае протеста, быть объявленными контрреволюционерами. Такие же разногласия вызвал и вопрос об участии в органах профессиональных союзов. Признано, что разрешение этих вопросов возможно только на местах, в зависимости от условий и обстоятельств, самими анархистами.

2. Организация коммун:

а) сельскохозяйственных среди крестьян,

б) производственных среди рабочих и ремесленников,

в) жилищных и огородных среди городского населения.

О ПРОПАГАНДЕ ЛИЧНЫМ ПРИМЕРОМ

Быть в жизни анархистом. Применять принцип взаимопомощи. Организовать коммуны анархистов, могущие послужить примером.

ОБ ОБЪЕДИНЕНИИ АНАРХИСТОВ

Применение принципов братства. Отказ от взаимной нетерпимости, личного самолюбия и выпадов.

Создание единой братской семьи равных и свободных анархистов, хотя и инакомыслящих, но в интересах достижения общей цели действующих совместно.

Вопрос также вызвал разногласия. Некоторые товарищи указывали на невозможность полного объединения и на практические неудобства его в данный момент. («Вольная община»).

ПО ВОПРОСУ ОБ ИЗДАНИИ ПЕРИОДИЧЕСКОГО ОРГАНА И ДРУГИХ ПРИЕМОВ ПРОПАГАНДЫ

Группа Петроградских анархистов высказалась так: «Признавая желательность органа, издаваемого анархистами без всяких прибавок: коммунистов, индивидуалистов, синдикалистов, мы видим в этом сплочение и соединение групп для совместной работы (мы видим, что разные «измы» носят часто нежелательный сектантский характер), стоя тем самым на точке зрения истинной анархической солидарности».

По другим вопросам Петроградские анархисты держатся следующих взглядов:

ОРГАНИЗАЦИЯ НА МЕСТАХ И СВЯЗЬ С СЕКРЕТАРИАТОМ

А. а) свобода организации на местах, б) связь с секретариатом в целях информации.

Б. Признавая группы, соединенные общей идеей безвластия, мы приветствуем секретариат, если только он будет носить формы чисто информационного бюро. Всякие заявления, как в печати, так и в резолюциях, мы не признаем со стороны различных секретариатов.

УСЛОВИЯ ПРИЕМА НОВЫХ ЧЛЕНОВ

Признана целесообразность регистрации в данный момент. Признана необходимость единой формы регистрационных бланков, выдаваемых Всероссийским Секретариатом Федерации за его печатью всем анархическим группам, которые выдают их своим членам, указывая на карточке их фамилию и ту анархич[ескую] группу из которой выдана карточка.

Признано необходимым рекомендовать группам регистрировать только тех анархистов, в убежденности которых группа уверена, а не всех вступающих в группу.

Регистрация желательна, но не Всероссийская, а групповая, то есть лишь регистрация групп для связи и информации.

О СОЗЫВЕ МЕЖДУНАРОДНОГО СЪЕЗДА АНАРХИСТОВ-КОММУНИСТОВ

Созыв Международного съезда желателен, но не исключительно коммунистов, а вообще анархистов.

Тов[арищ] Н. указывает, что, «вглядываясь в жизнь анархистов, приходится болеть душой, так много недочетов было в их работе. Чему же это приписать? Недостатку талантов? Но это не так, ибо нельзя сказать, чтобы среди анархистов не было талантов, но почему же тогда анархические органы рушились? Почему тогда, когда анархисты шли туда, куда их влекла их совесть, от их работы получались не те результаты, которых они желали? И для того, чтобы того же не получалось впредь, анархисты должны выяснить свои ошибки. В отношении же работы анархисты не должны искать только крупной работы. Всякая работа полезна. Пожертвовать собою легче, чем постоянно, неуклонно работать, добиваясь определенной цели. Такая работа требует и большей выдержки, и большего запаса энергии. И этой-то выдержки и энергии и не хватало анархистам, а между тем, нужно, чтобы каждый подчинял себя товарищеской дисциплине дела и порядка. А анархисты должны: 1) работать примером (анархисты сами до сих пор не имеют коммун); 2) поставить широко дело пропаганды путем печати; 3) организоваться и войти в тесную связь друг с другом. Для последнего нужно фиксировать всех анархистов, но при этом быть строго разборчивым, так как не тот анархист, кто хорошо знает теорию, а тот, кто проводит ее в жизнь. Процесс социальной революции продолжается, и анархисты должны быть готовы к тому моменту, когда от них потребуется напряжение всех сил, а пока каждый должен делать свое дело, не стыдясь никакой работы. Но работа должна, главным образом, опираться на примеры, например, в самой Москве нужно создать целую сеть огородов на коммунистических началах, и это будет лучшим средством агитации среди народа, народа, который по существу своему есть чистый анархист».

Тов[арищ] Амбургский читает следующий доклад:

ОБ ИЗДАНИИ ПЕРИОДИЧЕСКОГО ОРГАНА

Странно было бы доказывать необходимость анархического органа печати. Жутко подумать, что в целой стране в период ее разрушения и созидания, в течение целого ряда месяцев не выходит не только газета, но и не показывается и анархический журнал97.

Целая страна, готовящаяся быть анархической, находится без анархической прессы, и не потому, что нельзя ее издавать и не потому, конечно, что нет денег, а только потому, что никто из нас всерьез не призадумался над этим очень важным вопросом.

Все мы «что-то делаем», все мы «чем-то заняты», и каждый из нас хочет «что-то» сделать, но мы до сих пор не попытались что-либо сделать сообща.

Но если мы не сделали этого до сих пор, то, конечно, это – не значит, что то же самое будет продолжаться и от сих пор. Поэтому нам необходимо положить начало на первое время хотя бы одному еженедельному анархическому журналу для всей страны.

Пусть будет пока один небольшой журнал, один, но обнимающий собою все вопросы сегодняшнего дня.

Этот журнал будет служить вместо радиотелеграфа.

В нем будут принимать участие все желающие анархисты не только России, Европы, но всего мира, (если у нас найдутся для этого переводчики и связи с заграницей).

Только при участии всех анархистов можно будет создать действительно серьезный анархический орган печати.

Во-первых, он будет обеспечен материально, так как будем иметь подписчиков во всех городах России, во-вторых, он будет интересен, ибо сведения и материалы для напечатания будут приходить со всех сторон, от всех групп, федераций и от отдельных товарищей. Следовательно, будет обильный и всесторонний материал для напечатания. В нем должно быть отведено место всем видам искусства.

Живой обмен мнений, возражения и доказательства возродят анархистов к новой деятельности и продуктивной работе.

Такой журнал будет невидимой цепью, связывающей всех товарищей, где бы они ни были. У нас тогда будет вечный непрерывный обмен мнений, у нас будет обширная информация с мест, у нас будет материал для изучения всех вопросов жизни. Только такой журнал сможет заинтересовать читателя и познакомить его со всеми фазами анархизма. Только такой журнал поможет нам выяснить непочатый угол вопросов в области анархизма.

Если товарищи согласятся издавать один такой журнал вместо всех разбросанных по разным городам, которые, как светлячки, то загораются, то меркнут, но не дают нужного света, то я предлагаю:

1) Обратиться от имени съезда ко всем анархистам с предложением в первую очередь поддерживать этот журнал и не тратить средств на отдельные, не имеющие значения маленькие журнальчики и газетки,

2) Открыть подписку и предложить всем группам и федерациям подписаться на этот журнал на шесть месяцев и внести плату вперед,

3) Сделать отчисление из имеющегося фонда в каждой группе и федерации на этот журнал,

4) Просить присылать статьи, заметки и другой имеющийся материал. Таким образом у нас появятся и средства для издания журнала, и материал для напечатания в нем. Это будет первый акт, осуществляющий в жизни идеи коммунизма.

Это будет камень, заложенный в новое здание новой, красивой, свободной и счастливой страны: анархической России. Да послужит этот журнал новой эрой в анархическом движении!

Тов[арищ] Николин находит необходимым ввиду всех недостатков анархической работы, которые вскрылись на настоящем съезде, «создать технический анархический совет, функции которого определяются следующим: 1) Взаимная информация, 2) взаимопомощь, 3) организация общего органа, 4) организация широкой агитации, 5) охрана деятельности анархических организаций на местах».

Тов[арищ] Б., приветствуя настоящий съезд от имени инициативной группы анархо-синдикалистов-коммунистов, находит «крайне знаменательным тот факт, что с мест все говорят: «Дайте руку». В Москве уже произошло объединение, и эта объединенная группа уже приступила к работе по изданию органа под названием «ДОВОЛЬСТВО ДЛЯ ВСЕХ» (название было потом изменено) и подготовляется к изданию журнала. Но при объединении не нужно принимать людей, распластавшихся перед властью, как, например, тех людей, которые выпустили воззвание с призывом восстановлять «власть». Но хотя это воззвание и подписано Московской Федерацией анархических групп, Малым Секретариатом Северного областного союза анархистов, Ассоциацией пананархистов и Первым центральным социотехникумом, но его нужно рассматривать как единоличное воззвание бр. Гординых, так как фактически во всех этих организациях остались одни бр[атья] Гордины98. Теперь же необходимо от слов перейти к делу, но не к делу организации огородов, а к очистке своего анархического огорода. Необходимо рассеяться по всей России, чтобы указать массам, что социализм завел их в еще большую грязь, и указать массам, каким путем выйти из этой грязи».

Четвертое (утреннее) заседание съезда. 28 декабря 1918 г.

Утреннее заседание было посвящено деловым вопросам. Присутствовала часть членов съезда.

Секретарь Федерации изложил сущность следующего доклада: «Одним из наиболее важных и неотложных вопросов является в настоящее время вопрос об издании периодического органа, который мог бы обслуживать все сильнее и сильнее распространяющееся анархо-коммунистическое движение не только среди крестьянства и пролетариата, но даже и среди интеллигенции, стоявшей довольно долгое время на точке замерзания и значительно уклоняющейся в последнее время в сторону анархизма, так как периодический орган печати является не менее важным орудием систематического распространения анархических идей, чем, например, непериодическая литература, наряду с этим является как бы зеркалом, отражающим всю текущую и «живую жизнь».

Присматриваясь внимательно к элементам, составляющим наше анархо-коммунистическое движение, приходится наблюдать в них громадное разнообразие. Все же приходится разделить их на три категории: интеллигенцию, рабочих и крестьян, которые в своем интеллектуальном развитии слишком далеки друг от друга и, при более благоприятных условиях нашего движения, должны были бы иметь три параллельных органа, соответствующих этим трем основным категориям, так как тот материал, который необходим для интеллигенции, – материал научного и философского характера, – бывает мало полезным, а иногда и бесполезным для малограмотного рабочего и для не знающего самого простого литературного языка крестьянина.

Обсуждая возможность практического осуществления этого плана, приходится констатировать невозможность его осуществления вследствие того, что финансовая сторона нашего движения не настолько сильна, чтобы могла удержать три или два одновременных издания. Наряду с этим произошло бы громадное дробление наших и без того незначительных серьезных литературных сил, благодаря чему в области этой работы не могло бы быть столько продуктивности, сколько может быть ее при общей работе.

Таким образом, с какой бы стороны мы ни рассматривали этот вопрос, в силу необходимости приходится прийти к заключению о единственной возможности и, вместе с тем, крайней необходимости издавать один орган печати, который мог бы вполне соответствовать запросам нашего движения и мог бы обслуживать его с какой бы то ни было стороны. Рассматривая же вопрос: чем должен быть наш орган – журналом или ежедневной газетой (еженедельная газета ни в коем случае немыслима), приходится опять-таки обсудить вопрос о практической точке зрения и убедиться в возможно большей целесообразности того или другого. Как уже было упомянуто выше, наше движение страдает финансовыми недостатками, которые ощущаются в гораздо большей степени, чем какие то бы ни было другие. Следовательно, в данном случае, не может [быть] и речи об издании ежедневной газеты, которая требует для этого колоссальных средств, в сумме не менее 500 тысяч рублей. Наряду с этим надо обратить серьезное внимание на тот факт, что в одной Москве мы не можем распространить того количества газет, которое при других условиях могло бы свободно распространиться, так как распространение всех газет находится в ведении и полном распоряжении контрагентства коммунистов- большевиков и количество распространяемых экземпляров газет безусловно может быть слишком ограниченным, так как упомянутое контрагентство будет брать, как и следует ожидать, весьма незначительное количество экземпляров. Таким образом, создание ежедневной газеты приносило бы громаднейший дефицит, и все же, даже при наличности и больших средств, эта газета должна была бы рано или поздно прекратить свое существование, поглотить все имеющиеся средства. Вот почему и приходится остановиться на издании еженедельного журнала, который со всех сторон может быть более целесообразным и более полезным.

Во-первых, еженедельный журнал может быть более богаче материалом, соответствующим как запросам интеллигенции, так и запросам рабочих и крестьян.

Во-вторых, журнал не может терпеть громадного дефицита, так как каждый номер может распространяться целую неделю.

В-третьих, журнал, как и всякая книга, может быть более ценным в смысле его сохранения довольно долгое время не только у отдельных лиц, но также и в общественных библиотеках. Размер журнала более всего желателен около 30 на 20 сантиметров. Что же касается помещаемого в нем материала, то было бы более чем желательно разбить его на 9 отделов:

1) Вопросы текущей жизни. 2) Отдел литературно-художественный. 3) Отдел социально- философский. 4) Отдел естественно-научный. 5) Отдел иностранной жизни. 6) Сообщения и корреспонденции с мест. 7) Хроника. 8) Библиография. 9) Объявления.

При помещении в таком порядке материала этот журнал можно будет считать полным и освещающим жизнь с точки зрения анархизма со всех сторон, серьезнее и основательнее устранить те трагические антитезы, которые наблюдаются во всех вопросах окружающей нас жизни, а также и в самих идеях анархической философии».

Было решено издавать еженедельный орган. Название не было выбрано, но было предложено назвать этот орган «БРАТСТВО». Подзаголовком органа надо поставить: «Орган В.Ф.А.-К.», а если в нем будут работать и анархисты-синдикалисты, то подзаголовок будет читаться таким образом: «Орган В.Ф.А.-К. и Союза Анархистов-синдикалистов-коммунистов»99.

Для составления газетного фонда решено предложить товарищам членам В[сероссийской] Ф[едерации] внести от одной десятой до одной пятой месячного заработка, рассрочив этот взнос на четыре месяца (от двух с половиной до пяти проц[ентов] в месяц в течение 4-х месяцев), причем чем больше заработок, тем больше взнос. Если анархисты-синдикалисты будут работать в одном органе с анархистами-коммунистами В.Ф.А.-К., то в газете будут два отдела и каждый отдел будет иметь свою редакцию. Если в газете будут участвовать представители другого течения анархической мысли, они тоже могут иметь свой отдел.

ПОСТАНОВЛЕНО:

Напечатать протоколы Первого В[сероссийского] Съезда А[нархистов]-К[оммунистов]100.

Послать шведским товарищам привет съезда101.

Просить членов В.Ф.А.-К. присылать в Секретариат по два рубля ежемесячно.

Послать двух товарищей в международное бюро по созыву Международного съезда анархистов-коммунистов102.

Выпустить от имени Секретариата Федерации манифест, проект которого представлен петербургскими товарищами103.

Протестовать против предания т[оварища] НИКИФОРОВОЙ суду, так как очевидно, что она предана суду только потому, что ее нагло оклеветали, что ясно видно и из следственного производства по ее делу104.

Все постановления утреннего заседания решено передать на утверждение вечернего заседания съезда, на которое явятся и не присутствовавшие на утреннем заседании члены Всероссийского съезда.

Пятое (вечернее) заседание съезда. 28 декабря 1918 г.

Заседание посвящено решению практических вопросов.

Оживленные дебаты вызвал выбор названия для газеты. Были предложены следующие названия:

«БРАТСТВО», «ТВОРЧЕСТВО ЖИЗНИ», «ВОЛЯ», «ГРЯДУЩАЯ АНАРХИЯ», «СВОБОДА, РАВЕНСТВО И БРАТСТВО», «ГРЯДУЩАЯ ЖИЗНЬ», «ВОЛЬНАЯ ЖИЗНЬ». Съезд высказался за названия «БРАТСТВО» или «ВОЛЬНАЯ ЖИЗНЬ». Редактором газеты избран тов[арищ] А.КАРЕЛИН.

Газету предположено издавать при участии всех анархистов, желающих в ней работать, причем для каждого направления анархизма должен быть свой отдел.

Съезд указал на желательность сборов для образования газетного фонда. Желательно, чтобы каждый товарищ внес от одной десятой до одной пятой месячного заработка. Этот взнос надо рассрочить на три или четыре месяца. Поручено секретариату передать привет товарищам шведским анархистам от имени В.Ф.А.-К. и установить связь с анархистами Швеции, Норвегии и Дании.

О предложениях тов[арища] «Мирного Анархиста» об установлении обращения «брат» и «сестра» и о пользовании буквою «Ъ» съезд не нашел возможности высказаться.

Тов[арищ] X. и тов[арищ] Н. избраны делегатами в бюро по созыву Международного съезда анархистов.

Предложено устроить в Москве курсы пропагандистов.

Высказано пожелание об изучении языка эсперанто.

Были приняты и остальные постановления утреннего заседания.

Следующий съезд предположено назначить на июнь 1919 года105.

Закрывая съезд, т[оварищ] КАРЕЛИН указал, что «это первый в мире анархический съезд, не принимавший никаких резолюций и в решении практических вопросов обошедшийся без голосования. Поэтому его можно считать первым действительно последовательным анархическим съездом».

№ 351. [БР. ГОРДИНЫ]. ДЕКЛАРАЦИЯ. ПЕРВЫЙ ЦЕНТРАЛЬНЫЙ СОЦИОТЕХНИКУМ

Назревают величайшие исторические события. Близится день Угнетенных.

Социализм идет от одной победы к другой. Социализм совершает свое триумфальное шествие по Европе, по всей земле.

Очередь за нами, анархистами. Слово за анархией.

Анархия грядет. Ее теплое вольное дыхание опьяняет нас, узников в тюрьме капитала, власти, воспитания и прочих угнетений, узников в тюрьме духа, религии и науки.

Анархия грядет. Мы явно слышим ее глагол чрез многоголосие социализма.

Анархия не за горами, за лесами штыков буржуазного милитаризма, она в наших руках, в нашей воле, в нашем умении, в нашей планомерной и целестремительной работе.

Анархия в победе социализма над буржуазным миром.

Социализм должен победить. Социализм не может не победить. Социализм должен побить буржуазный мир, чтоб быть в свою очередь побитым Анархизмом.

Социалистический порядок это преддверие к анархическому порядку.

Социализм, правда, не исторический этап, а фактический этап к Анархии.

Социализм не неизбежен, не безусловно необходим, как подготовка к Анархии. Но он ныне, при данной ситуации, при теперешнем соотношении сил, международных, междуклассовых и междупартийных, необходим.

Социализм не логически связан с анархией. Он может логически даже противоречить Анархизму, но практически все же с ним тесно связан, практически все же, несмотря на кажущиеся коллизии, социализм, в данный момент, расчищает путь перед Анархией, очищая мир, и пусть железом и кровью социалистической власти, от буржуазной скверны.

Нам, Анархистам, должно быть и было ясно одно:

Мы можем пойти к Анархии чрез социализм, при одних условиях, при одной ситуации международных, междуклассовых и междупартийных сил, но мы не можем не пойти против буржуазии, и потому мы не можем и не должны не поддерживать социалистов в их борьбе, не поддерживать их против буржуазии, даже и тогда, когда они олицетворяют собою государственную власть.

Но и на этот счет у нас царствует, как вообще, неопределенность действий, невыдержанность тактики.

И немудрено.

У нас столько разрозненных некоординированных шагов – действий, сколько группировок.

Но так дальше продолжаться не может. Нам предстоит играть слишком важную историческую роль, чтоб мы могли продолжать гнуть старую линию беспечности и безответственности.

Мы ответим пред историей, пред будущими поколениями, пред нашим идеалом.

Непонимание серьезности нашей роли, важности исторической нашей миссии в данный момент, когда судьба угнетенного человечества на весах, когда Анархия зовет нас к энергии, к сплочению, к планомерному организованному действию, – равносильно измене.

Анархия стучится к нам чрез окошко социализма, но мы глухи, мы не слышим и не понимаем.

Пора услышать и понять.

Пора понять, что Анархия придет не чрез слабосилие: не чрез разложение и дезорганизацию.

Анархия придет не чрез беспорядок свободной конкуренции, не чрез группковщину, Анархия придет не чрез расхлябанность интеллигентщины, а чрез железо и мощь высокоорганизованного пролетариата и других организованных угнетенных коллективов современного общества, Анархия придет и чрез технически усовершенствованную армию.

Не чрез свободную конкуренцию, а чрез социалистическое государство, чрез сверх государство – таков путь Анархии.

Анархия придет не чрез слабость, а чрез силу, чрез железо добровольной, но наивысшей дисциплинированности и добровольной наивысшей организованности.

Анархия придет не чрез дезорганизацию, а чрез вольную сверхорганизацию.

Анархия – это наивысший порядок, сверх порядок, Анархия, это такой совершенный сознательный порядок, которому насилие и принуждение невтерпеж, такой образцовый порядок, в котором насилие, государственное принуждение, способно лишь внести дезорганизацию.

Власть – это дезорганизация, власть это беспорядок. Анархия – это сверхорганизация и сверхпорядок. Социалистическое государство это лишь порядок по сравнению с дезорганизацией свободной конкуренции буржуазного строя, но сам беспорядок по сравнению с высшей, но вольной концентрацией-специализацией Анархии.

Не чрез партизанские отряды, а чрез технически обставленную армию придет Анархия.

Красная армия только тогда станет черной, анархической, когда красное знамя побледнеет пред мощью сверх дисциплины, пред нашим абсолютным непринуждением и все же образцовейшим порядком.

Социалистическое государство умрет или погибнет лишь тогда, когда мы сможем заменить его насильнический государственный аппарат более совершенным, более специализированным, а потому более социализированным – индивидуализированным аппаратом-регулятором. Чем совершеннее будет этот аппарат, чем выше он социотехнически, тем анархичнее, тем меньше он будет нуждаться в насилии для сохранения порядка.

Только этот высокоразвитый политический аппарат, анархичность которого является лишь следствием его социотехнического совершенства, только он сможет управлять успешно, регулировать те грандиозные колоссальные хозяйственные, школьные, общественно-питательные и прочие механизмы социалистического и коммунистического общества.

Тогда социалистически-государственное общество мирно или насильственно станет анархическим.

Социализм или добровольно уступит место анархизму, или будет побит последним, более сильным, более организованным, социотехнически более совершенным.

Социализм бьет буржуазный экономический либерализм именно относительной высотой своей социальной техники. Социализм организованнее, планомернее, социотехнически совершеннее экономического либерализма, манчестерства.

Анархизм же, в свою очередь, должен побить социализм опять-таки более усовершенствованной социотехникой.

Настоящий анархизм, не реакционный, а прогрессивный, – это не возврат к простоте, к натуральному хозяйству, а шаг вперед к наивысшей сложности, к надкапитализму, к сверхсоциализму, к сверхгороду, к надгороду, к надгосударству, к сверхорганизации, к колоссальному анархическому высокоразвитому и строжайше урегулированному обществу.

Что же предстоит нам делать?

Были бы мы эволюционистами, приверженцами науки, мы бы ответили на этот вопрос следующее:

Наше дело лишь организоваться и ждать, молиться на естественный процесс социализации, как многие из социалистов еще до сих пор ждут капитализацию, самое большое, поддерживать социалистов.

Но мы уже ныне знаем ту важную истину, которой суждено пересоздать общество, что социальные аппараты можно изобретать, усовершенствовать и обрабатывать искусственно.

Это одно. А другое:

Мы являемся ныне свидетелями тех неимоверных усилий, испытаний, которые выпали на долю неподготовленной партии коммунистов по захвату ею власти.

Эти жалобы на неподготовленность, на социотехнический экспромт, на эксперимент в естественных условиях мы часто слышим из уст самых безнадежнейших доктринеров, теоретиков- коммунистов, которым жизнь властно диктует ныне невольно стать социальными строителями, социотехниками. Но коммунисты, где не хватает у них умения, представляют рассуждения, наготу практики покрывает у них теория. Мы же, анархисты, неверующие ни в какие теории, чем мы прикроем наше абсолютное неумение, когда пробьет час Анархии. К тому еще не следует нам упустить из внимания, что наш идеал более трудно осуществим, чем социализм, ибо он выше последнего, ибо он лежит глубже и дальше в области идеального, так что и в этом отношении трудность нашей задачи, задачи прогрессивных анархистов, усугубляется. Анархо-реакционерам подготовиться, экспериментировать, учиться, самовоспитаться в Анархии для Анархии нечего. К дезорганизации, неспециализации, к неуправлению, к нерегулировке, к сброду и хаосу приучиваться нечего. Этот идеал легко достичь, он естественен. Стоит лишь разрушить государство, и сразу установится естественная разруха… Стоит лишь разрушить город и капиталистическое хозяйство, и все мы естественно будем гулять босиком или в лаптях в деревне.

Нам нужно будет лишь разогнать «ненавистный» национализирующий СОВНАРХОЗ, и сразу естественно установится идеальная свободная конкуренция. Нам нужно будет разогнать ТРИБУНАЛ, и тогда естественно общество будет управлять кулачным правом, самосудами и прочими «естественными» прелестями.

Реакционерам типа синдикалистов опять-таки экспериментировать нечего: они видят свой идеал если уж не в мелком хозяйстве, то опять-таки в возврате к тому полудикому состоянию, когда общество было лишь хозяйственной единицей, когда не было особых политических институтов, не было той богатой дифференциации или (будем говорить новым языком техники) специализации, которой отличается современное общество, распадающееся на пять институтов: семья, искусство, фабрика, государство, внутреннее, индивидуальное и классовое, и внешнее, международное: коалиция и союз. Государственный аппарат, по-ихнему, нужно попросту уничтожить, а обществом будут управлять хозяйственные организации, синдикаты. Для нас нет сомнения, что это шаг назад к естественному нецивилизационному состоянию. Вернуться обратно, регрессировать очень легко, стоит только опуститься, потерять приобретенное, и мы сразу находимся у естественного идеала. Если мы уничтожим все государственные институты, суды и т.д., не заменяя их более совершенными типами, анархическими институтами, каковые мы называем социотехникумами, то сами собой, без всяких усилий и стараний, упадем до самосудов, разрухи, до права сильного и т.д. Но мы не приверженцы реакционного анархизма. Мы не желаем вернуться к самосудам, а идти вперед к социотехническому суду. Мы не желаем вернуться к одним хозяйственным организациям, к простоте и естеству деревни: мы стремимся к сверхгороду, к лучшему вольному суду, к совершенному политическому аппарату, теряющему свою насильственность и бюрократичность из-за одной его высокой техничности.

Все это не естественные дикие и полудикие состояния, а высокоцивилизованные. Это верх искусственности, верх социотехники, верх изобретательности, вершина утонченной цивилизации. Это не дается легко, это не водворится самим собою. Над этим нужно работать, это надо усовершенствовать, улучшить и т.д. Словом, это трудный предмет социальной техники. Словом, это тернистый путь реальной Анархии.

И для осуществления, претворения этой Анархии, прогрессивной Анархии, в действительность требуется специальный институт социального эксперимента. Этот институт мы называем «Социотехникумом».

Прогрессивный анархизм требует школы, подготовки, воспитания, особой вольной дисциплинировки, особой социальной сноровки. Это опять-таки дает нам «Социотехникум».

Анархо-реакционерам, желающим вернуться к дезорганизации и деспециализации и прикрывающимся лжедемократизмом, пустыми фразами о самодеятельности и творчестве масс, не нужно никаких техников по управлению, никаких политотехников. Для нас демагогический пустоцветный лозунг: «делайте сами», которым прикрывает анархо-реакционная дезорганизация отсутствие плана, системы, собственное неумение и убогость, имеет такой же смысл, как ответ машиниста пассажирам: «Поезжайте сами, мы все равны, мы анархисты».

Если мы анархисты, то мы обязаны будем, когда народ и массы этого потребуют от нас, взять управление обществом в свои руки и не отделаться пустой фразой: мы-де не признаем власти и потому ее не берем. Если мы не признаем власти, то тем хуже для нас, ибо мы тогда должны уметь управлять обществом безвластно, регулировать все анархически и регулировать сами, не сваливая на чужие плечи, на фикцию «народ», «массы» и т.д. Словом, мы должны будем взять управление обществом в свои руки, да еще управлять вольно-анархически.

Но тут самое больное место нашего анархизма, анархо-дела, а не анархо-слова.

Не сделаем тайны из того, что мы не умели бы ныне, при низком уровне нашей социальной техники, управлять, руководить вольно, без принуждения.

И это всегда было нашей ахиллесовой пятой. Рабочие всегда задавали пламенному анархическому агитатору холодный вопрос: «А власть вы возьмете?» – «Нет – ответил анархист, – делайте сами». Но если «делать сами» без указания, без конкретизации, без планизации, без пути, без руководства, без системы, то при чем здесь анархист и его проповедь.

Рабочие сделают сами, как поймут и когда поймут. И рабочие или сделали сами… сделали так, что лучше было бы, если бы не сделали, или отвернулись от анархиста и пошли за теми, которые дали им план, указали им определенный путь, худой ли, хороший ли, но определенный. И ясно до очевидности каждому, не желающему обмануть себя анархисту, что анархисты должны будут когда-то взять все управление обществом для реорганизации его на анархических началах.

Но возможно ли это без тщательной всесторонней подготовки, без специализации!

Правильно, большевики взяли власть неподготовленными, не умеючи, но они прикрывали и ныне еще прикрывают свое неумение диктатурой, то есть усилением принуждения и террором. Скверного политика и законодателя выручает наказание, как скверного педагога. Дьячок потому не мог не пороть, «педагог» не мог обойтись без угла, и современное государство не может существовать без насилия, тюрем. Но представьте себе скверного учителя, лишенного возможности заставить ребенка учиться.

В таком положении оказались бы анархисты. Не насиловать и все-таки управлять, и еще хорошо управлять, так чтоб был порядок. И вести общество не обратно, не к раздроблению и измельчанию, не к дележкам, а вперед к большему росту сплоченности и организованности. Не прибегать к наказаниям, а все же наша черная армия должна будет отличаться, чтоб успешно отразить напор государственной социальной реакции необыкновенной силой сопротивления. Пустое место наказаний должна будет, следовательно, заполнить социальная техника и необыкновенная военная тактика. Правда, отсутствие принуждения это плюс. Как отсутствие наказаний в школе является условием успешного развития педагогической техники, так и отсутствие принуждения и насилия в армии и государстве должны будут содействовать необычайному росту как военной, так и социальной техники.

Но для этого нам нужен институт, который работал бы над всеми этими достижениями и работал бы не теоретически, лживо научно, а лабораторно-экспериментально, социотехнически.

Словом, нам нужны: конечно, не анархическая лжеакадемия, а анархический техникум. Нам нужен Социотехникум.

И этот Социотехникум, в будущем, при колоссальных изобретениях-завоеваниях, или мирно вытеснит государство, которому, ввиду его принудительности, трудно будет перейти от общества знахарства к социотехнике, или захватит государство, отбирая управление обществом себе.

Государство тогда станет перед альтернативой: если оно застынет, окостенеет на современной своей магии парламентаризма-советизма, тогда оно выродится в китайщину, отмирая мало-помалу; если же оно будет развиваться социотехнически, теряя вследствие этого свою принудительность, то оно само превратится в Социотехникум.

Но Социотехникум не есть только социальная лаборатория, он же институт управления обществом, и управляет он не всем обществом вообще, а лишь анархическим обществом, то есть всеми его товарищами.

Социотехникум, таким образом, помимо его воспитательных и экспериментальных задач, имеет целью конструировать анархическую общину, строить Анархию, но пока не для всего общества, а лишь для убежденных чисто идейных анархистов.

Социотехникум не откладывает идеала Анархии даже в долгий ящик экспериментирования. Он желает показать разительные примеры образцовейшей анархической вольной самодисциплины и организации. Он хочет показать всем ту силу, которая призвана в будущем управлять всем обществом, это сила социотехники, которой ей одной добровольно подчиняется и слушается всякий анархист, все равно, как мы слушаемся врача при болезни или указаний инженера для проведения железной дороги.

В высоко развитом и идеальном Социотехникуме всякий товарищ специалист какой-нибудь отрасли социальной или общей тактики, так что он слушается всех по их специальности, зато все слушаются его в его специальности – так что получается равенство специальностей. Ее начало и конец – послушание и подчинение. Но это послушание и подчинение добровольное, основанное на одной технике, на специализации, это не государственное подчинение, а анархическое, социотехническое, это самоподчинение.

Каждый истинный анархист сейчас же слушается Социотехникума, сейчас же живет социотехнически, анархически, не дожидаясь крупных социальных завоеваний Социотехникума. Он вступает в Социотехникум и живет по статутам Социотехникума ради торжества Анархии. Он живет в Анархии для Анархии.

Для того, чтобы не посрамить идеала Анархии, чтоб содействовать скорейшему торжеству светлейшего из идеалов, который когда-либо был у человечества, каждый анархист должен служить образцом порядка, неутомимости, неисчерпаемым источником живой энергии, примером доброй наистальнейшей дисциплины, живым воплощением анархической организованности.

И тогда он может быть спокоен за идеал.

Анархия победит. Социотехникум покорит весь мир. И не будет больше угнетения и насилия на земле.

Создайте Социотехникум.

Творите Анархию.

№ 352. ВОЗЗВАНИЕ МОСКОВСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АНАРХИСТСКИХ ГРУПП, АССОЦИАЦИИ ПАНАНАРХИСТОВ, ПЕРВОГО ЦЕНТРАЛЬНОГО СОЦИОТЕХНИКУМА И СЕКРЕТАРИАТА СЕВЕРНОГО ОБЛАСТНОГО СОЮЗА АНАРХИСТОВ

(Изложение)

«Воззвание характеризует перелом в настроении анархистских групп в сторону Советской власти.

В своем воззвании анархисты указывают, что ввиду аннулирования ВЦИК Брестского договора, против которого они боролись, ввиду организации Советской властью восстаний на Украине, ввиду хозяйственного удушения буржуазии, выражающегося во все прогрессирующей национализации промышленности и торговли, – они призывают всех товарищей анархистов на Украине, на Дону, в Крыму, на Кавказе, в Польше, в Белоруссии и по всей России с оружием в руках бороться за восстановление Советской власти, за установление ее там, где ее нет, за поддержку ее всеми силами и мерами там, где она существует.

Анархисты призывают всех для защиты революции. При данном соотношении международных и классовых сил, – говорят они, – Советская власть есть необходимый этап к освобождению человечества от всех видов угнетения».

[Ноябрь 1918 г.].

№ 353. ПЕРВЫЙ ЦЕНТРАЛЬНЫЙ СОЦИОТЕХНИКУМ106

Временный техникум пропаганды и агитации открыл по Тверской улице, по Благовещенскому пер[еулку], д. 5.

КЛУБ АНАРХИСТОВ.

Клуб открыт от 5 до 11 ч[асов] веч[ера]. При клубе читальня открыта с 2 ч[асов].

Собеседования по анархизму происходят по воскресеньям и четвергам с 6 час[ов] вечера. Вход всегда свободен для всех. При клубе будет.

1919, 25 апреля.

Вторая Воздвиженская типография.

Москва, Трехпрудный пер., 9.

ОТДЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ О ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ АНАРХИСТСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ В 1918 г.

№ 354. К ТОВАРИЩАМ-АНАРХИСТАМ И СОЧУВСТВУЮЩИМ

Празднование 1-го мая в настоящий период в России носит явно государственный характер, является казенным, принудительным праздником, организуемым по приказанию свыше, по повелению власти, которая хочет превратить этот праздник борьбы за освобождение трудящихся в день ликования в честь своей временной победы. И велит власть праздновать его не скромно, как всегда, а с шиком и блеском, с триумфом, который не отвечает переживаемому грозному историческому моменту, рассчитывает только на то, чтобы этой внешней яркой драпировкой скрыть от представителей трудового народа трагическое положение вещей.

Поэтому мы вынесли следующее решение: праздник 1-го мая в настоящем году БОЙКОТИРОВАТЬ, участия в нем не принимать.

Просим всех рабочих, сочувствующих идее анархизма, великому идеалу освобождения всех угнетенных современного общества, присоединиться к бойкоту.

Наш праздник, праздник угнетенных, еще впереди.

№ 355. ЛИСТОВКА ПО ПОВОДУ ИЗДАННОГО ХУЛИГАНСКОЙ ШАЙКОЙ В САРАТОВЕ ДЕКРЕТА О СОЦИАЛИЗАЦИИ ЖЕНЩИН107

К РОДИТЕЛЯМ, СЕСТРАМ, БРАТЬЯМ

Граждане! Всюду и везде черные банды пускают в ход всевозможные грязные средства, лишь бы только подорвать завоевания революции. Эти банды видят, что революционный пролетариат быстрыми шагами идет вперед к лучшему и светлому будущему, сметая на своем пути все устои и заветы прошлого. Но недалек тот день, когда этим черным воронам придется встать в ряды пролетариата и взяться за одинаковый с ним труд (чего они, конечно, страшно боятся). Мы уже знаем, что они были тунеядцами среди пролетариата, жили его трудом и издевались над ним. И вот, видя свой смертный приговор, они всячески хотят уничтожить то, что мы завоевали. Для этого они, прикрываясь именем пролетариата, кидаются на подлые и гнусные дела, издают «декреты», вульгарность и пошлость которых не хочется доказывать. Не бойтесь, граждане, и не делайте шума, а с негодованием давайте отпор темным личностям. Скажите вместе с нами им веское слово и не отдадим без боя кровью завоеванную нашу свободу. У нас хватит сил, энергии и огня, чтобы превратить в пепел отжившие устои старого мира. Мы не допустим посягательства на святой идеал пролетарского класса. Пусть запомнят навсегда, что мы ни перед чем не остановимся и будем расправляться со всеми, кто бы они ни были. Мы будем применять беспощадные меры, чтобы уничтожить гадов, которые захотят жалить нашу идею и наше учение. И в последний раз заявляем: прочь грязные руки! прочь с дороги! Да здравствует свобода личности! Смерть паразитам свободы!

№ 356. ОДЕССКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ АНАРХИСТОВ

ЗНАЙТЕ, ВСЕ КОНТРРЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

В то время, когда контрреволюционные силы Австро-Германии и Румынии, а также остатки гайдамацких банд делают последнее напряжение, дабы уничтожить русскую социальную революцию; в то время, когда революционный русский трудовой народ в своей борьбе за полную политическую и социальную свободу почти что уничтожил вековечный гнет буржуазии и помещиков и вступил на вольный и широкий путь социальной справедливости и общечеловеческого блага, – в то же время контрреволюционные элементы города Одессы, почуяв родственный им запах германского милитаризма, начинают вылезать из своих нор и продолжать свое темное и черное дело погромов и провокаций.

На помощь этой темной рати приходят вольно или невольно так называемые «социалисты» – меньшевики и правые эс-эры, петушинные герои режима Керенского, душившего в свое время трудовой народ не хуже Николая II Кровавого.

Это «социалистическое отродье» пользуется временной усталостью и инертностью части пролетариата Одессы и зовет ее к разрушению Советов и завоеваний революции, стараясь воскресить в рабочих умах идею уже сгнившего мертвеца – Учредительного Собрания.

Эти господа вкупе с самыми закоренелыми темными силами сеют в массе провокационные слухи, наводят панику, желая этим внести раздор в рабочую среду и вызвать братоубийственную войну в Одессе.

Им наше слово:

Осторожней, господа, не ликуйте преждевременно! Рано вам радоваться, рано вам, ядовитым гадам революции, праздновать победу. Последнее слово не за вами!

Русская революция совершилась и совершается помимо вас и переживет вас.

Федерация анархистов заявляет, что всякая попытка контрреволюционных элементов к реставрации старого порядка встретит самый решительный отпор со стороны анархистов.

Осторожней же, церберы контрреволюции. Слишком рано стали лаять. Обратно ступайте в свои темные норы, на старое место!108

[Предположительно, весна 1918 г.]

№ 357. РЕЗОЛЮЦИЯ В[СЕРОССИЙСКОЙ] Ф[ЕДЕРАЦИИ] А[НАРХИСТОВ]-К[ОММУНИСТОВ]

Анархисты-Коммунисты группы «Вольная Община» из В[сероссийской] Федерации] А[нархистов]-К[оммунистов] рассматривают покушение на товарища коммуниста (большевика) В.И.ЛЕНИНА как контрреволюционный акт.

Деятельность т[оварища] В.И.ЛЕНИНА характеризуется разрушением старых форм государственной власти и уничтожением устоев буржуазного могущества, следовательно, является деятельностью революционной. Покушение на убийство революционера, с нашей точки зрения, безусловно недопустимо, причем безразлично, от кого исходит такой акт террора.

Признавая массовую экспроприацию имущества буржуазии задачей дня, мы полагаем, что подобные акты террора надо предупреждать обессилением класса капиталистов, а именно, широкой экспроприацией имущества не только сельской, но и городской буржуазии, живущей на прибавочную стоимость и ренту.

Секретариат Всероссийской Федерации солидарен с вышеприведенной резолюцией.

№ 358. КО ВСЕМУ НАРОДУ!

Через Социальную Революцию – [к] Анархической Коммуне.

Гидры контрреволюции стараются задушить русскую революцию, русскую свободу, мировые империалисты ни в коем случае не могут примириться с существованием Свободной России, они уже напали на Свободную Россию со всех сторон, они каждый день готовы высадиться на берегах Крыма, чтобы задушить начавшееся революционное движение пролетариата Крыма и Украины.

С ихнего согласия и с их помощью организовалась добровольческая армия, которая сразу начала прикрываться различными демократическими лозунгами, но за время своего существования доказавшая всем, что она является контрреволюционной и монархической, она, поставившая своей целью борьбу с Советской Россией, начала расширять свои задачи, фактором служит начавшееся прибытие ее в Крым, где существует правительство кадетов, а не Власть Советов, правительство кадетов и правых с[оциалистов]-р[еволюционеров], так горячо обещавшее быть демократическим, ничего не делает против пребывания их в Крыму, оно, вернее, их призвало для того, чтобы суметь расправиться с рабочими, предъявляющими свои революционные требования.

В минуты, когда во всех странах мира пробуждается народ, когда короны королей и императоров слетают одна за другой, когда угнетенная вместе с нами родная нам Украина восстает, в это время к нам прибывает армия, выбросившая лозунг: «Единая Россия – единый царь».

Братья, мы стоим перед грозными событиями, добровольческая армия начинает забирать все в свои руки, она начинает выбрасывать приказы один за другим, заставляя подчиняться им, и, в случае неподчинения, обещают расстрелять, они обещают в ту минуту, когда они почувствуют себя более сильными, разогнать все рабочие организации, расстрелять всех вождей пролетариата, разгромить по выражению одного из них еврейские талмуд-торы, где учатся дети еврейской бедноты, и устроить еврейский погром.

Братья, контрреволюция начинает душить нас со всех сторон, ни один из нас не может остаться простым зрителем, мы должны не медля ни минуты вооружиться, мы должны сплотиться вокруг своих профессиональных организаций, немедленно организуйте повстанческие революционные отряды, чтобы при первом удобном моменте дать решительный отпор монархической армии офицеров. Братья, момент ответственен, не поддавайтесь провокации, каждый из вас должен над этим подумать, он должен понять, что у него хотят отнять его воздух – организации, без которых он не может существовать.

Братья железнодорожники и матросы! На вас выпала самая ответственная работа, в ваших руках все средства передвижения, которые так необходимы для прибытия добровольческой армии, вы должны воспрепятствовать этому всеми средствами вплоть до всеобщей забастовки.

Братья немецкие солдаты, очутившиеся здесь благодаря проискам вашей империалистической буржуазии, восставшие против своего вампира Вильгельма, уничтожившие свой рабский, крепостной режим, вы не можете и не должны остаться пассивными, вы должны помочь русскому пролетариату в его борьбе с монархической армией, вы должны немедленно вооружить его. Братья, до нас дошли слухи, что ваше офицерство, желая провокационно вызвать вас против Ваших русских братьев, говорят Вам, что русские большевики хотят прийти и расправиться с немецкими солдатами, товарищи – не поддавайтесь провокации вашего контрреволюционного офицерства, помните, что русский рабочий класс – это наши братья, они всегда будут вместе с Вами в Вашей борьбе за свободу.

Товарищи студенты, к Вам, чьи души еще молоды, чьи души еще не отравлены контрреволюцией, к вам обращаемся мы: не подчиняйтесь приказам добровольческой армии, идите вместе с рабочим классом, хоть путь тернист, но он ведет к свободе, берите пример со своих киевских братьев, шлите со своих рядов защитников добровольческой армии, организуйте в своей среде революционные отряды, помните, что добровольческая армия не будет моральничать – она при первом удобном и неудобном случае пустит в ход штыки, и вы должны быть готовы противопоставить им свои вооруженные отряды.

Братья рабочие и крестьяне, скорее вооружайтесь, скорее в свои профессиональные организации. Свобода или смерть. Выбора нет. Организуйте отряды. Готовьтесь к выступлению.

ДА ЗДРАВСТВУЕТ ВОССТАНИЕ.

ДА ЗДРАВСТВУЕТ АНАРХИЧЕСКИЙ КОММУНИЗМ.

22 ноября 1918 года, Крым.

Часть X. МАТЕРИАЛЫ ПО ОРГАНИЗАЦИИ БОЕВЫХ СИЛ АНАРХИСТОВ В 1918 г.

№ 359. К ОРУЖИЮ!

Бьет грозный час. Германские полчища хлынули на Россию, желая водворить у нас их разбойничий порядок.

Хотят задушить в железных объятиях нашу свободу, потопить в крови нашу революцию, великую революцию, которой боятся все грабители мира, перед которой трепещут все воры Европы.

Товарищи! Мы не бунт чинили, а революцию творили.

Революция непобедима, непокорима.

В ком течет кровь революционера, в ком бьется львиное сердце борца, кто горд душой и тверд духом возмущения – станьте на защиту революции.

Образуйте боевые анархические дружины, станьте под черное боевое знамя, в складках его живет смерть и мщение врагам народа, и в белых знаках его обитает счастье, жизнь и воля угнетенных.

Станьте под черное знамя и творите чудо победы.

С нами правда, станьте силой.

Раздайся громовой клич, развейся знамя: К оружию! На врагов свободы.

Если мы не заключили договора с победой, то мы заключили договор со смертью.

Пусть знают все посягнувшие на нашу волю, что путь к рабству, к закрепощению пойдет по нашим трупам, а путь к свободе и воле проложим по трупам врагов.

Наша война не война народов, а борьба угнетенных с угнетателями.

Горе угнетателям.

Бьет последний роковой час. Пусть сильнее грянет зов. К оружию!

Встаньте на защиту своей свободы!

Мы разбили оковы Николая, мы не оденем оковы Вильгельма. Мы согнули нашу буржуазию, мы сокрушим и европейскую буржуазию и ее хищнические шайки, разрубим узел дипломатических затей.

Мы хотим победить, мы должны победить – и мы победим.

С нами Правда, с нами будет и сила. Встаньте на защиту свободы. К оружию!

Развейся черное знамя – смерть врагам.

№ 360. ЗАХВАТЫ ДОМОВ

Захваты домов становятся стихийными. Когда десять месяцев назад Петроград впервые указал этот путь, это были только захваты революционной организации, народ безмолвствовал. Через девять месяцев наступила очередь Москвы. Одна из групп, входящих в Федерацию, захватила особняк на М[алой] Дмитровке. Через несколько дней был захвачен ряд особняков, и движение стало носить стихийный характер. В захватах были дефекты, неорганизованность, но время не ждет, бездомные ищут крова, и в этом их оправдание. Как и всегда, большевики остановились на полумерах и вынуждают действовать непосредственно, массой. Невольно поднимается вопрос: не грозят ли эти захваты культуре, тем ценностям, которые заключены в этих маленьких музеях. Но ценность человеческой личности для нас превышает созданное личностью. На собрании Совета Федерации 5 марта была образована комиссия, регулирующая эти захваты, которая по мере надобности будет печатать на столбцах нашей газеты свои отчеты.

№ 361. В СОВЕТЕ МОСКОВСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АНАРХИЧЕСКИХ ГРУПП

Вчера, 5 марта состоялось заседание Совета Федерации. Обсуждался вопрос об организации боевой дружины (ЧЕРНОЙ ГВАРДИИ). Из докладов выяснилось, что черная армия должна быть организована на федеративных началах, причем первоначальными ячейками являются заводские группы, на местах объединенные в районные группы, сообщающиеся через посредство центрального штаба.

При центре выяснилось желательным организовать постоянную группу, учебный отдел, технический, санитарный, осведомительный.

В задачи черной армии должна входить как борьба за идеалы анархизма с контрреволюционерами России, так и с контрреволюционным выступлением германских белогвардейцев.

В своей борьбе черная армия должна руководствоваться общими принципами анархического движения, для чего должен быть выработан договор, обязательный для принимающего его члена армии.

Было высказано мнение о нежелательности грубых форм борьбы с контрреволюцией и о желательности производить обыски и аресты с целью, главным образом, обезоружения противника.

Все обыски должны производиться с согласия специальной комиссии в числе не менее трех членов, причем о решениях извещать советскую власть.

Выработка декларации поручена двум членам союза, а общее руководство организацией черной армии поручено особой военной комиссии.

На собрание Федерации пришли представители группы немедленных социалистов с предложением связи с Федерацией и организации передачи жилых особняков беднейшему населению Москвы.

Было решено выбрать смешанную жилищную комиссию с наказом: во-первых, произвести учет свободных особняков; во-вторых, распределять их на основе справедливости среди наиболее нуждающихся; в-третьих, охранять находящиеся в особняках культурно-исторические ценности, группируя их в особом музее; в-четвертых, действовать в контакте с реквизиционной комиссией совета.

Следующее заседание Совета назначено на четверг (7 марта), шесть часов вечера, для выяснения дальнейшей организации Федерации.

№ 362. [АЛЕКСАНДР]. ЧЕРНАЯ ГВАРДИЯ

Московская Федерация Анархических групп приступила на днях к организации одних из самых сложных и трудных анархических действий, – к организации постоянных боевых дружин.

С точки зрения государственнических партий, ставящих фундаментом каждой организации принцип длительного подчинения, создать кадры вооруженных боевых работников не представляет большой трудности уже потому, что шаблон дисциплины, подчинения и проведения в жизнь самого боевизма достаточно освещен исторической практикой всех армий, войн и карательных экспедиций. Характеризирующей особенностью такой структуры боевизма является центр. Периферия же рассматривается только с одной стороны: со стороны возможности выполнить те или иные приказания центра. А посему создается повелевающий центр, формирующий вокруг себя или путем принуждения, или предоставления боевикам исключительной привилегии в обществе (как это делают большевики) армию военных или вынужденных защитников анархизма, в корне отрицающих возможность безусловного, а тем более длительного подчинения человека человеку и краеугольным камнем ставящая в основу всяких действий волю и сознание каждого в отдельности, выдвигает другой образ боевой конструкции, уже получивший должное отрицание в истории анархических боевых выступлений, практика таких выступлений переносит центр тяжести из центра в периферию и, разбивая принцип боевой повелевающей инициативы одного или группы над всеми, создала боевую структуру, сильную живой инициативой и сознанием боевой целесообразности каждого в отдельности.

В силу этого анархическая практика, вместо дисциплинированной целостной армии, создала ряд дисциплинированных дружин, действующих не строем, не в открытом бою, не правильными военными действиями, но партизанскими отрядами налетчиков и террористов, нечто вроде новгородской вольницы или первых русских революционных дружин, действовавших когда-то на Волге и Дону.

Враг анархистов уже не с фронта, но с тыла. Мы уже не имеем надобности пробивать дорогу вперед оружием (великое сочувствие рабочих масс к идеалу анархизма – гарантия нам в этом), задача наших боевиков свелась к тому, чтобы обеспечить уже сделанные завоевания от зубов ушедшей в подполье буржуазии и от налетов международной золотой монополии в белогвардейском мундире. Все это заставляет внести существенные изменения в боевую практику анархических боевых организаций. Вместо временных дружин налетчиков, объятых угаром романтической революционности, создаются постоянные кадры анархистов-боевиков, сконструированных в постоянные отряды, по правилам старых анархических дружин. Причем время и особое положение, заставляющее нас вступать в самую тесную связь с существующими государственными отрядами: Красной гвардией и Красной армией, изменяют несколько взаимоотношения между отдельными боевиками и органом, ведающим вопросами информации и вооружения. Появление подобных взаимоотношений вызвано, во-первых, как я уже сказал, связью с отрядами большевиков, а также расширением области боевых необходимостей, заставляющих создавать специальный информационный орган, вопросы же продовольствия, обмундирования и распределения групп, разрешаются просто и быстро, [как] в старое доброе время, выдвигают необходимость соответствующих лиц.

Поэтому-то я и указал на ту трудность создания постоянных анархических боевых групп, которую разрешает теперь организационная комиссия при Московской федерации.

По предложению данной комиссии, ЧЕРНАЯ ГВАРДИЯ признается федерацией революционных анархистских отрядов, ставящей себе задачей самую широкую деятельность, направленную к завоеванию важнейших прав народов, и постоянную борьбу с международной контрреволюцией и действующей в настоящее время в контексте с революционной Красной армией, поставленной с ней в одинаковые материальные и боевые условия, для чего организуется комиссия, которая делегирует своих представителей в штаб Красной армии.

Организационная комиссия, считая себя временной до утверждения согласием всех боевиков, разбивается немедленно же на следующие отделы: 1. Хозяйственный; 2. Оружейный; 3. Информационный (связь, информация, секретариат); 4. Инструкторский.

1). Хозяйственная комиссия немедленно же организует общежития по боевым группам и озабочивается обеспечением их продовольствием и обмундированием.

2). Оружейная комиссия получает, приводит в боевую готовность и распределяет по группам и отдельным боевикам оружие.

3). Информационная комиссия организует отдел связи между всеми, большевиками, революционными отрядами и группами. В ее задачу входят самая широкая боевая информация и установление контакта боевых действий. В ее ведение входит также и секретариат ЧЕРНОЙ ГВАРДИИ.

4). Инструкторская комиссия организует все анархические группы, создавая специальные курсы под руководством инспекторов и конструируя боевые группы на местах, а также пропагандируя идеи боевого анархизма.

По такому плану начала пока работать Временная Организационная Комиссия, которая, оповещая широкие рабочие массы о создании АНАРХИЧЕСКОЙ ЧЕРНОЙ ГВАРДИИ, о ее целях, форме, действиях и открывая прием боевиков в эту новую революционную гвардию, предупреждает, что, не желая допускать в свою среду неискренних и темных работников, будет принимать новых боевиков только по рекомендации: 1) Местной группы или 2) трех членов Федерации, 3) фабрично-заводских комитетов, 4) районных советов.

№ 363. (ОБЪЯВЛЕНИЕ)

Прием боевиков в ЧЕРНУЮ ГВАРДИЮ производится по рекомендации или: 1) Местных групп; 2) Трех членов Федерации; 3) Фабрично-заводских комитетов; 4) Районных Советов, ежедневно, с 10 до 2 часов дня, в помещении дома «Анархия» (М[алая] Дмитровка, 6).

№ 364. ОТ ШТАБА ЧЕРНОЙ ГВАРДИИ

Товарищи, желающие записаться в ЧЕРНЫЕ БОЕВЫЕ ДРУЖИНЫ, должны озаботиться получением рекомендаций.

Не имеющие рекомендаций, не могут быть включены в списки Боевых Дружин.

Прием боевиков в ЧЕРНУЮ ГВАРДИЮ проводится по рекомендациям или: 1) Местных групп, 2) Трех членов федерации, 3) Фабрично-заводских комитетов, 4) Районных Советов, ежедневно, с 10 до 2 час[ов] дня, в помещении дома «Анархия» (Малая Дмитровка, 6).

№ 365. ЗАЯВЛЕНИЕ СОЮЗА НЕЗАВИСИМЫХ АНАРХИСТОВ

Союз просит нас поместить нижеследующее:

Союз независимых анархистов доводит до всеобщего сведения, что лица, совершающие частичные экспроприации, ничего общего с союзом не имеют, а лишь прикрываются именем союза для совершения грабежей. Союз считает их провокаторами и будет с ними бороться самым решительным образом.

№ 366. КО ВСЕМ НЕИМУЩИМ

Новые потоки крови, новые жертвы падают от пуль Романовских генералов, офицеров, юнкеров, вдохновленных буржуазией, мечтающих о возврате их былого величия.

Теперь устами интернациональных пиратов, вечных угнетателей неимущих масс, заговорил германский империализм в лице обагренного кровью Леопольда Баварского. Он идет водворить в Россию «Европейский порядок». Он идет сокрушить застрельщиков истинной экономической революции, которая могучим порывом всколыхнула весь мир неимущих.

Он идет восстановить царство дворян, помещиков, капиталистов, банкиров и попов. Он идет отнять землю у крестьян, фабрики и заводы у рабочих, он идет восстановить гнусный мир убийц и насильников, которые веками, ничего не делая, живут в роскошных дворцах, раскатываются на рысаках, убивая время в игре в разврате.

Веками вы, неимущие, создавали культуру, радость и счастье другим.

Богатство, которое окружает вас, благополучие паразитов, живущих вашими трудами, словом, все, решительно все, созданное потом и кровью ваших отцов и дедов, все это принадлежит вам, и только вам.

Обездоленные и порабощенные! Люди – рабы, восстаньте! Час ваш пробил!

Довольно жить в сырых подвалах, умирая преждевременно, довольно жить в голоде, холоде, невежестве и страхе, довольно вашим дочерям продавать свои тела в наслаждение буржуазии.

Брат неимущий! Пойми, что ты человек. Взгляни – вокруг тебя дворцы, дома, тепло, уют. Войди, поселись в них: пусть блуждают по улицам владельцы дворцов и особняков.

Вот магазины переполнены всякими яствами, манящими твой голодный взор, а ты пухнешь с голоду, дети твои мрут голодной смертью.

Вот магазины лопаются от белья, обуви, одежды, а ты и твоя семья голые и босые.

Разве ты это не видишь? Разве ты не знаешь, что имеешь на все это право?

Ведь ты все это создал!

Не верь буржуазии и ее ученым-прихвостням и обманщикам попам.

– Сами творите вашу волю и счастье. Под черное знамя Анархического Коммунизма собирайтесь вооруженными отрядами:

Смелей на бой.

Нет пощады тиранам, нет милости врагам; беспощадно, безжалостно несите смерть и разрушение. Нам не надо тунеядцев, паразитов! Кто не хочет трудиться пусть погибнет.

Воспрянь духом и восстань, неимущий богатырь, разогни могучую спину! На нас по просьбе русской буржуазии идут германские грабители офицеры, юнкера вместе с нашими офицерами и юнкерами.

Бьет последний час! Пусть муки, стенанья зажгут ваши сердца, кто скажет буре: «Стой на месте»; кто остановит волны морские? Точно так же никому не остановить широкий поток неимущих, который на своем пути сокрушит власть, закон, собственность и право, умрет за социальную революцию, но не сдастся Германскому империализму.

Беспощадный террор русской буржуазии, партизанская война германской буржуазии.

ДОЛОЙ КРОВАВЫХ ТИРАНОВ – БУРЖУАЗИЮ!

ДОЛОЙ ЧАСТНУЮ СОБСТВЕННОСТЬ!

ДА ЗДРАВСТВУЕТ СОЦИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ!

ДА ЗДРАВСТВУЕТ АНАРХИЧЕСКИЙ КОММУНИЗМ!

№ 367. [ОБЪЯВЛЕНИЕ]

Заведующие боевыми силами штаба «ЧЕРНОЙ ГВАРДИИ» просят секретарей всех групп, входящих в состав Московской Федерации Анархистов, представить в штаб «ЧЕРНОЙ ГВАРДИИ» списки лиц, входящих в их группы.

№ 368. В СОВЕТЕ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКИХ АНАРХИСТСКИХ ГРУПП

В заседании Совета Федерации 4 апреля определены более точно задачи по организации ЧЕРНОЙ ГВАРДИИ.

ЧЕРНАЯ ГВАРДИЯ не должна принимать на себя задачи Красной гвардии, как-то: обыски, аресты и т.д.

Формирующиеся отряды должны отправляться немедленно на фронт по своему назначению.

По реквизиции домов для безработных должна работать особая жилищная комиссия, в состав которой включаются представители от групп.

В воскресенье, 14 апреля, организуется Общее собрание групп, входящих в Федерацию.

№ 369. ЗАЯВЛЕНИЕ

За последнее время в Замоскворечье кем-то упорно распространяется слух о том, что в скором времени ожидается выступление анархистов против большевиков. ДОНСКАЯ ГРУППА настоящим заявляет, что не только не собирается выступать против большевиков, но если бы кто-нибудь справа, – например, Белая гвардия, выступил против большевиков, ДОНСКАЯ ГРУППА будет защищать большевиков с оружием в руках, несмотря на принципиальное расхождение с ними.

Часть XI. СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ И АНАРХИСТЫ. РАЗОРУЖЕНИЕ И РАЗГРОМ АНАРХИСТОВ В РЯДЕ РОССИЙСКИХ ГОРОДОВ В 1918 г.

№ 370. МОСКВА. РАЗОРУЖЕНИЕ АНАРХИСТОВ. КО ВСЕМ

Население Москвы взволновано было за истекший день артиллерийской и ружейной стрельбой на улицах Москвы. Но еще больше население взволновано было за последние месяцы целым рядом непрекращавшихся налетов на отдельные дома и квартиры, на все усиливающееся количество ограблений и убийств, совершенных под флагом различных групп анархистов, отчасти входивших в Федерацию анархических групп, отчасти самостоятельных.

Несмотря на самую вызывающую и резкую идейную критику Советов и Советской власти на страницах анархических газет «АНАРХИЯ», «ГОЛОС ТРУДА» и других, Московский Совет Рабочих Депутатов не предпринимал никаких мер против анархистов, питая доверие к идейной их части, надеясь, что эта идейная часть справится с той массой чисто уголовных и явно контрреволюционных элементов, которые укрывались под флагом московских групп анархистов, как «Независимые социалисты», «Независимые», «Ураган», «Смерч» и другие. Вместе с тем Московский Совет имел определенные сведения, что целые группы контрреволюционеров входят в вооруженные отряды анархистов, чтобы использовать их имя для выступления, к которому они неоднократно уже призывали как в печати, так и на собраниях. Уголовные преступники после целого ряда убийств и грабежей находили себе убежище в захваченных анархистами особняках. Не проходило дня без нескольких ограблений и убийств, совершенных под флагом анархизма. Особняки, реквизируемые анархистами, по уверениям их идейных вождей, для культурно-просветительских нужд, ограблялись; обстановка их и ценности продавались в частные руки и служили средствами для обогащения отдельных лиц, а отнюдь не для удовлетворения общественных потребностей, а сами особняки становились приютами для уголовных преступников.

Перед Советом и всем населением вырастала несомненная угроза: захваченные в разных частях города 25 особняков, вооруженные пулеметами, бомбами, бомбометами и винтовками, были гнездами, на которые могла опереться любая контрреволюция. Несмотря на уверения идейной части анархистов, что никаких выступлений против Советов они не допустят, угроза такого выступления была налицо и за последнее время все чаще выдвигалась отдельными группами анархистов. Совет Народных Комиссаров гор[ода] Москвы и Московской области и Президиум Московского Совета Рабочих Депутатов стали перед необходимостью ликвидировать преступную авантюру, разоружить все группы анархистов. Неизбежность вооруженного столкновения и жертв сознавалась нами и оправдывалась тем, что дальнейшее промедление грозило ростом ежедневных жертв при ограблениях и анархических захватах. Лучше произвести эту операцию, чем тянуть мучительную борьбу.

В ночь на 12-е апреля, по ранее разработанному плану, вооруженные отряды Советской власти приступили к разоружению; решение было принято твердое, войскам было отдано приказание разоружить всех анархистов во что бы то ни стало. Вместе с тем, им было вменено в обязанность всюду, где это было возможно, ликвидировать дело бескровно. В большинстве случаев это удалось. Но там, где было отчаянное сопротивление, были жертвы с обеих сторон. Есть несколько человек убитых и раненых с той и другой стороны. Несколько сот вооруженных людей, оказавших сопротивление и потом сдавшихся, арестованы. Их личность, мотивы их преступности будут выяснены в ближайшее время, и результаты следствия будут опубликованы возможно скорее, точно так же, как сведения о жертвах этой борьбы. При разоружении отобрана масса оружия: бомб, ручных гранат, несколько десятков пулеметов и бомбометов, огромное количество винтовок, револьверов и патронов. Эта масса оружия в руках явных контрреволюционеров и уголовных бандитов была угрозой всему населению.

Кроме того, найдено много золота и награбленных драгоценностей.

Совет Народных Комиссаров гор[ода] Москвы и Московской области и Президиум Московского Совета Рабочих Депутатов заявляют, что они доведут начатое дело до конца. Они не борются против самой организации анархистов, против идейной пропаганды и агитации, закрытие газет – акт временный, вызванный остротою момента.

Президиум Московского Совета Рабочих Депутатов призывает все население к полному спокойствию; всякую попытку к выступлению он будет пресекать всеми силами, памятуя, что неизбежные при этой борьбе жертвы избавляют нас от еще большей массы жертв, если бы Совет не ликвидировал преступную деятельность вооруженных отрядов контрреволюционных громил и налетчиков, укрывшихся под флагом анархии. В особенности же Московский Совет Рабочих Депутатов обращается к т[оварищам] рабочим и работницам и призывает их к поддержанию полного революционного порядка, столь необходимого в трудную минуту налаживания расстроенного народного хозяйства Советской Республики, со всех сторон окруженной явными и тайными врагами.

№ 371. В НОЧЬ НА ВЧЕРА

Оружейные и пулеметные выстрелы и орудийная пальба, раздавшиеся в ночь на 12 апреля в различных частях города, вызвали среди обывателей панику. По городу пошли слухи о том, что на улицах Москвы опять решается спор о политической власти и формах государственной жизни. Однако, к великому огорчению всех явных и тайных врагов Советской власти, «выступление анархистов», на которое возлагалось столько надежд и которым «пугали» Советскую власть, оказалось быстро ликвидированным в самом зародыше. Перестрелка почти всюду затихла к 9–10 ч[асам] утра, и тотчас же восстановилось в городе нормальное движение трамваев. Деловая жизнь на улицах столицы, ставшей сосредоточием направленного организованного творчества широких рабочих масс, приняла обыкновенную форму. Только изредка по различным направлениям главных артерий города мчались грузовики с вооруженными частями Советской армии, да грузно и тяжело двигались чудовища- броневики. На площадях и на углах около мест, где происходила стрельба, толпились кучками любопытные, пытаясь проникнуть к особнякам, очищенным от «анархистов». Но всюду стоит вооруженная стража и не подпускает любопытных.

В ночь на вчера ликвидировано до 26-ти гнезд, в которых скрывались контрреволюционеры и уголовные преступники.

Уже за несколько дней до этих событий наблюдались случаи провоцирования анархических кругов [на] выступление против Советской власти. Было установлено, что среди отрядов, которые группируются вокруг анархических федераций, нашли себе место большие кадры черносотенных деятелей и белогвардейцев. Последним принадлежит, по-видимому, главная роль в целом ряде дебошей, учиненных в последнее время. Так, например, 9-го апреля группой неизвестных людей, вооруженных бомбами и огнестрельным оружием, был задержан автомобиль уполномоченного Американского Красного Креста, который под угрозой расстрела должен был оставить автомобиль. Учинившие это нападение действовали под флагом федерации анархистов, указывая на свою принадлежность к последним. Между прочим Чрезвычайной комиссией был арестован видный экспроприатор, член федерации анархистов Кэбурье, совершивший разгром бельевого склада Всероссийского Земского Союза. Федерация анархистов протестовала против этого ареста, настаивая на идейности Кэбурье и чистоте побуждений, на которых был совершен разгром бельевого склада. Федерация анархистов, протестуя против ареста Кэбурье, предъявила ультиматум об его немедленном освобождении. Ультиматум удовлетворен не был, и на этой почве произошло столкновение между анархистами и солдатами патруля, причем Кэбурье сдался и выдал оружие под угрозой расстрела.

Всю ночь разоружались анархические отряды, причем в нескольких случаях произошла перестрелка между обеими сторонами, вызванная фактом оказания сопротивления Черной гвардией.

Упорное сопротивление было оказано противниками, засевшими на Донской улице в Замоскворецком районе. Верхний этаж особняка был разрушен орудийными выстрелами. Тогда осажденные перешли в нижний этаж и продолжали отстреливаться. Они сдались только в 2 час[а] дня.

Продолжительная перестрелка была на Поварской улице, где преступный элемент засел в особняке Щукина. Здесь в окнах были установлены пулеметы и на предложение сдаться черногвардейцы ответили стрельбой.

На М[алой] Дмитровке при обстреле дома Купеческого собрания («Дом Анархистов») несколько пострадали соседние дома. На той же Малой Дмитровке очищен от анархистов особняк Паутинского.

Следственное разбирательство по делам всех арестованных ведется в спешном порядке.

Следствием занято свыше 20 следователей.

№ 372. (Т–Ч). К ВОПРОСУ ОБ АНАРХИСТАХ

Первые выстрелы минувшей ночью несомненно возбудили надежды в контрреволюционном лагере. Враги социализма давно ожидали схватки между анархистами и Советской властью, строя на этом свои планы восстановления старого порядка.

Напротив, на многих рабочих события этой ночи могли подействовать крайне удручающе. Ни наше Советское правительство, ни партия коммунистов не желали доводить до крайнего обострения конфликта с анархическими группами, зная, что среди них есть элементы, искренне преданные рабочему делу.

Но и государственные учреждения, и политические партии, и большею частью даже отдельные политические деятели поступают далеко не всегда так, как хотят, а так, как бывают вынуждены обстоятельствами.

На Совете Народных Комиссаров лежит величайшая ответственность за судьбы революции и социализма. И он не мог смотреть сложа руки ни на враждебную для революции деятельность анархистов, ни на те преступления, которые совершались так или иначе под их флагом. Инстинкты пролетариата, революции, социализма создали необходимость прибегнуть к разоружению анархистов, не останавливаясь перед самыми решительными мерами.

Конечно, разговоры о предстоявшем якобы выступлении анархистов, в целях низвержения Советской власти, не заслуживали серьезного к себе отношения. Но не в этом дело.

Но грабежи, разбои, налеты и самочинные действия, проводившиеся с целью запугивания Советской власти и нарушавшие революционный порядок, заставили Советскую власть для порядка положить конец этим безобразиям, убийственным для дела революции.

«ГОЛОС ТРУДА» неоднократно старался отмежеваться от преступных элементов, свивших себе гнездо в среде анархистов. Но все его усилия в этом направлении были обречены на неудачу.

История анархического движения в разных странах показала, что при всем идеализме теоретических выразителей анархизма его движение легко оказывалось игрушкой в руках контрреволюции и политической провокации и что, с другой стороны, оно бессильно было уберечься от проникновения в его среду (иногда в большом количестве) уголовных элементов.

Причины этого явления коренятся в самой сущности анархизма. Анархизму чужд выдержанный научный метод. Теоретики по общему характеру своих взглядов, его идеологи далеки от серьезно объективного исследования явлений общественной жизни. Их непосредственная задача – уничтожение всякой власти, организации, дисциплины – непримирима с задачами рабочего класса, измена для дела социализма и свободы. Ибо нынче теперь в период, переходный от капитализма к социализму, только сильная власть организованного пролетариата способна стоять на страже интересов трудящихся масс и обеспечить дело социалистического строительства.

Только такая власть, как власть Советов, способна вести дело организации нового строя и отражать удары реакции… и сильная власть этого рода особенно важна в России, и вследствие общего, сравнительно низкого культурного уровня страны, и вследствие крайне тяжелого ее положения, и внутри – экономического и на …109 Озлобление … трудящихся масс – … контрреволюции.

Общественный идеал анархистов – свободная личность в свободной общине, владеющей средствами производства, – реакционен, по крайней мере на ближайший исторический период, ибо происходит … перерасти рамки общин и ассоциаций, и организация производства может вестись только в широком масштабе (национальном и интернациональном).

Тактика анархистов – неорганизованное разрушение основ капиталистического строя вызывает у несознательной части масс стремление к дезорганизации и эксцессам, насилиям и обеспечению личной выгоды в ущерб общественной. Подрывая организованность и дисциплину, без которых пролетариат не в состоянии добиться полного торжества, анархисты вносят смуту и разложение в его среду, ослабляют его силу сопротивления врагам.

Поэтому издавна анархисты деятельностью тормозили развитие пролетарского движения, компрометировали его в глазах масс, облегчали приток в свои ряды преступных элементов, а также агентов полиции и контрреволюции, что зачастую делало их невольным орудием самой черной реакции. Достаточно вспомнить о развале 1-го Интернационала, о деятельности анархистов в Италии, Испании и Австрии, о провокационной деятельности Бисмарка, о французских бомбистах девяностых годов XIX века и т.д. Неудивительно, что и К.Маркс, и Ф.Энгельс, и все наиболее дальновидные представители социализма вели всегда решительную борьбу с анархизмом.

№ 373. ВРЕМЕННОЕ ЗАКРЫТИЕ ГАЗЕТ АНАРХИСТОВ

Временно закрыты газеты анархистов: «АНАРХИЯ» и «ГОЛОС ТРУДА».

№ 374. ЭКСТРЕННОЕ ЗАСЕДАНИЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ КОМИССИИ

Решение разоружить преступные элементы, переполнявшие Москву и прикрывающиеся в своей преступной деятельности флагом анархизма, было принято Московским Советом совместно с Всероссийской Чрезвычайной Комиссией по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией.

11-го апреля состоялось экстренное заседание Чрезвычайной комиссии, на которое были приглашены представители некоторых ведомств и всех городских районов. На этом заседании по всестороннем обсуждении вопроса было решено не медлить с разоружением грабительских банд, ибо частная борьба с ними не приводит к результатам, а произвести общее разоружение всех «черногвардейцев» в ночь на 12-е апреля. Тут же был выработан подробный план ликвидации очагов «анархистов».

Согласно этому плану в ликвидации приняли участие отряды Чрезвычайной комиссии и советские войска. Еще с вечера о предстоящей ликвидации были предупреждены районные Советы. Соответствующие районы были оцеплены советскими войсками, и в определенных пунктах были расставлены пулеметы. Вечером же был произведен ряд арестов, которые обошлись без эксцессов.

С 12-ти часов ночи, согласно выработанному плану, отряды приступили к операциям. Против занятых особняков были выставлены броневики, и находившимся в особняках было предложено немедленно выдать оружие. На размышление давалось 5 минут. Большинство особняков без всякого сопротивления или после самого незначительного сопротивления сдалось и выдали оружие. Сильное сопротивление было оказано только в трех особняках: на М[алой] Дмитровке («Дом Анархии»), на Поварской ул[ице] (особняк Цейтлина, бывш[ий] Щукина) и на Донской улице.

№ 375. К РАЗОРУЖЕНИЮ АНАРХИСТОВ (БЕСЕДА С Т[ОВАРИЩЕМ] Ф.Э. ДЗЕРЖИНСКИМ)

По поводу мотивов, вызвавших разоружение анархистов, наш сотрудник беседовал с председателем Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией т[оварищем] Ф.Э.Дзержинским.

«Нашей задачей, – сказал т[оварищ] Дзержинский, – с самого начала возникновения Чрезвычайной Комиссии как органа борьбы с антиреволюционными явлениями, была борьба с преступностью во всех ее проявлениях. Поэтому совершенное нами очищение города в ночь на 12-е апреля следует рассматривать как одно из наших мероприятий, осуществленное в широком масштабе.

В специальном воззвании, выпущенном комиссией, мы за несколько времени до разоружения анархистов объявили беспощадную войну всякого рода преступным элементам, и те из них, которые не покинули Москвы, естественно должны были ждать нашего воздействия110. Что же касается собственно анархических организаций, то хотя идейные анархисты обещали отделить и изолировать себя от преступных элементов, проникших в большом числе в Федерацию анархистов, но до самого последнего времени это обещание выполнено не было. Кроме того, дело с продажей опиума, который был взят якобы для того, чтобы быть сожженным, а потом оказался проданным111, затем дело Мамонтова-Дальского112, наконец дело Кебурье113, – все это вполне показало, что идейные элементы анархических организаций не только не в состоянии очистить организации от преступных элементов, но сами находятся в плену у последних.

Я должен заявить, – продолжал тов[арищ] Дзержинский, – и при этом категорически, что слухи в печати о том, что Чрезвычайная комиссия входила в Совет Народных Комиссаров с ходатайством о предоставлении ей полномочий для борьбы с анархистами, совершенно не верны. Мы ни в коем случае не имели в виду и не желали вести борьбу с идейными анархистами. И в настоящее время всех идейных анархистов, задержанных в ночь на 12 апреля, мы освобождаем, и если, быть может, некоторые из них будут привлечены к ответственности, то только за прикрытие преступлений, совершенных уголовными элементами, проникшими в анархические организации. Идейных анархистов среди лиц, задержанных нами, очень мало, среди сотен – единицы».

Далее т[оварищ] Дзержинский коснулся обстоятельств, сопровождавших самую ликвидацию анархических групп. «Интересно отметить, – сказал он, – что многие арестованные утверждали, что они не анархисты, а просто безработные, однако большинство из этих «безработных» оказывались с уголовным прошлым. Среди них выделяются типы явно контрреволюционные. Мы имеем определенные сведения, что вожди контрреволюции хотят воспользоваться преступными элементами, сгруппировавшимися вокруг групп Федерации, для выступлений против Советской власти. Последнее обстоятельство подтверждается также и теми своеобразными мотивами, которыми руководились анархические группы при занятии особняков: они выбирали стратегические пункты – как раз против наиболее важных советских учреждений города, поэтому мы имели основание предполагать, что якобы анархическими организациями руководит опытная рука контрреволюции. И действительно, как доказывают найденные при аресте «анархистов» инструкции, выбор тех или иных особняков был далеко не случайным. В инструкциях точно указано, в каком именно районе следует занимать особняки. Подобные инструкции были отпечатаны во многих экземплярах и найдены у многих лиц. Привожу текст одной из таких инструкций: «1. Найти особняки в районе Мясницкой ул[ицы] и пер[еулков] Гудовского, Мал[ого] или Больш[ого] Харитоньевского.

2. Найти особняк в районе Неглинного проезда, против Гос[ударственного] Б[анка].

3. Моховая ул[ица], № 6 Красилыциковой (разузнать все насчет дома).

4. Пречистенская наб[ережная], особняк найти напротив А.Д. (против этого пункта нарисованы пушки)114.

Тов[арищ] Нелидов в районе Мясницкой в Мал[ом] Харитоньевском пер[еулке], особняк г[оспожи] Зуттер (напротив Политехнического Общества), второй эт[аж]. Охраны в доме нет (охрана соседнего дома). В Гудовском пер[еулке], д[ом] № 5, Пастуховой, второй эт[аж] – охраны нет, 4 квартиры, в доме не живут (гараж). Дом № 6 Высоцкий, третий эт[аж] – охрана есть немногочисленная».

В помещении одной из групп найдено предписание переменить свое местопребывание и найти особняк, который бы находился на углу улицы, чтобы тем самым обладать лучшим стратегическим положением. В ночь на 12-е апреля одна из групп анархистов в 2 ч[аса] ночи заняла особняк; на протест хозяев, требующих разрешение от Советской власти, было отвечено, что Советская власть еле дышит.

Мы в настоящее время будем продолжать с должной энергией довершение начатого дела по очищению города от преступных элементов. В ближайшем будущем нами образуется особый подотдел, который систематически займется борьбой с преступными элементами».

В заключение т[оварищ] Дзержинский категорически опроверг сведения, помещенные в № 63 газ[еты] «ВПЕРЕД», о том, будто бы арестованные, числящиеся за Чрезвычайной комиссией, содержатся в ужасных условиях, в подвале и испытывают грубое обращение.

– «За нами числится в настоящее время не 126, как указано в газете «ВПЕРЕД», а всего 66 человек, и сидят они не в подвале, а в сухом хорошем помещении; все они допрошены и всем предъявлено обвинение.

При предъявлении нами задержанных в ночь на 12 апреля для опознания лицам, потерпевшим от ограблений, некоторые из грабителей опознаны. Между прочим, один пострадавший артельщик опознал ограбившего его на 300 000 руб[лей] преступника».

№ 376. СООБЩЕНИЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ КОМИССИИ ПО БОРЬБЕ С КОНТРРЕВОЛЮЦИЕЙ, САБОТАЖЕМ И СПЕКУЛЯЦИЕЙ

Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией официально сообщает:

«В ночь на 12 апреля Всероссийская Чрезвычайная комиссия приступила к разоружению банд, именующих себя анархистами. Операция затянулась и продолжалась днем. В нескольких местах было оказано вооруженное сопротивление. Подробности о ходе и результате операции будут сообщены по ее окончанию».

№ 377. ДОМ «АНАРХИИ»

Сегодня наш сотрудник посетил так называемый Дом «Анархии» на М[алой] Дмитровке, где в последнее время помещался штаб «Черной гвардии» анархистов, занимавшихся всяческого рода незаконными реквизициями. В этом доме еще позавчера открыто собирались контрреволюционеры и уголовные преступники. В настоящее время сюда никого не впускают.

Снаружи на углу Страстного бульвара и М[алой] Дмитровки и около Настасьинского пер[еулка] стоят солдаты, не допускающие езды по Дмитровке автомобилей и извозчиков. Трамваи по М[алой] Дмитровке тоже не ходят. Стекла и фасад дома «Анархии» значительно пострадали от двух произведенных по нему при взятии советским отрядом выстрелов из 3-х дюймового орудия. Внутри полное опустошение.

Всех арестованных, как в этом, так и в других облюбованных анархистами-грабителями особняках, превращенных в крепости, препровождают в Кремль, в распоряжение Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией. Здесь составляют список арестованных, причем выясняется, что многие из них снабжены поддельными удостоверениями личности.

В Кремль являются пострадавшие за последнее время от грабежей, для опознания лиц, их ограбивших. Завтра арестованные будут препровождены в московскую уголовную милицию. Всего задержано около 500 человек.

№ 378. УБИТЫЕ И РАНЕНЫЕ

В результате перестрелки при ликвидации гнезд «анархистов» убито и ранено, по предварительным сведениям, около 40 человек: со стороны «анархистов» убито и ранено около 30 человек, из отрядов Чрезвычайной комиссии ранено 10–12 человек.

№ 379. ПОСТРАДАВШИЕ ДОМА

Во время операций при ликвидации «анархистских» банд пострадали от обстрела дома: бывший Купеческого общества, Цейтлина (бывший Щукина), Грачева на Поварской и два дома на Донской улице.

На Поварской улице пришлось взорвать ворота, и только тогда осажденные сдались и выдали оружие.

На Малой Дмитровке, в д[оме] Купеческого общества, анархисты выставили пулеметы и горное орудие. На предложение сдаться раздались ружейные выстрелы, было брошено несколько бомб и сделаны выстрелы из горной пушки. После этого решено было обстрелять «Дом Анархии» из артиллерии. По «Дому Анархии» было сделано несколько выстрелов из орудий, которыми сбито выставленное анархистами горное орудие, разбит подъезд дома и произведены действительно значительные повреждения.

№ 380. СРЕДИ РАБОЧИХ

По поводу прошедшего в ночь на 12 апреля разоружения различного рода анархических групп в рабочих кругах продолжаются оживленные толки. Большинство рабочих явно сочувствуют энергичным мерам, предпринятым Советской властью.

Грабежи и насилия, продолжавшиеся под флагом анархического учения, вызывали вполне понятное раздражение рабочих масс на заводах и фабриках.

Напрасно буржуазные газеты уверяют, что за анархическими группами стоят более или менее широкие слои рабочих. Достаточно послушать толки в рабочих районах, чтобы убедиться, что не в этой среде черпали «анархисты» своих сторонников. К ним шли деклассированные элементы, а рабочие, даже малосознательные, отлично разбираются в том, что грабеж и воровство ни с анархической, ни с какой другой идеей ничего общего не имеют.

№ 381. ДЕЛО АРЕСТОВАННЫХ «АНАРХИСТОВ»

По данным Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией, допрос следственной комиссией арестованных закончится через два-три дня. Но уже теперь есть полное основание утверждать, что разоружение вызывалось насущной необходимостью, так как среди арестованных опознаны лица с громким уголовным прошлым, еще не ликвидированные судом.

Уголовная милиция опознала целый ряд «анархистов», давно уже разыскиваемых ею.

Большинство арестованных переведены из Кремля в Бутырскую тюрьму; уголовные отделены.

На днях будет освобожден ряд арестованных идейных анархистов, участие которых в темных проделках сгруппировавшихся около них преступных масс не подтверждается.

№ 382. ВЫСТУПЛЕНИЕ А.Ю. ГЕ НА ДНЕВНОМ ЗАСЕДАНИИ ВЦИК 15 АПРЕЛЯ 1918 г.

По первому вопросу порядка дня («Наказ ЦИК»):

«Я – за прекращение прений, потому что…115 и мы сегодня, быть может, кроме наказа решительно ничего исчерпать не сможем. Я выступаю от фракции Анархистов-Коммунистов, которые строят всю жизнь на принципе свободного соглашения. Нас приглашают сверху по этому наказу все решительно представлять президиуму и ничего Ц.И.К. Я считаю весь этот наказ совершенно негодным». (Прения затем продолжаются. Собрание приступает к поправкам и предложениям.) Слово для предложения представляется тов[арищу] ГЕ.

ГЕ: «Я считаю, что наказ этот настолько лишает Ц.И.К. какой бы то ни было собственной инициативы, что нам сейчас обсуждать его совершенно невозможно. Я предлагаю наказ этот сейчас не обсуждать, но предложить представителям от всех фракций совместно выработать к следующему заседанию новый наказ»116.

(После обсуждения ряда вопросов слово для внеочередного выступления взял А.Ю.ГЕ.)

ГЕ: «Товарищи, в ночь с 11 на 12 апреля совершен разгром анархических организаций в Москве. Нам говорят, что громили не анархические организации, а боролись с бандитизмом. Это ложное утверждение, товарищи. Кто желает бороться с бандитизмом, тот не громит всех политических анархических организаций, которые существуют в Москве, и не преследует идейных анархистов.

Ввиду того, что акт этот имеет крупное политическое значение, что наши товарищи расстреляны и громадное число их сейчас сидят в тюрьмах в ужасающих скверных условиях, я вношу в срочном порядке предложение: в порядке спешности рассмотреть вопрос о разгроме анархических организаций в Москве».

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (Я.М. СВЕРДЛОВ): «Я, товарищи, взял слово против, отнюдь не потому, что я был против обсуждения этого вопроса в Ц.И.К. Наоборот, я полагаю, что необходимо поставить этот вопрос в Ц.И.К., по тем соображениям, что, когда Советская власть решила покончить здесь с бандитизмом, она имела в виду именно бандитизм, а не идейных анархистов. Мною в качестве председателя это и было заявлено официальному представителю анархо-синдикалистов, явившемуся ко мне за объяснениями по поводу артиллерийского разгрома. Товарищ анархо-синдикалист был вполне удовлетворен, и я пользуюсь случаем при всех открыто заявить о том, что борьба шла исключительно с бандитизмом, а не с идейными анархистами117. Я полагаю, что в Ц.И.К. необходимо будет поставить этот вопрос, но не сегодня, а на следующем заседании, когда мы предупредим Чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией, которая предприняла «разгром», о котором только что говорил представитель анархистов т[оварищ] ГЕ, для того, чтобы эта комиссия могла нам представить тот фактический материал, который имеется в ее распоряжении, чтобы эта комиссия могла указать на характер тех предметов, которые были взяты у анархистов, и перечислить их. Несомненно, что те кольца и браслеты и различные серебряные и золотые вещи, которые обнаружены, вряд ли могут иметь какое-либо отношение к идейному анархизму. Я не хочу подозревать идейных анархистов в том, что они занимались повседневным простым грабежом, но комиссия укажет, какие именно организации были разоружены. Чтобы иметь полный материал, необходимо, чтобы комиссия, которая производила сам разбор, выступила перед нами и указала, какой разгром был совершен. Поэтому позвольте предложить не обсуждать этого вопроса сейчас, а рассматривать указание т[оварища] ГЕ как запрос, который мы будем рассматривать в следующем заседании. Я предлагаю: признав запрос существенным, Ц.И.К. ставит этот вопрос на следующее заседание».

Т[оварищ] ГЕ: «Я присоединяюсь к предложению т[оварища] СВЕРДЛОВА и прошу занести в протокол заявление т[оварища] СВЕРДЛОВА, что т[оварищ] анархо-синдикалист остался удовлетворенным заявлением товарища СВЕРДЛОВА».

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Это все есть в стенограмме. (Предложение т[оварища] СВЕРДЛОВА принимается118.)

№ 383. КРАТКОЕ РЕЗЮМЕ ВЕЧЕРНЕГО ЗАСЕДАНИЯ ВЦИК 15 АПРЕЛЯ 1918 г. ЗАПРОС ОБ АНАРХИСТАХ

(Заседание открыто в 9 час[ов] веч[ера] под председательством тов[арища] СВЕРДЛОВА, объявившего, что порядок дня является продолжением прошлого119, со включением внесенного на предыдущем заседании запроса о разоружении анархических групп, признанного спешным.

Продолжены прения по докладу т[оварища] Гуковского о финансовом положении страны и финансовой политике Советской власти. По окончании прений по данному докладу Ц.И.К. перешел к обсуждению запроса о разоружении анархистов).

Тов[арищ] ЗАКС120 сделал доклад о действиях Чрезвычайной комиссии, сообщив фактические сведения о причинах, вызвавших разоружение, и о ходе следствия. После прений, в которых приняли участие: КОГАН-БЕРНШТЕЙН, ГЕ, СОСНОВСКИЙ, ЛИНДОВ, МАРТОВ, – была принята следующая резолюция, предложенная товарищем] СОСНОВСКИМ:

«Центральный Исполнительный Комитет, заслушав объяснения Чрезвычайной комиссии о ее действиях при ликвидации преступных элементов, действовавших под флагом анархизма, признает действия Чрезвычайной комиссии правильными и выражает уверенность, что впредь с подобными элементами будет вестись без колебаний борьба. Центральный Исполнительный Комитет констатирует, что действия Чрезвычайной комиссии имели целью преследование не идейного анархизма, а борьбу с бандитизмом, независимо от тех названий, которыми этот бандитизм прикрывается».

№ 384. ПЕТРОГРАДСКИЕ РАБОЧИЕ О РАЗОРУЖЕНИИ АНАРХИСТОВ

На собрании рабочих одной из крупных петроградских фабрик «Скороход» по вопросу о разоружении анархистов в Москве вынесена следующая резолюция:

«Заслушав доклад о событиях в Москве, мы, рабочие, заявляем, что всякие попытки борьбы против власти Советов, под каким бы флагом они ни проводились, должны пресекаться в самом корне. Товарищи идейные анархисты должны знать, что, если они становятся на путь борьбы против Советов, при этом, вольно или невольно, играют на руку контрреволюции.

Долой дезорганизацию революционных пролетарских рядов!

Да здравствует революционная дисциплина!

Да здравствует власть Советов рабочих, красноармейских и крестьянских депутатов!»

№ 385. РАБОЧИЕ И АНАРХИСТЫ

В Петрограде, в связи с разоружением анархистов в Москве, ходили самые разнообразные слухи о будто бы готовившемся выступлении анархистов.

Испуганные обывательские фантазии, конечно, развернулись вовсю.

Но, как сообщает «З. Россия»121, Петроград напрасно тревожился, ожидая каких-либо выступлений. Ночные патрули, дозоры и другие меры предосторожности, принятые Советской властью, оказались излишними. Борьба с анархистами в Москве не нашла никакого отклика в Петрограде, рабочие массы безмолвствовали. Рабочие на фабрике «Скороход» приветствовали ликвидацию анархистов московской советской властью.

№ 386. ПЕТРОГРАД. ЗАСЕДАНИЕ ПЕТРОГРАДСКОГО СОВЕТА (19 АПРЕЛЯ 1918 г.)

Резолюция

(Один из вопросов – отношение к анархистам). По обсуждению вопроса об отношении Советской власти к анархистам принимается резолюция следующего содержания:

«Всякая попытка выступления против Советской власти, под каким бы флагом она ни производилась, и всякое явление, вносящее дезорганизацию в ряды пролетариата, должно пресекаться в корне самым решительным образом. В силу этого Петроградский Совет признает действия Московского Совета в этой области вполне успешными в интересах социалистической революции. Товарищам рабочим, идущим за анархистами, и идейным анархистам Петроградский Совет заявляет:

1) Они сами должны сознать всю необходимость в их интересах отмежеваться от темных элементов и выбросить их из рядов революционной работы.

2) Они должны знать, что если они станут на путь борьбы против Советов, то они этим вынужденно или невольно будут играть в руку контрреволюции. Долой дезорганизацию из революционных пролетарских рядов! Да здравствует самая суровая революционная дисциплина!»

№ 387. НОВАЯ АВАНТЮРА

В Смоленске немногие газеты сообщили, что среди смоленских анархистов замечается движение активного протеста против московских событий.

Местным Советом принимаются меры к разоружению анархистов и очищению захваченной ими гостиницы «Франция».

В ночь на 18-е апреля произошло столкновение между анархистами и солдатами революционного полка. Есть жертвы.

В Петрограде, по сообщениям газет, сегодня, в субботу, в связи с разоружением анархистов в Москве, также ожидают некоего «выступления»122.

Затевается, значит, новая авантюра, которую без всяких колебаний и оговорок можно причислить к разряду контрреволюционных, ибо совершенно ясно, что подобные «выступления» играют в руку буржуазии, помогая ей бороться с Советской властью.

[Напрасно] хулиганы думают, что Советская власть будет церемониться с ними, если они попытаются укрыться под громкими «идейными» кличами, [и] выполнит вчерашнее постановление ВЦИК о необходимости принципиальных мер к ликвидации контрреволюционных «анархических выступлений» по всей России!123

№ 388. ОРГАНИЗАЦИЯ ПУБЛИЧНОГО ОБВИНЕНИЯ

Согласно состоявшемуся 29 марта постановлению СНК о поручении Н.В.КРЫЛЕНКО организовать публичное обвинение в Революционных трибуналах Советской Республики, в Москве образована коллегия обвинителей, в которую вошли тт. БУХ, СОСНОВСКИЙ, ДМИТРИЕВ, ЛЕНДЕР, МОГИЛЕВСКИЙ, ЖУКОВ, ПРОШЬЯН, СЛЕТОВ, [В.А.] КАРЕЛИН, ШИРВИНД, ЗАКС и БЕКЛЕШОВ.

В непосредственной связи с комиссией учрежден Следственный отдел во главе с тт. Е.РОЗМИРОВИЧ и Л.ДИЕСПЕРОМ для ведения следствия по всем особым делам.

В следственный отдел, который уже приступил к работе, передают дела особой важности из всех следственных комиссий. В настоящее время туда переданы дела Чрезвычайной Следственной комиссии, а также дела, возникшие при рассмотрении архива бывшего Московского охранного отделения.

Туда же будет передано из Чрезвычайной Следственной комиссии по борьбе с контрреволюцией дело об анархистах, а также все дела, которые по своему значению имеют всероссийский характер.

Для фабриковки обвинения дела из Следственного отдела будут поступать в комиссию, где и получат дальнейшее направление.

№ 389. ИЗ РЕДАКЦИОННОЙ СТАТЬИ «ИЗВЕСТИЙ» «В СТАНЕ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ. ПОД ФЛАГОМ АНАРХИЗМА»

«Под флагом «идейного» анархизма в центрах и в провинции продолжают выступать разные темные личности и грабители, наводя панику и терроризируя население.

В Петрограде Советская власть вынуждена была, как и в Москве, разоружить анархистов, потому что в распоряжении Чрезвычайной комиссии имелись веские данные, свидетельствующие о том, что под флагом анархизма в Петрограде выступают разные темные элементы. По сведениям комиссии, налет на Выборгской стороне был совершен, например, членами «Союза пяти угнетенных»124. Особняк на Миллионной улице был занят другой анархистской федерацией125. Подлинные ордера на производство обысков фабриковались в помещениях, занятых анархистами. На кожевенном заводе за Московской заставой именовавшие себя анархистами присвоили себе всю кожу, находившуюся на складах завода. Мало этого, были случаи, что некоторые приглашали покупателей кож, брали у них деньги и затем под угрозой расстрела выпровождали с территории завода…»

№ 390. ПЕТРОГРАД. ПЕТЕРБУРГСКИЙ СОВЕТ О РАЗОРУЖЕНИИ АНАРХИСТОВ126

Петербургским Советом Рабочих и Красноармейских депутатов принято следующее постановление:

Заслушав доклад УРИЦКОГО о разоружении групп, называющих себя анархистами, которые вооруженными силами захватывают здания, особняки, отдельные фабрики и ютятся во всевозможных игорных клубах и притонах, Петербургский Совет Рабочих и Красноармейских депутатов одобряет деятельность Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией.

Совет заявляет, что пребывание в трудовой коммуне Республики – в Петербургской коммуне в частности – может носить только тот, кто стоит на страже труда и пролетариата и охраняет его завоевания.

В то же время Петербургский Совет Рабочих и Красноармейских депутатов предупреждает всех дезорганизаторов России, какими бы они именами ни назывались, что всякая попытка срыва или дезорганизации революционных завоеваний будет подавлена со всей строгостью в корне.

Совет призывает все революционные Советы бдительно следить за темными элементами, приносящими пользу контрреволюции, – врагами рабочего класса и не допускать возможности провокационных эксцессов с «их стороны» в пределах «Петербургской трудовой коммуны».

№ 391. РАЗОРУЖЕНИЕ АНАРХИСТОВ В ВОЛОГДЕ

Отрядом Красной армии и рабочей гвардии, вооруженным пулеметами, очищена гостиница «Европа», занятая анархистами-коммунистами. Анархисты разоружены. Разоружение обошлось без жертв. Анархисты после предъявленного ультиматума добровольно сдались и выдали оружие.

Арестованные анархисты после допроса были освобождены.

№ 392. ИЗ ОБРАЩЕНИЯ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ КОМИССИИ ПО БОРЬБЕ С КОНТРРЕВОЛЮЦИЕЙ И СПЕКУЛЯЦИЕЙ ПО ПОВОДУ БОРЬБЫ С АНАРХИСТАМИ (ПО ПЕТЕРБУРГУ)

Петербургский Совет Рабочих и Солдатских Депутатов, комитет по внутренним делам, районные советы Петербурга и Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией неоднократно обращались к населению с предложением сдать оружие в соответствующие учреждения Советской власти или обзавестись разрешениями Петербургских районных советов. Различные группы и отдельные лица, именующие себя анархистами, или входящие в состав федераций анархистов, продолжают игнорировать это требование Советской власти и не только не сдавали оружие, но и разными нелегальными способами увеличивали его количество.

Неизвестно, откуда доставались документы; наблюдались двое среди подозреваемых и хорошо известных уголовному розыску лиц. В последнее время стали поступать сведения, что подлинные ордера на обыски и аресты фабриковались лицами, именующими себя анархистами, или входившими в состав федераций анархистов.

Комиссия по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией с санкции совета коммунистов Петербургской трудовой коммуны решила разоружить анархистов во всех известных ей клубах и помещениях. Разоружение было совершено позже, утром 23 апреля, и прошло в полном порядке без кровопролития, без всяких эксцессов. Только за Московской заставой, когда везлись пулеметы и оружие, отобранные у анархистов, одна красная рота захватила их вместе с грузовиками и хотела разоружить и даже расстрелять солдат, сидевших на грузовиках. Часть этих красных, по заявлению командира нашего отряда, была пьяна, а другая часть была введена кем-то в заблуждение и полагала, что разоружает красных. После переговоров красные выдали пулеметы, но не выдали винтовок и патронов. Командиру отряда пришлось дать холостой выстрел из орудия, чтобы добиться выдачи винтовок. Тем инцидент уладился.

Доводя об этом до всеобщего сведения, Чрезвычайная комиссия заявляет, что в полном контакте с другими организациями Советской власти и подчиняясь всем декретам она никакой борьбы с идейным анархизмом не вела и не ведет. Она признает полную свободу агитации и организации на общих с другими партиями основаниях для анархистов, не вступая в критику теории власти анархистов и в полемику с ними.

Чрезвычайная комиссия предлагает им, как и всем гражданам, считаться в своих действиях с постановлениями Советской власти и содействовать Советской власти в выделении среди анархистов забирающихся туда контрреволюционеров, позорящих в числе прочих теорий и учений и идейный анархизм.

№ 393. К ДЕЛУ ОБ АНАРХИСТАХ

На 25-е апреля в Революционном Трибунале было назначено к слушанию дело по обвинению группы анархистов в вооруженном нападении на реквизицию продуктов со складов городского союза, по Миллионной, 34.

Все привлеченные по этому делу анархисты, в числе 10-ти человек, дали в свое время подписку об обязательной явке на суд Революционного трибунала и были отпущены на свободу.

Защитниками обвиняемых, по указанию последних, должны были выступить БЛЕЙХМАН и ОСТРОВСКИЙ.

Повестки обвиняемым были вручены своевременно. Однако ни один из обвиняемых анархистов в назначенный день на суд не явился. Защитники своевременно были на своих местах.

Заседание Революционного трибунала ввиду отсутствия обвиняемых не состоялось. Все неявившиеся анархисты считаются скрывшимися от суда.

Имена их следующие:

И.ПЕТРОВ, Н.ПОЛЯКОВ, И.ЕФИМОВ, З.ВОЛЧИКИХ, С.СОВЕТОВ, И.ЕВДОКИМОВ,

Д.ОВЕТОВ, Т.САГАЛЬ, Ф.КУ-РИКИН и Я.БЕРМАН.

№ 394. К ДЕЛУ АНАРХИСТОВ

ВЧК по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией на днях передала для разбирательства на суде Революционного трибунала дело по обвинению ряда лиц в совершении под флагом анархизма ряда убийств, грабежей, налетов и экспроприации. По делу в качестве обвиняемых привлекаются следующие лица: СЛОП, ПОЛИЕВСКИЙ, ЛИПКОВИЧ-ЛАПШИН, АВДОВ, ЦИЛУКИДЗЕ (ЕУПА) и некоторые другие.

В ближайшее время поступит на рассмотрение Революционного трибунала и ряд других дел, связанных с преступными проявлениями лиц, числящихся в анархических группах разных наименований. За Чрезвычайной комиссией числится еще 100 человек.

№ 395. К ДЕЛУ АНАРХИСТОВ (ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПО ДЕЛУ МОСКОВСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АНАРХИЧЕСКИХ ГРУПП)

3-го июня Следственный отдел Комитета Публичного обвинения рассмотрел представленное состоящим при отделе для производства следственных действий Е.Г.АСАН-ДЖАЛАМОВЫМ заключение по делу Московской Федерации анархических групп и утвердил его без всяких изменений.

Приводим заключение:

31-го января 1918 года Лев ЧЕРНЫЙ, В.БАРМАШ, Михаил КРУПЕНИН, Абба ГОРДИН и лицо, именовавшееся КОВКОЗОМ, образовали общество под именем Московской Федерации анархических групп и заняли для нужд этого общества помещение бывшего клуба «Купеческое собрание».

Целью «Московской Федерации» было распространение анархических учений и привлечение новых членов анархической партии, для чего назначались собрания, читались лекции и распространялась анархистская литература. Но, не ограничиваясь этой деятельностью, Совет Федерации, в который входили первые лица, вскоре приступил к организации вооруженной силы, носившей название «ЧЕРНОЙ ГВАРДИИ». На обязанности последней лежали несение караульной службы и производство обысков и реквизиций по ордерам Штаба «ЧЕРНОЙ ГВАРДИИ».

Результатом агитации Московской Федерации было образование в Москве целого ряда анархистских групп, носивших различные названия, как-то: «УРАГАН», «АВАНГАРД», «БОРЦЫ», «СТУДЕНЧЕСКАЯ ГРУППА», группа «АНАРХИСТОВ-СИНДИКАЛИСТОВ», «КОММУНА МОРОЗОВА», «ДЕСМА» и другие.

Большая часть образовавшихся групп признавали Московскую Федерацию как центральную объединенную группу, другие же в состав анархистской организации не входили и Московскую Федерацию за объединенную группу не признавали.

Скоро, однако, стали ясны причины столь быстрого развития анархистских групп, занявших к началу апреля текущего года уже до 20 особняков: значительное количество членов анархистских групп никакого представления об анархизме, как известном политическом учении, не имело и, следовательно, не имело и тяготения к нему, а вступило в существующие уже группы или образовывало новые с исключительной целью получить возможность, под прикрытием политической организации, безнаказанно проявлять свои преступные наклонности к легкому и скорому способу обогащения. И действительно, одни группы в полном составе и всецело проявляли себя в этом направлении, образовав преступное общество для совершения краж и грабежей, другие имели в своем составе известный процент подобного элемента, выступавшего сепаратно или коллективно. К числу последних относится и «ЧЕРНАЯ ГВАРДИЯ», являющаяся исполнительным органом Московской Федерации, в составе которой были также лица, участвовавшие в налетах и грабежах.

Московская Федерация, поддерживая связь со всеми группами, входящими в общую организацию, знала о том, что деятельность некоторых из них носит указанный преступный характер, знала о том, что многие черногвардейцы, посылаемые для обысков и конфискаций, совершают кражи и грабежи. Более того, в Совете Федерации обсуждался вопрос о необходимости разоружения «ЧЕРНОЙ ГВАРДИИ», однако ни для ликвидации отдельных анархистских групп, входивших в организацию и занимавшихся грабежами, ни для очищения других групп от преступного элемента, ни для разоружения «ЧЕРНОЙ ГВАРДИИ» никаких практических шагов предпринято не было. Наоборот, двери анархической организации были широко открыты для всех до последних дней, и всякий, войдя туда и совершив преступление, чувствовал себя забронированным от преследования.

Наконец, преступная деятельность анархистских групп, терроризировавших население, привлекла внимание властей, и в ночь с 11-го на 12-е апреля с.г. все группы, не исключая и Московской Федерации, подверглись разоружению.

Усматривая в изложенных обстоятельствах дела признаки укрывательства Советом Федерации, в состав которой входили Лев ЧЕРНЫЙ и другие, лиц, принадлежавших к «ЧЕРНОЙ ГВАРДИИ», и Федераций, совершивших преступление, а также принимая во внимание, что черногвардеец Эдуард ПАВЕРЗИН, член Федерации Леонтий КРАСОВСКИЙ и другие совершили кражи и грабежи, Следственный отдел постановил:

ПРИНЯТЬ настоящее дело для производства предварительного следствия по обвинению Льва ЧЕРНОГО, В.БАРМАША, Михаила КРУПЕНИНА, Абба ГОРДИНА и лица, именующего себя

КОВКОЗОМ, в укрывательстве, а Леонтия КРАСОВСКОГО, Эдуарда ПАВЕРЗИНА и других членов Федерации и «ЧЕРНОЙ ГВАРДИИ», совершивших кражи и грабежи, – в совершении краж и грабежей.

№ 396. ДЕЛО АНАРХИСТОВ

Следственный процесс по делу анархистов закончился, и на будущей неделе материалы будут заслушаны в публичном заседании Следственной комиссии.

№ 397. В МОСКОВСКОМ РЕВОЛЮЦИОННОМ ТРИБУНАЛЕ. ДЕЛА МОСКОВСКИХ ГАЗЕТ

В ближайшие дни в закрытом заседании Следственной комиссии будут рассмотрены дела газет «АНАРХИЯ», «ВПЕРЕД», «НАРОДНОЕ СЛОВО» и «ЖИЗНЬ», привлеченных за напечатание ряда статей и заметок ложного и провокационного характера.

В частности, газета «АНАРХИЯ» привлечена за статью «Анархистское движение в Москве»127.

Ввиду того, что вызванные для допросов редакторы газет «АНАРХИЯ» и «ВПЕРЕД» уклонились явиться на предварительное следствие, перелагая с себя юридическую ответственность за упомянутые статьи и заметки на редакционные коллегии, Следственная комиссия постановила вызвать их на закрытое заседание.

№ 398. К ДЕЛУ АНАРХИСТОВ

В Следственную комиссию Московского Революционного Трибунала поступило дело об анархистах, переданное туда по предписанию Президиума Ц.И.К. из Следственной комиссии Верховного Революционного Трибунала.

№ 399. СРЕДИ АНАРХИСТОВ

ЛЕФОРТОВСКАЯ группа анархистов возбуждает вопрос о необходимости созыва конференции всех анархистских групп для выяснения вопроса о правильности направления газеты «АНАРХИЯ» и о переизбрании редакционной коллегии128.

№ 400. ЗАКРЫТИЕ «АНАРХИИ»

ВЧК по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией, принимая во внимание всю исключительность переживаемого момента в смысле назревания международной революции с одной стороны и усиления русской контрреволюции – с другой, обратила в последнее время особое внимание на контрреволюционную кампанию буржуазной, соглашательской и даже анархической прессы и пришла к выводу о необходимости решительной борьбы с этим явлением.

Контрреволюционная кампания проявлялась как в провокационной информации, направленной на подрыв авторитета Советской власти и вызывающей в населении панику, так и в статьях, основанных на этой информации, полных злостных и клеветнических выпадов против Советской власти.

Особое недоумение вызвало то обстоятельство, что наиболее энергично подобную кампанию вела газ[ета] «АНАРХИЯ».

Исходя из этих соображений, Президиум В.Ч.К. постановил газ[ету] «АНАРХИЯ» закрыть.

№ 401. [ВСЕРОССИЙСКАЯ ЧРЕЗВЫЧАЙНАЯ КОМИССИЯ]. РАЗОРУЖЕНИЕ АНАРХИСТОВ В БРЯНСКЕ

Сотрудник, командированный в город Брянск, сообщает следующее:

«В Брянске, Бежице и других местах Брянского уезда враги Советской власти стали вить себе прочное гнездо, агитируя на почве голода против Советов.

Плодами агитаций меньшевиков и правых эс-эров намереваются воспользоваться темные контрреволюционные элементы. В Брянске, по официальным данным, много бывших офицеров, политическое поведение которых давно известно.

Для предотвращения преступных контрреволюционных выступлений и кровопролития издан приказ сдать все оружие в местный Совет, а после того были произведены обыски, найдено около 30 револьверов, винтовок и прочее.

Темные элементы задумали воспользоваться этим приказом, повели агитацию среди рабочих Брянского арсенала, будто Советская власть идет против рабочих, намереваясь разоружить и настоящих защитников революции. Эта провокация не удалась. Рабочие решили выяснить вопрос, отправив делегацию, которая узнала действительные намерения представителя В.Ч.К.

Против Советской власти на митингах выступали анархисты, они были хорошо вооружены и не только агитировали против Советской власти, но призывали к открытому вооруженному восстанию. Анархисты укрепились в особняке на горе, у них были и пулеметы. Их удалось разоружить без всяких жертв.

Работа по укреплению Советской власти в Брянске развивается успешно».

Часть XII. РЕАКЦИЯ АНАРХИСТОВ НА РАЗГРОМ ИХ ОРГАНИЗАЦИЙ БОЛЬШЕВИКАМИ В АПРЕЛЕ–АВГУСТЕ 1918 г.

№ 402. ЗАСЕДАНИЕ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ АНАРХИСТСКИХ ГРУПП

Присутствовали секретари 15 групп. Приняты были решения:

1) Для подыскания постоянного помещения для редакции газеты «АНАРХИЯ» организована комиссия.

2) Для поддержания средств газеты принять предложение собравшихся с призывом о поддержке к провинциальным группам.

3) Для выяснения судьбы арестованных товарищей, а также следствия о расстреле т[оварища] Ходунова и других организована следственная комиссия.

Между прочим выяснилось, что до сих пор большевиками не выданы нам литература и библиотека, там и конторские книги и адреса подписчиков газеты.

Следующее собрание состоится на днях.

№ 403. РЕЗОЛЮЦИЯ, ПРИНЯТАЯ ЕДИНОГЛАСНО НА ОБЩЕМ СОБРАНИИ ТВЕРСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 12(25) АПРЕЛЯ 1918 г.

ТВЕРСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ АНАРХИСТСКИХ ГРУПП, получив известие о разбойничьем налете власти на редакцию «БУРЕВЕСТНИКА» и на помещения других анархистских групп Москвы и Петрограда, считает своим долгом заклеймить такие позорные действия со стороны советского правительства и выражает уверенность, что скоро весь угнетенный пролетариат поймет, кто является его истинными друзьями и врагами, и поднимется для последней борьбы за социальную революцию и анархию!

Прочь кровавые руки, насильники!

№ 404. РЕЗОЛЮЦИЯ ВЛ[АДИМИРА] БАРМАША

29 апреля 1918 г.
(ВВЕДЕНСКИЙ НАРОДНЫЙ ДОМ. МИТИНГ ОБЩЕСТВЕННОСТИ)

Мы, собравшиеся, протестуем против насилия власти над московскими анархистами, против разгрома дома «Анархия», газеты и издательства Московской Федерации анархических групп и других рабочих клубов анархистов. Мы требуем немедленного освобождения всех арестованных товарищей- анархистов и возвращения Московской Федерации Анархических Групп дома «Анархия» со всем инвентарем, находившимся там, а также имущества, принадлежавшего редакции газеты «АНАРХИЯ», издательству и Пролетарскому театру.

№ 405. I) РЕЗОЛЮЦИЯ ПРОТЕСТА. II) РАЗГРОМ АНАРХИСТОВ

I) РЕЗОЛЮЦИЯ ПРОТЕСТА

(Ночью получена телеграмма ПТА, что наши протестующие нижегородские товарищи также разгромлены).

15 апреля в помещении Нижегородской Федерации анархистских групп состоялось Общее открытое собрание, на котором собравшиеся, после докладов товарищей о жестокой и дикой расправе, совершенной по приказу большевиков-коммунистов над анархистскими организациями в ночь на 12 апреля в Москве, была вынесена единогласно резолюция протеста против действий «рабочекрестьянского» правительства.

Кроме того, собрание внесло резолюцию протеста против разгрома Городецкой группы, входящей в Нижегородскую Федерацию.

II) РАЗГРОМ АНАРХИСТОВ

Нижний Новгород, 29 апреля (ПТА): «Ранним утром в воскресенье отряд советских войск окружил помещение Федерации анархистов, с целью обыска и разоружения их. В помещении Федерации оказалось трое анархистов, ожидавших, по-видимому, обыска и оказавшихся без оружия.

Один из них арестован. Взято семь винтовок, приготовленных к вывозу».

№ 406. ОТ МОСКОВСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АНАРХИСТСКИХ ГРУПП

Третий день голодают арестованные 12-го апреля и заключенные в тюрьму рабочие-анархисты.

Московская Федерация анархистских групп требует от советской власти освобождения или немедленного предъявления арестованным обвинения.

Арестованными подано во Всероссийскую Чрезвычайную следственную Комиссию по делам анархистов следующее заявление:

«Мы, анархисты, арестованные при разоружении анархистов 12-го апреля с.г. и содержащиеся в настоящее время в Бутырской тюрьме, требуем немедленного освобождения всех нижеподписавшихся, как не имеющих ничего общего с уголовными преступлениями, в противном случае мы продолжим голодовку»:

№ 407. ИЗВЕЩЕНИЕ

6-го мая в понедельник, в 4 часа, состоится Общее собрание совета Московской Федерации. Тверская, Настасьинский пер[еулок], бывш[ее] «Кафе Поэтов».

Ввиду важности вопросов заседание считается закрытым, приглашаются одни секретари:

Порядок дня:

1) О формах реорганизации секретариата. – Докладчик Казимир Ковалевич.

2) Совет и группы на местах. – Докладчик В.Бармаш.

3) Наши задачи. – Докладчик Бр.Гордин.

№ 408. ЗАЯВЛЕНИЕ МЕЛЕКЕССКОЙ ГРУППЫ АНАРХИСТОВ-КОММУНИСТОВ

ТОВАРИЩИ!

Нас очень возмутило сообщение о разоружении в Москве анархистов, кто бы они ни были. В этот же день нами послана телеграмма-протест в Московский Совдеп. Мы видели и не ошиблись, что этот поход имеет свои цели. Наш местный совет также поднял голову; и начал было рабочим искажать идею анархизма и клеймить нас, анархистов. Но у нас рабочие мало доверяют власти, и ей пришлось ретироваться.

С каждым днем недовольство властью у нас растет все сильнее, благодаря бездействию ее в вопросе о безработице и экономической жизни остальных рабочих. Заводы едва работают, хозяева отказываются от них, но совет не передает заводы в руки рабочих и не помогает им в ведении их самостоятельно, а старается быть опекуном и посредником между рабочими и хозяином. От этого получается то, что рабочие пьянствуют и на поднятие производительности труда не надеются, а надеются лишь, что совет достанет денег на расплату.

В остальных вопросах жизни также неурядица. Понасажали комиссаров, которые на митингах идут явно не за полное завоевание рабочих, а за Учредительное собрание. Это на митингах, а в жизненной работе еще хуже. Все комиссары ведут свою линию, занимаются развратом, пьянством и не стали даже бояться рабочего ока. Продовольственная милиция грабит на вокзалах, отнимая масло, колбасу, хлеб и прочее в фунтах и тут же продавая другим.

Такие действия и заставили меня написать открытое письмо власти большевиков, которое прошу поместить в ближайшие номера газеты «АНАРХИЯ». Посылаем и нашу листовку по поводу нашумевшего в наших краях декрета о социализации женщин.

С товарищеским приветом,

№ 409. ПРОТЕСТ САРАТОВСКОЙ СВОБОДНОЙ АССОЦИАЦИИ АНАРХИСТСКИХ ГРУПП

Мы протестуем! Мало сказать это, надо кричать, кричать во всеуслышание. То, что произошло в Москве на этих днях и что происходит сейчас, когда наши боевые товарищи сидят под арестом, когда наши газеты закрыты, когда все анархистское движение объявлено почти вне закона и залавливается самым гнусным образом, – все это не может не вызвать с нашей стороны самого отчаянного протеста.

Мы, анархисты, до сих пор вместе с большевиками пролившие столько крови;

Мы, положившие тысячи наших товарищей на полях Румынии, Украины за общую социальную борьбу, за освобождение всех трудящихся, всех угнетенных;

Мы, анархисты, вместе с большевиками идущие к одной важной цели – социальной революции и ради ее вынесшие столько страдания;

Мы, своей кровавой и решительной борьбой с контрреволюцией расчищающие дорогу большевикам, – мы протестуем и протестуем самым решительным образом против действий центральной Советской власти по отношению к нашим товарищам в Москве.

Мы не можем не выразить самого отчаянного протеста против таких страшных действий почувствовавших опору твердой власти большевиков, претендующих на истинное звание «социалиста».

Мы протестуем против обвинения анархистов в грабежах и убийствах и видим в этом только предлог, чтобы разделаться с товарищами «слева», как в свое время Керенский и князь Львов разделались после июльского восстания с большевиками, взявшими теперь этот курс на «твердую власть», на отход от революции, на подавление рабочей самостоятельности и творчества.

Мы не можем благодарить большевиков за их желание «очистить» нашу среду от элементов контрреволюционных, как и не может русский пролетариат быть благодарным Японии, Англии, Америке и Франции за их желание внести в Сибирь порядок, тишину и спокойствие, подавив этим власть пролетариата.

Не железом и кровью вводится порядок в чужие области, не насилием и гнетом, тюрьмой и каторгой делается это.

Вот почему мы протестуем!

И мы требуем внимания нашему протесту, ибо самостоятельности и творчества пролетариата не заглушить никому, как и русской буржуазии не удалось заглушить голоса труда в октябрьские дни, потребовавшего себе власти и теперь обманутого большевиками.

Мы протестуем!

Момент борьбы опасен. Черные тучи контрреволюции плывут со всех сторон к горе- большевикам, в такие минуты борющимся против нас, анархистов, своей кровью искупающих готовность бороться во имя общего торжества революции. Мы протестуем.

И мы кричим большевикам:

Кто вы?

Социалисты?

Тогда исправьте эту московскую гнусность!

Если нет, то перестаньте называться социалистами.

Вы коммунисты?

Если да, то долой борьбу с нами.

Она – гибель революции и позор вам.

Еще и еще раз: мы протестуем! Мы протестуем!

Часть XIII. ОТДЕЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ ПОВСТАНЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ В 1918 г.

№ 410. «ЧУДЕН ДНЕПР ПРИ ТИХОЙ ПОГОДЕ, КОГДА ВОЛЬНО И ПЛАВНО МЧИТ ОН ЧЕРЕЗ ЛЕСА И ГОРЫ ПОЛНЫЕ ВОДЫ СВОИ»129

Доброе, славное, чудное время. Время Вольного Украинского казачества, веселых вечерниц, могучих схваток с врагом, смелых парубков Грицков, Петрусей, красавиц Оксан, тихих лунных ночей, рыдающих звуков бандуры. Время вольной Украины без гнета, без цепей, без рабства.

Давно минувшее. Красивая мечта.

И сразу страшный гнет кошмара, ужасов, видений, потоки крови, море слез. И крик бессилья.

И после долгих лет позора, нестерпимого гнета, издевательства со стороны российского могущества, со стороны власти Самодержца. После тяжких лет пыток, униженья, скорби матерей, плача детей, стонов девушек, рыданья отцов, сыновей. Измученная долгим пленом Украина свободно вздохнула.

Опять зазвучала Вольная песнь казачества, Грицков, Петрусей, опять зазвенел здоровый смех красавиц Оксан, широко размахнулась на врага сабля в казацкой твердой руке, опять запели струны бандуры о Любви, о Вольной Украине.

Но не надолго. Струны оборвались. Песня замерла. Жизнь приумолкла.

Не видно по улицам разряженной шумной толпы Петрусей, Грицков, на их место ходят как заведенные машины люди в железных касках. Не слышно серебристого смеха Оксан, на место их раздается плач опозоренных, изнасилованных девушек. На место казацкой шашки свистит направленная в грудь Брата предательская пуля пьяного гайдамака. На место чарующих звуков бандуры, слышится шепот Иуды, продающего врагу Волю и Счастье своего Народа.

Как гадины, ядовитые змеи, начали ползти к Возрождающейся Украине предатели, враги Свободы, распространяя вокруг себя чумную заразу, удушливую вонь. Изрыгая из себя потоки лжи и грязи на светлую Волю измученного Украинского Народа. Боясь потерять, упустить из рук свое свиное благополучие, основанное на мозолистых руках и горбатых спинах батраков, эти гадины побратались с предателями других стран, чтобы задушить своими окровавленными тысячами жизней лапами молодую Свободу Украинского Народа. Платя бешеные деньги на подкупы, потерявши совершенно совесть, они стараются задурманить, обмануть Народ, повести за собой. И задавить Свободу Украины.

УКРАИНСКИЙ НАРОД!

ВОССТАНЬ!

Не дай загипнотизировать себя!

Не слушай сладких песен буржуазии, они, как яд, отравят тебя.

Не слушай призыва гайдамаков, этих несчастных Иуд, предавших своих братьев. Этот призыв погубит тебя и приведет к рабству, кабале.

Спасай красавиц Оксан от насилия пьяной разгульной Гайдамаковщины!

Спасай свою Вольную песню! Не меняй ее на тюремную песнь!

ВОССТАНЬ, УКРАИНСКИЙ НАРОД!

Становись на защиту Вольной Украины.

Каждый день, каждый час, все больше, все дальше забирает твой враг – немецкая и русская буржуазия с изменниками гайдамаками: твои цветущие сады, богатые поля, дома, леса, забирает твоих братьев, сестер, жен, детей в свои щупальцы.

УКРАИНСКИЙ НАРОД, ВОССТАНЬ!

Вспомни своих предков, Тараса Бульбу, дравшихся как львы за дорогую Свободу Украины.

Иначе ты не услышишь соловьиной песни над своей хатой, а будет свистать буржуазная нагайка. Иначе ты не увидишь тихой лунной ночи, а темную сырую камеру да крепкую решетку.

УКРАИНЕЦ!

Поднимись во весь могучий свой рост Запорожца, размахнись широко своей казацкой шашкой и смети врага. Снеси голову вражескому сыну, посягнувшему на Свободу Вольной Украины.

Неситесь орлами по небу над Украиной. Несите своим братьям тревожную весть, что Воля в опасности.

УКРАИНСКИЙ НАРОД, ВОССТАНЬ!

Иначе ты будешь жалким рабом.

Ни шагу назад к кабале.

Сделай шаг вперед к Вольной Украине, к Свободе, Равенству и Братству.

Пусть жертвенник разбит, Огонь еще пылает, Пусть роза сорвана, она еще цветет, Пусть арфа сломана, аккорд еще рыдает.

[1918 г.]

№ 411. ВОЗЗВАНИЕ

СОЛДАТЫ КАРАТЕЛЬНЫХ ОТРЯДОВ!

Мы, партизаны, борцы за свободу своей Родины, обращаемся к Вам, сынам народа, с призывом: бросьте Вы эти банды угнетателей народа, сформированные на деньги кровопийц-помещиков для борьбы с трудовым народом. Плюйте Вы на деньги, которые обрызганы кровью Ваших братьев крестьян и рабочих. Вас обманули. Мы знаем, что многие из Вас пошли из-за куска хлеба, но знайте, что этим Вы призваны не для поддержания правового порядка, а для борьбы с восставшим против угнетателей народом наняли Вас. Вы жестоко расправляетесь с восставшими, но этим нас не запугаете и восстание Вам подавить не удастся. Проклятие народа и потомства заклеймит Вашу черную работу предателей Родины. В последний раз зовем Вас к благоразумию и предлагаем уйти из банд-грабителей. Одумайтесь, пока не поздно. Предупреждаем, что если Вы не послушаете этого призыва и для Вас мало примеров в Лысянке и Тараще, то берегитесь. С попавшими в наши руки палачами народа и их семьями мы расправимся в тысячу раз жесточе, чем Вы с нами. Всех ожидают адские муки и жесточайшая смерть.

[Предположительно, авг.–сент. 1918 г.]

№ 412. КО ВСЕМ ТРУДЯЩИМСЯ РОССИИ!

Товарищи рабочие, крестьяне и красноармейцы! Настал великий день годовщины Русской Рабоче-Крестьянской Революции, день, в котором рабочие и крестьяне свергли буржуазно-соглашательское правительство и взяли строительство жизни в свои руки. К сожалению, эта годовщина застает русскую революцию в смертельной опасности, открытой со всех сторон внешним и внутренним врагам. Богачи и правители всех стран совместно с нашей буржуазией и всеми теми, кто хочет видеть господство розог и нагаек, все они собрали свои силы, чтобы задавить Русскую революцию, которая грозит перекинуться на весь мир и разрушить нынешний мерзкий строй, покоящийся на насилии и угнетении трудящихся.

Но какая бы опасность ни угрожала нашей революции, торжество годовщины ее не омрачается. Если год тому назад рабочие и крестьяне могли покончить со своими мнимыми друзьями, то нет никакого сомнения, что вы, товарищи, никогда уже не дадите возвратиться прошлому. Наоборот, от победы к победе вы неустанно будете подвигаться вперед и вперед к полному освобождению труда от ига власти и капитала.

В этот великий, торжественный день примите, товарищи, братский привет от нас, Анархистов Украины.

Мы, рабочие и крестьяне Украины, не можем принимать участие вместе с вами в торжестве, не можем потому, что австро-немецкие разбойники отняли все наши революционные завоевания, сдавили нас железными цепями, убили самых лучших наших товарищей, оставили на произвол судьбы жен и детей и опустошили весь наш край. Мы не можем праздновать потому, что вся Украина залита кровью рабочих и крестьян, потому что кругом стоны, слезы и горе народное… Мы готовим наше оружие, чтобы в ближайшее время освободить Украину от своих и чужих убийц. Мы накануне рабочекрестьянской революции.

Товарищи! В этот день, когда вы стройными рядами будете шествовать по улицам, торжествуя годовщину победы, – не забывайте, что недалеко от вас льется кровь ваших братьев, что рабочие и крестьяне стонут под ударами розог и шомполов гайдамацких и немецких банд, что они готовятся восстать против своих угнетателей и что в своей борьбе они надеются на вашу поддержку. С вашей небольшой хотя бы помощью разлетится в прах наскоро созданный гетманский строй на Украине.

Пусть же в эти торжественные дни ко всем вашим лозунгам прибавится еще один: Все на помощь восстающим рабочим и крестьянам Украины!

Да здравствует немедленное восстание на Украине!

Да здравствует Всемирная Социальная Революция!

Да здравствует Анархическая Коммуна!

(Товарищи! Прочитав, передайте другим.).

[Б.д.; предположительно – ноябрь 1918 г.].

№ 413. МАНИФЕСТ КУРСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АНАРХИЧЕСКИХ ГРУПП130

В знаменательные дни мировой революции мы к вам обращаемся, угнетенные, скорбящие, страждущие! К вам, не знающим ни одного светлого радостного дня, к вам, вечным труженикам, создателям всех богатств и техники, к вам мы обращаемся с нашим призывом. К вам, товарищи крестьяне и рабочие, солдаты и матросы, к вам, творцы октябрьской революции, мы обращаемся с нашим словом!

Год тому назад вы низвергли соглашательско-буржуазное правительство, зажгли пламя революции, всколыхнули старые устои жизни и после мгновенного революционного порыва остановились… Но неужели, выйдя на широкую дорогу новой жизни, вы остановитесь на полпути? Неужели, потратив столько усилий над созданием октябрьской революции, вы не доведете ее до конца? Неужели вас, как и встарь, будет водить за нос буржуазия, ее прихлебатели и разные политиканы? Нет, этому не бывать!

Не для этого погибли в борьбе ваши лучшие товарищи, чтобы глумились над их возвышенными идеями!..

Так давайте же претворим эти идеи в действительность, давайте же создадим новую лучшую красивую жизнь!

Пусть наша страна будет действительной страной свободы, страной анархии, страной революции! Пусть революционные волны разливаются животворящими струями, принимая все новые и новые потоки!.. Пусть сильнее грянет революционная буря и пронесется очищающей грозой над старым прогнившим, обветшавшим миром!..

Товарищи трудящиеся и угнетенные России! Проявите же вашу волю к созданию новой жизни. Сделайте страну революции островом свободы и истины среди моря лжи и рабства. Пусть этот остров будет светочем, путеводной звездой для других народов! Пусть он ярким факелом освещает новые пути человечеству!..

Рабочие! Вы создали богатства, но все для чужих. Наступила пора создавать для себя. Фабрики, заводы, рудники – ваши! Усваивайте, расширяйте и углубляйте ваши технические умения. Создайте новую техническую культуру. И не будет больше «интеллигенции» и «массы». Учитесь жить в Анархии, жить самостоятельно без интеллигентской касты.

Жильцы! Короли углов! Как крысы вы ютитесь в норах. Коснеющие во мраке – выползайте на свет. Вот дворцы, залитые солнцем, – они ваши! Все для вас! Живите в Анархии. Вот дома, поселитесь в них.

Дворники! Обитатели подвалов, ваши дети чахнут без солнца, без света – берите ваше право на солнце, на свет. В роскошные пустующие залы поселите ваших бледных хилых детей. Да будет вашим кличем: Солнце для всех, свет для всех!

Бедные, голые, оборванные, босые! Кругом вас все, а у вас ничего.

Все принадлежит вам, бедным! Берите!

Все принадлежит вам, голодным! Насыщайтесь!

Все принадлежит вам, оборванным! Оденьтесь!

Все принадлежит вам, босым! Обувайтесь! Творите Анархию!

Потребители! Вас обирают купцы, спекулянты, мародеры.

Уничтожьте торговлю, и не будет больше торгашей. Уничтожьте деньги, и не будет больше банкиров. Не бросайте воров в реки, бросайте туда свои воровские бумажники.

Матросы! Дух бушующего моря пусть живет в вашей груди. Будьте революционны, как море, вечно катящее свои волны. Пусть ваши корабли чалят к новым берегам.

Красноармейцы! Вы были убийцами – будьте убийцами буржуазного строя. Вы были слепым орудием угнетения, будьте сознательным вихрем освобождения. Ваше оружие творило смерть – пусть оно творит новую жизнь.

Казаки! Вольная, как ваша песня, была ваша жизнь – вас сделали полицейскими, тюремщиками. Пусть будет проклято государство, превратившее вольных сынов степи в нагаечников свободы. Разите государство мечом вашим. Уничтожьте ваших атаманов, палачей. Восстановите вашу волю – дайте волю другим.

Заключенные, кандальщики, преступники, воры, убийцы, поножевщики, кинжалорезы, отщепенцы общества, парии свободы, пасынки морали, отторгнутые всеми! Восстаньте и поднимитесь. На пиру жизни займите первое место. Вы были последними – станьте первыми. Сыны темной ночи, станьте рыцарями светлого дня, дня угнетенных.

Деревня! Не слушай приказов города, не подчиняйся центру. Устраивай коммуну! Пусть Вольная деревня обменяет свои продукты с Вольным городом. Живи в красоте и воле. Пусть деревня станет городом, а город – деревней.

Город! Ты таишь в себе нищету и мерзость, слабость человека, но в тебе и могущество, мощь его – техника. В твоей каменной клетке заключена Анархия.

Львы Анархии! Разбейте клетки. Разбейте город на районы, пусть каждый район управляется самостоятельно. Вот вам путь к Анархии!

Насадите ширь и вольность полей и благоухание цветов в городе.

Учащаяся молодежь! Берите школы в ваши руки! Творите вашу самобытность, проявите вашу волю к творчеству. Будьте самими собою. Самоуправьтесь! В вашей груди пламя всепожирания, в вашем дыхании – бунт всеразрушения, в уме – дух всеотрицания. Но старики – тираны, вас поработили и усмирили. Взгляните! Горбы растут на ваших душах. Уничтожьте предрассудки старших, исключите из школы религию и науку, культуру отцов и создайте вашу культуру, культуру сынов. Вы анархисты сердцем, анархисты духом, анархисты телом, анархисты душой. Творите Анархию!

Женщина! Узница кухни и спальни, освободись! Утверди свое право на культуру. Сбрось с себя цепи воспитания детей, уничтожь рабство горшков. Уничтожь домашнее хозяйство, уничтожь домашнее воспитание. Не будь рабыней у мужчины, не будь и куклой. Ты Человек – будь Человеком!

Угнетенная национальность, освободись! Уничтожь отечество. Раздвиньте национальные преграды, и да будет весь земной шар вашим отечеством. И нет больше: моя Россия, твоя Германия, мой Петроград, твой Берлин.

Народы! Сжигайте историю вашего варварства, ваших захватов разных земель. Не называйте вашей истории «отечественной», ибо отечество есть грабеж и разбой. Творите Анархию!

Русский Народ! Кому, как не тебе, вынесшему на своих плечах всю тяжесть власти, кому, как не тебе, стремиться к солнцу безвластья! Обручись с пламенным гневом, ибо гнев есть начало свободы. Порывом вольным, чудесным в своей простоте порывом, поднимись, встань от края до края! Взвейся могучим орлом к вольности, знанию и свету. Ко всему миру иди с открытой душою и с благой вестью о всемирной свободе. И настанет час, когда весь мир отзовется на твой зов, когда на звон мирового колокола, на свет лучей радостного солнца Братства придут все народы. Люди чернозема, люди плуга и вольной степи! Опояшьтесь бурею и сметите с лица земли всех, кто покушается на вашу свободу! Ваше время настало… Творите Анархию!

Суеверы, одураченные религией! Уничтожьте церкви – темницы вашего духа. Сбросьте кресты с шеи – душители вашей свободы. Разбейте иконы, лампады – они коптят вам тьму. Повергните в прах кумиры, перуны, идолы, боги, дьяволы – всех обитателей лживых небес и воцарите человека на истинной земле.

Обманутые наукой! Сбросьте с себя лживые цепи науки. Взорвите чертоги буржуазной мысли. Не дайте опутывать себя научной паутиной кровожадным паукам, научным попам, профессорам и ученым. Не верьте в буржуазную науку, щедрую на счет будущего и скупую на счет настоящего. Не создавайте себе лживых отвлеченных небес, живите на реальной земле. Не поклоняйтесь новому научному идолу – Природе и Эволюции. Разорите лживую культуру и создайте новую. Будьте творцами не нового вымысла, новой лжи, а истинной реальности, новой технической истинно творческой цивилизации. Разрушайте и отрицайте, отрицайте и разрушайте. Творите Анархию!

Революционеры! Вы, расшатывающие устои, низвергающие идолов! Творчеством ваших душ создается Новый Мир на развалинах старого. Огонь принесли вы на землю. Неужели вы дадите затушить его пламя водой болотной?

Создайте отряды солнценосцев, разбрасывающих по миру весенние семена свободы. Создайте Дружины Ужаса для идущих по старому пути, для тех, которые идут спиною к восходящему солнцу безвластья. Не давайте пощады никому, кто запирается от мирового вихря в четырех стенах, кто плачет о погибели земли Русской. Уничтожайте все дорогое, все любимое, чем живут их ничтожные души, – и не будет им места в Новом Мире. Вы – Мессии грядущего дня, в вихре восставшие открывать новые дали. Взвейте огненный вихрь! Он унесет весь сор, всю пыль, весь смрад. В урагане огней и грохоте бури пройдет он с Севера на Запад, закрутит, завьет, испепелит сплоченные стены старого мира.

Долой рабство государства, лжи, семьи и школы!

Долой буржуазную науку и искусство!

Долой рабство и покорность богам, природам, среде, условиям и прочим кумирам!

Да здравствует Всемирная Социальная Революция!

Да здравствует вулканическая неутомимая борьба с угнетением во всех видах и во всех проявлениях!

Да здравствует Вольная Коммуна!

Да здравствует освобождение Личности!

Да здравствует железо, воля и творчество Человека!

Да здравствует АНАРХИЯ!

[Предположительно – ноябрь 1918 г.].

Часть XIV. ОТДЕЛЬНЫЕ ПРОГРАММНЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПО КОНСОЛИДАЦИИ СИЛ АНАРХО-СИНДИКАЛИСТОВ РОССИИ В 1918–1924 гг.

№ 414. РЕЗОЛЮЦИЯ, ПРЕДЛОЖЕННАЯ АНАРХО-СИНДИКАЛИСТАМИ НА 1‑м ВСЕРОССИЙСКОМ СЪЕЗДЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ СОЮЗОВ ПО ВОПРОСУ РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРОМЫШЛЕННОСТИ И РАБОЧЕГО КОНТРОЛЯ (Январь 1918 г., Москва)

1) Великий страстотерпец – народ, в целях абсолютного освобождения от гнета экономического и политического, свершил в феврале прошлого года революцию. В этот момент хозяйственная жизнь страны, сдавленная двумя могучими разрушительными факторами – империалистической войной и хищничеством капиталистов и государства, – находилась в состоянии небывалого расстройства.

2) Выдвинутые революциею Правительства, вначале буржуазное, а затем коалиционное, были бессильны восстановить нарушенное экономическое равновесие; даже более того: они сознательно привели хозяйство страны в еще большее расстройство, пресекая всякие попытки народных масс самостоятельно приняться за дело хозяйственного устроения, справедливо опасаясь, что самодеятельность народа быстро устранит разруху, а вместе с тем и хищников предпринимателей с их оплотом – государственной машиной.

3) К переживаемому нами моменту, на одиннадцатый месяц революции, несмотря на то, что сделанная революционной демократией 6–7 месяцев назад предпосылка, что правильное регулирование всей промышленной жизни страны, в интересах рабочего класса и всей демократии, м.б. организовано лишь только при условии перехода всей власти в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов; несмотря на то, что Советы в течение уже трех месяцев имеют в своих руках Синюю птицу – власть, – тем не менее, хозяйственный «воз и ныне там».

Даже более того, он скатился еще ниже. Расстройство хозяйственной жизни в данный момент достигло такой степени, что мы стоим перед лицом грандиозной катастрофы, грозящей остановить решительно всю хозяйственно-производительную жизнь страны. Саботаж предпринимательский и скованная властью инициатива трудового народа ускоряют ее.

4) Ясно, что ни одно правительство, в т.ч. и существующее, как показала история 11 месяцев революции, не в состоянии устранить грозящую опасность.

Остался один выход: представить самому трудовому народу вести борьбу с разрухой, а вместе с ней и с государственно-капиталистической системой современного общества.

5) Не той, конечно, социальной милостыней, – государственный контроль, которую предлагала правая социалистическая демократия рабочему 6 месяцев тому назад, и не той полумерой, – которой хочет ныне облагодетельствовать рабочих правительство, громко именующее себя Рабочим и Крестьянским, неправильно называемой «Рабочим Контролем», разрешается вопрос.

Если эта мера 7 месяцев назад могла устранить развал хозяйства, то теперь она уже запоздала: хозяйство пришло в абсолютное расстройство, а потому теперь приходится его не контролировать, а организовывать и, попутно с организацией, устанавливать действительно рабочий контроль, а не государственно-рабочий.

6) Не бюрократическим путем: созданием государственных учреждений, где господствовать будет чиновник-рабочий, не учреждениями, являющимися жалкой пародией на буржуазию, можно спасти страну от разрухи.

7) Грозящую стране катастрофу можно устранить лишь уничтожением гос.-капиталистической системы и проведением полной социализации с попутной организацией общественно-трудового контроля.

8) Для этого необходимо, чтобы дело организации производства, транспорта, распределения и пр. было передано немедленно в руки самого трудового народа, а не в руки Государства или другой какой-либо государственно-чиновничьей машины, ибо и та, и другая – классовые враги пролетариата, рабочему от них нельзя ожидать чего-либо хорошего.

9) Трудовой народ, при помощи своих основных организаций, в селах – сельских, в городах – фабрично-заводских, железнодорожных, банковых, торгово-промышленных, домовых и пр. комитетов, объединяя их на основах федерализма по индустриям, в индустриальные федерации, объединенные между собой, образует полииндустриальный Совет Народного Хозяйства, на обязанности которого будет лежать регулирование хозяйственной жизни страны. Всякая деревня, каждая фабрика и их объединения, входя в состав Всероссийского объединения, должны быть свободными, независимыми, вполне автономными, с административными и статистическими, но не законодательными функциями.

10) Страна, чтобы избежать катастрофы, требует предоставления рабочим и крестьянам полной свободы в деле устроения своей политической и экономической жизни на основах безвластного коммунизма.

11) Планомерное и успешное проведение коренного переустройства общества возможно лишь при захвате свободными, автономными революционно-пролетарскими организациями производства: и профессиональные союзы, как формы организации отжившие, являясь ныне подсобными фабрично-заводскому комитету, должны оказать ему в этом направлении всяческое содействие.

Рабочие в государстве должны создать свое «государство».

№ 415. ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ131

Опыт семимесячной нашей политической работы с тов[арищами] большевиками в N-ской армии наглядно показал нам всю важность и необходимость организационной и партийной работы среди красноармейцев.

Мы, старые коммунисты, не будучи членами Коммунистической партии (большевиков), давно уже вынуждены были силою вещей принимать участие в партийном строительстве, содействовать ему, так как видели в этом необходимейшее условие создания действительно классовой, пролетарской по духу Красной армии.

Действительность также показывает нам достаточно убедительно, что и во всех других областях коммунистического строительства линия, проводимая партией коммунистов-большевиков, ничем не отличается от той, которую мы считаем отвечающей интересам пролетарской революции. Ввиду всего этого, а также считая дальнейшее существование сепаратных групп и группочек излишним и даже вредным, так как оно вносит раскол в единое рабочее движение, всецело присоединяемся к декларации наших товарищей «КО ВСЕМ АНАРХО-СИНДИКАЛИСТАМ», помещенной в московской «Правде» от 16-го января с.г., и тем самым вступаем в Российскую Коммунистическую Партию (большевиков).

Всем товарищам анархистам-коммунистам и синдикалистам, близким нам по духу и желающим подойти действительно к рабочему движению не только на словах, но и на деле, предлагаем не замыкаться в узких доктринерских рамках, а последовать нашему примеру.

№ 416. [М.И. ТУГАН-БАРАНОВСКИЙ, проф.] О КООПЕРАТИВНОМ ИДЕАЛЕ

Анархистские листовки

№ 2

Кооперативный идеал вполне совпадает с идеями современного анархизма. Кооперация отрицает какую бы то ни было власть человека над человеком, власть большинства над меньшинством совершенно так же, как власть меньшинства над большинством.

Кооперация вполне свободна – кооператив никого не принуждает вступить в члены кооператива и никого не задерживает в своей среде. Всякий столь же свободно входит в кооператив, как и уходит из него.

В кооперативе нет принудительной власти. Правление, избранное членами, отнюдь не является такой властью, ибо каждый может избавиться от подчинения данному правлению, выйдя из кооперативов. В этом существенное принципиальное и основное различие между правлением и производством. Производство в демократическом государстве (хотя бы это государство было социалистическим) также избирается прямо или косвенно большинством граждан, но оно является принудительной властью потому, что самое-то участие в государстве не является для каждого гражданина актом свободного волеизъявления. Весь строй кооператива в каждый данный момент определяется связанным договорами участвующих в нем лиц и может быть во всякий момент изменен в желательном смысле. Правда, этот строй определяется волею большинства, и меньшинство должно склоняться перед этой волей. Тем не менее воля меньшинства нисколько не подавляется волей большинства, ибо меньшинство имеет полную возможность уйти из кооператива и построить новый, свой собственный кооператив, в котором получит полное проявление воля тех лиц, которые были не согласны с решениями большинства членов старого кооператива.

Таким образом, все лозунги анархизма находят себе полное проявление в кооперативе. Кооператив является, следовательно, организацией анархического хозяйства, иначе говоря, в коллективе осуществляется, – в принципе, – самый высший социальный идеал.

[Б.д., предположительно – 1918 г.].

№ 417. I ВСЕРОССИЙСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ АНАРХО-СИНДИКАЛИСТОВ. 25 августа—1 сентября 1918 г., г. Москва

РЕЗОЛЮЦИИ

А) О текущем моменте

Признавая, что наша революция является революцией социальной, долженствующей зажечь мировой пожар решительной схватки классов, и принимая во внимание, что она в данный момент находится под тройным ударом контрреволюции: иностранной буржуазии, внутренней контрреволюции и господствующей ныне партии, ставшей контрреволюционной после заключения брестского мира и измены пролетариату и крестьянству Польши, Литвы, Украины, Финляндии и др., – Первая всероссийская конференция анархо-синдикалистов считает необходимым в спешном порядке организовать свои силы для борьбы с врагами революции и рабочего класса, для ее дальнейшего углубления и продолжения.

С этой целью анархо-синдикалистская конференция рекомендует товарищам, в данный момент, проводить в жизнь и внедрять в сознание рабочих масс необходимость борьбы:

1) за раскрепощение от государственного капитализма и всякой власти;

2) за коммунальную революцию в области политической, через объединение вольных советов на основе федерализма, и за синдикальную революцию в области экономической, таким же объединением независимых рабоче-крестьянских производственных организаций;

3) за воссоздание вольных советов рабочих и красноармейских депутатов и уничтожение института Народных Комиссаров, как организации, противной интересам рабочего класса; 4) за уничтожение армии, как института, и за всеобщее вооружение рабочих и крестьян, разъясняя вздорность понятия «социалистическое отечество», ибо таковым может быть только весь мир;

5) против черной контрреволюции, как, например, против чехословаков и проч. наймитов мирового империализма, не забывая, что бывшая архиреволюционная партия большевиков сделалась партией застоя и реакции;

6) за передачу дела продовольствия в руки пролетарско-крестьянских организаций и за прекращение вооруженного похода в деревню, ибо это восстановляет крестьян против рабочих, чем ослабляет революционный фронт и играет на руку контрреволюции.

Б) О советах

Принимая во внимание:

1) Роль советов в борьбе с контрреволюцией,

2) что недовольство рабочих тактикой большевиков по отношению к советам и к другим рабочим организациям растет,

3) что диктатура большевиков над советами и рабочими организациями толкает рабочих вправо, к учредительному собранию,

4) что для того, чтобы вывести революцию из тупика, от трудящихся требуется большая сила, энергия и уменье восстановить советы, как свои чисто классовые организации, и

5) что трудящимся, для успешной борьбы, необходимо ясное и определенное представление о советах,

Мы, анархо-синдикалисты, заявляем:

1) что стоим за советы. Мы за советы, стремящиеся к разрушению современных централистических форм.

2) Мы боролись и будем бороться за Советы, как переходную политическую форму, так как считаем, что федерация вольных городов и общин является переходной формой политической организации общества, которая неизбежно должна будет предшествовать полному уничтожению государства и окончательному торжеству коммунизма.

3) Мы за Советы, но категорически против Совета Народных Комиссаров, как органа, не вытекающего из построения Советов, только мешающего работе Советов.

4) Мы за работоспособные советы, организующиеся на коллегиальных началах, при условии непосредственного делегирования в них рабочих и крестьян данного завода, фабрики, деревни и т.д., а не политических говорунов, входящих туда по партийным спискам и превращающих их в говорильню.

5) Мы за федерацию Советов, для чего местные автономные Советы объединяются в губернские, последние в областные и периодически созывается общий всероссийский Съезд Советов, который разбивается на комиссии по типу отдельного Совета.

6) Мы за вольные Советы, постановления которых могут быть приняты только после обсуждения их избирателями на местах. Поэтому конференция анархо-синдикалистов рекомендует тов. входить в местные Советы, стоящие вдали от всевозможных партийных Ц.К., П.К., М.К. и т.д., если в них можно еще вести свободную творческую работу.

В) О профессиональных союзах и фабрично-заводских комитетах

I.

1) Отчаянное положение хозяйства страны, до которого довела империалистическая буржуазия хищничеством и войной, требует немедленного коренного переворота в области хозяйственных отношений, требует немедленного уничтожения государственно-капиталистической системы и замены ее системой социалистической, на безвластно-коммунистических основаниях.

2) Рабочие организации должны принять в этом деле самое горячее участие, каждая в рамках, определенных ей жизнью, не допуская абсолютно никакого вмешательства государства или других каких-либо государственных организаций.

3) Профессиональные союзы, как показала текущая революция, ныне не могут являться осью рабочего движения, так как они, ни по своей форме, ни по существу, не соответствуют изменившейся политико-экономической ситуации. Ныне требуется новая форма рабочей организации, вполне соответствующая, как по своей структуре, так и по существу, новым революционным формам экономико-политической жизни.

Это – любимое детище великой трудовой революции – фабрично-заводской комитет.

Отныне весь центр тяжести рабочих устремлений должен перенестись в эти формы организаций.

4) Профессиональные союзы, в обычном их понимании, – организации мертвые. Отныне они являются отделением фабрично-заводского комитета, ведущим вполне автономную работу в области:

а) культурно-просветительной (и то лишь там, где еще не окрепли пролетарские культурно-

просветительные организации);

б) взаимопомощи;

в) в организации дела призрения и ни в коем случае не могут вмешиваться в дела

фабрично-заводского комитета, Биржи труда и рабочего потребительного кооператива.

5) Фабрично-заводской комитет – боевая организационная форма всего рабочего движения, значительно более совершенная, нежели советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, т.к. он является основной производственной самоуправляющейся организацией и находится под постоянным бдительным контролем рабочих. На его плечи революция возложила дело переустройства экономической жизни на началах коммунизма.

Профессиональные союзы в тех областях производства, где нет возможности создать фабрично- заводские комитеты, выполняют их функции.

6) Фабрично-заводской комитет, это – наше будущее, молодая, свежая, полная расцвета и сил организация; проф. союзы – наше прошлое, дряхлеющая, старческая организация, наш дорогой покойник. ФЗК-т – одна из совершенных форм рабочей организации в пределах нынешнего разваливающегося гос.-капиталистического строя и первый низший социальный организм в будущем безвластно-коммунистическом обществе. Перед ним должны склониться все остальные формы рабочих организаций, ибо они его составные части.

При помощи ФЗК-ов, их индустриального и полииндустриального объединения, на основе федерализма, РК уничтожит как существующее экономическое рабство, так и новую его форму – государственный капитализм, называемый «социализмом».

Г) О Биржах труда

Рабочее дело должно находиться только в рабочих руках!

А потому в Биржах труда не должно быть места для хозяев, городских и государственных чиновников – лакеев грубой физической силы.

Биржи труда должны быть чисто рабочими, автономными, самоуправляющимися, ни от кого не зависящими организациями; они должны быть изъяты из рук государства – насильника слабых – и полугосударственных учреждений.

Рабочие сами должны их организовать без посредничества со стороны государства, города или земства, т.к. эти посредники являются мостиками, построенными на плохом основании, которые стремятся соединить два по интересам прямо противоположных класса. Рабочие раз навсегда должны отбросить принцип паритета и сотрудничества с буржуазией и государством, ибо разве может быть для них благодетелем тот, который постоянно мыслит лишь о том, как бы ущемить, да не просто ущемить, а так, чтобы это ущемление носило характер благодетельства? Они должны резко отмежеваться как от эксплуататоров, так и от их пособника – государства – и быть с ними в постоянной войне.

Для перемирия не должно быть места. Одно из двух, середины нет, это удел рабов: смерть или победа!

Победа требует организованной силы, и для достижения ее рабочие должны организовать ее: создать в рамках ныне существующего буржуазного, властного строя свои учреждения, ибо «класс, заимствующий политические формы у того класса, против господства которого он восстает, не освободится никогда: он должен иметь свои собственные политические средства» (Г.Лагардель).

И только тогда, когда мы создадим организации, могущие вполне отвечать существующим экономическим условиям, нашим нуждам и требованиям в данный момент, могущие быть подвижными и безусловно боевыми, а в будущем безвластном обществе стать первичными организациями, мы сумеем раздавить царя-капитала и разбить его могучее орудие – государство.

Биржи труда как раз и являются именно одной из таких организаций, т.к., занимаясь, главным образом, учетом рабочих рук, они приобретают определенный навык, могущий сыграть большую роль в налаживании хозяйственной жизни как при переходе к социалистическому строю, так и в установившемся уже социалистическом обществе, по крайней мере, на первых порах.

Биржи труда – трудовые справочные бюро будущего свободного общества, потому-то неразумно и пагубно для рабочих строить Биржи по министерским предначертаниям.

Пора понять, что государственное благодетельствование в сущности есть скрытое, хорошо замаскированное насилие и обман: оно направлено не для блага рабочих, а против, в ущерб их интересам, и если приносит благо, то только предпринимателям, ибо всякое правительство, как бы оно ни называлось, какой бы строй оно ни возглавляло, является приказчиком, исполнителем воли и желания своего повелителя – царя-капитала.

Раньше мы боролись против государства-насильника, угнетателя, теперь же мы должны научиться борьбе против государства-благодетеля, т.к. и в том, и в другом случае оно преследует одну и ту же цель: укрепление позиции капитала.

Отсюда ясно, что для успеха рабочего дела необходимо отбросить от себя всякого рода благодетелей, печальников, опекунов и самим, собственными силами строить свое рабочее дело.

Главной и основной заботой Бирж является забота о приискании мест для безработных. Ведая этим делом, Биржи регулируют предложение и спрос на труд, являясь, таким образом, справочным трудовым бюро.

Но Биржи труда являются не только организациями «пассивными», статистическими, куда можно зайти, навести справку и уйти, -нет, они организации классовые, революционные, боевые (по крайней мере, таковыми они должны и могут быть), которые, будучи организациями не паритетными, а чисто классовыми, призваны играть огромную роль в борьбе рабочих с предпринимателями.

Они не посылают рабочих на места забастовавших, наоборот, – оказывают последним поддержку.

Они, регулируя спрос на «свободные руки», отсылают рабочих в другие города, оказывая дорожную помощь, предупреждая рабочих, что там-то и там-то работу достать трудно, а там-то легко.

Они содействуют организации рабочих и ведут открытую борьбу с штрейкбрехерством (стачколомством) и понижением заработной платы, устраняя конкуренцию между рабочими.

Благодаря такого рода деятельности они содействуют прямому освобождению рабочих из цепких лап предпринимателей.

Но, чтобы их деятельность имела реальные результаты, они стремятся захватить в свои руки рынок труда во всероссийском и мировом масштабе. Это их цель и главная задача.

Для достижения намеченного рабочие ищут таких организационных форм построения Бирж труда, которые способствовали бы их господству и ускоряли бы это господство на рабочем рынке.

Из всех ныне существующих форм построения Бирж труда ни паритетные, ни приоритетные не только не способствовали достижению намеченной цели, но, наоборот, являлись крупным препятствием делу, т.к. в таких Биржах имелись «контролеры» – предприниматели, которые всячески старались вредить и мешать работе.

Остается одна, единственно правильная, форма построения: чисто классовая Биржа труда, в дела которой предприниматели не смеют совать нос.

Только классовые Биржи труда могут действительно обслуживать в полной мере рабочие нужды в данной плоскости; только они завоюют рынок и сделаются в этом отношении господами положения. Только они могут достигнуть той цели, которая перед ними стоит, и выполнить ту задачу, решить которую они взялись, только они, и никакие другие формы организации.

Для этого Биржи труда должны строиться на принципе классовости и связываться между собой на началах федерации, следуя принципу производственного объединения.

Для регулирования же труда вообще, во всех производствах создаются общепроизводственные Биржи труда: в городе – городская Биржа труда, уездная, губернская, областная и, наконец, всероссийская и даже мировая.

Из сказанного ясно, насколько громадно может быть значение правильно построенных Бирж труда в капиталистическом обществе.

Но Биржи труда – организации, которые будут иметь место и играть выдающуюся роль и в социалистическом обществе.

Ведь труд остается, и его нужно будет регулировать.

Биржи труда и явятся теми свободными, безвластными организациями, которые будут ведать дело регулирования уже свободного, раскрепощенного труда.

Занимаясь ныне учетом рабочих рук, Биржа труда приобретает тот навык, который очень и очень пригодится при налаживании хозяйства, как в эпоху, переходную к социализму, так и при социализме.

Д) О культурно-просветительных организациях

Памятуя, что «для синдикализма проблема революции – это проблема сознания, это – вопрос о возможности сознательного творчества жизни, как говорит Л.Козловский, памятуя, что существенным признаком синдикалистской революции является ее сознательность, а не насилие», мы, анархо-синдикалисты, обращаем серьезнейшее внимание на культурно-просветительную работу среди пролетариата, считаем необходимым для каждого из нас участие в культурно-просветительных организациях, в целях оказания помощи нашему брату рабочему при изучении им наук, научения его критически относиться к ним, отбрасывая все, что истолковывается тенденциозно, вопреки разуму и истине, способствуя твердому усвоению всего того, что может помочь ему в борьбе с капиталом, укрепить его сознание и вывести на путь к лучшему будущему.

Е) О крестьянском движении

Принимая во внимание, что Россия – страна по преимуществу аграрная, со слаборазвитым капитализмом и немногочисленным сельским пролетариатом; что анархо-синдикализм есть рабочий анархизм, который сферу своей деятельности ограничивал исследованием борьбы и жизни городского пролетария, вследствие чего анархо-синдикалисты, не только в России, но и в других странах, не обращали должного внимания на деревню, руководствуясь опытом нашей революции и памятуя о том, что для торжества Революции и полного освобождения трудящихся необходимо тесное объединение пролетариата города и деревни с так называемым трудовым крестьянством, как для борьбы с деревенскими кулаками, хозяйственными мужичками и прочими мелкими хищниками деревни, так и для дальнейшей и успешной борьбы в городе с частным и государственным капитализмом, а параллельно с этим и с самим государством, Первая Всероссийская Конференция анархо-синдикалистов рекомендует товарищам:

1) работать в крестьянской среде, в целях закрепления, а главное, выравнения той социализации земли, которая прошла у нас на местах по большей части в форме увеличения размеров надельных участков, а не организации пользования землей на новых коммунистических началах; 2) объединение крестьянства в коммуны, по индустриально-географическому принципу. Сущность этого принципа сводится к тому, что каждая индустрия (производство) имеет свои районные, городские, уездные, губернские, областные и всероссийские узлы объединения.

Эти центры ведут работу только в области своего производства и в том масштабе, который определяется положением центра к организационной лестнице.

Пропагандировать общую обработку земли в целях достижения? наибольшего результата труда; 3) участие во всех видах кооперации: потребительской, производительной и кредитной, стремясь последнюю постепенно подчинить первой;

4) установить тесную связь между городским и сельским хозяйством, в целях налаживания натурального товарообмена, и

5) там, где невозможна организация производительных коммун, прививать артельное дело с тенденцией расширения его до коммунистического хозяйства.

Ж) Об организации

Первая Всероссийская Конференция анархо-синдикалистов рекомендует два типа организации: синдикальную и групповую. Для более успешной работы в рабочих организациях конференция находит нужным организовывать союзы и группы, состоящие из активных работников по сходству идей и стремлений. Но для того, чтобы: эти союзы и группы действительно были гибкими, жизненными, работоспособными, они должны состоять из людей, исповедующих определенное течение в анархизме, т.е.:

1) Эти группы должны составляться из выдержанных анархо-синдикалистов;

2) Для более успешной работы эти ярко выраженные анархо-синдикалистские группы объединяются в федерации;

3) Для более планомерной и плодотворной работы федерации объединяются в конфедерацию; 4) Конфедерация принимает меры к постановке, с помощью групп и федераций, общего органа анархо-синдикалистского движения;

5) Конфедерация выделяет пропагандистскую и агитаторскую группу, которая должна обслуживать движение, проводя во всех городах лекции, митинги и пр.

З) О кооперации

Несмотря на то, что кооперативное движение в настоящее время стало принимать уродливые формы и уклоняться от первоначальной идеи кооперации в сторону капиталистических начинаний и политической борьбы, мы, анархо-синдикалисты, все же видим в нем здоровые начала: беспартийность, конкуренция с торгашеством, которые, при усилии с нашей стороны» могут развиться в мощный антикапиталистический союз и рука об руку с рабочими организациями вести атаку на капитализм.

Нам, анархо-синдикалистам, необходимо обратить серьезное внимание на производительные артели, которые гораздо ближе стоят к нам, анархистам, чем кооперативы. В то время, как кооперативы базируются на шаблонном уставе, этом своеобразном законе, пользуясь наемным трудом, и действуют через правления, производительные артели организуются по взаимному соглашению, договору, в разработке которого принимают участие все члены артели, в основание распределения результатов коллективного труда кладут трудовой принцип и всеми делами управляют сообща.

№ 418. РЕЗОЛЮЦИЯ, ПРИНЯТАЯ НА СОБРАНИИ СОЮЗА АНАРХО-СИНДИКАЛИСТОВ «ГОЛОС ТРУДА» от 28 ОКТЯБРЯ 1918 г.

Снова под флагом идейного анархизма поднимается кампания за «необходимость экспроприации». Снова мы слышим уверения, что другого выхода для постановки работы нет: что экспроприация «под строгим контролем» для определенных «идейных целей» допустима.

Решительно отвергая эти старые истасканные приемы оправдания экспроприации, нашедшие себе сторонников на страницах органа Инициативной группы анархистов Украины «НАБАТ» в статье «Энергичнее, товарищи!», помещенной в номере 4 от 10 сентября 1918 г. за подписью «А-й», СОЮЗ АНАРХО-СИНДИКАЛИСТОВ «ГОЛОС ТРУДА» пользуется случаем резко отмежеваться от этих подозрительных анархистов132.

Подтверждая свой взгляд на экспроприацию, выраженный неоднократно на столбцах Петроградского и Московского «ГОЛОСА ТРУДА», СОЮЗ констатирует печальное явление: мощное развитие русской революции, очевидно, ничему не научило многих анархистов. В период колоссального строительства новой жизни, в период открытой борьбы на международной и внутренних аренах за полное раскрепощение рабочего класса – мы слышим какие-то дикие, нелепые речи о необходимости образования каких-то тайных экспроприаторских групп. Бессмысленные, преступные речи!

СОЮЗ «ГОЛОС ТРУДА» призывает всех анархо-синдикалистов решительно отвергнуть всякие попытки ввести под флагом анархизма старые приемы захватничества и грабежа, отмежеваться от тех лиц и организаций, ведущих или поддерживающих подобную пропаганду, и теснее сомкнуться вокруг старого знамени «ГОЛОСА ТРУДА».

№ 419. ВТОРАЯ ВСЕРОССИЙСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ АНАРХО-СИНДИКАЛИСТСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ

Секретариат Первой Конференции, объявляя о созыве в МОСКВЕ 25-го ноября Второй Всероссийской Конференции Анархо-Синдикалистских организаций, говорит, что если Первая Всероссийская Конференция своими резолюциями положила начало выковке программы, то Второй Всероссийский Анархо-Синдикалистской Конференции предстоит продолжить, расширить и углубить это дело, исправить ошибки и привести ее и свою работу к некоторой системе.

«Мы надеемся, – говорится дальше, – что Вторая Конференция пройдет под знаком организации Всеобщей Конфедерации Анархо-Синдикалистов России, выработает конкретные формы взаимоотношений между группами, федерациями, с одной стороны, и между ними и Всероссийской Конференцией – с другой, и тем самым положит начало организационной работе анархического движения.

Необходимое условие дальнейшего существования анархизма – переход к зрелой, анархической действенности, то есть, во-первых, создание ясной программы, вечно текучей под живым воздействием съездов, и, во-вторых, создание анархической организации».

Предполагается, что Конференция продлится не более недели.

№ 420. II ВСЕРОССИЙСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ АНАРХО-СИНДИКАЛИСТОВ.

25 ноября—1 декабря 1918 г., г. Москва

РЕЗОЛЮЦИИ

А) По докладам с мест

Заслушав доклады товарищей делегатов с мест, Вторая Всероссийская Конференция Анархо-Синдикалистских организаций констатирует, что:

1) Представителями всех без исключения групп на местах отмечается факт применения большевистскими властями самых резких репрессивных мер по отношению как к анархистским, так и к рабочим организациям, что чрезвычайно тормозит деятельность тех и других. 2) Повсеместно обнаруживающееся полное творческое и организационное бессилие ныне действующих партийно-политических властнических учреждений, как в продовольственном, так и в производственном, политическом и других отношениях, – создает крайне тяжелые материально, гнетущие духовно условия жизни, равным образом мешающие правильной и продуктивной работе организаций на местах.

3) Группы и работники на местах не имеют до сих пор ясного, определенного представления о той положительной (экономической и иной) работе и программе, которую анархисты должны были бы противопоставить деятельности правящей партии, выявляя свое собственное лицо и выдвигая самостоятельную платформу.

Констатируя все эти крупные препятствия к дальнейшему развитию деятельности анархистских организаций на местах, конференция:

1) рекомендует товарищам обратить особенное внимание на то, чтобы противопоставлять репрессивной деятельности, творческому бессилию и ложной, гибельной экономической программе большевиков яркую программу анархического строительства, и

2) надеется, что дальнейшая работа приведет конференцию к точному выяснению таковой программы.

Б) По текущему моменту

Констатируя исключительную сложность текущего момента, – как в отношении внутреннего, так и в области международного положения – конференция отмечает, главным образом, его двойственный характер.

С одной стороны, как внешнее (международное), так и внутреннее положение революции мы имеем:

1) тупик революции в Германии,

2) приостановку революции в Болгарии, Австро-Венгрии и др. странах,

3) грозную опасность, нависшую над революцией, со стороны победоносных союзников. На внутреннем фронте имеется:

1) не меньшая опасность со стороны общей контрреволюции,

2) чисто военная опасность со стороны организованной и вооруженной контрреволюции, приостановка процесса социальной революции, вызванная (и в значительной степени и развитие контрреволюции) укреплением и последующей деятельностью политической партии государственнически-властнического социализма (большевиков). Все эти явления, вместе взятые, не дают нам права учитывать текущий момент как непосредственное продолжение и развитие тел великих элементов социальной революции, какие имелись до октября и в особенности в октябре – декабре 1917 года.

Но, с другой стороны, целый ряд как объективных данных, так и общетеоретических соображений дают право продолжать стоять на той общей точке зрения, что революция теперь имеет громадные шансы высвободиться из временного тупика и снова выйти на широкую дорогу подлинно социальной, беспартийной и безвластной, экономически-классовой революции. В своих основных чертах процесс этого высвобождения и дальнейшего развития социальной революции представляется следующим:

1) слепая наступательная политика «Победителей-союзников» заставит их зайти чересчур далеко, ослабит и разложит их силы и, – в связи с общим положением вещей, приведет, в конце концов, к революции и в союзнических странах,

2) выступление на арену революции Франции, Англии и Италии, – т.е. стран со слабо развитым партийным аппаратом и, наоборот, с сильно развернувшимся беспартийно-рабочим, классовым и анархическим движением, – даст России, Германии и другим странам новый живительный толчок в направлении к революции истинно социальной и анархической,

3) в то же время широкие массы населения успеют в значительной степени изжить партийно- политическую революцию, убедиться в ее творческом бессилии и разочароваться в ее успешности,

4) начинающаяся ныне вторая революция на Украине сыграет крупную роль во всем этом процессе,

5) восстановление процесса социальной революции будет характеризоваться устранением (в тех или иных формах) от власти политической партии и возобновлением самостоятельного, экономически-классового и беспартийного строительства массами как своих организаций, так и всей хозяйственной и общественной жизни.

Основываясь на такой общей оценке положения, конференция считает, что ближайшими задачами анархистских организаций и анархической работы являются:

1) всеми возможными средствами и силами помочь массам и революции высвободиться из временного тупика, в котором революция оказалась в настоящее время, и

2) по возможности идейно подготовить массы к тому моменту, когда тупик будет изжит и судьбы революции окажутся снова в руках свободных масс, призванных творить и строить новые формы жизни.

Конференция находит, что неотложными практическими мерами к разрешению этих задач являются следующие:

1) объединение деятельности всех анархо-синдикалистских и анархических групп и организаций в России, стоящих на платформе массового организационного рабочего анархического движения,

2) немедленное восстановление и усиление связей с анархистами других стран, – в особенности с анархистскими и рабочими организациями Германии, Франции, Англии, – и скорейшая постановка анархической агитации в международном масштабе, полным завершением этого объединения должно явиться основание рабочего Интернационала,

3) создание единого внепартийного, классового, рабоче-крестьянского фронта революции для защиты ее и рабочего класса от всех врагов и для дальнейшего классового революционного творчества,

4) выработка и немедленная разработка в печати, а также путем усиления устной агитации и пропаганды, определенных, конкретных программных и тактических положений,

5) занятие рабочим анархизмом определенной и ясной позиции среди различных политических партий во всех вопросах социально-экономического творчества, без затушевывания разногласий с

господствующей ныне лжереволюционной партией коммунистов (большевиков),

6) активная, конкретная деятельность анархистов в рабочих организациях, кооперативах, на фабриках, заводах и в мастерских, а также в крестьянстве – везде, где творится новая революционная жизнь, с определенной тенденцией проведения в жизнь анархических принципов ведения народного хозяйства и организации труда,

7) активное участие в повстанческом и общереволюционном движении на Украине, при стремлении слить чисто повстанческое дело с общим революционным движением широких масс населения и направить то и другое в общее русло истинно социальной анархо-коммунистической революции и организации,

8) организация революционного повстанческого движения, проходящего под лозунгом анархизма, – в тех областях и странах вообще, где мы имеем дело с черной контрреволюцией иностранной или российской,

9) упорная борьба с контрреволюционной тенденцией к удушению самодеятельности рабоче-крестьянских трудовых масс, с чьей бы стороны эта тенденция ни проявлялась.

В) О политическом устройстве России

Анархо-Синдикализм не аполитичен. Он ведет борьбу, как в плоскости экономической, так и в политической.

В политической области анархо-синдикализм ведет энергичную революционную борьбу за полное прямое «народовластие», т.е. безвластие, за анархию.

Относясь, безусловно, отрицательно к государству, а следовательно, и ко всякой форме, системе управления: монархии неограниченной, к республике демократической или «социалистической», все равно, анархо-синдикализм требует их уничтожения и замены государства организованным на принципе безвластия обществом, уничтожения политической власти и замены ее организацией экономической, опять-таки на том же принципе безвластия и добровольного соглашения, на свободе, а не на силе, не на принуждении.

Считаясь с общими условиями переживаемого момента, учитывая объективный ход вещей, анархо-синдикализм не полагает возможным вот сейчас, сегодня или завтра, перейти от государственности к полной свободе, т.е. анархии. Нет, это не так. Анархо-Синдикализм этого сейчас не требует; но он требует и считает возможным вот сейчас, сегодня организовать общество на таких началах и в такой форме, которые почти уничтожают власть и государство как активную силу и низводят их на степень пассивных элементов. В плоскости политической А.-С. стремится к полной анархии через организацию переходной стадии общества, распыляющей власть по классовым советам, подчиняя их прямому непосредственному контролю избирателей и объединяя на федеративном принципе. Конфедерация Советов – вот, следовательно, приемлемая для А.-С-ов политическая форма организации общества в период, переходный к полной свободе, к анархии.

Считая текущий момент моментом переходным, мы требуем, стремимся и боремся за конференцию вольных советов.

Мы зовем, следовательно, к коммунальной революции.

Г) Об экономическом устройстве России Принимая во внимание:

1) что хозяйственная разруха началась еще до войны, война же только ускорила процесс распада, а революция лишь вскрыла, обнаружила этот процесс,

2) что мы были свидетелями тщетных и неудачных попыток всех а «временных» правительств, выдвинутых революцией, спасти положение,

3) что и в настоящий момент мы являемся свидетелями экономической смерти страны и творческого бессилия, в деле создания производства, господствующей партии, Вторая Всероссийская конференция находит, что хозяйство страны может быть организовано и налажено лишь при условии:

1) всеобщей экспроприации экспроприаторов, включая в их число и государство,

2) организации производства на принципе обобществления и децентрализма, введении общественно-трудового контроля над социализированным производством, что все возможно лишь при замене существующей производственной организации синдикалистской, т.е. при синдикализации производства, его переходе в руки рабочих производительных организаций, объединенных по прямой производственной линии производственно-географически высшего порядка, с представлением полной автономии низшему производственному организму – фабрике, с Ф.-З. Комитетом, и деревне, с деревенским советом, превращая их в производительно-потребительские коммуны.

Д) Тезисы о культурном устройстве России

Вторая Всероссийская Конференция Анархо-Синдикалистов в культурно-просветительной деятельности ставит себе целью:

а) Пробуждение интереса в пролетарских массах в области знания, искусства и культурного строительства.

б) Изыскивать пути и способы, при помощи которых можно достигнуть наиболее лучших условий в пределах нынешнего буржуазно-государственно-социалистического строя для развития инициативы и творчества масс, что дало бы возможность пролетариату создать свою социалистическую, т.е. свою науку в противовес науке буржуазной, и социалистическое, свое искусство, которое выявит всю красоту и все величие безвластного социализма, откроет человеческому уму широкие перспективы и возможности.

в) Оказывать всемерное содействие развитию личности, сообразуясь с ее особенностями, устраняя предвзятые идеи и предрассудки, и стараться представить факты, которые помогут ей образовать свой оригинальный взгляд на вещи и свое понимание вещей.

г) Приучить пролетарскую массу к мысли в своих действиях рассчитывать только лишь на свои силы, твердо памятуя золотые слова славной памяти первого Интернационала: «Освобождение рабочих – дело самих рабочих».

д) Вкладывать все силы и средства, дабы привить пролетарской массе привычку думать, и притом самостоятельно, ибо твердейшие убеждения те, к которым мы пришли сами.

е) Добиться, чтобы пролетарии научились уважать себя и сумели бы заставить других уважать себя, не только без помощи закона, но вопреки ему и вопреки «сильным мира сего».

ж) Воспитать в пролетарской армии сильную волю и крепкий разум, воспитать в них дух бунта и сделать из них сознательных, истинных, неутомимых и бесстрашных борцов в духе поистине непримиримой классовой борьбы за светлое будущее, за анархизм.

з) Объединить все пролетарские организации и способствовать всемерно их развитию.

и) Удовлетворить все запросы в области знания и искусства, путем организации истинно пролетарских учреждений, как-то: университетов, театров, библиотек, читален, различного типа школ, пролетарского дворца, музеев, консерваторий и т.д.

к) Деятельность А,-С., следовательно, будет покоиться на устранении принципа власти, принуждения и авторитета.

л) Содействовать развитию вышеозначенных учреждений, при помощи которых пролетариат должен вырвать из рук государства церкви все дело своего обучения и воспитания и принять в свои руки.

Вследствие чего вся культурно-просветительная деятельность А.-С. будет покоиться:

а) На самодисциплине пролетариата, а не на дисциплине, приучающей к лжи и притворству.

б) На устранении обязательных программ, нивелирующих все личные качества и особенности личности, убивающих дух инициативы, самодеятельности, чувства ответственности.

Поэтому воспитание будет:

1) Сложное, интегральное, дающее возможность достигнуть гармонического развития всей личности, давая ей нечто цельное, законченное, связное и постепенно усложняющееся в каждой из областей искусства и науки.

2) Рациональное – основанное на разуме и в соответствии с данными, добытыми наукой, а не на слепой ни на чем не основанной вере, на развитии достоинства и личной независимости, а не на чувстве сострадания и повиновения, на устранении ложной и пагубной для дела крестьянско- пролетарского освобождение сказки о боге.

3) Смешанное – совместное обучение и воспитание полов, что устраняет скверные мысли, становится порукой высокой нравственности и является лучшим средством в пользу женщины, чем все вместе взятые законы, направленные к ее полному раскрепощению.

4) Свободническое – приносящее постепенно идею власти в жертву принципу свободы, так как цель культурно-просветительной и воспитательной: деятельности – образование свободных, людей, которые чувствовали бы уважение не только к своей личной свободе, но и к свободе других.

Для успеха великого дела обучения, образования и воспитания, революционного по существу, не переходящего в культуртрегерство, необходимо призвать все культурно-просветительные крестьянско-пролетарские организации, предоставив им полную свободу, автономию в пределах, своего, так сказать, домашнего круга, приступить к федерированию (свободному объединения) в подрайонные, районные, городские; волостные, уездные, губернские и т.д. центры, которые» должны вести работу по вопросам технического и культурно-просветительного характера, выходящим, благодаря своей важности и значению, из узкого круга деятельности первичной местной организации и затрагивающим интересы всех вообще культурно-просветительных крестьянско-рабочих организаций района, волости, города, уезда, губернии, области и всей страны.

Эти организации и центры должны заменить собою существующие ныне государственные аппараты, монополизировавшие всю культурно-просветительную работу.

№ 421. [А.Ш.]133 ГОД КОНФЕРЕНЦИЙ (К ХАРАКТЕРИСТИКЕ НАШЕЙ ТАКТИКИ)

Нет сомнения, что Октябрьский переворот и последующее развитие революции и «рабоче-крестьянской власти» вызвали, не только среди анархистов вообще, но и среди анархо-синдикалистов, разнообразное толкование переживаемых событий и повлекли за собой резкие разногласия.

Одни считали, что, исходя из этого догматического непризнания всякой власти – пусть она даже именуется «рабоче-крестьянской», – мы должны бороться против Российской Советской Республики, точно так же, как мы бы боролись против Французской Демократической Республики. Другие, – а среди них и СОЮЗ АНАРХО-СИНДИКАЛИСТОВ «ГОЛОС ТРУДА», – считаясь с фактом переживаемой нами несомненно социальной революции, с условиями империалистической войны – вне и явной контрреволюции – внутри страны и, наконец, с бессомненным фактором максималистских лозунгов, выдвинутых большевиками в процессе этой борьбы по всем фронтам, – сочли нужным предоставить свои силы как на защиту завоеванных свобод, так и на строительство новой жизни. Третьи, наконец, считая невозможным как сопротивление и агитацию против Советской России, так и содействие ей в ее борьбе, предпочли временно сложить свой багаж и выжидать…

Самым слабым течением из этих трех было течение, представленное СОЮЗОМ «ГОЛОС ТРУДА». Казалось явным противоречием для анархо-синдикализма, не признающего ни власть, ни централизм, ни чрезвычаек, ни, наконец, марксистской идеологии, признать советскую власть, защищать ее, помогать ей… Это противоречие оказалось настолько невыносимым для некоторых из наших товарищей, что, не стараясь объективно и исторически проникнутые значением всего хода нашей революции, – они вышли из этого якобы нелогического тупика, входя в партию коммунистов-большевиков.

Однако же мы считаем, что мы ни на йоту не отступили от анархического миропонимания, а тем менее от анархо-синдикалистской тактики тем, что мы нашли в нынешнем политическом общежитии и в небывалом росте организованного рабочего движения, – вопреки чудовищных искажений и того и другого – целый ряд положительных принципов и признаков, дающих нам возможность держать неуклонно, в самом процессе творчества, курс на международную социальную революцию.

Эта точка зрения не нашла отклика ни на Первой, ни на Второй Всероссийской Конференции анархо-синдикалистов. На этой последней, состоявшейся в ноябре прошлого года134, резолюция, старавшаяся вкратце охватить указанную точку зрения, получила поддержку одних лишь представителей СОЮЗА «ГОЛОС ТРУДА». Мы здесь воспроизводим обе ее части, дабы читатели могли судить о правильности высказанных в ней сведений:

I. О текущем моменте

Принимая во внимание, что нынешняя революция в России не только несет в себе зачатки социального характера, но есть революция социальная;

Что по своему социальному содержанию она реализовала элементы массового анархического творчества разрушением всемирного кумира, – всеобщее избирательное право, – и реализацией максимализма;

Что этот анархический элемент революции и создает ей непримиримых врагов в лице международной и «национальной» буржуазии;

Что это анархическое содержание было реализовано чужими и во многом враждебными анархизму силами, ввиду того, что анархо-синдикалисты оказались бессильными в деле экономического созидания новой жизни;

Что только творческая работа в области возрождения труда реально, а не инициативами, убьет механизм принудительной государственности;

Вторая Всероссийская Конференция анархо-синдикалистов считает, что анархо-синдикалисты должны принять меры к тому, чтобы в процессе творчества самой жизни на новых началах, они бы не оказались вне жизни.

Для этого, как ближайшие и самые насущные задачи дня:

I. Анархо-синдикалисты должны всемерно защищать доныне завоеванные свободы и принципы;

II. Всемерно и всеми силами углубить социальную революцию, участвуя во всех проявлениях созидания и творчества новой жизни, а не ограничиваясь отвлеченной критикой;

III. Объединить на этой почве всех анархо-синдикалистов России;

IV. Агитировать и всемерно способствовать к организации единого народного творческого революционного фронта в области защиты от врагов, как и области воссоздания народного хозяйства;

V. Войти в связь, по мере возможности, с рабочими и анархическими организациями других стран и совместно обсудить вопрос о практическом восстановлении Первого Рабочего Интернационала, как единого, всемирного, трудового революционного творческого фронта.

II. О Красной армии

Принимая во внимание, что всемирный империализм готовит поход на предвестницу всемирного восстания – русскую социальную революцию.

Что русская буржуазия, при помощи европейских бандитов, вот уже год, как терзает измученное тело России, геройски защищаемой рабочими и крестьянами.

Что организация вооруженной силы – основная задача Советской России, ибо геройская защита революции воодушевит западноевропейский пролетариат и послужит важным фактором разложения реакционных армий Запада;

Что, с другой стороны, принудительная мобилизация идет вразрез с принципом свободы и автономии труда;

Что принуждение создает вредную иллюзию количественной силы, понижает качество армии, затемняет свободный порыв к защите революции и подготовляет готовую организацию, вооруженную контрреволюционную силу в лице насильно мобилизованных, возглавленных чисто реакционным командным составом;

Что единственной формулой борьбы с государственно-механическим принципом является разъяснение массе глубинного, всемирного смысла Октябрьской революции, создание добровольного мотива глубоко осознанного стремления к вооруженной защите социальной революции;

Вторая Всероссийская Конференция анархо-синдикалистов убеждена, что передовые товарищи отважной воодушевленной борьбой на фронте покажут и докажут, что и в деле борьбы с внешним врагом свободный мотив целесообразнее властного приказа; таким образом, государственно-механический момент будет изжит изнутри, в борьбе с реакцией,

тогда как бунты невольно послужат укреплению реакции.

Конференция считает также, что главным фактором победы над врагом является агитация и пропаганда освободительных идей среди наступающих войск, – обманутых рабочих Запада.

* * *

Борьба рабочих и крестьян против налета всемирных угнетателей тем временем обострялась и делалась все свирепее. Эта борьба, которая поневоле не давала никакой возможности поставить на ноги погибающее народное хозяйство, понемногу отрезвляла и многих наших товарищей из крайне левого крыла, и когда, в начале июля с.г. (1919) было созвано совещание из представителей анархо-синдикалистских организаций и из отдельных работников анархистов-синдикалистов, точка зрения «ГОЛОС ТРУДА» оказалась приемлемой для большинства присутствующих, и принятая резолюция является в некоторых из ее главных частей перефразировкой старой резолюции, забракованной Второй Конференцией. Резолюция гласит:

(МОСКОВСКОЕ СОВЕЩАНИЕ АНАРХИСТОВ-СИНДИКАЛИСТОВ-КОММУНИСТОВ С ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ С МЕСТ)
(Июль 1919 г.)135

А) РЕЗОЛЮЦИЯ ПО ТЕКУЩЕМУ МОМЕНТУ

I) Старый капиталистический строй рушится. Империалистическая война, – свирепствовавшая в течение пяти лет во всем мире и уничтожившая миллионы трудящихся, вскрыла действительную природу буржуазных государств и обнаружила банкротство правящей буржуазии.

Противопоставляя нации нацию, государство – государству, – империалистическая война переходит в войну революционную, противопоставляющую класс классу и устанавливающую тем самым интернациональную солидарность и единство трудящихся.

II) Октябрьский переворот – предтеча мировой социальной революции, – уничтожив остатки отжившей буржуазной демократии, – выдвинула новый тип организации – Советы, – как новое основание, для коренного переустройства экономической, политической, культурной и всей общественной жизни.

III) В целях необходимой организованной борьбы с надвигающейся со всех сторон контрреволюцией, как внутренней, так и внешней, – необходимо существование организованной, целостной, вооруженной силы.

Отрицая в принципе всякую армию, всегда строящуюся на палочной дисциплине и удушении личности, – необходимо, однако, считаться с Красной армией, – как с организованной вооруженной силой, созданной – для защиты революции.

Разложение Красной армии, – вытекающее из самой природы и сущности принудительной армии в эпоху длительной классовой войны, – выражающееся, главным образом, в массовом дезертирстве, предательстве и измене революции, – вызывает необходимость в создании новых форм организации вооруженных сил – вольных полков революции, – основываясь на добровольных побуждениях глубинно-сознательных стремлений к организованной целостной вооруженной защите социальной революции, – связанных общими действиями всех организованных вооруженных сил.

IV) Развал промышленности и торговли, неизбежно ведущий всю страну к голоду и неслыханным страданиям, – вызванный, главным образом, империалистической войной, – в значительной степени углублен и расширен в корне неправильной социально-экономической политикой правящей партии коммунистов-большевиков.

Категорически отрицая главные основы этой политики – национализацию промышленности и монополизацию торговли, – Совещание считает, – что организация производства и налаживание хозяйственно-экономической жизни страны должно быть предоставлено независимым от государства городским и сельским производственным объединениям и Всероссийскому Союзу Труда136.

Не государственные органы, – а союз свободных городских и сельских кооперативов должен взять дело снабжения населения всем необходимым для жизни.

V) Исходя из этого, неустанно борясь за полное проведение в жизнь наших идеалов, – мы отдадим все свои силы на защиту завоеваний революции.

B) РЕЗОЛЮЦИЯ ПО ВОПРОСУ О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ С БОЛЬШЕВИКАМИ137

I) Обсудив – вопрос о взаимоотношениях с большевиками, Совещание считает, что как по отношению к ним, так и по отношению к левым социалистическим партиям вообще анархисты могут вступать в контакт в зависимости от момента.

Примечание А.ШАПИРО: «По нашему мнению, эта резолюция грешит слабостью и неясностью своей синдикалистской части. Объясняется это тем, что товарищи, приехавшие из провинции, недостаточно широко охватили значение и принципы анархо-синдикализма как организационной творческой силы, могущей быть использованной рабочим классом для оздоровления экономической жизни.

Мы надеемся, что к следующему съезду анархо-синдикалистов сплочение вокруг лозунгов, провозглашенных «ГОЛОС ТРУДА» не только по отношению к текущему моменту, но также и по отношению к будущему строительству, станет еще более тесным и даст возможность усиленной и дружной работы в указанном направлении»138.

C) РЕЗОЛЮЦИЯ ПО СОЗЫВУ СЪЕЗДА

Созвать на 15-е сентября (1919) съезд анархо-синдикалистов-коммунистов и анархистов, признающих139 синдикализм как базу для практической работы.

№ 422. ИЗ СТАТЬИ Г.П. МАКСИМОВА «НЕОБХОДИМОСТЬ ПРОГРАММЫ»

«…Жизнь и теория требуют от нас выработки определений ясной программы будущей организации общества и теории практического достижения идеала безвластия (анархии).

Откинув предрассудки и посчитав за нелепость противоборство с жизнью, мы должны приступить к выработке программы анархо-синдикализма, ибо только программа спасет нас от расхлябанности, абстрактности и гибели.

Мне лично и еще некоторым товарищам план программы представляется в следующем виде:

I. Философия анархизма (с Годвина – кратко).

II. Исторический обзор (Прудон, Бакунин, Кропоткин, Малатеста, Равашоль, Пужэ).

III. Русская Революция (Анархо-синдикализм в России). Собственные программы:

IV.Анархо-синдикализм:

а) Экономика:

1. Кооперативы.

2. Сельское хозяйство.

3. Значение профессиональных союзов (цеховые, производственные, индустриальные).

4. Фабрично-заводские комитеты.

5. Организация распределения, производства и денежная система.

6. Экономический строй анархо-синдикализма.

б) Политика:

1. Советы (формы и цели Советов).

2. Вольный город (роль Домового комитета).

3. Вольная деревня.

4. Гражданский строй.

в) Культура:

Организация культурного дела.

V. Анархический коммунизм.

VI. Тактика.

№ 423. РЕЗОЛЮЦИИ
Группы анархо-синдикалистов 2‑го Всероссийского Съезда Пищевиков 17–25 марта 1920 г.

1. Текущий момент

Принимая во внимание общую политическую линию поведения господствующей партии большевиков-коммунистов, сводящуюся, в области внутренней политики, к полному неограниченному и бесконтрольному господству над пролетариатом и крестьянством, к страшному, доведенному до абсурда, централизму, насаждаемому в видах партийного самосохранения и убившему в стране все живое, самодеятельное и свободное;

Принимая во внимание, что т.н. «диктатура пролетариата», т.е. по существу диктатура над пролетариатом партии и даже отдельных лиц, будучи проводима самыми свирепыми мерами, свойственными лишь деспотизму, лишила страну языка, убив печать, уничтожила вольность пролетарско-крестьянских политических организаций – Советов; извратив их сущность, диктатура сделала их организационными придатками партии, постепенно, по мере нарастания усталости рабоче-крестьянских масс, уничтожила федерацию Советов, заменив их Исполкомами;

Принимая во внимание, что тупая политика в отношении крестьянства привела к полному разъединению и вражде трудящихся деревни к трудящимся города, воспитала сильную ненависть в крестьянстве к застрельщику революции – пролетариату и к самой Революции, создав тем самым реальную возможность крестьянского восстания, направленного не только против существующей власти, но и против революции вообще и могущего вылиться в форму всероссийского погрома. Кроме того, та же самая политика осложнила, запутала и обострила до последней степени продовольственный вопрос;

Принимая во внимание общую линию экономической политики партийной деятельности, сводящейся к поднятию производства мерами милитарного характера (трудовые армии, милитарная трудовая повинность и пр.), совершенно закрепощающими пролетариат, вводящими небывалое в истории человечества крепостничество;

Принимая во внимание, что рабский или крепостнический труд никогда не был продуктивным и доброкачественным и что только свободная личность, вооруженная сознанием, прилагая свободно свой труд, дает максимум результата работы и по количеству и по качеству. Исходя из этого нужно признать, что проводимые меры, кроме кабалы, никаких других результатов дать не могут и усугубят и без того плачевное состояние хозяйства страны;

Принимая во внимание, что военная политика, основывающаяся на организации Красной армии, покоящейся на принудительном принципе, есть ошибочная, вредная и дорогая политика, ибо, как показал опыт гражданской войны, Красная армия как таковая не может побеждать врага, что она побеждает лишь при условии, во-первых, наличия разлагающих тыл противника элементов и, во-вторых, осенью и зимой, в теплые же времена года армия разлагается, благодаря массовому дезертирству, этим, и только этим объясняются все поражения Красной армии, которые как раз падают на весну и лето;

Наконец, принимая во внимание внешнюю политику, сводящуюся к миру во что бы то ни стало с окрайными государствами и странами мирового империализма, нужно признать, что мир, купленный ценою неимоверно тяжелых уступок, влечет за собою внедрение капитализма, в виде концессий или в какой-либо иной форме, и тем самым сводит насмарку октябрьские завоевания и возможность строительства жизни на основах вольного коммунизма; кроме того, мир с империализмом ставит Советскую Россию в положение колониальной страны, безжалостно и хищнически эксплуатируемой мировым империализмом.

Принимая все вышеизложенное во внимание, 2-й Всероссийский съезд пищевиков считает необходимым добиваться нижеследующего:

А) В области внутренней политики:

1) восстановление вольно-советского безвластного строя, федерации вольных советов – коммунализма,

2) восстановление всех гражданских свобод и гарантий,

3) объединение крестьян в крестьянский союз и объединение его с профессиональным движением городского пролетариата, в лице Всеобщей Конфедерации или Совета Народного Труда,

Хозяйства и Культуры,

4) выделение из Всеобщей Конфедерации рабоче-крестьянского продовольственного органа вместо Наркомпрода,

5) передача в руки организованного пролетариата и крестьянства, в лице Всеобщей Конфедерации,

дела организации Труда и Хозяйства, уничтожив существующие бюрократические совхозы; и сов.нар.хоз. с их главками и центрами,

6) орабочение общества на основе свободного, а не принудительного труда,

7) отказ от принудительной армии и немедленно приступить организации всеобщего вооружения трудящихся.

Б) В области внешней политики:

1) отказ от стремления к миру во что бы то ни стало,

2) безусловный отказ от принципа предоставления ничем не ограниченных концессий, 3) стремление к миру без контрибуций и аннексий.

 

2. Задачи производственных союзов

(Тезисы Гр. Максимова)

1) Один из результатов Октябрьской революции – не формальное, а фактическое подчинение производственных союзов государству Союзы, будучи на самом деле государственными организациями, выполняли, и будут продолжать выполнять, по предписанию государств функции, очень часто полицейские, различных государственных учреждений и ряд отдельных заданий государственной власти, далеко не всегда совпадающих с интересами пролетариата. Союзы срослись с государством; они ныне являются одним существенно важным составным элементом государственного аппарата и опорой партийной, групповой и личной диктатуры, не экономической, а политической, не столько над буржуазией, сколько над пролетариатом и крестьянством в особенности. Союзы из учреждений, организующих пролетариат, из органов, долженствующих лечь в основу нового безгосударственного строя в будущем, в котором они, объединенные в большие производственные федерации, будут главнейшими организациями и возьмут на себя регулирование производства и удовлетворение спроса потребителей, – превратились в органы, чуждые пролетарским интересам.

2) Всякое государство, буржуазное или социалистическое, безразлично – жандарм, охраняющий капиталистический строй при господстве буржуазии, государственный – при социализме; оно всегда стояло на страже интересов хозяев, всегда склоняло чашку весов в пользу хозяина. Советское государство отличается от других форм государственных тем, что совмещает в себе и жандарма – и хозяина. Оно породило новый класс, ныне властвующий, диктаторствующий, – класс организаторов, руководителей, управителей, одним словом, властвующих, количественно не больший класса буржуазии. Хотя этот класс и вышел из недр пролетариата недавно, но уже успел приобрести специфические интересы, ему свойственные, враждебные пролетариату. Социалистическое государство классы уничтожить не может; оно уничтожает старые классы: буржуазию и пролетариат, заменяя их новыми: властвующими и подвластными, управляющими и управляемыми, господами и рабами. Меняется форма, сущность, рабство, остается. Государство, даже благодетель – враг пролетариата, следовательно, наипервейшей задачей профессиональных союзов является высвобождение из государственного плена, поднятие значения производственных организаций.

3) Буржуазное государство на заре своей юности 1789–93 г. представляло народу политическую свободу, но душило народные стремления к социализации, т.е. вырывало из-под ног то, что является основой фактической, а не формальной свободы, реального равенства. Без этой базы свобода не есть свобода, ибо экономическое неравенство источник голода, нищеты, т.е. рабства. Социалистическое, коммунистическое государство ведет борьбу с народом в обратном направлении. Оно как бы не пытается уничтожить его стремления к экономическому равенству, социализации, но, зато, душит беспощадно стремления к политической свободе, прикрепляя его к себе. Сытость без свободы – удел рабов. «Свобода не делима, нельзя урезать часть ее, не убивши целого». Всякое государство, буржуазное или социалистическое, урезывает свободу; полная свобода и государство несовместимы, ибо государство по существу – рабовладельческий институт. Вот почему в результате конечных стремлений буржуазного и социалистического государства и лежит равенство в несвободе. Буржуазное гос[ударст]во покоится на экономическом рабстве, социалистическое – политическом. Поэтому Союзы, непартийные по существу, должны стоять на платформе интересов класса, т.е. на платформе экономической «диктатуры», и освободиться от руководительства служителей государства – партий.

4) Союзы в сотрудничестве с гос-вом лишили себя самого ценного права – права восстания; сделавшись органами гос-ва, союзы стали чужды пролетариату. В настоящее время союзы объединяют прол-т лишь формально, фактически же прол[етариа]т не организован; он пыль людская, бесформенная масса, не имеющая органической связи и организационных форм. Пролетариат объединен механически, декретом сверху, но не волей, не сознанием. Профсоюзы – пустое место, центры профессиональной аристократии и бюрократии. Профсоюзы, сожительствуя с гос-вом, заразились его смертными грехами: централизмом, бюрократизмом и проч. Централизм и государство убили союзы. Значит, настоятельнейшими задачами Союза являются:

а) восстановить право сопротивления,

б) сблизиться с пролетариатом,

в) объединить его органически на сознании, а не на принуждении,

г) перейти от централистического, по существу бюрократического, принципа организации к федералистическому и

д) произвести революцию внутри себя, окончательно преобразившись в производственный союз, покоящийся на федерации фабрично-заводских комитетов.

5) Более чем двухлетний опыт профессиональных союзов, в обстановке тесного сожительства с государством и диктатурой партии, основные линии развития Октябрьской революции с поразительной ясностью вскрыли ошибочность линии объединения союзов, основанной на постановлениях I и II Всероссийских съездов Профсоюзов. Жизнь союзов в эпоху революции и диктатуры выдвинула ряд вопросов, требующих немедленного разрешения на основе опыта. Задачи съезда, следовательно, конкретно разрешить эти вопросы.

6) Конец гражданской войны, замирение с окрайными буржуазными государствами и с мощными империалистическими странами мира влечет за собой торговые сношения с ними, внедрение частного капитала, что выдвигает перед союзами новую задачу, отличную от задач, возникавших перед ними в их работе в условиях советского государственного капитализма. Эти задачи точно так же должны быть конкретно разрешены съездами.

7) Опыт показывает, что объединение работников должно идти по производственному принципу, покоясь на федерации фабричкомов, и что такие производственные союзы есть единственные органы, учреждения, наиболее заинтересованные и знающие в области организации, восстановления и управления производством и его правильного и прогрессивного развития в обстановке индустриальной республики, которую союзы призваны создать, уничтожив гос-во почти все политические учреждения и функции общества, в большинстве случаев ненужные и дорогие, оставив, лишь временно, безусловно необходимые, вызываемые условиями перехода к безгосударственному существованию.

8) Одним из важнейших и необходимейших условий осуществления, указанного в § 7, является не разрешение вопроса о формах участия союза в организации производства, а экспроприация государства, овладение его экономическими функциями, после чего они неизбежно исчезнет, очистив дорогу для строительства свободного трудового общества, созданного на основе свободного труда.

Главными условиями скорейшего достижения цели являются:

а) стройность в деле профессиональной организации, единство воли и сознания, а тем самым, единство боевого плана;

б) сильное напряжение воли и сознания пролетариата к достижению;

в) полное презрение к суду и регламентации забастовок, лишающих рабочих возможности сопротивления;

г) установление принципа, что рабочие должны надеяться только на самих себя;

д) что экономическая зависимость от владельца средств пр[оизводст]ва, в данном случае от гос-ва, источник подчиненности, рабства;

е) что основная цель – экономическое освобождение рабочих, этой цели д[олжно] б[ыть] подчинено политическое движение;

ж) что производительная группа должна быть ячейкой нового социального строя;

з) что социалистическое правительство не способно произвести общественное переустройство на основах свободы;

и) что необходимо самим знакомиться с делом экономического переустройства и совершать в процессе борьбы подготовку необходимого кадра инициативного, активного меньшинства;

к) признать необходимость и неизбежность всеобщей забастовки, влекущей за собою ликвидацию как буржуазного, так и социал-капиталистического общества;

л) поднять культуру и материальное благополучие пролетарских масс и прочее.

9) Следовательно, основной задачей союзов является «не установление согласованности» с хозяйственными органами в деле участия в управлении и регулировании промышленности, а самим стать хозяйствующими органами на основе принципа децентрализации производства и единого общественного научно-технического органа, совещательного по существу, – Совета Народного Труда, Хозяйства и Культуры, вытекающего из следующей структуры организации вольно-трудового общества.

а) С.Н.Т.Х. и К. есть единый и единственный орган страны с совещательными статистическими функциями. Он есть орган, объединяющий, на основе свободы, всех трудящихся, в лице производственных и других союзов, входящих в него свободно, не теряя своей независимости. Его функции: разрешение вопросов и проблем общего характера в области труда, экономической политики, материальной и духовной культуры.

б) Производственные союзы и союзы работников духовной культуры есть руководящие и регулирующие хозяйствующие органы, каждый в своей индустрии. Они руководствуются в своей работе теоретическими и практическими выводами Совета. Их функции – регулирование индустрии, распределение сырья, определение нормы выработки изделий своей индустрии, необходимых для полного покрытия потребностей в них.

в) Производственные секции, они – выполняют функции союзов, но лишь в более узком

кругу, в пределах своей отрасли производства.

г) Фабрично-Заводские Комитеты – основные, свободные хозяйственные органы, из коих

слагаются, благодаря их федерации, все вышеуказанные органы. Функции фабричкомов: фабрично- заводское хозяйствование. Они исполнительные органы производственно-потребительской, экстерриториальной, безвластной коммуны – фабрики.

10) Основной принцип регулирования и управления промышленностью от Фабричкома до Совета включительно – коллегиальность, безвластие, право отзыва депутатов во всякое время.

11) Признавая, что союзы кровно заинтересованы в восстановлении хозяйства, и считая, что таковое восстановление, в условиях полного отсутствия технического оборудования и недостатка рабочей силы, невозможно ни трудармиями, ни трудовой повинностью на военную ногу, победить разруху можно только самодеятельностью трудящихся, свободным трудом, их непосредственным участием в организации и управлении пр[оизводст]вом, что возможно лишь в совершенно иных, резко отличных от современных, политических и экономических условиях, т.е. при индустриальной республике.

12) Что касается трудармии, то нужно признать, исходя из исторического опыта применения невольнического труда, что она не может дать даже четверти своей энергии и доброкачественность ее труда должна быть чрезвычайно низка, итог не оправдает всех затрат и расходов. Трудармии нужно признать расточением трудовой энергии.

13) В отношении трудовой повинности, проводимой в условиях милитаризации, необходимо признать, что она в условиях современности есть зло, явление регрессивного, а не прогрессивного порядка, она прикрепляет трудящихся к гос-ву, приводя к невиданному по масштабу в истории крепостному праву. Трудовая повинность в условиях гос-ва, когда имеется хозяин и заработная плата, есть безусловно крепостничество и даже рабство. Пролетариат, как класс, как экономическая категория, исчезает, заменяясь крепостными.

Трудовая повинность может и должна проводиться только в условиях свободы – тогда она будет уже не повинность, а естественное, согласующееся с законами природы и об-ва состояние. Трудовая повинность в условиях политической диктатуры есть крепостничество, в условиях же экономической «диктатуры» – свободный труд.

14) Профсоюзы должны помнить, что, даже в условиях индустриальной организации общества, нельзя повысить производительность труда, если пролетариат не будет в настоящем подготовляться к этому. А так как производительность труда стоит в прямой пропорции к культурному и материальному уровню пролетариата, то профсоюзы должны обратить на это сугубое внимание. Для того, чтобы улучшить экономическое положение, союзы должны стремиться захватить в свои руки продовольственно-распределительный аппарат или, в крайнем случае, орабочить его до максимума, бороться за реальный прожиточный минимум, за равенство оплаты труда. В области повышения культурного уровня точно так же необходимо вести борьбу за перенятие у государства функции народного образования или за максимальное орабочение просветительных органов государства и в то же время обратить серьезное внимание на ликвидацию безграмотности, устройство общеобразовательных и профессионально-технических курсов, школ, театров, выставок, научных экскурсий, лекций, митингов и т.д.

15) Восстановление сношений с империалистическими странами должно быть использовано для восстановления нашего хозяйства, как путем ввоза необходимых орудий и строительных материалов, в обмен на наше сырье, так и путем привлечения на наши заводы и поля западноевропейских рабочих, по преимуществу революционных, могущих поднять профессиональный навык наших рабочих.

16) Концессии, которые предоставит и будет предоставлять советская власть капиталистам, отнюдь не являются исторически необходимым явлением, они есть результат внутренней мертвящей инициативу и творчество масс правительственной политики, при индустриальной федерации означенный факт не мог бы иметь места.

17) Концессии безусловно нельзя назвать фактом прогрессивным. Если концессии признать явлением прогрессивного порядка, то нужно признать, что капитализм, по сравнению с социализмом, относится к той же категории, ибо концессии есть один из видов капиталистической эксплуатации, и притом хищнической. Признав концессии за прогрессивное явление, мы тем самым признаем, что Октябрьская революция есть ошибка и регресс и что необходим возврат к капитализму.

18) Но как бы то ни было, концессии факт, с которым приходиться считаться, его не обойдешь. Профсоюзы это должны иметь в виду и приготовиться к борьбе со старым врагом за права трудящихся.

19) Профсоюзы должны вытравить из себя эксплуататорский дух; отбросить репрессии, выбросить

за борт, как старый буржуазный хлам, принцип: «оплата труда должна находиться в непременной зависимости от результата труда», заменив его принципом коммунистическим: «от каждого по силам, каждому по потребностям», уничтожив тарифную деятельность союза, т.к. равенство оплаты труда, пока нельзя получать по потребностям, не требует этой ненужной и вредной работы.

20) Профсоюзы, организуясь по производствам, должны включить в число своих членов и не рабочих: инженеров, учителей, врачей, землемеров, агрономов и прочих, если таковые не являются администраторами, от которых зависит прием и увольнение.

21) Открытие в ближайшее время границ ставит перед союзниками задачу восстановления связей с заграничными товарищами и создания Федеративного Рабочего Интернационала, истинного преемника Международного Товарищества Рабочих.

 

3. Организационный вопрос

1) Опыт рабочего движения западных стран, в особенности романских и скандинавских, показывает, что рабочее движение может быть сильно только при условии применения в организации принципа свободы, федерализма, когда каждая личность, входящая в союз, свободна, когда всякий союз, входящий в местную федерацию, не теряет своей независимости, когда, наконец, всякая местная федерация, входящая в состав Всероссийской Федерации, точно так же остается свободной. Только при таких условиях оно может правильно развиваться и дать правильное революционное воспитание своим членам.

2) Совершенно иную картину представляет профессиональное движение, покоящееся на деспотическом, антиреволюционном, мертвящем принципе централизма – отце бюрократии и умственного убожества. Вредное влияние этого принципа можно видеть на опыте германских союзов, мощных по численности, но весьма слабых по силе революционного действия, выродившихся, как показала революция, в союз добрых мещан, верных власти сперва кайзера, а теперь Носке и Шейдемана.

3) Русское профессиональное движение, благодаря влиянию марксистов – буржуазных социалистов, пошло по стопам германских союзов, вследствие сего неизбежно выродилось, превратившись в лакейские органы власти и властвующей партии.

4) Мертвенное состояние союзов в России есть результат мертвящего принципа централизма – на котором они построены.

5) Перед съездом ныне стоит задача возродить союз, сделав его пролетарским, а не государственным органом и не отделением коммунистической партии, а рабочим органом борьбы и организации.

6) Исходя из опыта рабочего движения романских, скандинавских и части англо-саксонских стран с одной стороны, германских стран и России, с другой, 2-й Всероссийский Съезд пищевиков признает превосходство федералистического принципа организации союзов и считает, что

7) Отныне производственные союзы должны являть собою производственные федерации, покоящиеся на фабрично-заводских комитетах.

8) В соответствии с признанием федералистического принципа должна измениться вся структура нынешних союзов, приняв следующий вид:

а) Основным органом производственной федерации (союза) является завод, предприятие, учреждение и т.д. с фабрично-заводским комитетом или ему аналогичной организацией, причем Ф.З.К. есть лишь исполнительный орган рабочих предприятия.

б) Предприятия каждой отрасли пищевого производства составляют секцию во главе с

комитетом.

в) Все предприятия всех секций данной местности образуют местную или губернскую

федерацию пищевиков с комитетом как исполнительным органом.

г) Объединение предприятий всей России образует Всероссийскую федерацию пищевиков с Исполнительным Комитетом во главе.

9) Деятельность Ф.З.К. проходит под непосредственным наблюдением общего собрания рабочих предприятий; деятельность комитета секции – перед конференцией фабр, завод, комитета секции или общим собранием членов, если таковое возможно устраивать; деятельность комитета местной, губернской федерации – перед конференцией Ф.З.К. всех предприятий пищевого производства в данной местности; исполнительный комитет Всероссийской Федерации – перед делегатским съездом фабрично-заводских комитетов.-

10) Принципиальные решения и постановления съездов и конференций входят в силу лишь после их одобрения общими собраниями предприятий и обязательны для тех, кои одобрили постановления.

11) В соответствии с новым принципом организации и новыми задачами союза изменяется и устав его.

 

4. Наши задачи в организации производства

1) Октябрьская революция проводилась трудовым народом под лозунгом социализма; трудовые массы считали этот переворот освободительным, после которого рабочие и крестьяне должны стать полными хозяевами экономической и политической жизни страны.

2) Партия коммунистов-большевиков использовала народное движение в интересах своего господства. Захватив государственный аппарат, партия превратила политические органы рабочего класса – Советы Рабочих и Крест. Депутатов в бюрократические канцелярии с массой чиновников, а в области экономической, проводя вместо социализации национализацию всей промышленности, сделала рабочий класс рабом государства.

3) За два года своих работ государственные органы ВСНХ и главки обнаружили свою полную неработоспособность и оторванность от широких слоев рабочего класса.

4) Это породило у многих из руководителей этих органов, не верящих в мощь трудового народа, мысль о совершенном устранении рабочих от управления производством, заменив коллегиальное управление единоличным. И даже больше, предоставляется возможность капиталистам других стран эксплуатировать рабочий класс России (концессии).

Исходя из всего вышеизложенного, 2-й Всероссийский Съезд пищевиков основными задачами в производстве ставит следующее:

а) проведение в жизнь завоеваний Октябрьской революции: передача всего производства в руки самих рабочих, которые заменят теперешние бюрократические органы управления своими организациями: Фаб. Зав. Комитетами и их объединениями.

б) противопоставить стремлению единоличного управления желание рабочего класса о

расширении его прав в области управления производством, как указано в пункте а).

в) Взяв все производство, немедленно войти в контакт с крестьянскими организациями и «местами» для получения сырья.

г) Входя в сношения с империалистическими государствами, мы не должны давать возможности западному и другому капиталу укрепляться у нас. Съезд считает, что предоставление иностранному капиталу концессий есть факт регрессивный, а не прогрессивный, ведущий к укреплению капитализма, а потому призывает всех рабочих бороться против предоставления капиталистам концессий, которые в лице рабочего класса должны встретить не мирных овечек, а готовых сопротивляться борцов.

 

5. Тарифный вопрос

1) Политика буржуазного государства в области тарификации труда покоилась на эксплуатации, имевшей целью, через максимальное использование сил рабочего, увеличить прибавочную ценность, шедшую в карман предпринимателя-капиталиста.

2) Буржуазия, применяя потовыжимательные премиальные и другие системы, достигает тем понижения себестоимости продукта и в то же время, изнуряя до последних пределов организм рабочих, превращает их в придаток машин.

3) Буржуазия, оплачивая труд рабочих в зависимости от степени квалификации, создавала и среди пролетариата экономически неравные группы, обособляющиеся очень часто друг от друга, тем самым дезорганизовывала пролетарскую солидарность в борьбе.

4) Принимая во внимание, что тарифная политика современного советского государства покоится на тех же основных буржуазных принципах, а именно:

а) увеличение прибавочной стоимости, идущей в пользу государства,

б) применение убивающих физически и развращающих психологически премиальных систем,

в) на чрезмерно высокой оплате «спецов» и

г) на поразрядной оплате труда рабочих, создавая тем самым группу привилегированных тунеядцев, приведенные мотивы буржуазной тарификации влекут в социалистическом государстве те же последствия, что и в буржуазном государстве.

5) И, наконец, принимая во внимание, что сама тарификация есть результат хозяйства капиталистического, Второй Всероссийский Съезд пищевиков считает необходимым отказаться от тарификации труда, как буржуазного пережитка, и приступить к изысканию мер, ведущих к реализации коммунистического принципа, исключающего заработную плату: «от каждого по силам, каждому по потребностям».

6) Подготовительной мерой к реализации этого принципа в условиях переживаемого момента Съезд признает установление равенства оплаты труда для всех, исходя из научно определенного критерия – прожиточного минимума.

7) Съезд призывает всех пролетариев к борьбе за торжество уравнительного принципа, убивающего буржуазно-индивидуалистическую психологию, насаждаемую, по примеру буржуазии, современным государством, удаляющую нас от коммунизма и разлагающую пролетарскую солидарность.

8) Одновременно с установлением единой оплаты содержание нетрудоспособных членов и воспитание детей должно вестись за счет общества в целом.

9) На борьбу за равенство оплаты труда, как первый шаг к коммунизму, зовет Второй Всероссийский Съезд всех пролетариев и предлагает поставить этот вопрос на съезде профсоюзов.

 

6. Охрана труда

1) Принимая во внимание, что почти 4-х летняя работа Советской Власти в области охраны труда сводилась лишь к декретированию ряда мер, направленных к улучшению рабочего быта и охране его, а не к практической работе, в силу чего все декретированные меры остались на бумаге и труд фактически не охранялся;

2) Принимая во внимание, что означенное явление не есть случайность и что отсутствие практических мероприятий по охране труда со стороны государства не столько обусловливается объективными условиями момента, сколько самой сущностью государства;

3) Принимая во внимание, что, как раньше, охрана труда не могла находиться в руках государства (предпринимателя, ибо предприниматель неизбежно будет нарушать даже элементарные условия охраны, что мы и видим в настоящее время):

1) увеличение под тем или иным предлогом рабочего дня и

2) применение сверхурочных работ, не только мужчин, но и женщин,

3) премиальные системы оплаты труда, тейлоризация и прочее и целый ряд других более или менее крупных нарушений в области охраны труда.

4) Принимая во внимание, что создаваемые органы охраны труда неизбежно обюрократятся, если они будут органами государственными или даже полугосударственными, а не чисто рабочими.

5) Исходя из вышеизложенного, 2-й Всероссийский Съезд пищевиков считает, что органы охраны труда должны быть независимы от государства и строиться следующим образом:

а) Заводская Комиссия по охране труда, круг деятельности которой – завод,

б) Районная Конференция Заводских Комитетов по охране труда, которая выделяет из себя Исполнительный орган – Отдел Охраны Труда при Районном Отделении,

в) Отдел Охраны Труда Районного Отделения ведает охраной по всему району. Права Отдела определяются Конференцией,

г) Всероссийская Конференция представителей Отделов Охраны Труда Районных Отделений, которая выделяет из себя Отдел Охраны Труда при ЦК ВСП.

д) Отдел Охраны Труда при ЦК ВСП ведает Охраной Труда во Всероссийском Масштабе; права отдела определяются конференцией.

6) Кроме того, Всероссийский Съезд пищевиков входит с предложением на 3-й Всероссийский Съезд Профессиональных Союзов об упразднении Наркомсобеса, а его функции передать Профессиональным Союзам.

7) Все вышеозначенные органы по охране труда наделяются широкими полномочиями.

8) Органы охраны труда должны привлечь к своей работе медицинский персонал.

9) Настоящим же съезд вменяет в обязанность органов охраны труда бороться:

а) за неприкосновенность 8-ми часового рабочего дня,

б) за охрану материнства и женского труда вообще,

в) за охрану детского труда и труда подростков,

г) за устранение от работ стариков с сохранением за ними полной заработной платы,

д) за лучшие технические условия работы и жилья,

е) против сверхурочных работ, ночных работ для женщин, детей и подростков,

ж) против применения буржуазных потовыжимательных систем оплаты труда, в частности тейлоризма и прочих.

№ 424. УСТАВ СЕКРЕТАРИАТА ВСЕРОССИЙСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ АНАРХО-СИНДИКАЛИСТОВ И НОРМА ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА КОНФЕРЕНЦИИ И СЪЕЗДА

1) Конференция объединяет на принципе федерализма все анархо-синдикалистские группы России и группы, по своей платформе примыкающие или близко стоящие к анархо-синдикализму, учреждает Всероссийскую Конференцию Анархо-Синдикалистов и выбирает Секретариат Всероссийской Конференции, который сохраняет свои полномочия до следующей Конференции или съезда и дает им отчет о своей деятельности.

2) В своей работе Секретариат Конференции руководствуется резолюциями большинства Конференции или Съезда, не игнорируя никакого меньшинства, и выполняет следующие задачи:

а) поддерживает тесную связь со всеми существующими группами и федерациями – местными, районными, областными – и устанавливает таковую со всеми вновь возникающими;

б) содействует возникновению (созданию) групп, местных, районных, областных федераций и союзов анархо-синдикалистов;

г) 140

д) устанавливает связь с товарищами и группами анархо-синдикалистов всех стран;

е) выполняет все необходимые работы по подготовке и созыву Всероссийских Конференций и Съездов, составляет программу занятий Конференций и Съездов, заботится о составлении докладов и публикует их основные положения, тезисы;

ж) устанавливает время созыва Конференций и Съездов;

з) время от времени дает отчет о своей работе в печати;

и) издает периодический орган Конференции.

3) а) Секретариат Всероссийской Конференции представляет анархо-синдикалистское движение перед обществом, государством и различного рода общественными организациями;

б) устанавливает связь, если найдет нужным, и с чисто анархическими организациями и их объединениями, с профессиональными союзами, фабрично-заводскими комитетами и прочими чисто классовыми рабоче-крестьянскими организациями;

в) содействует гражданам, союзам в их организационной работе, для чего издает всякого

рода инструкции, уставы, формы и пр.

г) участвует в организациях, обслуживающих интересы пролетариата;

д) содействует путем устной и письменной пропаганды, агитации и активной работой

развитию анархо-синдикалистского движения и новой форме рабочего движения – фабрично- заводского;

4) Для содействия отдельным гражданам, союзам, ячейкам, их местным, районным, областным объединениям – федерациям и союзам в их работе и для внесения планомерности и однородности в анархо-синдикалистское движение и в деятельности перечисленных организаций Секретариат Всероссийской Конференции Анархо-Синдикалистов организует:

1) Отдел регистрации (начало статистики);

2) Отдел пропагандистско-инструкторский;

3) Осведомительный и другие отделы, кои будут необходимы для успешного выполнения целей и задач, изложенных в вышеуказанных пунктах;

4) Издательства по вопросам анархо-синдикализма, анархизма, синдикализма, рабочего движения и пр.

5) Средства Секретариата Всероссийской Конференции Анархо-Синдикалистов составляются из взносов входящих во Всероссийскую Конференцию групп, союзов и пр[очих] в размере 5 руб[лей] с каждого члена в месяц.

6) Секретариат Всероссийской Конференции состоит из 5-ти членов, избранных Конференцией или Съездом, и представителей от областных федераций по одному от каждой.

Примечание: для расширения деятельности Секретариату представляется широкое право кооптации.

7) Секретариат Всероссийской Конференции Анархо-Синдикалистов созывает Конференции или Съезды не менее двух раз в год. Экстренные съезды созываются по постановлению Секретариата, или по требованию одной из областных федераций или по требованию 1/3 групп, входящих в Конференцию.

8) Секретариат Всероссийской Конференции, избранный на Конференции или Съезде, является только исполнительным органом. Для изменения его состава необходимо требование 1/3 групп, входящих в состав Конференции, или двух областных федераций.

Примечание: Конференция или Съезд избирает трех кандидатов, замещающих в случае выбытия членов Секретариата.

9) Указанное в (п. 8) смещение Секретариата допускается только в том случае, когда по каким-либо условиям невозможно созвать экстренную конференцию или съезд.

10) Конференция избирает ревизионную комиссию, которая ревизует за неделю до начала Конференции или Съезда Секретариат и представляет результаты ревизии Съезду или Конференции.

11) Заседания Секретариата должны проходить не менее двух раз в месяц.

12) Секретариат организует отделы, приглашает в них работников и пр.

13) На Съездах, Конференциях анархо-синдикалистов имеют право представительства с правом решающего голоса:

§ 1) делегаты существующих анархо-синдикалистских организаций в количестве, не превышающем двух от каждой организации;

§ 2) отдельные товарищи – анархо-синдикалисты, приезжающие из мест, не имеющих анархо-синдикалистских организаций, – по рекомендации двух товарищей, известных двум делегатам Конференции.

Примечание: Если число таких товарищей окажется на Конференции более двух из одного и того же места, право решающего голоса будут иметь лишь только двое из них, по согласию их между собою.

§ 3) Делегаты анархических (но не обязательно анархо-синдикалистских) организаций лишь в том случае, если таковые признаются анархо-синдикалистами, и только не более одного от каждой такой организации.

§ 4) Делегаты синдикалистских (но не обязательно анархистских) организаций лишь в том случае, если таковые признаются анархо-синдикалистами, и только не больше одного от каждой такой организации.

С правом совещательного голоса могут присутствовать:

§ 5) Делегаты анархо-синдикалистских организаций свыше; нормы, означенной в (§ 1-м).

§ 6) Товарищи анархо-синдикалисты свыше нормы, означенной в § 2.

§ 7) Члены анархо-синдикалистских организаций, имеющие удостоверения, что они являются таковыми.

§ 8) Делегаты анархо-синдикалистских организаций, не отвечающих условиям, установленным в пунктах 3 и 4.

§ 9) Товарищи, являющиеся членами любой анархическо-синдикалистской организации, имеющие соответствующие удостоверения.

§ 10) Анархисты, синдикалисты и сочувствующие, рекомендуемые двумя товарищами, известными двум делегатам Конференции.

Представительство.

С правом решающего голоса могут присутствовать:

1) См. п. 13 § 1.

2) См. п. 13 § 2.

3) См. п. 13 § 3.

4) См. п. 13 § 4.

5) См. п. 13 § 5. 6) См. п. 13 § 6.

7) Члены анархо-синдикалистских организаций, имеющие удостоверения, что они являются таковыми.

8) Делегаты анархо-синдикалисты, отвечающие условиям установленным в § 3 и 4 п. 13. 9) См. п. 13 § 9.

10) См. п. 13 § 10.

[Написан в Москве, предположительно датируется 1920 г.]

№ 425. ПРОЕКТ УСТАВА РОССИЙСКОЙ КОНФЕДЕРАЦИИ АНАРХО-СИНДИКАЛИСТОВ

I. Деятельность

1) Деятельность РКАС состоит:

а) в активнейшем участии, как авангарда трудящихся, в экономической, политической и

культурной жизни страны,

б) в агитации и пропаганде организационных идей по развитии РКАС; по созданию

Всеобщей Конфедерации Труда и пропаганды А.-С.,

в) в организации беспартийных объединений трудящихся по принципам ВКТ для присоединения к последней.

2) Непосредственными проводниками этой деятельности являются группы, федеративно объединенные между собой.

II. Члены

1) Членом РКАС является всякий, признающий основные программные, тактические и организационные принципы РКАС и входящий в одну из ее групп.

Примечание. Член Группы считается также членом всех федераций, объединяющих эту группу.

2) В члены не принимаются лица, эксплуатирующие чужой труд, занимающие в государстве высшие административные посты и служащие в полицейских и тому подобных учреждениях.

3) От члена требуется участие в деятельности существующих централистических профессиональных союзов.

4) Зачисление в члены РКАС производится Общим Собранием Группы, по рекомендации не менее двух членов РКАС, из которых один должен быть членом данной группы.

5) Исключение из членов РКАС может быть произведено только Общим Собранием его Группы. Исключение должно быть подробно мотивировано и сообщено Исполнительному Бюро РКАС для извещения по всей Конфедерации.

Примечание. Для исключения требуется не менее 3/4 голосов Общего Собрания.

6) Постановление об исключении может быть обжаловано в соответствующие Конференции или Съезды, их несогласие с постановлением группы об исключении имеет только моральное значение и дает возможность всякой группе принять к себе этого члена на общих основаниях. В случае апелляции в Исполнительное Бюро РКАС оно имеет право приостановить, до ближайшей Российской Конференции или Съезда, выполнение решения об исключении.

Примечание. Член РКАС, дело которого находится в стадии расследования, временно отстраняется от конфедеральной деятельности.

7) Каждый член РКАС получает от Секретариата своей группы членский билет за регистрационным №, программу и устав РКАС.

8) При переходе члена РКАС из одного предприятия, учреждения и т.п. в другое он автоматически вступает в новую группу по своему членскому билету, который обменивается на новый.

Примечание. В этом случае Секретариат Группы отсылает членский билет перешедшего в его старую Группу.

9) Каждый член, в любой момент, может выйти из РКАС, подав заявление и возвратив членский билет.

III. Кандидаты в члены

1) Желающий вступить в члены РКАС заявляет о том в Секретариат Группы, для зачисления в число кандидатов.

Примечание. Срок пребывания кандидатом не зависит от времени, но определяется усвоением им основных начал Анархо-Синдикализма, Программы и Устава РКАС и ознакомлением группы с личностью кандидата.

2) Кандидаты могут присутствовать на общих собраниях, но только открытых, с совещательным голосом.

3) Кандидаты платят в кассу Группы взносы, в размере членских. Кандидатам может быть поручена некоторая конфедеральная работа.

IV. Организационные принципы и структура

1) Основным организационным принципом строения РКАС является федерализм, доведенный до конца.

2) Все организации и члены РКАС автономны в своих действиях и решении всех вопросов. Принципиальные вопросы программы, тактики и организации окончательно разрешаются лишь Всероссийским Съездом РКАС.

3) РКАС строится по территориальному признаку. Организация, обслуживающая какую-либо территорию, является объединяющей и руководящей по отношению к организациям, расположенным в ее пределах.

4) Группа А.-С. Организационной единицей РКАС является Группа, объединяющая всех членов РКАС, работающих в данном предприятии, учреждении, селении, воинской части и т.д.

Примечание 1. Минимальный состав Группы – пять человек.

Примечание 2. Несколько мелких учреждений, предприятий и т.д., близко расположенных друг от друга, образуют одну Группу.

5) В каждом учреждении, предприятии и т.д. может быть лишь одна группа.

6) Отдельные члены, работающие в тех предприятиях, учреждениях и т.д., где в данный момент нет группы, до создания таковой объединяются в общие группы временного типа.

7) Городская Федерация А.-С. Группы, расположенные на территории большого города, объединяются в Районные Федерации, а кроме того, все вместе взятые в Городскую Федерацию.

8) Уездная Федерация А.-С. Группы, расположенные на территории уезда, объединяются в Волостные, Местные и Мелких Городов Федерации, а кроме того, все вместе взятые в Уездную Федерацию.

9) Губернская Федерация А.-С. Все Группы Городских и Уездных Федераций в одной губернии объединяются в Губернскую Федерацию.

10) Российская Конфедерация А.-С. Все Городские, Уездные, а также Губернские Федерации вместе со всеми группами образуют Российскую Конфедерацию.

11) Каждая организация, при отсутствии Федерации, могущей ее объединить в обычном порядке, входит в следующую, более сложную организацию на правах отсутствующей промежуточной.

12) Каждая организация имеет свою печать, оттиски которой присылаются в Исполнительное Бюро своих Федераций и в РКАС.

13) Присоединение организации к соответствующей Федерации производится Общим Собранием или Конференцией последней.

14) В случае мотивированного отвода со стороны каких-либо органов РКАС о присоединении вопрос разрешается Исполнительным Бюро РКАС и утверждается Съездом РКАС.

15) Роспуск организации может быть произведен только Общим Собранием, Конференцией или Съездом объединяющей Федерации. Роспуск должен быть подробно мотивирован и сообщен Исполнительному Бюро РКАС для извещения по всей Конфедерации.

Примечание 1. Члены распущенных групп перерегистрируются и, в крайнем случае, могут объединяться в группы временного типа. Отдельные группы или федерации распущенных объединений могут быть оставлены в РКАС для организации новых объединений.

Примечание 2. Для роспуска организации требуется не менее 3/4 голосов Общего Собрания, Конференции или Съезда.

16) Постановление о роспуске может быть обжаловано в Съезд РКАС, решение которого в этом отношении является обязательным.

17) Каждая организация РКАС может ликвидировать свою деятельность и распустить себя решением своего Общего Собрания или Конференции.

Примечание 1. Члены этой организации должны быть заранее оповещены о рассмотрении вопроса ликвидации.

Примечание 2. Для ликвидации требуется не менее 3/4 голосов Общего Собрания или Конференции.

Примечание 3. Решение о ликвидации должно быть сообщено Исполнительному Бюро объединяющей Федерации.

18) Печать, документы и имущество распущенной или ликвидированной организации передаются в ведение Исполнительного Бюро объединяющей ее Федерации.

V. Регулирующие органы

1) Деятельность каждой организации регулируется ее Общим Собранием, Конференцией или Съездом.

Примечание 1, Общее Собрание существует у групп, а также у Волостных, Местных, Мелких Городов, Районных и Городских Федераций. Организации, которые по территориальным условиям не могут созывать общих собраний, как-то: Уездные и Губернские Федерации, созывают конференции, Российская Конфедерация имеет конференции и съезды.

Примечание 2. В больших волостях, за невозможностью созвать общее собрание, последнее заменяется конференцией, в этом случае применяются пп. 2-в) и 4-в) этого раздела.

2) Общие собрания, конференции и съезды созываются периодически своими Секретариатами или Советами посредством Исполнительного Бюро:

а) Общие Собрания групп – не реже одного раза в неделю;

б) Общие Собрания Волостных, Местных, Мелких Городов, Районных и Городских Федераций –

не реже одного раза в месяц;

в) Конференции Уездных Федераций – не реже одного раза в два месяца;

г) Конференции Губернских Федераций – не реже одного раза в три месяца;

д) Конференции Российской Конфедерации – не реже трех раз в год.

3) Экстренные Общие Собрания, Конференции и Съезды созываются своими же Секретариатами или Советами (посредством Исполнительного Бюро):

а) или по собственной инициативе;

б) или по требованию своей Ревизионной Комиссии;

в) или по требованию 1/3 членов данного объединения;

г) или по требованию 3-х организаций этого объединения.

4) Каждая из указанных в п. 2 этого раздела группировок имеет право самостоятельно организовывать созыв Общих Собраний, Конференций или Съездов лишь в случае, если их исполнительные органы не созывают их, как в порядке периодичности, так и по экстренному требованию:

а) Общие Собрания группы – в течение трехдневного срока;

б) Общие Собрания Волостных, Местных, Мелких Городов, Районных и Городских Федераций в

течение пятидневного срока;

в) Конференции Уездных Федераций – в течение десятидневного срока;

г) Конференции Губернских Федераций – в течение месячного срока;

д) Конференции Российской Конфедерации – в течение двухмесячного срока;

е) Всероссийские съезды в течение трехмесячного срока.

5) Общие Собрания, как групп, так и федераций, составляются из членов этих организаций. Конференции федерации и Всероссийские Съезды образуются из делегатов от Общих Собраний Групп по одному от каждой, независимо от числа объединяемых ими членов. Конференции Российской Конфедерации образуются из делегатов от Общих Собраний Городских и Конференций Уездных и Губернских Федераций, по одному от каждой.

Примечание. Члены исполнительных органов Федераций и Конфедераций могут присутствовать на Конференциях и Съездах с правом совещательного голоса.

6) Вопросы, подлежащие обсуждению Конференций и Съездов, должны предварительно рассматриваться делегирующими организациями с тем, чтобы делегаты являлись на Конференции и Съезды с определенными наказами (императивными мандатами).

7) Общие Собрания, Конференции и Съезды РКАС заслушивают и обсуждают отчеты своих исполнительных органов, Ревизионных и других Комиссий, избирают для них членов и различных делегатов, обсуждают текущую жизнь в местном, Российском и Интернациональном масштабах, разбирают вопросы программы, тактики и организации, разрешают конфликты и т.д.

Примечание. Заключения по вопросу Программы и Устава РКАС, всех регулирующих органов, за исключением Всероссийских Съездов, носят характер анкетный, служащий материалом для работ Всероссийских Съездов; только последние имеют право изменять и дополнять Программу и Устав РКАС.

8) Резолюции, принятые различными Конференциями и Съездами, входят в силу лишь по утверждению их организациями на местах. Но по вопросам, которые необходимо немедленно проводить в жизнь, Конференции имеют право выносить обязательные постановления.

9) Все программные, тактические, организационные и другие вопросы данного момента разрешаются простым большинством голосов присутствующих на Общих Собраниях, Конференциях или Съездах. Некоторые практические вопросы, предусмотренные настоящим Уставом, разрешаются иначе (разд. II – п. 5, разд. IV – пп. 15 и 17).

VI. Исполнительные органы

1) Каждая организация имеет исполнительные органы: Советы с Исполнительным Бюро или Секретариаты.

Примечание. Секретариаты существуют лишь у Групп.

2) Секретариаты Групп избираются их Общим Собранием.

3) Советы Федераций Районных, Волостных, Местных и Мелких Городов образуются из делегатов от групп, по одному от каждой.

4) Советы Городских Федераций образуются из делегатов Советов Районных Федераций, по одному от каждой.

5) Советы Уездных Федераций образуются из делегатов Советов Волостных, Местных и Мелких Городов Федераций, по одному от каждой.

6) Советы Губернских Федераций образуются из делегатов Городских и Уездных Федераций, по одному от каждой.

7) Совет Российской Конфедерации образуется из делегатов Советов Губернских Федераций, по одному от каждой.

8) Исполнительное Бюро Федераций и Конфедерации выбираются их Общими Собраниями, Конференциями и Съездами.

9) Максимум срока полномочий Секретариатов, Советов и их Исполнительных Бюро определяется:

а) для Групп, Районных, Волостных, Местных, Мелких Городов и Городских Федераций – тремя

месяцами,

б) для Уездных и Губернских Федераций – от Конференции до Конференции,

в) для Российской Конфедерации – от Съезда к Съезду.

Примечание 1. Для федераций больших волостей см. пункт «б»,

Примечание 2. Делегаты советов могут досрочно отзываться органами, их пославшими.

Примечание 3. Секретари групп и члены Исполнительных Бюро могут быть досрочно удалены своими Общими Собраниями и Советами и заменены новыми из среды последних.

10) Секретариаты групп, а также Исполнительные Бюро Федераций и Конфедерации собираются не реже одного раза в неделю.

11) Советы Федераций и Конфедерации собираются не реже одного раза в месяц.

12) Советы, в пределах постановления Общих Собраний, Конференций или Съездов, руководят всей деятельностью соответствующих организаций, дают очередные директивы по основным вопросам, деятельности.

13) Советы могут организовывать различные Секции, как-то: организационные, агитационно-пропагандистские, библиотечные, лекторские, кружковые, школьные и т.д.

VII. Ревизионные органы

1) Каждая организация имеет Ревизионную Комиссию.

2) Ревизионные Комиссии избираются соответствующими Общими Собраниями, Конференциями или Съездом.

Примечание. Члены Ревизионных Комиссий не могут совмещать свою деятельность с работой в подотчетных органах.

3) Ревизионные Комиссии избираются на равные, с соответствующими Секретариатами или Исполнительными Бюро, сроки (см. разд. VI – п. 9).

VIII. Конфедеральная дисциплина

1) Каждый член РКАС должен в любой момент принять на себя выполнение всех обязанностей, вытекающих из признания основных программных, тактических и организационных принципов РКАС.

2) За нарушение основных программных, тактических и организационных принципов РКАС, Устава РКАС, постановлений Общих Собраний Групп, решений третейского суда, за дезорганизаторские и неблаговидные с точки зрения анархической этики поступки, за пассивность, за непосещение Общих Собраний, непроявление деятельности, неуплату членских взносов в течение 3-х месяцев без уважительных причин член РКАС может быть исключен.

IX. Средства

1) Средства всех организаций образуются из вступительных, членских и добровольных взносов, организационных отчислений и доходов с предприятий, лекций, библиотек и т.д.

2) Размер вступительного взноса определяется полудневным заработком, а ежемесячного членского взноса – однодневным заработком.

3) Каждая организация делает ежемесячно 25% отчислений всех своих доходов в кассу объединяющей ее организации.

4) Организации РКАС могут создавать различные предприятия, как-то: издательство, библиотеки, коммуны, артели, кооперативы и т.д.

Примечание. Предприятия автономны в своей технической деятельности и подотчетны Совету или Секретариату по принадлежности.

№ 426. ОБРАЩЕНИЕ ВРЕМЕННОГО ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО БЮРО РКАС К АНАРХИСТАМ РОССИИ

5 октября 1920 г., г. МОСКВА

Каждый серьезный анархист, положа руку на сердце, не кривя душой, должен с прискорбием признать, что все усилия, вся работа и энергия, затраченные всеми нами вместе, как велики они ни были, не дали должных результатов; в России нет организованного Анархического движения среди рабочих и крестьян.

Правда, наша агитация и пропаганда, которую до сих пор мы вели, кто как умел, кто как хотел, без всякого плана, без ясного представления об основах вольного строя, хотя бы в первоначальной стадии, следующей тотчас же за уничтожением Государства и частной собственности, все-таки принесла громадную пользу; работа проделана большая: вспахана новь, целина, теперь Анархизмом интересуются широкие трудовые массы, но движения все-таки нет среди них; расчищен путь для него, но еще в недостаточной степени.

Анархисты вообще мало интересовались организационной стороной своего движения; они удовлетворялись лишь примитивными формами объединения – группами, в большинстве не связанными или, в лучшем случае, весьма слабо связанными между собой. Связь их между собой конкретно выражалась в съездах, на которые в большинстве случаев съезжались люди, не представлявшие в полной мере группы, или просто элементы случайные. Кроме того, пренебрежительное отношение к организованному рабочему движению и его учреждениям: союзам и пр. приводило нас к тому, что мы не вели организационно-пропагандистской работы среди трудящихся, не организовывали их в предприятиях, мастерских и деревнях, не пользовались профессиональными объединениями, не стремились упорной, кропотливой работой поставить их на анархические рельсы, мы забыли или отвергали, не продумав в достаточной степени, золотые слова П.А. Кропоткина, что «их дух, состав идей, настроение для нас то же, что для социал-демократов дух и состав будущего социалистического правительства», мы не сознавали важности завоеваний базы в рабочей и крестьянской среде. Вот почему мы до сих пор беспочвенны, оторваны от масс и не представляем из себя силы, с которой должны были бы считаться все, а мы могли бы создать такую силу, тем более что первые дни нашей революции благоприятствовали для нашей работы в этом направлении, но мы упустили момент, а те попытки, которые делались в этом направлении, кончались неудачами, так как не встречали поддержки в анархической среде. Hо снявши голову, по волосам не плачут. Не плакать и вздыхать или злопыхать на обстоятельства, большевиков и прочее нам теперь надо, а приступить с удвоенной энергией, преданностью к кропотливой, незаметной и тяжелой работе среди крестьян и рабочих по их объединению и созданию Российской Конференции Анархо-Синдикалистов, могущей обеспечить успех нашего начинания.

Попытки создания Конфедерации уже имели место в 1918 году.

По инициативе группы «Голос Труда», тогда еще единой, была созвана в августе Первая Всероссийская Конференция, на которой был избран Секретариат141. Секретариату удалось созвать Вторую Конференцию в ноябре того же года142. На этой Конференции Секретариат сложил свои полномочия, которые были вручены питерским товарищам, последние должны были вести работу в духе первых двух Конференций и созвать третью. Но условия к этому времени резко изменились, работа пошла на убыль, и организованный с большим трудом Секретариат распался. Третья Конференция не ее состоялась, и основная цель – создание Конфедерации – не была достигнута143.

Начался развал в анархической среде, который продолжается и до настоящего времени.

Прошло полтора года со времени распада Секретариата Анархо-Синдикалистов, а положение нисколько не изменилось… Попыток собрать и объединить разлагающееся движение почти не было, а те, которые были, носили ублюдочный и несерьезный характер, а потому и не удались.

Оно и понятно. Ведь серьезная анархическая работа началась только лишь с революции 1917–18 годов, анархическую же работу 1905–06 гг. не приходится принимать в расчет в силу ее хаотического и неорганизованного характера, в силу смутного представления об анархизме большинства деятелей и участников движения этого периода и в силу многих других причин.

Начальный период нашего движения в современную революционную эпоху в известной мере, и даже весьма значительной, был похож на период 1905–06 гг.: была отдана дань прошлому. Но мало-помалу пережитки прошлого: его непродуманная тактика, туманная, отвлеченная, оторванная от жизни «теория», изживались, правда, болезненно; теперь можно думать, что движение приходит к одному общему знаменателю: к рабочему анархическому коммунизму в форме Анархо-Синдикализма.

Правда, в настоящее время еще имеются болячки на анархическом теле вроде шарлатанской «теории» социотехникализма с его новым языком, невежественного «Универсализма» и шарлатанской тактики некоторых водителей анархического коммунизма, но все это – «тучки рассеянной бури», которые не сегодня – завтра перестанут «печалить ликующий день» истинного анархизма (Бакунино-Кропоткинского), т.е. анархо-синдикализма. Они уйдут так же бесследно, как и пришли, здоровое тело справится с этими болячками, больное место заживет, не оставив и признака.

Наличность этой уверенности, однако, не дает нам права на бездействие и простое созерцание; наоборот, она обязует нас ускорить процесс ее реализации через организацию своих сил, планомерную работу и борьбу.

Так и поступила часть товарищей, входивших в состав Секретариата Первого Созыва, они решили поднять упавшее знамя организованного Анархического, т.е. Анархо-Синдикалистского движения. Они потребовали от некоторых из бывших членов Секретариата Второго Созыва все материалы и дела, объявили себя Временным Исполнительным Бюро Российской Конфедерации Анархо-Синдикалистов, права и обязанности которого кончаются на ближайшей Конференции или Съезде.

Задачи, которые стоят перед Бюро, это – выработать и послать на обсуждение всем группам и отдельным товарищам устав и программу Конфедерации, создать Конфедерацию и созвать Съезд.

С частью указанной работы Бюро уже справилось: выработан и разослан по группам Проект Устава Р.К.А.-С.144, теперь на очереди программа. Разработать программу, однако, куда труднее, чем Устав; эта работа весьма сложная, трудная и требует времени. Форсировать же работу по выработке программы Исполнительное Бюро не считает нужным и целесообразным, несмотря на жгучую потребность в ней. Однако организационная работа требует, для подбора единомышленников и крепкой связи с ними, точно и ярко выраженной физиономии и резко-отчетливой, выпуклой линии поведения, т.е. все той же программы или нечто, ее могущее заменить. Таким «нечто» и являются предлагаемые резолюции Первой и Второй Конференций Анархо-Синдикалистов, имевших место в Москве в конце августа – первая и в конце ноября 1918 г. – вторая, с приложением резолюций, выносившихся на съездах профсоюзов145. Предлагаемые резолюции вполне ясно определяют отношение Анархо-Синдикалистов к самым важным, основным вопросам программы, конечно, некоторые из них уже устарели, одни целиком («текущий момент», «о бирже труда»), другие частично, но тем не менее все они, в общем и целом, правильно освещают основные устои вырабатываемой программы и дают ясное понятие и представление о физиономии и поведении Российской Конфедерации Анархо-Синдикалистов.

Исходя из изложенных выше соображений, Р.К.А.-С. и предлагает данные резолюции «вместо программы», которыми должны руководствоваться впредь до издания программы все организации Р.К.А.-С. и каждый ее член.

Москва, 5 октября 1920 г.

№ 427. ОБРАЩЕНИЕ
Заграничного Бюро по созданию Российской Конфедерации Анархо-Синдикалистов к Международному Революционному Пролетариату и Анархическим Организациям всех стран

Дорогие товарищи!

Теперь, когда волны бушующей в России коммунистической реакции, превзошедшей, по силе своего проявления, террористическую практику испанской буржуазии, выбросили нас из российских тюрем на негостеприимный берег социал-демократической Германии, мы считаем своим долгом, изложив положение дел в России, обратиться к вам с призывом помочь нам в нашей борьбе, ибо наша борьба – ваша борьба, наши стремления – ваши стремления, наша победа – ваша победа.

Революция умерла, да здравствует Революция!..

Великая русская революция задушена, дух ее убит. Голодные массы трудящихся, измученные старыми и новыми экономическими и прочими опытами большевиков, – разочаровались и не знают, где выход.

При помощи вымуштрованной Красной армии, беспощадной жандармерии, сети сыскных отделений с застенками и 200–300 тысяч до зубов вооруженных коммунистов Центральному Комитету Российской Коммунистической Партии удалось неслыханными жестокостями поработить пролетариат и крестьянство во имя диктатуры пролетариата…

Всякая попытка избавиться от Абдул-гамидо-марксистского режима и от ига Коммунистической партии жестоко подавляется военной силой и револьвером чека. Коммунистическая власть не останавливается перед массовыми расстрелами, когда ей приходится усмирять справедливо возмущенных революционных крестьян, рабочих и матросов. Немало деревень Центральной России, Поволжья и Украины снесено с лица земли артиллерией Троцкого. Немало перебито и расстреляно рабочих и матросов за «контрреволюционное» восстание в Кронштадте. Особые отделы, тюрьмы и концентрационные лагеря необъятной «Советской» России переполнены анархистами, левыми социалистами, беспартийными революционными рабочими, немало их сослано в далекие, дикие и голодные северные окраины. Но не помогают царствующей «коммунистической» партии застенки и расстрелы: пропаганда Социальной Революции, пропаганда анархо-синдикалистских идей не пропали даром. На Урале, в Центральной России и на Украине создаются и крепнут анархические и анархо-синдикалистские группы и организации. Среди трудящихся города и деревни все более усиливается интерес к нашим словам, к нашему пониманию безгосударственного и федералистического укрепления и создания Социальной Революции. Пролетарская молодежь зачитывается Малатеста, Кропоткиным и Бакуниным, книги которых еще не повсюду изъяты бдительной чека. Но назревают новые жгучие вопросы, введена «всерьез и надолго» новая экономическая политика, тысячи рабочих отдаются «рабоче-крестьянской властью» в кабалу своим и чужеземным капиталистам, Радеки, Красины и Раковские едут на поклон к Пуанкаре и Ллойд-Джорджу, призывая, в то же время, к единству пролетарского фронта с Носке, Шейдеманом и другими реформистами. Истерзанная и томящаяся в плену диктатуры коммунистической партии Революционная Россия жаждет живого анархического слова, ждет мощного призыва к организации и к новой борьбе. Вы знаете, кроме того, что лживый и пагубный мираж коммунистического Интернационала еще крепко владеет умами многих европейских и заокеанских пролетариев. Беспринципная демагогия и московские субсидии помогают некоторым подкупленным или честолюбивым «лидерам» вести за собою обманутые массы…

Мы, группа анархо-синдикалистов, изгнанные из Советской России ЦК Российской Коммунистической Партии, взяли на себя обязательство перед Социальной Революцией, перед рабочей и крестьянской Россией, перед товарищами, оставшимися в тюрьмах «коммунистической» партии, не прекращать нашей борьбы за наш идеал экономической и духовной свободы, за Анархическую Коммуну!

Наш долг – призывать порабощенных трудящихся России к организации своих сил для «решительного и последнего» боя, просвещать учительство, овладеть умами молодежи. Мы должны все силы положить на борьбу с кнуто-коммунистическим режимом, который хочет прийти на смену прогнившему капиталистическому строю.

Ваш долг, товарищи, прийти к нам на помощь в деле постановки вольного русского анархического печатного слова, которое поставит себе целью бороться с существующей красной реакцией и намечать вехи будущей безвластной и противогосударственной Революции.

Помогая нам, морально и материально, в нашей трудной и ответственной работе, Вы этим выскажете, лучше всего, Ваш гнев и возмущение против невыносимой диктатуры социалистического государства и все Ваши живые симпатии к подлинно революционной России Бакунина и Кропоткина.

Мы твердо уверены, товарищи, что Вы не останетесь глухи к нашему призыву. Наши цели – ваши цели, наша борьба – ваша борьба. Мы, как говорили когда-то польские мятежники, боремся за нашу и вашу свободу.

С товарищеским приветом.

Заграничное Бюро по созданию Российской Конфедерации Анархо-Синдикалистов

[Предположительно, начало 1922 г.]

№ 428. [ДАВЫДОВ A.] ПОВОРОТНЫЙ ПУНКТ В ИСТОРИИ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И ПРОПАГАНДА АНАРХО-СИНДИКАЛИСТОВ В БЛИЖАЙШИЙ ПЕРИОД146

Анархо-синдикализм не может быть концепцией чисто философской или исключительно социальной. Поэтому мы не можем ограничиться формулой исключительно наших философско-этических идеалов; мы не можем также воспринимать какую-нибудь определенную политическую доктрину, ни ограничиться негативной позицией отрицания политики; и, наконец, мы не можем осудить себя на тредюнионистское вырождение через реформистский синдикализм. Формулировка общего нашего миросозерцания не является для анархистов действия самым срочным делом, и я предоставляю ее сделать товарищам более компетентным, нежели я, в вопросах философии; я ограничусь поэтому изложением тактической части нашей программы и лишь намечу организационные вехи.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ОТПРАВНЫЕ ПУНКТЫ

А) Первый период Октябрьской революции, то есть 1918–1920 гг., протекли под знаком раздувания революционного пламени по всему миру, в расчете на мировую победоносную революцию; этот период носил внешне характер социалистической революции, которая в действительности оказалась социалистической лишь в смысле аграрном.

Б) В этот первый период анархисты-практики находились в двух различных лагерях. Одни считали момент вполне назревшим для анархической революции и группировались в «НАБАТЕ» или в Гуляй-Поле, а другие находили большевизм максимумом исторических возможностей в России, работали вместе с коммунистами и никакой самостоятельной позиции не выявляли. Впрочем, нашлась еще третья категория анархистов, которая и Октябрьскую революцию считала преждевременной и, чтобы не очутиться в меньшевистско-эсеровском лагере, совсем ушла в сторону от событий.

В) Поворотный пункт в истории Русской Революции обозначился следующими обстоятельствами:

За рубежом: 1) Поражением Венгерской и Баварской революций; 2) Кризисом Германской революции; 3) Образованиями новых «священных союзов» в борьбе с революцией в Европе; 4) Гегемонией фашизма в Италии; 5) Усилием реакции во Франции и б) Узкотред-юнионистским содержанием внешне революционного английского рабочего движения.

Внутри России: 1) Почти полным падением производства и распылением рабочего класса; 2) Несостоятельностью системы огульной национализации производства и торговли; 3) Начавшимися восстаниями, взрывом мелкобуржуазной стихии и 4) Ликвидацией гражданских фронтов.

В результате: уничтожение разверстки, отступление к государственному капитализму, раскрепощение частной инициативы, свобода торговли, то есть НЭП(О).

Г) Ближайшие последствия НЭП(О): 1) экономические, политические, а возможно даже военные договоры и соглашения РСФСР с буржуазно-капиталистическими государствами; 2) признание буржуазной Европой принципа сосуществования государств старой формации с новым типом государства, представляющим переходную форму к государственному социализму; 3) возможность участия РСФСР в новых международных комбинациях, а следовательно, в новых возможных войнах; 4) нарождение нового торгово-промышленного класса буржуазии в России; 5) нарождение нового класса промышленного и торгового пролетариата; 6) ослабление интернационалистских и кристаллизация национальных идей.

Независимо от задач, какие может себе ставить анархо-синдикализм в первый революции (что имеет сейчас лишь исторический интерес), необходимо формулировать таковые в отношении периода, начавшегося за поворотным пунктом.

НАША ТАКТИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА

1) Признание Октябрьской революции и руководящего в ней положения коммунистической партии.

2) Признание международного значения РСФСР, являющегося в настоящий момент единственным государством – оплотом сопротивления международной реакции и исключительным по своему значению фактором революции на Востоке, направленной к уничтожению колониального рабства. 3) Определение Октябрьской революции как социальной и аграрной, ставшей в русских условиях неизбежной стадией по пути к революции социальной.

4) Признание в советском государстве нового и могучего исторического фактора, воплощающего в себе идеалы среднего крестьянства и недоразвитого полукрестьянского рабочего класса.

5) Признание необходимости в противовес нарождающейся в России экономической монополии торгово-промышленной буржуазии организовать силы индустриального, ремесленного, транспортного, торгового и сельскохозяйственного пролетариата.

6) Признание необходимости объединения анархо-синдикалистических элементов на единой платформе в организованную дисциплинированную силу для пропаганды анархических идей и подготовки рабочего класса к необходимому сопротивлению и к новым завоеваниям.

7) Признание необходимости борьбы со всеми уклонениями советского государства в сторону капитуляции перед международным империализмом и перед буржуазной стихией внутри страны, в сторону возвращения к полицейщине, к бюрократизму и к постепенному уничтожению революционных завоеваний рабочего класса; одновременно с этим активная поддержка советского государства во всех положительных его мероприятиях, в особенности в отношении дальнейшего усиления им в международном масштабе революционных позиций пролетариата в Европе и колониальных народов на Востоке.

8) Признание необходимости строгого отмежевания от всех элементов революционной фразы и идейной путаницы, способных при современной международной конъюнктуре лить воду на мельницу контрреволюции; в особенности – отмежевания от прикрывающихся знаменем анархии буржуазно-демократических и реставрационных стремлений.

9) Поддержка советского государства в его борьбе против международного капитала и против попыток политической и социалистической реставрации изнутри.

10) Борьба против всяких попыток советского государства под предлогом контрреволюционной угрозы или военной необходимости лишения политических свобод рабочего класса; в частности, борьба за раскрепощение пролетарской и анархической печати и против преследования господствующей коммунистической партией своих идейных противников слева – анархистов.

11) Поддержка советского государства в его мероприятиях по национальному раскрепощению Востока от оков колониального рабства, а также его выступлений в пользу всеобщего разоружения.

12) Борьба против всяких попыток советского государства под предлогом военной или торговой необходимости и под влиянием царских спецов и империалистически настроенных коммунистов возвратиться постепенно к внешней политике царизма, и в частности к договорам и соглашениям с империалистическими государствами о разделе сфер влияния и эксплуатации колониальных и полуколониальных стран; а также использовать Красную армию в агрессивных целях или для вмешательства в войну между капиталистическими странами.

13) Проведение через профессиональные союзы и экономические органы государства идеи организации коллективного производства, распределения и обмена, а также поддержка последних (то есть экономических органов) в деле насаждения крупных предприятий общегосударственного значения (транспорт, электроэнергия и т.д.) на основах полной неприкосновенности завоеваний рабочих в области охраны труда.

14) Борьба со всеми попытками советского государства под предлогом экономической разрухи нового закабаления пролетариата иностранному и отечественному капиталу, в особенности против раздачи в концессии уже функционировавших ранее предприятий.

15) Поддержка всевозможных мероприятий в отношении усиления влияния в государстве пролетариата и улучшения его экономического быта; в особенности же выдвигание мер к усилению роли и влияния профессионально-производственных союзов, фабрично-заводских комитетов и других органов пролетарской самодеятельности.

16) Борьба против всяких попыток советского государства под давлением наступающего капитала и буржуазных руководителей экономических органов страны втиснуть профессиональные союзы в рамки столыпинского закона 1906 года и низведения фабрично-заводских комитетов до советов старост по закону 1903 года; борьба против фактического упразднения права стачек под шаблонными и демагогическими предлогами.

17) Борьба со всеми попытками советского государства под влиянием военспецов и в условиях растущего в крестьянской среде национализма превратить Красную армию в орудие международных военных соглашений, воскресить в ней держимордовскую дисциплину и низвести постепенно политическое воспитание красноармейцев к полусоциалистической и полупатриотической словесности.

ОБ ОТНОШЕНИИ К ВЫБОРНЫМ ГОСУДАРСТВЕННЫМ ОРГАНАМ

Не ставя себе задачей захват политической власти и не придавая значения соотношению идейных и партийных сил в государственных и муниципальных органах (советах, исполкомах и циках), а считая своей естественной базой экономическую организацию пролетариата, анархо-синдикалисты не консервируют, однако, анархические традиции воздержания в процедуре выборов в государственные учреждения. Разъясняя рабочим массам во время избирательных кампаний универсальный характер синдикализма и необходимость экономической подготовки к овладению общественным производством, анархо-синдикалисты проводят с агитационной целью своих кандидатов во все выборные органы, за исключением исполнительных (ревкомы, исполкомы, совнаркомы и т.д.).

ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ ВОПРОС

Термин «партия» скомпрометирован в глазах европейского и американского пролетариата, как синоним организации демагогов и политиканов в борьбе за казенный пирог и влияние в государстве. С термином «партия» в сознании пролетариата укоренилось представление о внеклассовой организации единомышленников, стремление которых не лежит в плоскости социальной трансформации общества, а лишь в плоскости борьбы за власть при большем или меньшем сохранении социалистического порядка.

Если же иметь в виду, что анархо-синдикалисты никогда не представляли себе осуществление своего идеала иначе, как посредством победы экономических организаций пролетариата, то есть через синдикализацию производства, то, естественно, нам незачем уподобляться в вопросе организационном нашим противникам из государственного лагеря. Наша организация должна быть союзом анархо-синдикалистов, и точнее, союзом анархо-синдикалистской культуры, так как организации единомышленников мы не приписываем иного значения, как органа пропаганды. Организация, призванная совершить революцию, – это союз производственных синдикатов. Наше признание – пропаганда анархо-синдикалистских идей, в частности пропаганда организации революционных синдикатов.

В каждом союзе, кооперативе, заводском коллективе, культурно-просветительной организации и других органах пролетарской самодеятельности анархо-синдикалисты объединяются в особые кружки или группы для постоянной работы в данном учреждении или предприятии и соединяются в более обширные организации по производствам и районам.

Наоборот, внутренний строй нашей организации должен подходить близко по своему типу к политическим партиям, но отнюдь не в смысле погони за большим количеством членов и вербовки всякого безыдейного, неустойчивого и даже подозрительного элемента, а лишь в распространении на нас принципов строгой организации и суровой товарищеской дисциплины.

Создание аппарата из испытанных и морально доброкачественных товарищей, который мог бы перебрасывать все наличные силы анархо-синдикализма из города в город, из одного производства в другое; который мог бы проводить в нужные моменты определенные кампании пропаганды, единовременные и под едиными лозунгами; чтобы этот аппарат мог собрать воедино все наши расположенные (и лишенные традиции дисциплины) силы, чтобы таким образом довести до максимума наше напряжение и результаты нашей работы – вот что нам нужно.

Первым шагом к образованию «Всероссийского Союза анархо-синдикалистской пропаганды» является образование в Москве временного инициативного центра и регистрация товарищей, отдающих себя в полное распоряжение этого центра.

Инициативный центр, если он не сможет сделать большего, только обязан во всяком случае приступить немедленно к изданию печатного органа для разработки и дискуссии программных, тактических и организационных вопросов.

Шестимесячного срока будет достаточно: 1) Для установления единомыслия по важнейшим вопросам, 2) для концентрации вокруг инициативного центра всех наличных в республике сил анархо-синдикалистов, стоящих за организацию и дисциплину против распыленности и ложного индивидуализма; стоящих за практическую работу и против перманентного критицизма; стоящих на точке зрения признания Октябрьской революции как переходной фазы к социализму и отрицающих кустарничество и подпольный бомбизм.

Тех же шести месяцев хватит на подготовку съезда, в котором могут участвовать исключительно организации «Союза анархо-синдикалистской пропаганды», а не свободные художники – любители анархизма.

Созывая съезд, инициативный центр должен поставить себе не широкие, а узкие задачи. Не собирание со всех концов земли разнокалиберных и разноцветных анархистов, большинство которых всегда состоит из ницшеанцев, толстовцев, пацифистов, эгоцентристов, интериндивидуалистов и прочего псевдоанархистского хлама, а исключительно из элементов деловых и способных к организации и дисциплине – из среды анархо-коммунистов и анархо-синдикалистов.

Если в процессе работы инициативного центра ему придется встретиться с колеблющимися и нерешительными товарищами, расположенными больше к абстрактной мысли, чем к практическому действию, то к ним должен быть применен безоговорочный принцип полнейшего отмежевания, категорического и непримиримого, что не только не помешает, а лишь поможет через известный промежуток времени истинно идейным товарищам покончить со своим колебанием и расхлябанностью и войти в среду действующего анархизма, в «Союз анархо-синдикалистской пропаганды».

30 июня 1922 г. Москва.

№ 429. УСТАВ КНИГОИЗДАТЕЛЬСКОГО КООПЕРАТИВА «ГОЛОС ТРУДА»

I. Общие положения

§ 1. Книгоиздательский кооператив «ГОЛОС ТРУДА» имеет своей основной задачей издание и распространение среди населения произведений печати – общелитературных, периодических, специальных по всем отраслям научного знания и учебных пособий.

§ 2. В целях наилучшего обеспечения основной задачи кооперативу предоставляется открытие собственных книжных магазинов и складов с отделениями на местах.

§ 3. Со дня регистрации Устава кооператив есть самостоятельное юридическое лицо и ему предоставляется право возбуждать необходимые ходатайства в подлежащих учреждениях, вступать в договорные отношения с учреждениями и лицами и производить все дозволенные законом коммерческие операции.

§ 4. Кооператив имеет печать и издательскую марку.

§ 5. Правление кооператива находится в Москве.

II. Средства Кооператива

§ 6. Кооператив имеет капиталы: основной и оборотный, а также может образовать спецкапиталы.

§ 7. Основной капитал состоит из обязательных паевых взносов членов кооператива в размере (100 рублей) золотом каждый, % отчисления с прибыли в размере, ежегодно определяемом Общим собранием кооператива, и служит обеспечением обязательств кооператива.

§ 8. Оборотный капитал составляется из свободной наличности и служит для ведения всех хозяйственных операций кооператива.

§ 9. Специальные капиталы с особыми целевыми паями образуются решением Общих собраний, устанавливающих также и порядок их расходования.

§ 10. Капиталы кооператива не подлежат взысканиям по личным обязательствам и долгам его членов.

III. Состав Кооператива

§11. Членами кооператива состоят все его основатели и все подписавшие настоящий Устав перед его регистрацией.

§ 12. Прием в члены кооператива производится единогласно решением всех членов кооператива, находящихся в Москве на день собрания.

§ 13. Вновь вступающий член кооператива несет ответственность по всем обязательствам последнего, возникшим до вступления его в члены.

§ 14. По обязательствам и долгам кооператива все члены отвечают помимо имущества и капиталов кооператива полной стоимостью своих паев.

§ 15. Каждый член кооператива пользуется только одним голосом.

§ 16. Член кооператива может выйти из него, подав соответствующее письменное заявление. Срок выбытия устанавливается постановлением Правления, но не позже окончания операционного полугодия.

§ 17. Выбывающий член кооператива получает полностью внесенный им пай, за исключением тех случаев, когда обязательства или; долги кооператива превышают стоимость его имущества и капитала.

§ 18. В случае смерти члена кооператива, если долговые обязательства кооператива не превышают стоимости его имущества и капиталов, пай умершего члена выдается его наследникам.

§ 19. Исключение из членов кооператива за неподчинение Уставу или решениям Общего собрания членов или за предосудительное поведение требует не менее 3/4 голосов всех имеющихся в Москве день собрания членов кооператива.

§ 20. Удовлетворение паем исключаемого члена кооператива проводится с соблюдением условий, указанных в § 17.

IV. Управление делами Кооператива

§ 21. Управление делами кооператива ведают: а) Общее собрание; 6) Правление; в) Ревизионная комиссия.

§ 22. Общее собрание составляется из всех членов кооператива с правом для каждого одного решающего голоса.

§ 23. Общие собрания созываются: а) правлением не реже 1 раза в 2 месяца; б) по требованию Ревизионной комиссии; в) по требованию двух членов Кооператива.

§ 24. Общее собрание считается состоявшимся, если на нем присутствуют не менее 3/4 всех присутствующих в Москве членов кооператива.

§ 25. При отсутствии кворума собрание переносится на недельный срок и считается законным при любом числе членов.

§ 26. Обычные дела решаются простым большинством голосов; при равенстве голосов голос председателя дает перевес.

§ 27. Постановления об изменении Устава, прекращении деятельности кооператива, устранении должностных лиц и исключении членов требуют не менее 3/4 голосов всех присутствующих в Москве на день Собрания членов кооператива.

§ 28. Все члены кооператива должны быть ознакомлены с повесткой дня Общего собрания по крайней мере за 3 дня до последнего.

§ 29. Протоколы Общих собраний подписываются их председателем и секретарем.

§ 30. К компетенции Общих собраний относятся: а) рассмотрение плана деятельности, смет и отчетов кооператива; б) выбор должностных лиц; в) суждение об их деятельности; г) изменения и дополнения Устава; д) прием и исключение членов; е) постановление о прекращении действий кооператива; ж) суждение о размерах отчислений в основной капитал; з) разрешение вопросов о заключении займов, приобретении и отсуждении имущества; и) рассмотрение и утверждение отчетов Правления; к) разрешение других вопросов, вытекающих из основных заданий кооператива согласно настоящего Устава и превышающих компетенцию Правления.

§ 31. Правление есть исполнительный орган кооператива.

§ 32. Правление состоит из трех лиц, избираемых Общим собранием из числа членов кооператива.

§ 33. В случае болезни, вынужденной отлучки или смерти одного из членов кооператива исключение производится Общим собранием на обычном основании.

§ 34. Члены Правления избираются на один год и могут быть переизбраны.

§ 35. Вопрос о перевыборах членов Правления и о размещении его разрешается Общим собранием.

§ 36. На Правление возлагается: а) производство всех действий, вытекающих из заданий кооператива согласно настоящего Устава; б) представительство кооператива; в) прием, хранение и выдача денег; равно хранение ценностей и имущества кооператива; г) вступление в договорные отношения; д) заключение обязательств; е) делопроизводство кооператива; ж) счетоводство кооператива; з) составление отчета; и) созыв общих собраний; к) проведение в исполнение его решений; л) другие действия, связанные с осуществлением; целей кооператива.

§ 37. О всех серьезных разногласиях среди членов Правления председатель последнего доводит до сведения ближайшего Общего собрания.

§ 38. Ревизионная комиссия избирается из среды членов кооператива на 1 год в составе двух лиц.

§ 39. Ревизионная комиссия может в любое время обозревать? книги и делопроизводство Правления. За месяц до окончания операционного года ревизионная комиссия делает доклад Общему собранию о деятельности Правления.

§ 40. Все члены ревизионной комиссии принимают участие во всех заседаниях Правления с правом совещательного голоса.

V. Распределение прибыли

§ 41. Прибыль от деятельности кооператива поступает на распоряжение книгоиздательства и вспомогательных предприятий, указанных в §§ 1–3 настоящего Устава. Дивиденты по паям не выдаются.

§ 42. Из прибыли производятся отчисления в основной капитал, согласно порядка, указанного в §§ 8 и 31 настоящего Устава.

VI. Ликвидация кооператива

§ 43. Кооператив прекращает свою деятельность в силу: а) постановления Общего собрания членов кооператива; б) объявления последнего несостоятельным.

§ 44. В этих случаях Правление созывает Общее собрание для установления порядка ликвидации дел кооператива.

§ 45. Ликвидация производится решением Общего собрания или через специальную ликвидационную комиссию в составе не менее двух человек.

§ 46. Ликвидационная комиссия подотчетна Общему собранию.

§ 47. При ликвидации обязательств и долгов кооператива, если последние не покрываются его имуществом, взыскание обращается на пай членов кооператива.

§ 48. Имущество, оставшееся по покрытию долгов и возвращения паев, получает назначение согласно исполнения (решений) ликвидационной комиссии Общего собрания.

23 июня 1924 года. МОСКВА.

Часть XV. ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АНАРХИСТОВ В 1919 г.

№ 430. ОТ СЕКРЕТАРИАТА ВСЕРОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АНАРХИСТОВ-КОММУНИСТОВ

Товарищи анархисты, которые будут посланы делегатами на Всероссийский съезд рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов, по прибытии в Москву, должны зарегистрироваться в Бюро съезда как анархисты (а не как беспартийные) и зайти в Секретариат Всероссийской Федерации Анархистов-Коммунистов по адресу: 1-й Дом Советов, комната 219 (А.А.КАРЕЛИН) (угол Моховой и Тверской). Съезд будет созван не позднее мая месяца150.

№ 431. О ВТОРОМ ВСЕРОССИЙСКОМ СЪЕЗДЕ АНАРХИСТОВ

Второй Всероссийский съезд анархистов, созываемый Всероссийской Федерацией Анархистов-Коммунистов (В.Ф.А.-К.), состоится в июне месяце 1919 г. в городе МОСКВЕ. Все справки по поводу этого съезда надо делать в Секретариате В.Ф.А.-К.

№ 432. ДВИЖЕНИЕ АНАРХИЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ. ГОТОВЬТЕСЬ К СЪЕЗДУ!

В заседании от 11 марта с.г. Секретариат Всероссийской Федерации Анархистской Молодежи принял решение о созыве на 27 апреля с.г. (по новому стилю) в Москве Первого Всероссийского Съезда анархической молодежи.

Подробности о съезде будут своевременно опубликованы в органе Федерации151.

Анархистская молодежь! Твой час пробил! Спешно организуйся в местные группы и ассоциации и готовься к Первому Всероссийскому Съезду Анархистской Молодежи! Бей в набат, буди спящих! Грядет новая эра в жизни человечества; грядет мировая революция! Близится торжество безначалия, гремят трубы нового человека, разрывающего цепи векового рабства под игом Власти, Бога и Капитала! Слышны шаги Анархии; Анархия зовет на борьбу за светлый строй, спешите! Организуйтесь! Вступайте в члены Всероссийской федерации!

№ 433. КО ВСЕЙ АНАРХИСТСКОЙ МОЛОДЕЖИ РОССИИ, КО ВСЕМ ГРУППАМ И ЛИЦАМ

Товарищей, согласных с ДЕКЛАРАЦИЕЙ Временного Секретариата Всероссийской Федерации Анархистской Молодежи, просят зарегистрироваться и вступить в члены Федерации.

ДЕКЛАРАЦИЯ ВСЕРОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АНАРХИСТСКОЙ МОЛОДЕЖИ

1. Всероссийская Федерация Анархистской Молодежи имеет целью духовное объединение всей анархической молодежи, без различных течений, от индивидуалистов до коммунистов включительно. Для достижения этого устраиваются съезды и конференции молодежи, ведутся сношения с провинцией, издаются книги и журналы и т.д.

2. Защита профессиональных интересов молодежи представляется Федерации не менее важной задачей. Для успешного ведения ее Всероссийская Федерация Анархистской Молодежи имеет своих представителей в организациях, близко стоящих к жизни молодежи, сносится с молодежью на местах, на фабриках, в учебных заведениях и т.д. и в вопросах общих выступает совместно с другими, не анархическими организациями молодежи.

3. Третьей целью Федерации является сохранение и нераспыление сил. Для этого отдельные ее функции распределяются между группами, входящими в состав ее. Таким образом, печатная организация поручается редакции «ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО РУССКОЙ МОЛОДЕЖИ»152, издательская деятельность Московской Ассоциации Анархической Молодежи, литературная работа Московскому Свободному союзу молодежи и т.д. Приток новых сил распределяется Федерацией между группами и союзами, согласно желанию как последних, так и вновь вступающих членов.

4. Ввиду многочисленных разногласий в тактике анархизма Федерация не принимает активного участия в политической жизни, не поддерживает сношения со всеми анархическими объединениями, стремясь к уничтожению всякой организованной формы насилия над человеческой личностью.

5. Федерация принимает активное участие в работах по созыву Интернационала Молодежи, видя в нем наиболее серьезное оружие против всякого угнетения.

6. Настоящая декларация не является обязательной для всех федерирующихся групп и может применяться по их постановлению.

№ 434. НАКАЗ ПО ОРГАНИЗАЦИОННОМУ ВОПРОСУ МЕСТНЫМ ГРУППАМ АНАРХИСТСКОЙ МОЛОДЕЖИ, ПРИНЯТЫЙ 9‑го ФЕВРАЛЯ с.г. ВРЕМЕННЫМ СЕКРЕТАРИАТОМ ВСЕРОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АНАРХИСТСКОЙ МОЛОДЕЖИ

Важнейшей задачей анархистской молодежи текущих дней необходимо признать созыв Первого Всероссийского Съезда для объединения всей молодежи в одно целое и для организации сил для широкого анархистского движения в стране.

§ 1. Цели объединения

Перед поколением XX века стоит вопрос окончательного свержения ненавистного ига капитала, церкви и власти, успешность свержения какового в значительной степени будет зависеть от удачного построения организаций молодежи и успешности распространения идей анархизма.

Организация анархически-мыслящей молодежи должна иметь своей главной и основной целью идейную анархическую работу среди молодежи и трудящихся масс, а также работу по воплощению анархизма в жизнь и созданию широкого анархического движения в стране, а равно и самообразование входящих в организацию членов.

§ 2. Состав

В состав групп может входить каждое лицо, считающее себя молодым, независимо от своего возраста, знакомое с анархическим учением и разделяющее его основные положения. Сочувствующие анархизму организуются в группы сочувствующих и по ознакомлении с анархическим учением, по рекомендации членов групп, могут быть принимаемы в состав анархистских организаций молодежи.

Местные организации анархистов-единомышленников носят название групп; группы объединяются в волостные, уездные, районные и городские ассоциации, последние, в свою очередь, объединяются в губернские и областные аггрегации; аггрегации же составляют Всероссийскую Федерацию Анархистской Ассоциированной Молодежи.

§ 3. Секретариат

Каждая группа на общем собрании выделяет из своей среды одного или несколько секретарей, которые составляют секретариат группы. Секретариат заботится о снабжении группы литературой, агитаторами, пропагандистами и лекторами и ведет все дела группы.

Председателей не существует; один из секретарей несет работу финансиста и называется казначеем, другой – заведует справочным столом, третий – канцелярскую работу и т.д.; между всеми членами секретариата распределяется довольство в помещении группы по указанным часам.

§ 4. Секции

Для успешной работы по саморазвитию и самообразованию работа группы разбивается на секции: литературную, театрально-музыкальную, эсперантскую, спортивную, художественную, научную, секцию по изучению искусств, философии и т.д. Чтобы члены группы были более тесно спаяны между собой, необходимо чаще созывать общие собрания членов всех секций.

§ 5. Клубы

Работа секций, устройство митингов, диспутов, лекций, репетиций, вечеров и т.д. должны вестись в своих клубах. Клубы будут местом обмена мыслями, местом работы и отдыха; в них молодежь почерпнет любовь к общественной жизни, в них же сроднятся девицы и юноши и поймут общность своих интересов и будут вместе сражаться за идеалы светлого строя. Клубы должны быть открыты ежедневно; при них должны быть библиотеки-читальни. Как рабочая, так и крестьянская, интеллигентская и учащаяся молодежь, невзирая на свои различные области работы, должны работать вместе; спаянные с молодости одной общей каждому целью, они в будущем тем скорее свергнут рабский строй.

§ 6. Объединение групп

Для более широкого объединения образуются ассоциации, в которые делегируются группами свои члены; эти последние и составляют Совет Ассоциации, который обсуждает все вопросы, касающиеся анархистского движения города или района. Постановления Совета проводятся в жизнь Секретариатом ассоциации.

Группы, ассоциации и аггрегации входят в состав Федерации на началах полной автономности.

В круг дел Совета Федерации входят: распределение активных работников по организациям, издание печатного органа, постановка книгоиздательства, организация пропагандистских школ, сношения с анархистскими организациями молодежи других стран, техническая сторона созыва съездов, подготовка к созыву Первого Интернационала Анархистской Молодежи и другие.

§ 7. Связь групп

Дабы деятельность групп и ассоциаций была всегда одинакова и одновременна, необходимо установить связь между ними или посредством устройства собраний, или же при помощи Бюро корреспонденции.

§ 8. Средства

Материальное благополучие групп тесно связано с их процветанием, и члены групп, учитывая это, должны оказывать материальную поддержку как группе, так и Всероссийской Федерации.

Средства групп, помимо пожертвований, составляются из добровольных взносов каждого по силам; допускаются в члены и лица, которые по своему материальному положению не могут внести и небольшого взноса.

Часть этих средств поступает на пропаганду, часть на устройство клубов, библиотеки и издание печатного органа, а другая часть на помощь больным и пострадавшим товарищам и т.д.

§ 9. Дисциплина

Касаясь дисциплины, необходимо заметить, что товарищи, вступающие в организацию, должны своим долгом считать проведение в жизнь принципов и задач организации; для этой цели члены групп могут заключать соответствующие письменные договоры, которые могут быть изменяемы и разрываемы с согласия общего собрания; взятые членом группы поручения должны быть выполняемы; выступления от имени групп должны быть обсуждаемы на общем собрании, а выступающие от их имени должны иметь на то согласие последних. По выполнении всевозможных поручений каждый товарищ делает группе соответствующий доклад.

§ 10. Долг членов групп

1) Неустанная пропаганда идей анархизма по мере сил и способностей каждого; 2) в частной и общественной жизни держать себя по возможности сообразно идеалам анархизма; 3) присутствуя на всех собраниях группы, необходимо высказывать свое мнение и 4) предоставлять свои силы группе.

Каждый член группы должен также заботиться о распространении анархических газет, журналов, брошюр, книг, агитационных материалов и т.д.

§ 11. Договор членов, голосование и выход из групп

Связывающим звеном между членами групп может служить письменный договор, в котором ясно указываются цели объединения и характер деятельности последнего.

Участие по всем вопросам в голосовании принимают лишь те, которые желают действовать коллективно, при расхождении мнений большинство выносит одну резолюцию, а меньшинство – другую.

Так как группы и ассоциации основаны на абсолютной автономии личности, то каждый член таковых организаций сохраняет полное и беспрекословное право выхода в случае своего желания из их состава.

§ 12. Связь групп с Секретариатом Всероссийской Федерации Анархистской Молодежи

Для установления тесной связи с Секретариатом местные группы ведут переписку с последним, дают краткие отчеты о своей деятельности, запрашивают Секретариат по текущим вопросам, посылают делегатов. В свою очередь, члены Секретариата также устраивают поездки по группам, устраивают там собрания и митинги и т.д.

§ 13. Связь групп с редакцией органа Всероссийской Федерации Анархистской Молодежи

Для освещения деятельности групп на страницах органа секретариаты групп еженедельно должны посылать краткие отчеты о своей работе, отдельные же члены групп посылают свои произведения помимо Секретариата или через него.

§ 14. Печать

Каждая группа должна иметь свою печать, например, такого содержания: «Секретариат Балашовской анархистской группы молодежи».

§ 15. Лозунг молодежи

«Истинная жизнь – всегда анархизм! Истинная молодежь – всегда жизнь!»

№ 435. ОТ СЕКРЕТАРИАТА ВСЕФАМ’А153

I

Всех товарищей, согласных с ДЕКЛАРАЦИЕЙ и технической инструкцией154 и желающих быть инструкторами Секретариата по организации групп молодежи на местах, просят сообщить свой адрес.

Сообщивших уже и получивших согласие Секретариата последний просит принять следующие организационные шаги: 1) Дать объявление в местную анархическую газету или, если таковой не имеется, в местные «Известия» о том, что Секретариат созывает в таком-то городе общее собрание анархической молодежи, имеющее быть (указать место, день и час). Всех, чувствующих себя молодыми и своим общефилософским идеалом считающих освобождение личности от внешнего, просят явиться на это собрание. Подпись: член Секретариата такого-то.

На собрании, действительном при всяком числе собравшихся, член информирует об образовании Всероссийской Федерации Анархистской Молодежи и ее целях и предлагает образовать местную группу анархической молодежи, деятельность которой должна протекать по двум основным направлениям: 1) а) Изучение философии, теории и практики анархизма; б) обсуждение разных основных жизненных вопросов под углом зрения анархизма; 2) Пропаганда исключительно идейная анархизма (устройство лекций, митингов, собраний при участии членов группы).

Когда такая группа соорганизуется (количество ее членов не играет пока никакой роли), агент сообщает о ее образовании в Бюро Секретариата. Группа вносится в списки групп Всероссийской Федерации и может рассчитывать на ее моральную и материальную поддержку.

Просим сообщать подробный список членов группы, а также присылать взносы в пользу Федерации в посильных для каждого размерах. Дальнейшие инструкции будут сообщаться по мере организации групп.

Вследствие невозможности ответить всем товарищам, приславшим письма с предложением услуг по организации кружков молодежи на местах, настоящим сообщаем, что до 1-го марта Секретариатом утверждены, в качестве инструкторов по организации кружков молодежи на местах, следующие товарищи:

Минск – тов[арищ] ГРИН

Калуга – тов[арищ] Григорий Григорьевич СТЕПАНОВ

Козлов – тов[арищ] КОРНЕЕВ

Воронеж – тов[арищ] Григорий Иванович АНОСОВ

Бобруйск – тов[арищ] КРУКОВ

Могилев – тов[арищ] ПЕТРОВ

ст. Бологое – тов[арищ] Жебелев

ст. Лухтонга, Сев[ерной] ж[елезной] д[ороги] – тов[арищ] Л.АРТАМОНОВ

г. Судота, Владимирской губ[ернии] – тов[арищ] БОЛЬШАКОВ

г. Ливны, Орловской губ[ернии] – тов[арищ] ФЕДОРАКО

г. Рузаевка – тов[арищ] ШЕСТАКОВ

ст. Горки, Могилевской губ[ернии] – тов[арищ] ЦЕЙТЛИН

г. Скопин, Рязанской губ[ернии] – тов[арищ] СОЛОВЬЕВ

Лихославль, Николаевской ж[елезной] д[ороги] – тов[арищ] ФЕДОРОВ

ст. Анаево, Тамбовской губ[ернии] – тов[арищ] ВОЛК

ст. Инза, Московско-Казанской ж[елезной] д[ороги] – тов[арищ] ДРУЖКОВ

г. Вольск, Саратовской губ[ернии] – тов[арищ] ПАУЛИ

г. Камышин – тов[арищ] П.СТЕПАНОВ

Означенных товарищей Секретариат просит немедленно начать работу по организации, руководствуясь планом, указанным в сообщении Секретариата, помещенном в № 23155.

Всех товарищей, проживающих в нижеперечисленных местах, просят обращаться в Секретариат за подробными адресами означенных товарищей. Вслед за сообщением об образовании группы Секретариат будет высылать для основного руководства подробный план работы занятий. Кроме того, Секретариат подтверждает свою предыдущую просьбу ко всем товарищам, а именно: всех товарищей, на местах жительства которых еще не организованы или не организуются группы молодежи, просим немедленно сообщать в Бюро Федерации с пометой, согласен или не согласен сообщающий стать инструктором Секретариата по организации местных групп, в последнем случае с указанием, если возможно, лиц, кои могли бы быть таковыми.

Часть XVI. ОТДЕЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ ПОВСТАНЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ В 1919 г.

№ 436. ПЕРВЫЙ СЪЕЗД КОНФЕДЕРАЦИИ АНАРХИСТСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ УКРАИНЫ «НАБАТ»

г. Елисаветград

ПРЕДИСЛОВИЕ

Четыре с половиной месяца отделяют только что закончившийся первый Съезд Конфедерации «Набат» от курской конференции (в ноябре 1918 г.), на которой наша Конфедерация сорганизовалась.

За это время мировые события, развертывающиеся с железной неумолимостью и головокружительной быстротой, успели оправдать многие наши предвидения. Вместе с тем, ход вещей на Украине вполне подтвердил наши главные расчеты и ожидания.

Движение наше, – несмотря на самые неблагоприятные материальные условия, несмотря на неопределенное положение наших организаций и на длинный ряд преследований со стороны «советских властей», – выросло, окрепло и успело настолько заинтересовать широкие трудовые массы, что его дальнейшие успехи в деле освещения этим массам истинных путей социального строительства прочно обеспечены.

Первая, в истории анархизма, попытка создать на деле единое, организованное анархическое движение, то есть внести идейную работу анархистов в планомерное русло, доказала своевременность и жизнеспособность объединенной анархической организации.

* * *

Только что закончившийся съезд наглядно подчеркнул как принципиальную правильность нашей позиции, так и практическую жизненность избранного нами пути.

В этом – его первое и главное значение.

Второе существенное значение съезда состоит в том, что, с самого начала и до конца, – он прошел под флагом общего стремления товарищей основательно разобраться в целом ряде положительных задач анархической работы.

Резолюции, принятые съездом, красноречиво свидетельствуют, что центр тяжести внимания и работы съезда лежал в плоскости обозначения созидательных путей социальной революции, – путей, без тщательного уяснения которых анархическое движение оставалось бы и впредь обреченным на большее или меньшее бессилие.

Но, и это еще важнее, – резолюции съезда говорят также о том, что вопросы положительной работы были съездом не только поставлены, но, во многих отношениях, и разрешены. Впервые в анархическом движении съездом подробно разработаны некоторые основные положения и указания, которые позволят работникам на местах развернуть свою деятельность гораздо шире и глубже, чем это имело место до сих пор.

Первый Съезд закончился при общей уверенности в том, что, если только события и власти не помешают дальнейшей деятельности наших организаций, – отныне положено прочное начало той большой идейной анархической работе, о которой давно мечтали, которой давно ждали все мыслящие анархисты и которая действительно способна дать мощный толчок вперед как самой социальной революции, так и ее подлинным творцам – трудящимся массам.

* * *

Съезд решил широко опубликовать все принятые резолюции, чтобы дать, – как нашим друзьям, так и нашим противникам, – лишнюю возможность ознакомиться с нашими воззрениями, с нашей позицией, с нашим отношением к ряду текущих вопросов, с нашими ближайшими задачами.

Если эти воззрения, эта позиция и эти задачи будут и впредь, – и после данного съезда, – ложно истолковываться и искажаться нашими противниками, то мы снимаем с себя заранее всякую ответственность за такое к нам отношение.

Мы сделали свое дело и будем стремиться неустанно продолжать и развивать его далее. Мы заложили первый камень широкого идейного анархического движения. Мы твердо надеемся, что на этом камне вырастет то величественное здание, в стенах которого трудящиеся и борющиеся массы станут черпать свет истины, помогающей им самим разрешить великую задачу строительства новой жизни.

Не наша будет вина, если этим надеждам окажется не суждено теперь же осуществиться…

РЕЗОЛЮЦИИ

Работа съезда

Первый Съезд Конфедерации Анархистских Организаций Украины «Набат» открылся в городе Елисаветграде 2-го и закончился 6-го апреля 1919 г. (не считая нескольких дополнительных заседаний по заслушанию протоколов и принятию резолюций).

Съезд прошел весьма бодро и оживленно – в атмосфере дружной, серьезной работы и полного товарищеского единодушия.

Несмотря на многие неблагоприятные условия момента (отсутствие пассажирского движения; нарушение, местами, железнодорожного сообщения; арест некоторых собиравшихся выехать на Съезд делегатов и др.), – организации были представлены в достаточном количестве.

На Съезде присутствовали:

1) 5 членов секретариата Конфедерации (за исключением шестого г. Барона, который, будучи «по недоразумению» арестован Киевской ЧК, опоздал и прибыл к концу съезда);

2) 11 делегатов от 9-ти мест и 26-ти групп (причем Киевский делегат, арестованный вместе с г. Бароном, прибыл к концу Съезда). Не были вовсе представлены, по независящим обстоятельствам, 9 мест;

3) 5 активных работников;

4) гости.

Съездом был принят следующий порядок дня:

I. Деловая часть.

1. Доклад Секретариата.

2. Доклады с мест.

II. Принципиальная часть.

1. Текущий момент.

2. Рост и задачи анархического движения вообще.

3. Отношение к «Советской власти».

4. Красная армия и наше отношение к ней.

5. Ближайшие задачи анархической работы.

6. Положительная работа анархистов.

III. Практическая часть.

9. Наша организация и ее деятельность.

1. Реагирование на репрессии со стороны большевистской власти против анархистов.

2. Общеанархический всероссийский съезд.

3. Разное.

По исчерпании порядка дня Съездом был переизбран секретариат Конфедерации, в составе четырех товарищей: Я.Алого, А.Барона, Волина и Иосифа, с предоставлением им права пополнить секретариат необходимыми активными работниками.

РЕЗОЛЮЦИИ,
принятые Первым Съездом Конфедерации Анархистских Организаций Украины «Набат», состоявшимся в г. Елисаветграде 2–7 апреля 1919 г.

I. По докладу секретариата

Заслушав доклад Секретариата Конфедерации, Съезд констатирует, что за истекшие со времени Первой Конференции 4½ месяца Секретариату не удалось провести в жизнь намеченные конференцией начинания и осуществить возложенные на него Конференцией задачи.

Учитывая причины, помешавшие Секретариату удовлетворительно выполнить свои обязанности (постоянное отсутствие в составе Секретариата двух его членов; условия нелегальной работы; транспортная разруха; и, наконец, в особенности – Екатеринославский разгром), – Съезд не вменяет указанную неудовлетворительность результатов в вину Секретариату и считает, что, при наличности создавшихся условий и обстоятельств, Секретариатом сделано было, все же, весьма многое.

Съезд выражает пожелание, чтобы в будущем – вновь избранный Секретариат Конфедерации направил свои главные усилия на 1) широкую и планомерную организационную работу по оформлению и укреплению имеющихся групп и по объединению их между собою; 2) разработку и выявление положительных сторон анархического движения, долженствующих ныне преобладать над стороною критической; и 3) постановку тех отраслей работы, которые не смогли быть осуществлены за истекшие 4½ месяца.

(Единогласно ).

 

II. По докладам с мест

Заслушав доклады делегатов с мест, Съезд констатирует нижеследующее:

1) Наблюдается повсеместный и быстрый рост не только внимания и интереса, но и симпатии, сочувствия широких масс населения к анархизму. Решительное и быстрое разочарование масс в последней, самой левой, «революционной» и «социалистической» власти инстинктивно ведет массы к идее реакционности и вредности всякой власти, к идее необходимости отказа от власти вообще, к исканию путей безвластного строительства. Съезд отмечает, что разочарование масс отнюдь не ведет их, в целом, к отказу от революции, но, наоборот, заставляет их, в общем, искать новых путей, жадно и сочувственно прислушиваясь ко всему, что способно им эти пути осветить. 2) Рост интереса и сочувствия масс к анархизму заставляет правящую партию, в подавляющем большинстве случаев, преследовать и гнать работников-анархистов, громить анархические организации, всячески мешать анархической работе на местах. Не решаясь открыто и прямо объявить анархическое движение «вне закона» и загнать его в подполье, правящая партия травит и преследует анархизм при каждом удобном и неудобном поводе, создавая для него, в общем, крайне тяжелое и нелепое положение полулегального существования, разбивающего всякую возможность планомерной работы.

3) Гонения со стороны власти, – наряду с другими неблагоприятными условиями, – помешали организации на местах развить свою деятельность в желательном объеме и, с другой стороны, привели неизбежно к разбросанности и хаотичности работы.

Съезд находит нужным остановить особое внимание на преобладании, – в работе групп на местах, – чисто критического элемента над элементом положительным. Съезд призывает работников на местах уделять впредь побольше внимания разработке положительных сторон анархической идеи, т.е. выяснению вопросов, связанных с путями и приемами дальнейшего строительства массами безвластной организации общества, как намечающейся ближайшей и последней стадии социально- революционного процесса. (Единогласно).

 

III. Текущий момент

Оставаясь, в общем и целом, на точке зрения резолюции первой Конференции (см. резолюцию по оценке создавшегося положения) и отмечая подтверждение этой точки зрения последующим развитием событий, – Съезд следующим образом оценивает настоящий момент:

1) Продолжающаяся революция в Германии, решительная революция в Венгрии и не прекращающееся революционное брожение в ряде других стран (Франция, Англия, Америка, Бельгия, Испания, Португалия и др.) как нельзя лучше доказывают, что шансы превращения нынешней революции в революцию всемирную и социальную остаются непоколебленными.

Неполнота и незаконченность революций Германской и Венгерской отнюдь не удивляют и не смущают нас, подтверждая то наше положение, что революции в Германии, в Австро-Венгрии и в других центральных странах сами по себе еще не выведут революцию из тупика революции политически-государственнической и властнической. Мы остаемся при том убеждении, что дальнейшее развитие всемирно-революционного процесса неизбежно приведет массы этих стран к исканию выхода из создавшегося тупика, а революции в таких странах, как Франция, Англия, Италия и др. (т.е. в странах со слабо развитым партийным аппаратом и, наоборот, с сильно развернувшимся беспартийно-рабочим, классовым и анархическим движением), дадут повсюду новый мощный толчок в направлении к революции истинно социальной и анархической.

2) Шансы всемирной контрреволюции не признаются нами значительными. Непримиримые разногласия в лагере победителей-союзников, тяжесть бесконечно затягивающегося военного положения, в связи со всякого рода экономическими затруднениями; неизбежность новых, грядущих тягот для трудящихся масс, в виде налогов и всякого рода притеснений, – все эти и другие факты служат, сами по себе, достаточными поводами к продолжению и углублению революционных брожений во всех, без исключения, странах.

Наглядно обнаружившееся бессилие союзнического империализма в деле подавления русской революции, – бессилие, тесно связанное с наличностью глубокого разложения в рядах союзнических армий, – уже достаточно ярко вскрывает процесс непрерывного внутреннего разложения в самих союзнических странах. Неустойчивость армии является прямым отражением этого всеобщего внутреннего процесса разложения.

Необходимо, далее, учесть и то обстоятельство, что капитал в настоящее время едва ли окажется способным снова овладеть той громадной физической и моральной поддержкой масс, которая ему необходима в деле восстановления и дальнейшего развития разрушенных войной и революцией производительных сил, как в области индустрии, так и в области земледелия.

Наконец, следует учесть и тот факт психологической важности, что вся мировая атмосфера ныне насыщена стремлением к социальной революции в степени, едва ли допускающей возможность общего и решительного падения революционного напора масс.

Признавая социальную революцию длительным разрушительно-созидательным процессом, – процессом, неизбежно имеющим свои Неровности, срывы, приостановки, откаты и упадочные моменты, – мы допускаем возможность временного отступления революции и временной, – в тех или других местах, – победы реакционных сил. Но, беря настоящую революцию в ее целом, мы, как и прежде, стоим на точке зрения ее конечной непобедимости.

3) Что касается положения вещей в России, то оно чрезвычайно тонко и сложно. Ткань революционного процесса состоит здесь из сплетения целого ряда нитей различного (и даже противоположного) значения и смысла.

С одной стороны, мы имеем: 1) быстрое разложение революции, в результате вполне выявившегося гибельного, творчески немощного и потому, в существе своем, контрреволюционного характера власти (причем силам и, питающими это внутреннее разложение революции, служат: сама по себе бессильная и оторвавшаяся от народа власть; экономический развал, достигший, – в результате полного бессилия власти, – крайних пределов; контрреволюционные веяния в рядах Красной армии (в особенности ее верхов); разрыв между городом и деревней и озлобление крестьянских масс; народившаяся новая – чиновничья и спекулянтская – буржуазия; громадный бюрократический аппарат управления, подавляющий и угнетающий трудовые низы; наконец, идейная слепота широких масс населения, не видящих еще определенного выхода из создавшегося положения); 2) быстро нарастающее, на почве общего разложения революции, крайнее недовольство широких масс населения, – недовольство, готовое вылиться в самые уродливые формы; 3) стремление контрреволюционных элементов использовать создавшееся положение, толкая массы вправо, в объятия реакции.

С другой же стороны, мы наблюдаем: 1) инстинктивное стремление масс, – лишенных ясного зрения, но творчески живых, – к продолжению революции; инстинктивное, жадное искание массами выхода из тупика не вправо, а влево, не назад, а вперед, – в направлении к отказу от всякой власти, к самостоятельному, безвластному строительству; 2) революционное настроение в рядах той же Красной армии, и особенно в рядах многотысячных повстанческих отрядов на Украине; 3) характерный идейный сдвиг в среде честных рядовых большевиков, начинающих разочаровываться в принципе власти и обнаруживающих интерес к анархической точке зрения.

Принимая во внимание все вышесказанное и приводя в общую связь положение вещей в России и за границей, Съезд приходит к следующим основным выводам:

1) Наступает давно предвиденный анархистами момент, когда масса населения, не удовлетворенная в своих чаяниях и разочарованиях в последней, «социалистической» власти, готова вступить с этой властью в решительную борьбу;

2) Признавая возможность, на этой почве, временного успеха контрреволюционного движения, временных откатов назад, временного торжества реакции, – Съезд, тем не менее, полагает, что как общее устремление масс к революционным выходам из тупика, так и развитие революционного движения за границей, – а равно и другие выше упомянутые причины, – не дадут реакции возможности опереться на твердый фундамент и, в конце концов, неизбежно вызовут новое поступательное движение революции, вплоть до конечной победы;

3) Именно теперь наступает момент, когда дальнейшее движение революции вперед зависит в громадной степени от активности анархистов, единственно способных дать колеблющимся массам решительный толчок в направлении торжества революции. Или революция будет разбита, или она, в конце концов, найдет истинный выход – к анархическому строительству. История ныне возлагает на нас великую обязанность – подсказать массам этот выход, помочь им в их исканиях, придать их творческой способности то «зрение», которого им недостает;

4) Такое положение вещей повелительно диктует анархистам необходимость перенести центр тяжести их идейной работы из области чисто критической в область положительную. Массы ныне ждут от нас, главным образом, не критики, не ответа на вопрос, как и куда не надо идти, а определенного и ясного ответа на вопрос: куда и как массе идти дальше? Не отказываясь, конечно, от необходимой и естественной критики, как подсобного средства, анархисты должны теперь, более всего, освещать массам пути и приемы нового самостоятельного строительства, по возможности отвечая на все, выдвигаемые жизнью, вопросы этого строительства. Критическая работа выполняется теперь в достаточной степени самой жизнью и самими массами. На анархистах же, – если они, действительно, хотят помочь массам разобраться в путях революции и направить свое недовольство в сторону углубления революции, а не отказа от нее, – лежит обязанность ясного выявления перед ищущими массами новых путей самостоятельного и безвластного революционного творчества и созидания.

К разработке стоящих, таким образом, перед анархистами неотложных положительных вопросов и задач Съезд настоятельно призывает всех работников анархистов, не только Украины, но также и России, и заграницы. (Единогласно).

 

IV. Рост и задачи анархического движения вообще

Принимая во внимание повсеместный, под влиянием самой жизни, рост интереса и сочувствия к анархизму в широких массах; принимая во внимание, что единственным движением в анархизме, способным, с одной стороны, закрепить и углубить этот интерес, с другой, придать идейной анархической работе планомерный, организованный характер, является, – как это показывает сама жизнь, – движение объединенного характера, известное ныне под названием «единого анархизма»; принимая во внимание быстрые успехи этого движения и настоятельнейшую необходимость ныне, – более чем когда-либо, – противопоставить властническому тупику революции и бросить в помощь исканиям масс по возможности цельную, ясную, сильную и здоровую анархическую идею самостоятельного, – классового и экономического, – строительства, стремясь, при помощи живой и бодрой идейной организации, сделать эту идею, возможно скорее, достоянием возможно более широких трудовых масс, – Съезд полагает необходимым:

1) усилить пропагандистскую и организационную работу по распространению идеи «единого анархизма» и по освещению ее исходных положений;

2) ярче освещать идею единого анархизма не как новое течение в анархизме, откалывающееся от других течений, но, наоборот, как движение, стремящееся объединить организационно, в целях плодотворной совместной работы, тех представителей различных течений анархической мысли, которые, не настаивая на «фракционных» этикетках и понимая нелепость и гибельность раскалывания движения из-за второстепенных разногласий, находят для себя возможным работать сообща, поскольку они сходятся на некоторых основных принципах, изложенных в Декларации Первой Конференции;

при этом съезд находит необходимым подчеркнуть, что под объединением анархистов различных течений следует, конечно, понимать не чисто механическое соединение, но объединение в работе на почве идейного согласия в упомянутых основных принципах, при полной свободе каждого отстаивать свою точку зрения во всех тех вопросах, в которых он расходится с товарищами по работе;

3) всем товарищам, продолжающим держаться за этикетки «синдикалиста», «коммуниста» или «индивидуалиста» и упорно отрицающим повелительно выдвигаемую жизнью необходимость столковаться и объединиться на известных основных положениях, – поставить на вид громадный ущерб, наносимый ими анархическому и революционному движению их узостью и «фракционной» нетерпимостью.

Съезд полагает, что лишь основные тенденции объединенного анархизма являются той идейной силой, которая ныне способна оказать существенную помощь массам в их революционном строительстве и осветить их пути выхода из создавшегося тупика властнической революции. Все же течения, стремящиеся, во что бы то ни стало, отстаивать – каждое – свою узкую точку зрения и замыкаться в тесные рамки групповой или личной идеологии, Съезд рассматривает как отступления от целостной, широкой истины анархизма и борьбы за нее как раз в тот момент, когда эта истина и эта борьба являются наиболее нужными для дела революции.

Наконец, Съезд считает необходимым открыто и прямо заявить: 1) что он противопоставляет объединенное, живое и организованное движение единого анархизма всякого рода отдельным «течениям», искажающим и профанирующим анархическую идею, вроде пресловутого «пананархизма» и др.; и 2) что, по его мнению, представители так называемого «советского анархизма», ставшие на платформу признания и поддержки «советской власти», тем самым автоматически перестали быть анархистами.

(Единогласно).

 

V. Отношение к «советской власти»

Обсудив вопрос об отношении анархистов к так называемой «советской власти», Съезд пришел к следующим основным положениям:

1) Три момента особенно характерны в развертывающихся ныне событиях: а) непрерывное продолжение и нарастание революционного процесса; б) бессилие последней, «революционной» власти осуществить истинные задачи социальной революции и неизбежный, на этой почве, контрреволюционный характер этой власти; в) идейное влияние анархизма, единственно способного помочь массам в их революционных исканиях и подсказать им истинные пути дальнейшего социально-революционного строительства;

2) Предусматривая неизбежность грядущего стремления трудящихся масс высвободиться из-под гнета новой «организации власти» и выбраться из гибельного тупика властнической революции на широкую дорогу безвластного, классового, самостоятельного строительства, – анархисты предвидят также неизбежность сопротивления этому стремлению со стороны власти и, следовательно, неизбежность борьбы между отстаивающей себя властью и стремящимися к самостоятельному, свободному творчеству и полному раскрепощению трудовыми массами; 3) Пытаясь предугадать формы этой назревающей борьбы, Съезд полагает, что первоначальным моментом ее будет все более и более определенное активное стремление рабочих и крестьянских масс и организаций «явочным порядком» приступать к задаче высвобождения из-под гнета власти и к самостоятельным действиям по разрешению тех или иных социально-экономических задач: по выяснению правильных способов и приемов социального строительства; по выбору своих людей для сношений, связи и т.п.; по выдвиганию и объединению требуемых для указанных целей организаций; по созыву рабочих и рабоче-крестьянских съездов; по приглашению опытных людей и специалистов; по организации потребления, производства и распределения на истинно коммунистических началах; по налаживанию прочной организационной связи между городом и деревней и по организации товарообмена между тем и другим, и т.д. и т.д.

В процессе нарастания этого самостоятельного и активного строительства, массовые организации будут, тем самым, как бы «оттирать» к стороне, отметать бессильную и ненужную им власть.

Посколько последняя вынуждена будет, кой-когда и кое-где, смотреть сквозь пальцы на развертывающуюся, таким образом, самодеятельность масс, допуская ее и отступая от своих властнических позиций, постольку борьба революционных масс против власти и за свою подлинную самодеятельность будет идти по пути наростания сознания и спокойного созидательного действия «явочных» массовых организаций.

Но поскольку власть, в дальнейшем, неизбежно приступит к сопротивлению и борьбе против таких «самочинных» действий масс, – постольку быстро определится и выдвинется второй момент борьбы – необходимость и неизбежность бурного, разрушающего натиска, вплоть до прямых вооруженных столкновений.

4) Принимая во внимание все вышесказанное и останавливая особенное внимание товарищей на том обстоятельстве, что борьба революционных масс с нынешней властью есть борьба с властью последней, в результате победы над которой массы должны будут, немедленно и непосредственно, приступить сами к социальному строительству на почве безвластия, никому более не поручая опеки над собою и руководительства своим собственным делом, – Съезд полагает, что позиция анархистов в отношении развертывающейся, таким образом, борьбы должна выразиться в следующем:

а) всеми, имеющимися в их распоряжении, средствами помочь трудящимся массам осознать, укрепить, развить и начать осуществлять в жизни тенденцию к самодеятельности, к самостоятельному экономическому, организационному и революционному творчеству, призывая их к игнорированию, на этой почве, государства, власти, правительства;

б) наряду с необходимой и естественной критикой государственнически-властнического пути революции, отстаиваемого «коммунистической» партией большевиков, – выдвигать, разрабатывать и неустанно освещать перед массами вопросы и задачи положительного, созидательного характера, дабы возможно скорее помочь массам направить свои искания и стремления в русло конкретного социально-экономического строительства;

в) указывать массам на предстоящую неизбежность активной и, возможно, вооруженной борьбы с противодействием власти, помогая, таким образом, сознанию масс заранее выработать правильное понимание характера, форм, сущности, задач и целей этой назревающей борьбы;

и г) обратить особое внимание на работу в Красной армии и повстанческих отрядах – в целях возможно более широкого распространения среди солдат той идеи, что, в случае столкновения между революционными – рабочими и крестьянскими – организациями и властью, солдаты должны становиться на защиту самодеятельных массовых организаций против власти, в то же время, конечно, оставаясь на страже против возможных попыток реакционных элементов исказить здоровое революционное движение масс и направить его в русло контрреволюции.

Съезд считает, при этом, небесполезным остановить также внимание товарищей на том обстоятельстве, что значительное количество идейных, честных, рядовых работников-коммунистов (большевиков) могут, в решительную минуту, понять свою ошибку и пойти рука об руку с массами, примыкая к их движению в устной пропаганде, тем самым заранее наталкивая большевиков «по недоразумению» на соответственные размышления и выводы.

Наконец, Съезд находит нужным подчеркнуть, что во все моменты назревающей борьбы анархисты будут идти неуклонно в рядах революционной массы, помогая ей направить свою борьбу в победное русло истинно социальной, т.е. безвластной, экономической и подлинно-коммунистической революции.

(Единогласно).

 

VI. Красная армия и наше отношение к ней

1) Съезд рассматривает принудительную, регулярную, сверху дисциплинируемую и сверху же централизуемую Красную армию как одну из роковых неизбежностей на том властническом, политическом, государственническом пути, на который «коммунисты» временно увлекли революцию. Эту неизбежность, – в случае политического пути революции, – анархисты всегда предвидели и предсказывали.

2) Никакая принудительная армия, – в том числе и Красная, – не может считаться истинной и гарантированной защитницей социальной революции. В силу самой природы своей, всякая такая армия может быть, в конечном счете, успешно использована реакционными силами и поэтому представляет собою постоянную угрозу революции.

3) Единственной реальной, – в случае необходимости, – защитницей социальной революции Съезд считает партизанскую (повстанческую) армию. Причем под партизанской армией и партизанской войной анархисты понимают отнюдь не мелкие, разрозненные отряды, оторванные от населения и действующие – каждый – за свой страх и риск; под партизанской войной анархисты понимают войну, ведомую восстающими и сопротивляющимися широкими массами населения, желающими защищать свою революцию и действующими при поддержке объединенных, крупных партизанских отрядов. При правильном пути революции, творимой живой самодеятельной массой, такая война и такая армия легко, быстро и окончательно справилась бы с внутренней контрреволюцией. Объединение и организацию такой повстанческой армии Съезд понимает как организацию снизу, выдвигаемую и осуществляемую в меру необходимости самой этой армией. Съезд обращает особенное внимание товарищей на то обстоятельство, что нынешняя революция и победная борьба против контрреволюции на Украине была выполнена, главным образом, именно такими повстанческими силами.

4) Что касается внешнего наступления на социальную революцию со стороны западного или иного империализма, то в этом отношении анархисты всегда рассчитывали и рассчитывают, главным образом, не на регулярную Красную армию и даже не на повстанческую войну, но на неизбежное, в силу развертывающейся в мировом масштабе социальной революции, – разложение самого империализма и его военных сил.

Принимая во внимание все вышеизложенное, Съезд заявляет:

1) что, не относясь враждебно к самой по себе Красной армии, он стоит на точке зрения игнорирования ее анархистами, которым он предлагает продолжать неуклонно стремиться к возбуждению в массах тех живых сил, которые единственно способны как перевести революцию на верный путь, так и вызвать к жизни широкую организацию повстанческого движения, повстанческих армий – этого «золотого фонда» социальной революции, единственно способного, в случае нужды, отстоять и защитить ее блага и завоевания;

и 2) в случае вступления анархистов в ряды Красной армии Съезд рекомендует им неустанно вести среди солдат революционную пропаганду в анархическом духе, стараясь создавать в недрах армии сознательные анархические группы и подготовлять последние к предстоящей им роли застрельщиков в деле активной защиты сознательной частью армии как прошлых завоеваний, так и грядущих приобретений социальной революции. (Единогласно).

 

VII. О ближайших задачах анархической работы

1. В ближайшее время работа анархистов на местах должна идти по трем направлениям: а) идейная работа основных анархических групп – агитационная и пропагандистская: устройство клубов, библиотек и читален; организация собеседований, докладов, рефератов, митингов, лекций; продажа и распространение литературы; издание листков и воззваний; иногда – издание литературы, газеты, журналы и т.п.; б) организационная работа: организация новых идейных групп везде, где это возможно (по районам; по фабрикам, заводам, предприятиям и учреждениям; по уезду (крестьянские группы); по воинским и повстанческим частям и т.д.). Все эти идейные группы должны состоять из небольшого числа активных работников, ведущих определенную агитационно-пропагандистскую работу и поддерживающих через своих членов или сочувствующих живую связь с экономическими, культурно- просветительными и иными рабочими, крестьянскими, армейскими и т.п. организациями; в) живая работа в недрах всевозможных рабочих, крестьянских, красноармейских, повстанческих и иных организаций, – с тою целью, чтобы эти организации проникались духом анархической идеи и становились, в целом и общем, на анархическую точку зрения.

2. Принимая во внимание, что в настоящее время социальная революция находится в тупике, выход из которого должен быть во что бы то ни стало найден самодеятельными массами, Съезд обращает внимание товарищей на особенную необходимость, в данный момент помочь массам в уяснении ими путей к этому выходу. Более чем когда-либо анархисты должны ныне помнить о своей роли сознательных, идейных помощников самостоятельно действующей, организующейся, борющейся и творящей массы.

3. Принимая во внимание, что одна голая критика ныне отнюдь недостаточна в деле разъяснения трудовым массам вырастающих перед ними громадных задач истинно социального строительства и выяснения ими путей необходимого созидания, – Съезд настоятельно рекомендует организациям и товарищам на местах, не отказываясь, конечно, от естественной, здоровой и убедительной критики всего намеченного и осуществляемого «коммунистами»-большевиками, неверного пути революции, – перенести центр тяжести своей идейной работы на освещение и разъяснение положительных задач социально-революционного строительства, высказывая свое отношение, по возможности, ко всем – выдвигаемым современной жизнью и ставимым жадно ищущими ответа трудовыми массами – вопросам и задачам.

(Единогласно).

 

VIII. О положительной работе анархистов

Рассматривая этот вопрос, как естественное дополнение вопроса VII-го, детализирующее и конкретизирующее идею о необходимости перенесения центра тяжести анархической работы из области отрицательной (критической) в область положительную, – Съезд предлагает вниманию товарищей следующие ближайшие задачи этой положительной работы:

I. В области чисто идейной – агитационно-пропагандистской и литературной – товарищам рекомендуется обратить пристальное внимание на целый ряд насущных, постоянно выдвигаемых жизнью вопросов, стремясь как выяснить эти вопросы для самих себя, так и затрагивать и разрабатывать их в печати и в устных выступлениях, в целях скорейшего освещения их перед широкими массами.

Съезд считает полезным тут же перечислить некоторые из таких вопросов: 1) Путь осуществления безвластной революции; роль рабочих организаций, крестьянства, армии; 2) Политическая и экономическая стороны в социальной революции; 3) Социальная революция как длительный, разрушительно-созидательный процесс; 4) Роль массы неорганизованной, организованной и роль «инициативного меньшинства»; 5) Как понимать выражение «диктатура труда»? 6) Что такое «масса»? 7) Могли ли рабочие организации, с самого начала революции, повести ее к должному пути? Если могли, то почему не повели? 8) Мешает ли темнота масс их социально-экономическому творчеству? 9) Как мы понимаем истинную роль социалистической интеллигенции до социальной революции и во время ее? 10) Как мы понимаем «организацию», «централизацию», «руководительство»? 11) Как мы ставим «национальный вопрос»? 12) Наше отношение к «промежуточным слоям»: интеллигенции, мелкой буржуазии, мещанству; 13) Наше отношение к среднему крестьянству; 14) Связь деревни с городом и натуральный товарообмен; 16) Путь к организации сельских коммун; 17) Как мы понимаем «юридический» вопрос (борьба с преступностью)? 18) Роль творчества; 19) Роль революционного воодушевления; 20) Взаимоотношение жду личностью и обществом и т.д. и т.д.

Кроме того, Съезд обращает внимание товарищей на необходимость постоянной разработки целого ряда «боевых», злободневных вопросов, выдвигаемых событиями (освещение рабочей жизни и рабочего вопроса; форма рабочих организаций, крестьянский вопрос, продовольственный вопрос; международное положение; борьба с контрреволюцией и пр.).

II. В области организационной – Съезд намечает следующие основные принципы положительной работы:

1) Признавая, что «бунтарство» и «бунтарский дух» (дух разрушения) не являются «самоцелью» и отнюдь еще не обеспечивают созидательной стороны социальной революции, без которой невозможно налаживание материальной базы революции, а следовательно, невозможна и полная победа последней; признавая, что «дух разрушения» имеет в виду, главным образом, разрушение всякого рода нелепых предрассудков и препятствий к социальному строительству и – что уже Бакунин выдвигал наряду с разрушающим началом необходимость классовой организации труда, обеспечивающей и осуществляющей созидательные задачи социальной революции, – Съезд обращает особенное внимание товарищей на необходимость основательной разработки вопроса о ближайших формах и задачах такой классовой организации труда.

2) Что касается существующих ныне форм такой организации, то Съезд считает полезным еще раз подчеркнуть наше отношение к различным типам имеющихся в настоящий момент общественных и классовых организаций:

а) ввиду того, что так называемые «Советы Депутатов» превратились ныне, – окончательно и повсеместно, – в политические органы демократического парламентаризма, покоящиеся на началах власти, государственности, управления и мертвящей централизации сверху, – Съезд высказывается окончательно и категорически против вхождения в них анархистов от каких бы то ни было организаций;

б) к существующим ныне трем основным формам рабочих организаций (профессиональные союзы, фабрично-заводские комитеты, производственные союзы) Съезд относится следующим образом:

Профессиональные союзы являются устарелой формой рабочей организации, по самой своей природе неспособной к большому и живому революционному действию и творчеству. В общей схеме рабочей организации эти союзы могут выполнять лишь некоторые второстепенные, подсобные функции (задачи взаимопомощи, культурно-просветит. работа и т.п.). Являясь как бы «подотделами» общей рабочей организации, союзы по профессиям и не берут на себя основной задачи нового революционно-экономического строительства, которое им не под силу. Организованное социальное строительство, с его громадными заданиями налаживания и обеспечения крупного производства, товарообмена и пр., требует более широких и всеобъемлющих типов рабочей организации.

Само собою разумеется, что профессиональные союзы, – как и любые другие формы рабочих организаций, – должны быть независимы от государства и ни в какой степени не подчинены ему.

Фабрично-заводские комитеты (комитеты по предприятиям) являются ныне теми основными ячейками, которые, – объединяясь между собою и, далее, с подобными же организациями железнодорожными, почтово-телеграфными и т.п., а также с организациями крестьянскими, – создают истинную ткань революционно-экономической организации, способной осуществить великую задачу социального переустройства. Будучи, в настоящее время, искажены и превращены в чисто служебные, административно-политические и даже полицейские аппараты нового хозяина-эксплуататора – государства, – комитеты по предприятиям должны стремиться к тому, бороться за то, чтобы освободиться от этих новых, искажающих, мертвящих и гибельных цепей и превратиться снова в подлинные рабочие органы социально-экономического строительства.

Местное (территориальное) объединение комитетов по предприятиям (связывающееся с подобными же организациями транспортными, крестьянскими и иными) может осуществляться в форме экономических советов этих организаций, – советов, выполняющих задания, непосильные для отдельных ячеечных организаций.

Ввиду того, что местные (территориальные) объединения комитетов по предприятиям недостаточны для обеспечения дальнейшего роста и развития крупного производства и для осуществления громадных задач планомерной хозяйственной организации в широком масштабе, – необходимы, рядом с таковыми объединениями, намечающиеся уже и ныне производственные союзы рабочих, охватывающие все остальные виды и типы рабочих организаций широкими построениями по производствам. Более узкие союзы по профессиям, оставляя на себе, в качестве «подотделов», некоторые мелкие и второстепенные функции (как сказано выше), должны стремиться – в отношении общих задач революционного социально-экономического строительства, – к слиянию именно в такие производительные союзы.

Из всего вышеизложенного ясно, что анархистам рабочим, крестьянам и т.п. рекомендуется входить во все упомянутые организации, активно участвуя в их работе и стремясь развить в них анархические принципы и навыки, анархический дух, анархическое сознание и действие.

Относительно вхождения анархистов в состав правления этих организаций – Съезд полагает, что – в тех случаях, когда союзы пропитаны анархическим духом, – вхождение анархиста в правление такого союза может быть полезным.

Съезд считает нужным подчеркнуть, что набросанная выше схема рабочей организации отнюдь, конечно, не является определенной и обязательной программой, но лишь известным положительным материалом, подлежащим обсуждению, поверке и разработке товарищей на местах.

Съезд обращает особенное внимание товарищей на следующее существенное положение:

Отнюдь не следует ограничиваться одними только зафиксированными (застывшими) формами рабочих организаций. Можно и необходимо рекомендовать рабочим создавать, кроме того, свои живые, «подвижные» организации для «потребностей дня», – организации, выдвигаемые живой, действенной массой и прекращающие свое существование по миновании надобности в них. При наличности таких организаций масса сумеет на деле стать живым творцом своего дела. На фиксированные, постоянные формы организаций ляжет при этом, в конце концов, работа, требующая деятельности именно таких постоянных организаций, и больной вопрос о неизбежной оторванности застывших организаций от самых масс потеряет свою остроту.

Съезд отмечает желательность участия во всех рабочих и крестьянских организациях представителей (рабочих и крестьян) от армейских и повстанческих частей и организаций, а также участия последних в объединенных экономических советах.

По вопросу о кооперативах Съезд считает особенно желательным участие анархистов в работе потребительских и производительных кооперативов – с тем, чтобы прививать им анархический дух рабочих кооперативов и, главное, стремиться к их тесному объединению я слиянию с другими рабочими организациями потребительского и производственного характера.

Домовые комитеты и их объединения по улицам, квартирам, районам и пр. в настоящее время совершенно искажены возложенными на них властью полицейскими функциями. Но, заодно с экономическим обновлением жизни, обновятся и эти организации, которым тогда предстоит, во многих отношениях, весьма нужная и важная деятельность в области вопросов продовольственного, жилищного и др. Анархистам предлагается не терять из вида этой формы общественных организаций и, по возможности, разрабатывать теперь же вопрос о их будущих задачах и функциях.

Желательно активное участие анархистов во всякого рода культурно-просветительных организациях.

По вопросу о работе в деревне – Съезд вкратце предлагает товарищам: 1) обратить самое серьезное внимание на издание литературы для крестьян и на скорейшую разработку всех вопросов, связанных с деревней, в нашей периодической печати; 2) начинать деятельность в деревне с пропагандистской и организационной работы по налаживанию крестьянских трудовых артелей (потребительски-производительных) на коммунистических началах: общее пользование землей, семенами, живым и мертвым инвентарем; общая совместная работа; устройство общественных складов и распределение по едокам; налаживание непосредственной и тесной связи с рабочими организациями в городе, в целях обмена продуктами и т.д. Первое время эти артели будут включать в себе лишь неимущих и малоимущих крестьян. Но довольно скоро они неизбежно начнут охватывать все шире и шире слои среднего крестьянства. Лишняя земля и лишний инвентарь кулаков (как и помещиков) должны быть, при первой же возможности, экспроприируемы в пользу артели.

Непосредственная, живая связь с рабочими организациями города и вообще налаживание всего экономического аппарата в его целом – неизбежно, – «механически» втянут в этот процесс все крестьянское население и приведут, в результате такого совместного строительства, к осуществлению коммуны сельской и городской и к организации федераций таких коммун. (Единогласно).

 

IX. О нашей организации и ее деятельности

Обсудив вопрос о форме нашей организации и о ее практической деятельности, Съезд пришел к следующим заключениям:

1) Опыт четырехмесячной работы показал, что принятая нами схема организации вполне жизнеспособна. Несмотря на целый ряд крайне неблагоприятных условий, движение наше сильно разрослось и привлекло к себе внимание и сочувствие широких масс населения;

2) оставаясь поэтому, в общем и целом, на точке зрения Первой Конференции, Съезд считает необходимым обратить внимание товарищей на два пункта, требующие дополнительных разъяснений:

а) наша организация является не механическим соединением анархистов различных толков, держащихся – каждый – своей узкой точки зрения и поэтому бессильных оказать существенную идейную помощь исканиям широких трудовых масс (тип так называемой «ассоциации»), но объединением товарищей на почве: во-первых, принципиального схождения в некоторых основных положениях (см. декларацию Первой Конференции) и, во-вторых, понимания необходимости планомерной, организованной совместной работы (тип «федерации»).

б) Съезд считает нужным подчеркнуть, что, не будучи, – по своим целям, задачам и методам деятельности, – организацией партийной, Конфедерация не должна, конечно, смотреть на свой

Секретариат как на центральный, руководящий, предписывающий и диктующий орган, но лишь как на орган чисто технический, исполнительный, организационно связывающий и идейно обслуживающий группы и федерации на местах. Роль Секретариата ограничивается чисто-техническими задачами: постановкой издательства, организацией курсов и школ, распределением работников, укреплением связи между организациями на местах, – одним словом, налаживанием и обслуживанием организационного аппарата Конфедерации и практическим осуществлением задач, возложенных на Секретариат съездами Конфедерации.

(Единогласно, при 2-х воздержавшихся).

 

X. О реагировании на репрессии со стороны большевистской власти против анархистов

Принимая во внимание:

1) Факт почти полного разгрома большевистской властью анархистских организаций в Великороссии;

и 2) факт начавшегося похода большевистских властей против анархистских организаций на Украине вообще и против нашей Конфедерации в частности, –

Съезд констатирует, что украинские большевистские власти если еще и не разрешили окончательно вопрос о планомерной борьбе с анархистами, то уже поставили его на очередь.

Для Съезда ясно, что, по мере расширения и углубления анархического движения трудящихся масс, власти с возрастающей яростью будут обрушиваться на идейные анархические организации; что наши организации, в недалеком будущем, могут быть окончательно разгромлены, лишены возможности работать открыто и, главным образом, могут быть вынуждены перейти к подпольной работе.

С другой стороны, Съезд констатирует факт крайне неопределенного и потому глубоко ненормального положения анархистских организаций и анархического движения на Украине, вследствие отсутствия у правительства ясного и определенного отношения к этим организациям и к этому движению.

Съезд отмечает, в частности, продолжающееся до сих пор нелепое полулегальное положение Конфедерации «Набат» – положение, при котором существование любой нашей организации, наших органов печати и, наконец, судьба и жизнь наших работников постоянно зависят от произвольного и случайного отношения к ним того или иного представителя власти.

Находя такое положение вещей совершенно нетерпимым, – Съезд считает своим долгом заявить во всеуслышание нижеследующее:

1) для настоящего момента, – поскольку репрессии власти против анархистов на Украине еще не приобрели планомерного и организованного характера, – Конфедерации «Набат» предлагается: а) выпустить, в возможно большем количестве, обращение к широким массам трудящегося населения, не только России, но и других стран, выясняя в этом обращении как задачи и пути нашего движения, так и всю ненормальность нашего полулегального положения и отношения к нам большевистских властей; б) обращать постоянно внимание масс на такое положение нашего движения как в органах нашей печати, так и в наших устных выступлениях; и в) потребовать публично, – в печати и устно, – определенного, ясного и открытого отношения к нам со стороны правительства и его органов;

2) Съезд считает необходимым открыто предупредить и заявить: что дальнейшее продолжение и нарастание гонений на анархическое движение, что дальнейшее применение, со стороны властей, организованного или неорганизованного насилия по отношению к анархическим организациям, органам и работникам; что, в особенности, вынужденный уход анархистов в подполье, – неизбежно вызовут ответ насилием же со стороны анархистов, в виде активных выступлений против членов и агентов правительства.

Съезд заявляет, что в этом случае Конфедерация заранее снимает с себя всякую ответственность за таковые выступления, целиком возлагая эту ответственность на самое власть.

Съезд предлагает товарищам теперь же подчеркивать, – в печати и в устных выступлениях, – что ответственность за все последствия насилия власти против анархистов и вынужденного нашего ухода в подполье ляжет всецело на виновников и исполнителей указанных насилий, гонений и преследований. (Единогласно).

Решения Первого Съезда Конфедерации Анархистских Организаций Украины «Набат»
(по некоторым специальным вопросам)

Съезд решил:

1) Поручить секретариату: а) немедленно возобновить издание еженедельного органа Конфедерации «Набат» в г. Харькове, заменив им «Набат», издаваемый Харьковской группой; б) приступить к изданию журнала «Путь к Анархии»; в) подготовить и наладить издание крестьянской газеты; г) при первой возможности организовать школу пропагандистов; д) расширить издательское дело (издание новых брошюр и книг по анархизму); е) обеспечить лекторскими силами возможно большее число мест; ж) выпустить в ближайшем будущем воззвания: к трудящимся всех стран, к анархистам всех стран, о еврейских погромах; к рабочим, крестьянам, красноармейцам и повстанцам – о гонениях на анархистов.

2) О выходе из конфедерации отдельных групп. В том случае, если деятельность той или иной группы на местах идет вразрез с основными принципиальными и тактическими положениями, легшими в основу объединенной организации анархистов и подтвержденными Съездом Конфедерации, – Секретариат публично заявляет о том, что снимает с себя ответственность за действие данной группы. Вопрос о ее выходе из состава Конфедерации решается ближайшим Съездом.

3) На имеющую быть в г. Москве 27-го апреля с.г. «Третью Всероссийскую Конференцию Анархо-Синдикалистов» – делегатов от Конфедерации не посылать, ввиду обнаружившейся, в соответственном приглашении, «фракционной» узости Всероссийского Секретариата Анархо- Синдикалистов, грозящей, без всякой пользы для дела, оторвать работников от необходимой текущей работы Конфедерации.

4) На имеющий быть в г. Москве 27-го апреля с.г. Первый Всероссийский Съезд Анархической Молодежи – делегировать тов. М.Злого, члена группы Учащейся Молодежи г. Елисаветграда.

5) Отложить вопрос о созыве Общеанархического Всероссийского Съезда, поручив Секретариату: подготовить почву для созыва такового и, если возможно, приурочить этот съезд ко времени очередного съезда Конфедерации.

6) Поручить Секретариату созвать очередной съезд Конфедерации не позже 15-го августа с.г.

№ 437. ИЗ ПРОГРАММНОГО ЗАЯВЛЕНИЯ ПОВСТАНЦЕВ-МАХНОВЦЕВ

Товарищи рабочие, крестьяне, повстанцы!

Когда мы еще в дни гетманщины и германо-австрийского угнетения подняли знамя восстания за свое освобождение, то мы боролись за поруганную нашу свободу, за свободу и радость быть вольными сынами революции, смело и независимо строящими свою жизнь без всякого цыканья на нас какой бы то ни было государственной власти и без экономического порабощения нас этой властью.

…Мы считали, что городские рабочие и трудовое крестьянство в революционный момент сами должны заботиться о своих нуждах и друг о друге и что эти заботы должны будут привести к прочной революционной связи рабочего города с крестьянской деревней, что между ними установится товарищеский продуктообмен, при котором крестьянская община будет снабжать союзы городских рабочих всем необходимым продовольствием и сырьем, а союзы городских рабочих взамен этого будут снабжать крестьян необходимыми в хозяйстве сельскохозяйственными орудиями, материалами, мануфактурой, обувью и всем необходимым для хозяйственного и социального организма деревни.

Этот товарищеский продуктообмен между рабочими союзами города и крестьянскими общинами деревни сам по себе установил бы и утвердил бы великое здание свободного рабоче-крестьянского хозяйства, которое общими гигантскими силами всех трудящихся привело бы нас в единую свободную АНАРХИЧЕСКУЮ КОММУНУ, цветущую садами, знаниями, чувством солидарности и покоящуюся на фундаменте, который гласит: «от каждого по его силам-способностям и каждому по его надобностям-потребностям».

Между тем взамен такого свободного анархического плана революции мы видим, как освобождающийся от буржуазии народ покрывается многочисленными органами государства, которые прибирают народ к своим цепким властным рукам и навязывают ему свою диктатуру, свой план строительства новой жизни. И хуже всего то, что эти органы власти выдвигаются не самой трудящейся массой, а строятся сверху в чиновничьем порядке из людей, по большей части неизвестных и ненужных трудящимся массам. Такими органами являются многочисленные комиссариаты в т[ом] ч[исле] и чрезвычайные комиссии, имеющие целью овладеть революционным народом и принудить его жить по программе политической партии…

Как же практически должны поступить мы, революционные повстанцы, чтобы наша борьба принесла нам желанные плоды, настоящую свободу и подлинное равенство? Выступать ли против существующей власти в целях ее свержения и установления другой, «лучшей», как говорят меньшевики и левые эсеры? Нет и нет! Всякое свержение власти сейчас вызовет к жизни другую власть, не лучшую, а скорее худшую. Не в замене одной власти другою найдет народ свое избавление от позора рабства и гнета капитала, но лишь в устройстве жизни, при которой вся полнота власти находится у самого трудового народа и ни в какой степени не передается какому бы то ни было органу или политической партии. Освобождение трудящихся есть дело самих трудящихся – этот лозунг означает не только то, что трудящиеся могут освободиться от капиталистического рабства лишь своими усилиями, но также и то, что новая свободная жизнь трудящихся может быть построена только самими трудящимися и никем больше. Путь этого строительства давно указал трудовому народу революционный анархизм, и наша великая рабоче-крестьянская революция с особенной яркостью указывает нам сейчас этот путь. Это путь самостоятельности рабочих и крестьянских масс, путь их революционного творчества. Мы пережили все виды государственной власти, начиная от самой реакционной – монархической и кончая самой революционной – большевистской. Все они показали нам невозможность творить свободную жизнь народа силою государственной власти…

Для нас, борющихся за политическое освобождение и равенство трудящихся, ясен путь нашей борьбы. Пусть себе та или иная власть сидит в Харькове или в Москве и воображает, что она творит революцию. Мы, дети революции и сыны трудового народа, будем творить свою свободу у себя на местах. У себя в деревнях и селах мы, прогнав помещиков и прочих дармоедов и угнетателей, а в городах фабрикантов, банкиров и иных капиталистов и взяв в общее достояние их собственность, соединяемся в вольные общины, здраво и дельно обсуждаем наши хозяйственные и общественные дела и сообща решаем их. Если для проведения в жизнь наших общинных дел нам нужны исполнительные органы, мы создаем их, не наделяя их никакой властью, а лишь давая им определенные поручения, которые являются их прямой обязанностью…

Пусть же воцарится на земле полная свобода и действительное равенство трудящихся!

Во имя этого равенства и свободы теснее сомкнем свои боевые колонны. Пусть громовыми раскатами пронесется клич по всей революционной России: «Долой гнет капитализма и государства! И пусть живет Царство Правды и Свободы – Анархический Коммунизм!»

№ 438. ПРИКАЗ № 1 КОМАНДУЮЩЕГО РЕВОЛЮЦИОННОЙ ПОВСТАНЧЕСКОЙ АРМИЕЙ УКРАИНЫ БАТЬКО МАХНО

Всем командирам. По пехоте: корпусов, бригад, полков, батальонов, рот, взводов, отделений. По кавалерии: бригад, полков, эскадронов и взводов. По артиллерии: дивизионов, батарей и полубатарей. Всем начальникам штабов, гарнизонов, всем комендантам. Всем без исключения повстанцам-революционерам.

1. Задачей нашей революционной армии и каждого повстанца, в нее вступившего, является честная борьба за полное освобождение трудящихся Украины от всякого порабощения. Поэтому каждый повстанец обязан помнить и следить за тем, что среди нас не может быть места лицам, стремящимся за спиной революционного повстанчества к личной наживе, к разбою или к ограблению мирного еврейского населения.

2. Каждый революционный повстанец должен помнить, что как его личными, так и всенародными врагами являются лица богатого буржуазного класса, независимо от того, русские ли они, евреи, украинцы и т.д. Врагами трудового народа являются также те, кто охраняет буржуазный несправедливый порядок, т.е. советские комиссары, члены карательных отрядов, чрезвычайных комиссий, разъезжающие по городам и селам и истязающие трудовой народ, не желающий подчиниться их произвольной диктатуре. Представителей таких карательных отрядов, чрезвычайных комиссий и других органов народного порабощения и угнетения каждый повстанец, обязан задерживать и препровождать в штаб армии, а при сопротивлении – расстреливать на месте. За насилия же над мирными тружениками, к какой бы национальности они ни принадлежали, виновных постигнет позорная смерть, недостойная революционного повстанца.

3. Всякие самочинные реквизиции и конфискации, а также замена у крестьян лошадей и бричек, без бумаг от начальника снабжения воспрещаются под страхом суровой ответственности. Каждому повстанцу надлежит помнить, что самовольные реквизиции привлекают в ряды повстанческой армии самых отъявленных хулиганов, стремящихся лишь к наживе, дают им возможность, под именем революционных повстанцев, творить подлые дела, позорящие наше революционное освободительное движение.

Призываю всех повстанцев-партизан самим следить за порядком и честью истинно революционной повстанческой армии, борясь со всякой несправедливостью, как в своей среде, так и в среде защищаемого нами трудового народа. Не может быть обиды от нас ни одному сыну и дочери трудового народа, за который боремся. И всякий, кто это допустит, покрывает себя позором и навлекает на себя кару народной революционной армии.

1. В интересах революции и правильной борьбы за наши идеалы необходима во всех частях самая серьезная товарищеская дисциплина. Необходимы полное уважение и послушание в военном деле вами избранным себе командирам. Этого требует вся серьезность выпавшего на нас великого дела, которое мы с честью доведем до конца и которое, при отсутствии между нами дисциплины, мы погубим. А потому вменяю в обязанность всем командирам частей ввести совместно с повстанцами строжайшую в своей среде и в своем деле дисциплину.

2. Пьянство считается преступлением. Еще большим преступлением считается показываться повстанцу революционной армии в нетрезвом виде на улице.

3. При переездах из одного села в другое каждый повстанец должен быть в полной боевой готовности. Отношение к мирному населению в селах и пути должно быть, прежде всего, вежливое, товарищеское. Помните, товарищи командиры и повстанцы, что мы – дети великого трудового народа, каждый труженик и труженица являются нашим братом и сестрою. Дело, за которое мы боремся, – великое дело, требующее от нас неутомимости, великодушия, братской любви и революционной чести. Поэтому призываю всех повстанцев-революционеров быть истинными друзьями народа и верными сынами революции. В этом наша сила и залог победы.

Местечко Добровеличковка, Херсонской губ.
5-го августа 1919 г.

№ 439. ПРОЕКТ ДЕКЛАРАЦИИ РЕВОЛЮЦИОННОЙ ПОВСТАНЧЕСКОЙ АРМИИ УКРАИНЫ (МАХНОВЦЕВ)

(Принят Военно-Революционным Советом армии на заседании 20-го октября 1919 года)

Трудящиеся классы Украины стоят ныне перед лицом событий громадной важности и величайшего исторического смысла. Несомненно, значение этих событий выходит далеко за пределы самой по себе революционной повстанческой армии. Но повстанческая армия, будучи передовым отрядом в развертывающейся борьбе, считает своим долгом раскрыть перед трудящимися Украины, всей России и всего мира как те цели, за которые она борется, так и смысл событий, естественным средоточием которых она в настоящее время является.

В феврале–марте 1917 г. Украина, вместе с Великороссией, пережила первую революцию, сущность которой заключалась в падении романовского самодержавия и в переходе политической государственной власти сперва к группе лиц из класса крупной земельно-промышленной буржуазии, а затем – к группе деятелей из мелкобуржуазного и соглашательского лагеря.

В силу целого ряда условий ни та, ни другая власть не могли оказаться и не оказались прочными. Всего восемь месяцев понадобилось для того, чтобы оттолкнуть революционные массы от того и от другого правительств, не имевших ничего общего с интересами и стремлениями трудящихся.

Уже с июля 1917 г. определенно назревает вторая революция. Она разражается в конце октября. Она вручает государственную власть в руки крайней левой политической партии социал-демократов большевиков (коммунистов), считавших себя партией революционного пролетариата и беднейшего крестьянства, партией социальной революции.

С самого начала событий эта партия вела длительную борьбу за политическую власть со всеми другими партиями. Ее общие лозунги совпадали с инстинктивными стремлениями трудящихся масс, которые и поддержали ее в решительный момент.

Таким образом, восьмимесячный опыт смены буржуазно-соглашательских правительств и восьмимесячная борьба между различными политическими партиями за государственную власть заканчиваются победой партии коммунистов, которая и становится у власти в конце октября 1917 г.

Но уже очень скоро начинает делаться ясным, что и эта партия, что и эта власть, – подобно всякой партии и всякой власти, – будучи сама по себе абсолютно бессильной в деле осуществления великих задач социальной революции, в то же время парализует свободную творческую деятельность самих трудовых масс, единственно способных разрешить эту задачу. Делается ясным, что, прибирая к своим рукам (формально – к рукам государства) всю хозяйственную и общественную жизнь, неизбежно создавая новые политические и экономические привилегии, эта партия и эта власть убивают в корне социальную революцию.

Бессилие коммунистической партии и власти вывести трудящихся на истинный путь борьбы за социализм вызывает естественное разочарование, недовольство и озлобление широких трудовых масс против этой партии и этой власти. Полный развал хозяйственной жизни и, в связи с этим, нелепая крестьянская политика власти создают серьезное и повсеместное брожение в деревне.

В Великороссии власть успевает, однако, быстро сорганизовать крепкий государственный аппарат и покорную вооруженную силу, при помощи которых она, как и всегда, временно оказывается в силах железной рукой подавить всякие проявления народного недовольства.

Иначе складываются обстоятельства на Украине.

Прежде чем украинские трудовые массы успевают разочароваться в деятельности коммунистической власти, – Украина захватывается австро-германцами и попадает под пяту сперва германской, а затем петлюровской власти. Насилие этих властей приводит здесь к взрыву народного негодования, к новому возмущению против самой идеи власти и к широкому партизанскому (повстанческому) движению, проникнутому истинным революционным духом – беспартийным и безвластным… По уходе австро-германцев революционные повстанцы рядом сильных ударов очищают всю Украину от гетманщины и петлюровщины, снова открывая дорогу коммунистической власти, которая и водворяется здесь весной 1919 г.

Разочарование наступает с необыкновенной быстротой. Уже через месяц недовольство и озлобление трудовых масс, – как рабочих, так и, в особенности, крестьянских – сказываются в полной силе. Целые районы (Екатеринославщина, Таврия) начинают все более и более определенно стремиться к свободной общественно-хозяйственной организации, на основе беспартийности и безвластия. Эти районы не допускают в своих пределах никакой деятельности политических властей. К концу лета – вся Украина кипит крестьянскими восстаниями и широким повстанческим движением против не оправдавшей доверия масс коммунистической партии. Надвигается третья революция, которая в настоящее время уже началась, в которую Украина ныне уже вступила…

В то же время снова поднимает голову реакция. Третья революция сталкивается с попыткой восстановления монархии.

Надеясь еще раз овладеть положением и суметь сломить обе враждебные силы (и революционно- повстанческую, и реакционную), коммунистическая власть подготовляет и осуществляет, при посредстве деникинского наступления, предательский разгром главного ядра революционного повстанчества – армии Махно. Но государственный и военный аппарат коммунистической власти, не успев в свое время утвердиться и окрепнуть на территории Украины, оказывается не в силах ни заменить собою предупредившее его и успевшее пустить здесь глубокие корни вольное повстанческое движение, ни совершенно раздавить это движение, ни вовремя ликвидировать деникинское наступление. Повстанческая армия выходит из тяжелого испытания хотя и поколебленной, но не разбитой. Будучи выбита из родных мест, она стремится во что бы то ни стало сохранить себя, переправляется на время в другие районы и продолжает жестокую борьбу с деникинскими силами, обманувшими расчеты Троцкого и нанесшими революции тягчайший удар. Коммунистический аппарат оказывается вынужденным очистить поле борьбы и предоставить (по крайней мере, на время) защиту революции на Украине живому партизанскому движению революционных повстанцев.

В настоящее время Украина пылает пожаром крестьянских восстаний и революционно- повстанческой борьбы против реакции. Наряду с этим, в борьбу между начинающейся, таким образом, третьей революцией и монархической реакцией снова вмешивается еще одна сила, уже знакомая украинскому трудовому народу: буржуазно-республиканское правительство Петлюры. Нетрудно видеть (и трудящиеся классы уже более или менее понимают это), что и эта сила, неся с собою новую политическую власть, несет, следовательно, новый политический и экономический гнет, новое насилие над стремящимися к свободному строительству крестьянскими и рабочими массами. Решительное столкновение между идеей вольной, безвластной организации (идеей, воспринятой уже значительными массами Украины) и идеей политической власти (монархической ли, коммунистической или же буржуазно-республиканской) становится, таким образом, неизбежным. Будущее покажет, кто выйдет победителем в борьбе.

Таков в сжатых чертах тяжелый революционный опыт, пережитый нами, повстанцами- махновцами, за два с половиной года революции. Нам остается прибавить, что как в нашем районе, так и в других местах мы бывали свидетелями и участниками успешных попыток безвластной общественно-хозяйственной организации, без вмешательства какого бы то ни было правительства. Все такие попытки ликвидировались при посредстве прямого вооруженного насилия со стороны того или иного правительства.

В результате этого тяжелого, но поучительного опыта, а также в силу некоторых соображений теоретического характера мы, прежде всего, заявляем определенно и открыто следующее:

Опыт революции непоколебимо убедил нас в том, что никакая политическая партия и никакая политическая государственная власть не в силах разрешить великие задачи нашего времени, не в силах привести к восстановлению и организации разрушенного народного хозяйства, не в силах осуществить стремления и удовлетворить нужды трудовых масс.

Мы убеждены, что, вследствие того же пережитого и переживаемого опыта, значительные массы украинских крестьян и рабочих подошли уже ныне к тому же выводу и не потерпят, на сколько-нибудь продолжительное время, никакого политического гнета над собою.

Мы находим, что в недалеком будущем все трудящиеся классы придут к тому же выводу, что они должны будут и сумеют сами взяться за строительство своей трудовой, хозяйственной, общественной и культурной жизни на свободных началах, без опеки, без давления и диктаторства какой бы то ни было личности, партии или власти.

Мы заявляем поэтому, что развертывающееся ныне народное повстанческое движение на Украине является началом великой третьей революции, стремящейся к окончательному раскрепощению трудящихся масс от всякого гнета власти и капитала – как частного, так и государственного.

Мы заявляем, что наша повстанческая махновская армия является лишь боевым ядром этого революционного народного движения на Украине, – ядром, призванным сорганизовать вокруг себя все революционные повстанческие силы и помочь восставшему народу в его борьбе против всяких покушений со стороны власти и капитала.

Мы заявляем, что смысл и значение событий на Украине должны сосредоточиваться не на нашей армии как на таковой, а на том широком народном движении, которое развертывается на Украине и оборонительно-боевой силой которого является наша армия.

Украина стоит на пороге подлинной крестьянской и рабочей революции. Таков основной смысл происходящих событий. Мы, повстанцы-махновцы, – лишь дети этой революции, ее слуги и защитники.

И когда революция эта, разгоревшись полным пламенем, охватит собою всю трудовую Украину и освободит ее от всех насильников и властителей, – тогда мы, ее верные бойцы, растворимся в миллионных рядах восставшего народа и приступим, рука об руку с ним, к свободному строительству истинно новой жизни.

Что касается, далее, основных воззрений наших на важнейшие вопросы безвластного экономического и общественного строительства, то мы считаем необходимым предварительно заявить следующее.

Мы глубоко убеждены, что предоставление народу полной возможности свободно выковывать формы своей хозяйственной и общественной жизни естественно и неизбежно приведет к установлению подавляющим трудовым большинством народа социалистических форм общежития. Мы находим, что эти формы могут быть на деле найдены и выкованы лишь самими трудящимися массами, при условии их совершенно свободного и самостоятельного общественно-хозяйственного творчества. Мы считаем поэтому не целесообразным и даже гибельным навязывать трудящимся массам наши убеждения силой политической или какой бы то ни было иной диктатуры, считаем гибельным вести массы с собой при помощи управления ими сверху. Мы ограничиваем нашу роль простой идейной и организационной помощью трудовому народу, в виде изложения наших мнений и взглядов, в виде простого предложения, совета, разъяснения или указания. Мы полагаем, что народ должен иметь полную возможность выслушивать все мнения и советы, но применять их к жизни и строить жизнь должен сам, самостоятельно и свободно, без партий, диктаторов и властей.

Поскольку, таким образом, речь может идти лишь о простом изложении наших взглядов, – мы обращаем главное внимание трудящихся, прежде всего, на необходимость создания ими истинного свободного советского строя.

Советский строй

Сущность подлинного советского строя должна, по нашему мнению, состоять в следующем:

Для организованного налаживания новой хозяйственной и общественной жизни свободные крестьяне и рабочие, естественно, создают – повсюду на местах – свои общественно-экономические организации, сельские комитеты или советы, всевозможные союзы, кооперативы, рудничные, фабричные и заводские комитеты, железнодорожные, почтово-телеграфные и иные организации. В целях широкого объединения взаимной связи все эти организации – производственные, профессиональные, распределительные, транспортные и другие – естественно создают снизу вверх объединяющие их органы, в виде экономических советов, выполняющих техническую задачу регулирования общественно-хозяйственной жизни в широком масштабе. Советы эти могут быть волостными, городскими, областными и пр. Они организуются, по мере надобности, на свободных началах. Они ни в коем случае не являются политическими учреждениями, руководимыми теми или иными политическими деятелями или партиями, диктующими свою волю и осуществляющими, под маской «советской власти», свою политическую власть: они являются лишь совещательно- исполнительными органами, регулирующими живую хозяйственную деятельность на местах.

Такой советский строй явится, действительно, организацией свободных рабочих и крестьян. И если создание его станет действительно свободным делом рабочих и крестьянских масс; если живая хозяйственная работа всех низовых, местных и объединяющих советских организаций начнет вовлекать в себя все более и более широкие рабоче-крестьянские массы, без принуждения и произвольного вмешательства каких бы то ни было политических партий или властей, то, по нашему мнению, весьма скоро удастся наладить общественно-хозяйственный аппарат на началах социального равенства, справедливости и товарищества и тем самым положить конец существованию классов, политических партий и властей, а также господству одних национальностей над другими. Отсталые и нетрудовые слои населения, со временем, будут естественно втянуты в этот трудовой аппарат. Всякая «политическая деятельность», по самому своему существу всегда неизбежно сводящаяся к созданию, укреплению и поддержанию системы привилегий, системы политического и экономического угнетения трудящихся классов, – всякая «политическая» организация и деятельность, за ненадобностью, отпадут и упразднят сами себя.

На вопрос о том, где будут при таком строе сосредоточиваться «официальные» нити некоторых важных отраслей общественной и гражданской деятельности (учебно-воспитательное дело, медицинское и санитарное дело, дорожное дело, регистрация браков, рождений и смертей, общая статистика и т.д.), мы отвечаем, что, помимо широкой и свободной частной инициативы, наиболее ценной и плодотворной, соответственные отделы могут быть, в случае надобности, легко созданы при Советах. Роль и деятельность этих отделов не будет ни сложной, ни громоздкой, если правильно налаженный общественно-хозяйственный аппарат будет функционировать повсюду на местах, в низовых местных организациях и Советах.

Судебно-административный аппарат

По вопросу о необходимости организации судебно-административного аппарата мы выдвигаем, прежде всего, то основное положение, что всякий закостенелый, раз навсегда установленный судебный и полицейский аппарат, равно как всякие мертвые, определенно зафиксированные «своды законов» являются самым грубым нарушением истинного правосудия и подлинной самообороны населения.

Истинное правосудие должно быть организованным, но живым, свободным, творческим актом общежития.

Самооборона населения должна быть делом свободной, живой самоорганизации.

Поэтому всякие омертвелые формы правосудия, судебные учреждения, революционные трибуналы, уложения о наказаниях, полицейские или милицейские институты, чрезвычайки, тюрьмы и вся прочая старая, бесплодная и ненужная ветошь, – все это должно отпасть само собою и упраздниться при первом же дыхании свободной жизни, при первых же шагах свободной и живой общественно-хозяйственной организации.

Свободные организации, союзы и советы рабочих и крестьян должны сами свободно же устанавливать у себя те или другие конкретные формы правосудия.

Правосудие это должно отправляться не специалистами-чиновниками на стороне, а живыми, заслуживающими доверия, местными общественными силами, при широком участии населения и при полном отсутствии заранее определенных норм наказания.

Равным образом, самооборона населения должна быть построена на началах свободной организации охраны живыми местными силами, но не должна быть делом специалистов- милиционеров. Казенная, официальная организация дела правосудия и обороны не только не достигает цели, но губит в корне всякое правосудие и всякую оборону.

Культурно-просветительное дело

В обществе, устраивающемся на началах свободного объединения социально-трудовых организаций, культурно-просветительное дело становится не монопольным предприятием государства и того или иного правительства, а свободным творческим делом лиц и организаций, свободно и естественно объединяющихся между собой. Только при этом условии духовный рост трудящихся масс станет, действительно, их собственным и потому дорогим для них делом. Только при этом условии осуществится живое, свободное творчество культурных ценностей и будет обеспечен быстрый духовный рост населения.

Гражданские свободы

Само собою разумеется, что свободная организация общества предполагает действительное и полное осуществление так называемых «гражданских» свобод: свободы слова, печати, совести, вероисповедания; свободы собраний, союзов, организаций и т.д.

Защита общежития

До тех пор, пока свободное общежитие будет нуждаться в организации физической силы с целью самозащиты от внешнего нападения, оно организует свою армию.

Армия эта понимается нами как свободная и всенародная военная организация, построенная на выборных началах и тесно спаянная с населением.

Внутри страны эта армия должна находиться в распоряжении трудовых рабоче-крестьянских организаций, защищая их от всяких попыток насилия со стороны власти и капитала и помогая им в осуществлении их свободного строительства.

Сношения с иностранными государствами

Общие съезды представителей от всех, составляющих свободное общежитие, организаций, городов и сел выделяют комиссию, ведущую повседневные сношения с иностранными государствами. Деятельность комиссии должна быть открытой и явной. Никакие «дипломатические тайны» недопустимы. Вопросы, не могущие быть разрешены комиссией, обсуждаются и решаются путем экстренных съездов.

Таковы те общие начала, на которых, по нашему мнению, должно складываться свободное, разумное, здоровое общежитие и за которые мы боремся.

В нашу задачу не входит насильственное навязывание этих начал трудовому крестьянскому и рабочему населению. Мы считаем лишь своим долгом ознакомить население с нашей точкой зрения и обеспечить трудящимся массам возможность свободно обсуждать как эту нашу, так и всякие другие точки зрения, дабы затем свободно избрать тот или иной путь общественно-экономического строительства.

Мы убеждены, что лишь на началах полной свободы исканий и приемов строительства трудящееся население сумеет, естественным путем, прийти к здоровой, истинно социалистической форме общежития.

Эту свободу исканий, эту свободу строительства мы будем отстаивать и защищать всеми имеющимися в нашем распоряжении силами и средствами.

Эту свободу будет, вне всяких сомнений, отстаивать и защищать все трудовое население Украины, которое мы призываем идти в нашей великой борьбе рука об руку с нами, мирясь с неизбежными во всяком деле ошибками и недостатками, поддерживая нас своим сочувствием и содействием и удесятеряя нашу мощь постоянным притоком свежих сил, новых борцов – защитников свободы.

Лишь общими усилиями великой трудовой семьи, свободно кующей формы нового общежития и с оружием в руках отстаивающей свое право на это свободное творчество, – мы победим.

№ 440. ЛИСТОВКА № 1 ГРУППЫ «АНАРХИСТ».

ЗЕЛЕНАЯ АРМИЯ

В Новгородской губернии, в лесах и болотах Шлиссельбуржского, Лужского уездов и Петроградской губернии десятками и сотнями скрываются люди в серых солдатских шинелях.

Люди голодные, озлобленные…

Клюква, рыба, попавшая в силки дичь, да с опаской доставленные родными припасы служат им пищей.

Он вне закона. За ним охотятся вооруженные до зубов представители порядка и закона и торжествующе ведут хмурых и бледных попавшихся им жертв.

«Авангард» рабочего класса – большевики призывают всех сознательных рабочих и крестьян [на] кулаков, на борьбу с ними, их, белогвардейцев, лавочников, помещиков, социал-соглашателей ставят на одну доску, их ожидает общая участь…

Они не желают сражаться за Советскую власть. За ту Советскую власть, которая обещала так много, за ту власть, которая возвратила смертную казнь, которая зиждется на насилиях и произволах, которая, удушая буржуазию, скоро совсем задушит рабочих, лишая их свободы слова, собраний, своих независимых организаций, которая делает комфортные, хорошие жизненные условия, громадные склады лишь своим ставленникам и их родне.

Вот в чем их преступление.

Их призывают на защиту власти, им обещают в будущем всякие блага – они наслушались слишком много призывов, слишком много обещаний и почти ничего в действительности.

Напрасно новый председатель ВЦИК Калинин мечется из края в край среди господства Советской власти, напрасно утверждает, что не Советская власть есть источник насилий и произвола. Ему уже не верят.

Довольно. Довольно слов, довольно опеки над народом.

Там, где черная туча реакции надвигается на революционный народ, где его завоеваниям грозит опасность, он сам встает на защиту своих прав, кровью им добытых, грудью защищает каждую пядь земли без содействия власти, без военруков, без военкомов, подчас без винтовок и патронов, своевременно властью у него отнятых для утверждения своего господства.

Умирать же за партийную диктатуру народ не пойдет, число «дезертиров» будет увеличиваться с каждым днем, насилия же против них будут вызывать все большее и большее озлобление.

Быть может, темные несознательные элементы благодаря предательской тактике большевиков и будут брошены в объятия реакции, но массы народные не перейдут в стан врагов крестьян и рабочих. Один за другими сотнями тысяч они уходят в леса, и настанет момент, когда грозная, могучая волна народного бунта прорвет все плотины, препятствия, выступив из берегов, серые люди лесов и болот, выжидающие, организующиеся не только в тылу красной, но и в тылу белой армии, протянут друг другу руки и сметут с дороги страдальца народа и красную и белую власть.

Товарищ! После прочтения необходимо переписывать и передавать другим своим товарищам.

[Март 1919 г.]

№ 441. ГДЕ ВЫХОД?

Второй уж год совнаркомская власть испытывает терпение рабочих, крестьян и угнетенной бедноты.

Свою первую годовщину эта наиболее идеальная (совершенная) власть из существующих праздновала при зареве костров-фейерверков.

На площадях перед власть имущими прогонялись шеренгами окрученные дисциплиной рабы. Всюду плакаты, красные знамена и музыка. А в застенках под пьяный пир комиссаров на пытки и расстрелы гнали рабочих, крестьян и не разучившуюся протестовать против насилия бедноту, – гнали их на сжигание коммунистического ауто-да-фе, потому что не могли они дать «коммунистическим» жрецам чрезвычайки взятку.

Вакханалией расстрелов, пыток и издевательства в застенках над людьми сопровождалось празднество кровавого Совнаркома.

Этим пьяным пиром палачей закончился год разгона Советов, уничтожения железнодорожных самоуправлений, захват комиссарами земель, ранее принадлежавших помещикам, и объявлением Совнаркомом войны деревне.

Рабочие, крестьяне и с ними все революционное ушло в подполье.

В чем причина этого ухода в подполье всех, кровно заинтересованных в революции?

Причина первая та, что Совет Народных (обманщиков) Комиссаров, многое наобещав и все к рукам прибрав, при поддержке и «волею» партии коммунистов, три четвертых которой, – как и Совнарком, сохраняя свое «комиссарское» благополучие, путем найма за деньги, пайки и прочие партийные «коммунистические» привилегии необходимого количества охранников и палачей (Московская Чрезвычайка содержит более 22 000 агентов), – этот Совет Народных Комиков, огородившись кремлевскими стенами, штыками наемной охраны, провокаторами и шпиками, служившими ранее царю, стер с большевистских знамен октябрьские лозунги и разогнал Советы и прочие рабочие организации. Отняв у рабочих все октябрьские завоевания, Совнарком пошел войной на непокорную деревню.

Вторая причина ухода в подполье та, что Троцкий и Компания, подобно Керенскому, загорланив, как кликуша, о «крови и железе», предал на растерзание чрезвычайной сволочи самоотверженных революционеров, взамен же революционной военной силы создал штаб наемников генералов и полковников, воскресив Романовскую Мясоедовщину и Сухомлиновщину. И эта глупая компания (если не врет, что вполне возможно) стала уверять и продолжает уверять, что «военспецы» генералы и полковники искренно хотят бороться против генералов Дона и Сибири. Но народ не дурак и знает, что:

– «Ворон ворону глаз не выклюнет».

И перестал народ верить «военспецам», а потом и «Троцкистам», – ушел он из армии. Недоверие рабочих и крестьян к штабам Троцкого прокатилось негодующей волной восстаний, жестоко подавленных коммунистическими жандармами.

Третья причина та, что весь режим Совнаркома держится на купле и продаже.

«Комиссар и взятка!» – вот лозунг Совнаркомовской братии.

За взятку расстреляют, за взятку арестуют, за взятку освободят, за взятку и чин коммуниста дадут.

Мудрый Совнарком, взяв все в свои руки (национализировав), все передал своим агентам, а весь народ в наймита своего превратил.

Комиссары, Горпродкомы и пр. пр. торгуют… На Сухаревке. Все есть только… для комиссаров – цены комиссарские.

Совнарком все развалил и создал спекуляцию от Совнаркомии. Он как паршивая собака: на сене лежит, не жрет и другим не дает.

Комиссары не отдали ни промышленность, ни торговлю в руки общества – все себе взяли, ну и подавились.

Трудовой народ стал правду матку резать Совнаркому в глаза, тот его в штыки.

Окровавленные и до конца обманутые крестьянство и рабочие вступили в борьбу с комиссарами и ушли в подполье, а за ними и остальные.

Вот причины, загнавшие угнетенных в подполье.

Народ толкует о вольнице, жаль ему ушедших революционных дней. Он снова на распутьи, но растерянность его прошла: он понял, что продолжающаяся война не даст побед и не кончится до тех пор, пока не пропадут причины, войну затягивающие. А причины эти известные: все штабы Троцкого засорены генералами да полковниками и прочими специалистами по контрреволюционным делам.

В Комиссариатах же Путей Сообщения по-прежнему засели старые специалисты казнокрады-чиновники и разрушают транспорт во славу Колчаковско-Деникинского оружия.

Всюду провокация. Всюду продажа. Новая Троцко-Ленинская Рухловщина и Сухомлиновщина засела во всех комиссариатах. Революция предается и продается.

Выкрутасы же Ленина и Троцкого: сдать революцию белым, чтобы в будущем вновь вернуться к власти в прежней силе, не прошли не заметными для народа. Рабочие и крестьяне раскусили эту провокацию и, сберегая силы для борьбы с контрреволюцией, ушли из армии Троцкого.

И в настоящее время, когда партия коммунистов в Москве готовится к подполью, пробивая путь для бегства в Сибирь, и открывают лавочки и кофейнушки по всем улицам, в то же время в тюрьмах держит тысячи революционеров.

Рабочие и крестьяне, а с ними и все любящие революцию, спрашивают себя: что происходит, где же выход?

Выход есть!

Ты слышишь, народ, выход есть!..

Колчак и Деникин сильны мнимой борьбой с чрезвычайным режимом Совета Народных Комиссаров.

Уничтожьте Совет Народных Комиссаров и его детище – чрезвычайки. Колчаку и Деникину, идущим против революции, придется разоблачиться. Эти господа останутся одни. Народ их покинет.

Ныне внутреннее положение в Советской России определяет внешнее. Природа Совета Народных Комиссаров с чрезвычайками рождает контрреволюцию.

Но близится зима, близится голод, холод и болезни. Они, эти спутники рабства, если посетят нас в эту зиму, многих мы не досчитаем: ибо нет топлива, нет хлеба, нет мира. Все это нужно иметь. Что же делать?

Нужно снова воскресить революционный порыв. Нужно разогнать Совнарком, уничтожить чрезвычайки. Нужно вернуть то, что было в октябре.

Да здравствует октябрь!..

Рабочие, крестьяне и все угнетенные, мы, анархисты подполья, зовем вас на бунт. На бунт, на восстание мы зовем против насильников и угнетателей.

Да здравствует революция!

Народ, контрреволюции не страшись. На юге Махновцы уже теснят Деникина, а на Урале и в Сибири, под руководством анархистов и других революционеров, партизаны успешно ведут борьбу и с Колчаком и с комиссарами. Нашим братьям нужна помощь.

Так поспешим!..

Надо разогнать саботажников революции.

Мы должны разогнать Советы Обирал и разные штабы Троцкого. Мы должны воскресить военную революционную силу.

Да здравствует Военный Совет революционных партизан!!!

Долой назначенцев!

Рабочие, вы должны разогнать белогвардейский комиссариат Путей Сообщения и заменить его организацией тружеников по транспорту.

Рабочие и крестьяне, разгоните комиссариат внутренних дел – это гнездо провокаторов и палачей.

Разгоните комиссариат земледелия, этих новых помещиков, и замените его организацией всех, обрабатывающих землю.

Разгоните партийные трибуналы. Гоните палачей, гоните тунеядцев.

Долой смертную казнь!

Рабочие и крестьяне, мы долго ждали пробуждения вашего революционного гнева. Власть нас терзала, стреляла и пытала. Но мы не умолкали. Мы были с вами. Ныне вы видите, что мы правы оказались. Вас политиканы надули. Пора браться самим за свое освобождение.

Проснись же, революционный народ. Мы зовем тебя на бунт и восстание. Вы, рабочие и крестьяне у станка, сохи и под серой шинелью, услышьте на сей раз наш голос. Пусть загорится в душе огонь бунта мести палачам. Мы много вытерпели, нас много погибло, но нас еще больше стало. Дольше терпеть преступно. Поспешите же, иначе будет поздно. Мы боремся не за министерские и комиссарские портфели, мы не пойдем добиваться комиссарских привилегий, мы зовем вас на бунт, чтобы разогнать их и уничтожить все эти привилегии! Нам нужна только революция; мы с угнетенными. Революция рождает нас, – мы дети революции.

Наступает момент, когда все революционеры должны проснуться, наступает момент, когда все революционное должно пойти с нами. Во имя революции, во имя блага всех, во имя дорогой революции.

Рабочие и крестьяне, мы требуем от вас поддержки революции.

Ты слышишь, угнетенный народ, мы, анархисты, требуем и зовем тебя на бунт, и мы верим, что ты не допустишь сдачи Совнаркомом революции белым.

Да здравствует Анархия!

Так колыхнись же ты, придавленный и приниженный народ. Как степной ковыль зашуми по всей Руси. Пусть твои говорливые волны прокатятся и за рубежи и воскресят солидарность народов.

Все же анархисты, рассыпанные по всем углам окровавленной страны, услыша наш зов, спешите на борьбу, не опаздывайте на этот наш праздник.

Вы встаньте в первые ряды революционного народа и идите с ним на борьбу. Пусть не дрогнут

ваши сердца.

Ну, а с вами, называющими себя анархистами, на самом деле с комиссарами расхищающими народное достояние и провоцирующими народ, мы поступим как и с прочими провокаторами.

Трепещите, тираны. Разбегайтесь, палачи, как крысы. Иначе придет момент и революция разметет вас, как пыль по широкому русскому полю.

Боевые братья анархисты, слушай: Сарынь на кичку! За вольницу, за анархическую вольницу сложим головы.

От нас привет борцам.

Да здравствует революция!

Да здравствует вольница!

Долой смертную казнь!

Да здравствует анархия!

Да здравствует Всероссийская Конфедерация Труда!

[1919 г., август]

№ 442. ДЕКЛАРАЦИЯ АНАРХИСТОВ ПОДПОЛЬЯ

Угнетенные всех стран: рабочие, крестьяне, солдаты, женщины и дети!

Свободолюбивые творцы новых ценностей: изобретатели, мыслители, поэты!

Все, стремящиеся к свободе, справедливости и предоставлению каждому человеку наилучших условий его всестороннего выявления и развития.

Все, кому тесны рамки современного строя угнетения и унижения, кому претит издевательство человека над человеком, и реки крови, и стоны насилия, производимые современным государством и капиталом, – всем вам шлет свой братский привет и призыв Всероссийская организация анархистов подполья!

За короткое время перед глазами человечества прошла ужасающая картина безумия и озверения современных государств, истребляющих человека человеком. Война, небывалая война, на которую пошли все завоевания науки и техники, война, бросившая угнетенных всех стран друг на друга и приведшая всюду к голоду и экономической разрухе.

Этот процесс объединения внутри воюющих стран привел нас к картине обобществления, ограничения прав частной собственности и перехода части прав над производством к общественным органам в Италии, Франции, Англии, Германии и России.

Наконец, перед нами поразительная картина целого ряда революций – ускорения этого процесса обобществления, наиболее яркого в России.

За чрезвычайно краткое время Россия пережила переход от самодержавия к буржуазной республике, к социалистическим министерствам говорунов и подошла к Октябрьской революции.

Все ужасы самодержавия, всю низость и лицемерие, и бессилие республиканства буржуазии, и предательство министров-социалистов за короткое время изведало русское крестьянство и русский пролетариат.

Ни одна из этих форм не может быть принята угнетаемыми. Возмущенные голодные рабочие и крестьяне совершили октябрьский переворот во имя всеобщего братства народов и свободы.

Увы, кричавшие об этих высших заветах человечества, возмущавшие рабочих против смертной казни, эксплуатации и войны большевики – ныне царствующая самодержавная коммунистическая партия, – воспользовавшись доверием рабочих, захватили всю власть в свои руки, насадили чрезвычаек (охранников), отняли у трудящихся все их завоевания, все фабрики, заводы, земли и расстрелами, голодом, пытками и всеми орудиями полицейского гнета задавили всякое право человека, всякую свободу, всякую независимость. Арестовали, расстреляли и разогнали всех революционеров Октября, превратили Советы и правления производственных союзов в своих лакеев, задушили всякую мысль и, установив рабовладельческий строй, превратили всех в безгласных, бесправных рабов, а сами, завладев фабриками и заводами, хлебом и всем, чем владела буржуазия и чем можно владеть, стали неограниченно властвовать.

Никогда еще буржуазия, помещики, бюрократы и военщина не обладали такой беззастенчивостью в угнетении всех остальных, и никогда они не имели наглости прикрывать свое угнетение именем попранной рабоче-крестьянской массы. И никогда еще не было такой противоположности угнетателей и угнетенных, как теперь!

Так раз и навсегда была самой жизнью опровергнута теория Маркса и идея государственного социализма.

Процесс обобществления и централизации всего в одних руках произошел в первую очередь в стране наименее развитого капитализма и в силу обеднения страны, а не так, как говорил Маркс.

А диктатура пролетариата оказалась не больше как способ наиболее беззастенчивого издевательства над правами человека и угнетенных.

Надеяться, что новые объединенные помещики, фабриканты, бюрократы, военные диктаторы – господа комиссары вдруг окажутся филантропами и перестанут угнетать и эксплуатировать трудящихся, – это гораздо более наивная и бесплодная утопия, чем мечта Сен-Симона, Фурье и т.д. убедить буржуазию перестать быть эксплуататорами.

Так окончательно вскрылся обман всякой власти и всякого государственного социализма в XX веке – обман, обнаружившийся и раньше во всех революционных движениях.

Власть – не только орган угнетения, но самая основная причина экономического гнета, сама рождает из себя и содержит в себе эксплуататоров.

И вот перед угнетенными России, перед угнетенными всех стран, освобождающимися окончательно от обмана власти, стоит задача новой мировой революции во имя безвластного и внеклассового общества, о котором мечтали все лучшие люди революции, идущие не путем захвата власти и диктатуры, а свержения власти и укрепления безвластия.

И в России на развалинах белогвардейской и красноармейской принудительной армии образуются вольные анархические партизанские отряды.

На севере, на юге, на востоке – всюду образовались они, и всюду веет идея безвластного общества.

Мы, Всероссийская организация анархистов подполья, толкаемые всеобщим возмущением угнетенных России, вступаем решительно на путь борьбы за освобождение человечества.

Наши главные задачи заключаются:

— в организации нового безвластного общества;

— в помощи всем угнетенным всего земного шара в виде освобождения от власти капитала и государства и

— в создании мировой конфедерации труда и развития.

Окруженное со всех сторон государственниками, белыми и красными, безвластное освободительное движение победит, когда все угнетенные сольют все свои усилия в одно целое.

Перед объединением угнетенных ничто не может устоять. Вперед же, товарищи, руку друг другу, и мы победим! Долой всякую власть – источник угнетений!

Долой ложь государственного социализма, диктатуры пролетариата и других диктатур! Долой смертную казнь, физическое насилие государства и все формы гнета!

Долой гнет капитала!

Все для всех на равных правах.

Все богатства и блага, находящиеся в распоряжении человечества, для всех на одинаковых основаниях.

Пусть будет каждый обеспечен средствами производства, насколько он умеет их производительно использовать, независимо от других или совместно с другими, по его воле.

Всякому трудоспособному наилучшие условия труда.

Всякому наилучшие условия развития и обеспечения на время образования.

Всякому нетрудоспособному обеспечение прожиточным минимумом и независимость.

Долой буржуазную ложь и ложь государственных социалистов о свободе, равенстве и братстве.

Всякий только тогда свободен, когда может быть обеспечен вне договора с обществом, и тогда, когда свободно заключает договор.

Долой принудительные группировки государства: коммуны, школы, казармы, принудительные армии и т.д.

Да здравствуют вольные, договорные отношения независимых личностей!

Да здравствует свободная инициатива в строительстве жизни!

Да здравствует действительная возможность проявлять себя устным и печатным словом!

Пусть каждый выберет себе форму ко всем отношениям и свое общество.

Да здравствуют федерации всех трудящихся: 1) транспортников, 2) почт и телеграфа, 3) сельского хозяйства, 4) добывающей и обрабатывающей промышленности, 5) работников снабжения, 6) вольных партизан и 7) федерация развития – науки, искусств и образования.

Да здравствует их вольная конфедерация!

Пусть все средства производства поступят в распоряжение федераций, их обслуживающих:

железные дороги – железнодорожникам, земля – обрабатывающим землю и т.д.

Долой все комиссариаты и министерства!

Долой все органы власти, неспособные организовать производство! Долой наемничество и ложь выборного начала!

Нам бесполезны властнические Союзы, правления и комитеты. Все сделают сами рабочие федерации.

Да здравствует единое, свободное, вневластное человечество и свободный, обеспеченный трудом человек!

Да здравствуют местные и мировые вольные конфедерации труда и развития.

Вперед, товарищи! На бунт, на борьбу!

Зажигайте всюду пожарища новой революции!

Да здравствует мировое объединение всех угнетенных против всех угнетателей!

Да здравствует Всероссийская конфедерация труда! Долой Совнарком с комиссариатами! Да здравствует Анархия!

№ 443. МЕДЛИТЬ НЕЛЬЗЯ!

Деникинские контрреволюционные силы у ворот Москвы. По Москве же распространяются деникинские прокламации, в которых говорится о «порядке» и прочих государственных прелестях.

«Коммунистические» дельцы темных дел, смазав пятки, уже вытаскивают черносотенную трехцветку, комиссары же продолжают грабить и кричать: «Караул! Рабочие, спасайте!»…

Таковы итоги продажи и предательства комиссарами-коммунистами партизан (махновцев): таковы результаты коммунистическо-белогвардейских расстрелов.

Да, Совнарком с комиссарами продал, проворовал, проиграл революцию.

И когда эти политические шарлатаны, своею деятельностью санкционировавшие и укреплявшие расстрелы, собрались в Леонтьевском переулке, чтобы возглавить чрезвычайки диктаторами для массового расстрела непокорной глупой бедноты, в этот момент эти противонародные заговорщики были взорваны партизанами-повстанцами. Теми повстанцами, которых Троцкий и прочая «коммунистическо-спекулятивная» свора продали и предали деникинским ордам, после чего сами отдали белым Донецкий угольный район и хлебную Украину.

Но пусть не радуются троцкисты, партизаны снова катятся бунтом по южным степям, и они справятся с деникинцами, объединенные партизаны-повстанцы всей России взрывом в Леонтьевском пер[еулке] отомстили за всех расстрелянных. Отомстили они и за штаб Махновцев, расстрелянный предателями комиссарами в Харькове157.

Мы, анархисты подполья, разделяем и приветствуем этот акт мести и возмущения, ибо этот акт – революционный; это не убийство из-за угла, это не расстрел безоружных, это террор.

Мы приветствуем революционеров, пронесших динамит сквозь густую сеть шпиков и охраны комиссаров и, жертвуя жизнью, бросивших снаряд, наполненный слезами и горем народа, в его палачей.

Комиссары-палачи, истребляя революционеров, приглашали к себе на службу «спецов» и царских охранников. Комиссары-воры расхищали и грабили народ экономически и политически, проворовавших же расстреливали. Комиссары-тюремщики могли работать с негодяями (ибо они сами негодяи), честных же революционеров комиссары гноили и гноят в тюрьмах. Комиссары-душители лишили рабочих и угнетаемую бедноту свободы стачек, собраний и печати. Комиссары-палачи расстреляли столько сотен бедноты, сколько волостей в России. А городов и волостей в России можно не пересчитать.

И если Ленин и Троцкий [пригласят] всех своих комиссаров и палачей и начнут считать по пальцам, сколько они бедноты расстреляли, – не счесть им до второй годовщины своего царствования.

Эти жертвы страдальческой бедноты России требовали мести. Месть совершилась.

Но пусть не радуется белая реакция; повстанцы, эти гневные мстители народа, – еще встретятся и с белыми государственниками. Все страдания и терзания, причиняемые народу как белыми, так и красными властителями, будут отомщены. Ни один расстрел угнетаемых угнетателями не останется безнаказанным. Отныне знайте и помните об этом, все власти и расстрельщики.

Все угнетенные, на ваших глазах красную от крови расстрелянных власть сменяет белая от слез замученных и голодных. Как та, так и другая гонит нас с оружием друг против друга: против той и другой власти гоните их, кончатся тогда ваши страданья.

Граждане! В момент, когда белые авантюристы собираются вытеснить из Кремля красных мошенников, партия коммунистов зовет вас в свою партийную лавочку для спасения проворовавшихся и изолгавшихся, Совнаркомов и прочих комиссаров. Но вы уже все знаете, что такое «партия» вообще, и что такое «партия коммунистов» в частности. Вы знаете, что чрезвычайки – это «партия коммунистов». Расстрелы без счета и суда – дело «партии коммунистов». Зажимание ртов и удушение печати, уничтожение свободы стачек – дело «партии коммунистов». Поэтому, граждане, если вы хотите быть расстрельщиками, душителями и обманщиками – записывайтесь в «партию коммунистов».

Товарищи рабочие и сознательные революционеры, не «партия коммунистов» спасет революцию. И никакая «партия» не спасет революции и не даст вам хлеба. Вы, ваши организации труда, которые разгонялись всеми партиями и «партией коммунистов», спасут вас. Партия же «коммунистов» уже второй год спасает революцию и доскакала до того, что эскадроном кавалерии белых занят Курск158; Красная армия разута, раздета; главки же пьянствуют и спекулируют военным снаряжением.

А Совнарком и троцкисты, эти столпы «партии коммунистов»: раз предав и продав деникинцам революцию, собираются еще раз продать, а выручка в заграничных банках давно уже лежит – это золото, народное золото…

Вы, рабочие, вы, крестьяне, и весь народ, любящий свободу, равенство и волю, идите все в подполье. Вычеркивайте себя из «партии коммунистов», среди которых черносотенцев больше половины. Создавайте свои трудовые организации, чтобы разогнать «коммунистов душителей и обманщиков», а затем разметать по полю белую реакцию.

Медлить нельзя. Организуйте подпольные боевые ячейки, чтобы потом быстро сомкнуть свои повстанческие ряды.

Рабочие и все честные труженики, покидайте «партию коммунистов», покидайте партию обмана и крови, покидайте изолгавшиеся политические партии. Спешите объединиться в свои рабочие организации. Спешите объединиться с революционным народом. Спешите, пока не поздно.

Братья анархисты, настал решительный момент борьбы с государственностью.

Белые и красные государственники обнаглели: они терзают и мучат народ… Ну так пора на последний и решительный бой.

Братья анархисты, за динамит! Бомбы в руки! Без пощады будем разить палачей народа, палачей революции! Братья, «споем же песню под громы ударов, под взрывы и пули, под пламя пожаров; под знаменем черным гигантской борьбы мы горе народа затопим в крови»159 палачей и тюремщиков. Наше черное знамя бьет непогода. Много храбрых свалились в борьбе. Так поспешим, наши братья устали.

Дружнее вперед на борьбу за равенство, за волю.

Больше взрывов! Больше динамиту!

Пусть палачи разбегаются!

Долой всякую власть!

Да здравствует равенство и воля!

Долой Совнаркомы с комиссарами, чрезвычайками и «спецами»!

Да здравствуют союзы вольного Труда!

Да здравствует партизанское повстанчество!

Да здравствует Анархистская Конфедерация Труда!

Да здравствует Анархия!

Примечание: ПОВСТАНЧЕСКИЙ КОМИТЕТ РЕВОЛЮЦИОННЫХ ПАРТИЗАН входит в[о] ВСЕРОССИЙСКУЮ ОРГАНИЗАЦИЮ АНАРХИСТОВ ПОДПОЛЬЯ.

[Предположительно, нач. октября 1919 г., Москва].

№ 444. ИЗВЕЩЕНИЕ

ГРАЖДАНЕ И БРАТЬЯ!

Вечером 25-го сентября на собрании большевиков в Московском комитете обсуждался вопрос о мерах борьбы с бастующим народом. Властители большевики все в один голос высказывались на заседании о принятии самых крайних мер для борьбы с восстающими рабочими, крестьянами, красноармейцами, анархистами и левыми эсерами вплоть до введения в Москве чрезвычайного положения с массовыми расстрелами. Замысел большевиков был сорван.

В самый момент голосования и принятия противонародного решения революционными партизанами-повстанцами было взорвано здание Московского] Комитета партии коммунистов- большевиков, в обломках которого нашли себе должный приют представители реакционнейшей кровавой партии – большевики и комиссары.

Так мстит рука революционных партизан-повстанцев чрезвычайщикам и комиссародержащим за десятки тысяч расстрелянных крестьян, рабочих и трудовой интеллигенции, за предательство повстанцев-махновцев Украины, за расстрел и аресты анархистов, за разгром федераций и групп во всех городах и деревнях, за закрытие всех газет и журналов.

Революция предается и предается направо и налево. Украина же продана диктатором Троцким Деникину, и не секрет – завтра большевики отдадут ему и Великороссию. Перед нами реакция красных и белых, каждый наш шаг взят на учет, всюду рыщут шпики, личность подавлена и обесценена хуже, чем в царские времена; всюду пытки, аресты, обыски и расстрелы за малейший протест против издевательств совнаркомщиков и чрезвычайщиков; самодеятельность трудящихся убита и национализирована, промышленность и транспорт разгромлены, поля не засеяны.

Этому варварскому строю должен быть положен конец. Крестьянские массы путем целого ряда восстаний в прошлом году уже доказали свою готовность уничтожить совнаркомовскую власть, но рабочие и красноармейцы не поддержали их. Ныне снова крестьяне Украины, Сибири и Великороссии поднимаются против насилия власти белых и красных. Анархист Махно отрядом партизан взял Екатеринослав, Александровск, Синельникове, Дебальцево и Мелитополь160, повстанцы Сибири заняли Томск и ряд других городов и сел161; здесь, в Великороссии, в ряды, повстанцев-крестьян вливаются зеленоармейцы и красноармейцы, действующие в полном согласии с революционными повстанцами Сибири, Северного Кавказа, Тавриды и Украины. Наша задача – стереть с лица земли строй комиссародержавия и чрезвычайной охраны и установить Всероссийскую вольную федерацию союзов трудящихся и угнетенных масс. Нечего ждать прихода белой деникинской реакции и ухода красной, комиссарской. Мы сами должны установить свободный строй в стране теперь же, немедленно, не дожидаясь окончательной гибели завоеваний октябрьской революции. Близится третья социальная революция!

Рабочие! Покидайте ряды Красной Армии Крови, поступайте по примеру крестьян, которые все покинули ее ряды. Идите в ряды партизан.

Крестьяне! Еще усиленней сплачивайте свои партизанские отряды.

Красноармейцы! Будьте наготове и по первому предложению Всероссийского Повстанческого Комитета революционных партизан откажитесь исполнять приказы своих комиссаров.

Зеленоармейцы! Бросьте нейтральное поле, вступайте в ряды партизан для борьбы с красной и белой реакцией.

Советские труженики! Будьте готовы к прекращению работ по предложению Всероссийского Повстанческого Комитета Революционных Партизан.

17 июня с[его] г[ода] Чрезвычайный Воен[но]-Револ[юционный] Трибунал расстрелял в Харькове семь повстанцев: Михалева-Павленкова, Бурбыгу, Олейника, Коробко, Костина, Полунина, Добролюбова и затем Озерова162.

25 сентября с[его] г[ода] революционные повстанцы отомстили за их смерть Московскому комитету большевиков.

Смерть за смерть! Первый акт совершен, за ним последуют сотни других актов, если палачи революции своевременно сами не разбегутся.

Всероссийский Повстанческий Комитет требует от советской власти немедленного освобождения всех арестованных крестьян, рабочих, анархистов и прочих революционеров, за невыполнение чего оставляет за собой свободу действий. Динамиту и бомб хватит. Дух Бакунина еще живет в нас, на подвиги Равашоля еще способны наши бойцы! Нашей мести за растерзанный и распятый народ не будет конца. Все в наши ряды!

Разжиревшие комиссары бегут со всех фронтов в глубокий тыл, забирая с собой все ценности и оставляя на произвол рабочих и крестьян.

Наш долг организовать оборону революции.

Да здравствует революционное повстанчество!

Долой палачей революции!

Да здравствует третья социальная революция!

[Предположительно – середина–конец октября 1919 г., Москва]

Часть XVII. АНАРХИСТЫ В 1920 г.

№ 445. ПРИЗЫВ «ГРОЗЫ»

Мы вестники грозы. Мы легкие облачка на тусклом небе буржуазной морали. Мы пророки крушения собственности, власти и государства, этих золотых тельцов нашего века. Государство, власть и собственность – «святая троица», которая на протяжении тысячелетий калечила человеческое общество, угнетала личность и заставляла народы вести братоубийственные войны. Для всех, кто является защитником идеи государства, власти и собственности, кто является угнетателями человека, мы вестники конца их беспечного существования при посредстве чужого труда, труда рабов. За нами приближается гроза – Социальная Революция. Уж блещет молния и слышны раскаты грома. Удар за ударом сыпятся из тучи революции на старый мир угнетения и произвола. Рушатся старые цепи. Кончаются муки Прометея.

Пройдет гроза; растают тучи, и заблещет солнце анархии, солнце свободы, и воспрянет человек к творческой жизни. На освеженной грозой земле не будет места рабству и угнетению, не будет места власти человека над человеком. Свободные общества трудящихся покроют землю сетью свободных союзов. Земля превратится в одну просторную, светлую мастерскую. Только свободная воля человека, только творческая сила его разума, не стесненная законами, насилием и властью, создадут довольство и счастье для всех трудящихся. Никакие декреты, чрезвычайки и комиссии не дадут истинной свободы, свободы равенства, свободы братства.

Мы зовем с нами тех, кто долго страдал от рабства и нищеты, кто ненавидит произвол власти и чьей крови требует государство, этот кровожаднейший из зверей когда-либо бывших на земле. Мы освещаем то, что стараются скрыть угнетатели и узурпаторы от глаз трудящихся и подвластных.

Мы говорим вам, трудящиеся и угнетенные, что злейшие враги ваши – это правитель, законник, священник и воин, как носители и защитники идеи государства и власти.

Мы зовем Вас к Социальной Революции, но предупреждаем – не идите за нами слепо, ибо каждый идущий на поводу есть управляемый – он раб. Пусть каждый из вас будет прежде всего личность. Мы зовем вас не для того, чтобы стать властью над вами, а чтобы разрушить всякую власть, всякие границы свободному творчеству масс и отдельной личности.

Наша программа, наш опыт в прошлом – сама жизнь.

Разве жизнь не научила презирать законы, которые меняются как картины в кино, в зависимости от каприза хозяина.

Разве жизнь не показала, что ангел, становясь властителем, превращается в черта.

Разве жизнь не научила нас видеть бесконечность там, где еще не так давно была «твердь небесная» и восседал на троне триединый деспот.

Разве жизнь не показала нам, что во имя самых отвлеченных идей государства и власти пролиты моря человеческой крови.

Да, жизнь научила нас всему этому и многому, еще большему, поэтому говорили мы: – Вы, трудящиеся и угнетенные и просто рабы, идите прямым путем к революции, свергайте всякую власть и не давайте ее никому. Не доверяйте никакому вождю, никакой партии – особенно той, которая, как торгаш на рынке, расхваливает свою программу и прикрывается наружностью. Нет такой партии и нет такого человека, который бы дал вам свободу и счастье. Только вы сами, трудящиеся, объединенные общей целью свержения ваших врагов: угнетателей, насильников и кумиров, можете через Социальную Революцию получить свободу, равенство и братство.

Только гроза очистит воздух, наполненный зловониями прошлого.

Уж слышны раскаты грома, молнии ослепительно сверкают.

Приближается час роковой для угнетателей и тунеядцев!

Трудящиеся – тесней сомкните свои ряды!

Настает эпоха свободного человека на свободной земле! Пойте гимн освобождению труда!

После грозы заблещет солнце свободы, солнце анархии.

№ 446. К ТРУДЯЩИМСЯ ПЕТЕРБУРГА

Праздник 1-го Мая, праздник трудящихся всего мира Советская власть, «власть самих крестьян и рабочих», как она себя теперь именует, превратила во всеобщий день труда, назвав его «Праздником Труда», сделав это, как и все, что делает власть, своим приказом.

Уже 34-й год трудящиеся всего мира празднуют 1-ое Мая, показывая в этот день своим врагам рост своей сознательности, солидарности, сплоченности своих сил.

34 года тому назад, в 1886 г., в городе Чикаго (в Соединенных Штатах Северной Америки) анархисты призывали рабочих объявить 1-го Мая всеобщую забастовку, выставив ряд экономических требований. Американские капиталисты и их верный слуга – Правительство зорко следили за развивавшимися событиями и, убедившись, что пропаганда анархистов может увенчаться успехом и рабочие могут выступить 1-го Мая, решились предупредить это. Чикагская полиция (как и всякая полиция) устроила подлую провокацию. На одном из многолюдных митингов полицейские агенты бросили бомбу в своих же полицейских соратников. Это послужило для полиции поводом для ареста всех известных анархистов, которые подготовили забастовку, и предъявления к ним обвинения в убийстве чинов полиции. Анархистов судили; 5 из них приговорили к смертной казни и 11-го ноября 1887 года казнили.

С тех пор весь революционный РАБОЧИЙ КЛАСС всего мира провозгласил 1-ое Мая Праздником труда, днем протеста, днем демонстраций труда против капитала и власти, днем возмущения против всех поработителей и властителей.

Советская же власть решила в нынешнем году превратить этот всемирный праздник трудящихся во Всероссийский субботник.

Мы не против труда и не против работы, хотя бы даже и в праздник трудящихся. Но мы против принуждения, против того, что рабочие дни превращаются в праздники и праздники в рабочие дни. Не по желанию самих трудящихся, а по слову властителей.

Велика наша разруха, многое нужно создать, но не принудительный труд людей-рабов, не Всероссийские субботники, тем более не субботники 1-го Мая, устраиваемые по велению власти, уничтожат разруху и создадут всеобщее довольство, а лишь свободный труд, вольное творчество трудящихся масс, сплоченных в одну тесную семью, в которой все являются братьями, в которой нет ни власти, ни принуждения.

Превратив 1-ое Мая, праздник трудящихся всего мира, в день принудительного труда – Советская власть покрыла себя несмываемым позором. День освобождения трудящихся она сделала днем их порабощения. Она нарушила всемирную солидарность трудящихся. И поэтому мы, анархисты, возмущенные от всей души, протестуем против инициаторов этого решения.

Для нас 1-ое Мая имеет то же революционное значение, что и раньше, – оно служит символом борьбы трудящихся за их освобождение.

Мы протестуем против принуждения!

И в день 1-го Мая 1920 г., ставший по воле власти днем принудительного труда, – напоминаем трудящимся Петербурга о том, что они еще не свободны, что их трудом и производимым этим трудом благами распоряжаются не они, трудящиеся, а их властители. Власть же, борясь с разрухой своими приказами, не замечая того, усиливает разруху путем создания ненужных формальностей, из-за которых трудящимся приходится непроизводительно затрачивать массу времени на стояние в очередях, хождения из учреждения в учреждение, вместо того чтобы это время посвятить работе в поле или у станка.

Власть потопила живое творчество в море бумаг, опутав ими всех и все. Затеяв превратить 1-ое Мая в субботник с той целью, чтобы использовать этот день для борьбы с разрухой, она исписала на подготовку его и еще испишет на отчеты о нем такую массу бумаг, что если учесть весь труд и бумагу, которые затрачены на организацию этого принудительного субботники, то окажется, что «овчинка не стоила выделки».

Да и вообще разве этими субботниками – 1-го Мая возможно сдвинуть с мертвой точки экономическую разруху и поднять расшатанный транспорт. Нет! Тысячу раз нет!

Мы напоминаем трудящимся Петербурга, что, победив капиталистов, они, как и все трудящиеся России, подпали под власть единого всесильного и потому более страшного капиталиста – Государства, превратившего их в своих крепостных, в своих рабов.

Мы говорим, что борьба еще не кончена, что трудящиеся еще не освободились от гнета капитала, что революция еще далека от своей конечной цели…

Мы не протестуем против труда, так как только трудом будет создано всеобщее довольство.

Но мы протестуем против принуждения!

И напоминаем трудящимся о необходимости дальнейшего развития революции до ее конечной цели, то есть до полного освобождения трудящихся от ига капитала и власти. Вперед! Вперед! Вперед! К освобождению от всякого гнета! К Вольному труду!

[Май 1920 г.]

№ 447. [Я. НОВОМИРСКИЙ]. Р.К.П. [ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО АНАРХИСТАМ]

На одном публичном митинге один интеллигентный анархист мне задал вопрос: «Как вы могли войти в Коммунистическую партию? Я привык глубоко уважать вас, как теоретика анархизма, и хотел бы понять вас».

Это было сказано искренно, и я обещал объясниться. Я вполне понимаю недоумение спросившего. Два года тому назад, когда я редактировал «ЖИЗНЬ»163 и когда в широких кругах интеллигенции слово «большевик» еще было синонимом «изувера» и «хама», мне не раз приходилось объяснять весьма «образованным» людям вещи, о которых говорить теперь было бы смешно. Один за другим почтенные сотрудники нас покидали, находя унизительным работать в «большевистской» газете. В среде журналистов распространились сплетни, что газета «ЖИЗНЬ» – на жаловании у «большевиков», а один Бог знает, что от большевиков мы получали (и по заслугам) одни колотушки, а газета наша отнюдь не была большевистской. Весь «большевизм» газеты сводился к двум пунктам: мы доказывали историческую неизбежность Советской власти и звали интеллигенцию к советской работе. Это как будто еще далеко до большевизма, и все же это подало повод О.С.Минору, моему старому товарищу по каторге, выразить в печати свое недоумение и сожаление о том, что я настолько нравственно пал, что солидаризировался не с буржуазными журналистами, а с Советской властью.

И, в сущности, таково же недоумение товарища-анархиста. Оно объясняется двумя причинами: он не понимает роли и значения Р.К.П. и он не уяснил себе природы и эволюции анархизма.

Р.К.П. не состоит из одних ангелов и гениев. Она делала ошибки, и очень досадные. Но, во-первых, она своих ошибок не скрывает и никого не уверяет в своей непогрешимости. И, во-вторых, ее ошибки были полезнее революции, чем безгрешная декларация анархистов, которая привела к такому прелестному бутону, как Махно, грабеж советской казны и взрыв в Леонтьевском переулке164. Р.К.П. спасла революцию от Колчака, Деникина и Юденича. И теперь, разбив контрреволюцию, делает сверхчеловеческие усилия восстановить наше хозяйство. А что делают анархисты? Не стоит отвечать.

Ошибаются те, кто говорит об Р.К.П. как о «партии» в старом смысле слова. В капиталистическом обществе, разбитом на отдельные и часто враждебные группы, существование многих партий было неизбежно, ибо каждая партия защищала интересы определенной группы. Но и тогда все бесчисленные партии эксплуататоров, надевавшие самые изысканные маски, чтобы привлечь избирателя, умели каким-то чудом сразу объединиться в одну солидарную контрреволюционную массу, как только издалека чуть-чуть показывался красный призрак пролетарской революции.

Во время социалистической революции нет и не может быть многих групп, а есть только две силы: одна стоит за революцию, другая – за контрреволюцию; одна – за пролетариат, другая – за буржуазию; одна за труд, другая – за капитал. Потому возможны теперь только две партии – ТРУДА И КАПИТАЛА. Такова железная логика.

Что показала история последних лет? Р.К.П. – единственная политическая сила, беззаветно связавшая свою судьбу с судьбою рабочего класса, а все остальные партии путались между двумя лагерями, шатались и, конечно, падали в грязную и кровавую лужу контрреволюции. Поэтому Российская Коммунистическая Партия стала единственным и надежным убежищем для всякого честного революционера. Называя себя как вам угодно: интернационалистом, левым эсером, максималистом, революционным коммунистом или анархо-синдикалистом, – вы неизбежно придете постучаться в двери Российской Коммунистической партии, если вы искренне стоите за рабочих и за революцию и в душе своей порвали окончательно и безоговорочно с буржуазией.

Значит, анархизм – утопия, мираж или глупость? Нет, анархизм – мечта (и благородная мечта) о полном торжестве человеческой личности над косностью и тиранией среды, как физической, так и социальной. Анархизм – мечта о цельной, свободной и сильной человеческой личности. Это – не программа, а мечта.

Для того, чтобы анархизм стал живым учением, движущим людей в их практической повседневной работе, а не в часы поэтического досуга, нужны некоторые предварительные условия, а именно: создание такого общества, в котором каждая личность могла бы свободно дышать, то есть организация общежития, способного обеспечить каждому сносное существование и сносный досуг. К такому обществу идет наша великая революция под руководством Российской Коммунистической партии. Поэтому дело этой партии есть дело всепобеждающей жизни, разумной и непогрешимой.

И к пониманию этой истины приходят постепенно все анархисты: от «безначальства», проповедовавшего кражи, через «чернознаменство», возводившего в идеал «безмотивный» террор, русский анархист пришел к синдикализму. Что же нужно синдикалисту, чтобы стать коммунистом?

Желание искренно работать.

№ 448. АНАРХИЧЕСКИЙ УНИВЕРСАЛ

ВСЕРОССИЙСКАЯ СЕКЦИЯ АНАРХО-УНИВЕРСАЛИСТОВ.
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Анархо-универсализм отрицает классовое деление общества.

Анархо-универсализм утверждает организацию общежития, в котором организующий и организуемый совпадают в одном лице, в котором политический объект и субъект суть едины, то есть самоорганизацию.

Анархо-универсализм отменяет не только частную собственность, но общинно-коммунальную, артельную и государственно-коммунальную.

Анархо-универсализм утверждает мировое хозяйство, мировое производство, мировое распределение – космоэкономизм.

Анархо-универсализм требует универсализации орудий производства и предметов потребления.

Анархо-универсализм утверждает мировое хозяйство без хозяев.

Анархо-универсализм утверждает универсальное общежитие, космополитизм.

Анархо-универсализм опускается в своем анализе общества до атома, до отдельного человека и поднимается в своем синтезе, минуя национально-государственные образования и их базы – территории, до человечества, до всей суммы личностей, до космоса, до всей суммы отдельных родин – отечеств.

Анархо-универсализм провозглашает универсализацию территории, национализацию земель.

Анархо-универсализм означает вечный мир, всемирное политико-экономическое единство. Анархо-универсализм означает мировое правление без правителей, самоправление.

ТАКТИКА

Мы совершенно отвергаем дезорганизаторские приемы борьбы, бунтарство, террор и частичную экспроприацию.

Мы признаем всемирную социальную революцию.

Мы признаем узурпацию узурпаторов и экспроприацию экспроприаторов, но это должно совершаться в мировом масштабе.

Мы провозглашаем революционный реализм, мы одинаково далеки как от оппортунизма, так и от авантюризма.

ОРГАНИЗАЦИЯ

Наша организация единая, сплоченная, дисциплинированная. Наша организация всемирная – единый анархический универсал.

Мы объединяемся не по профессии, не по производству, а на почве убеждений, образуя на местах секции, которые, слившись воедино, образуют всероссийскую секцию, которая, в свою очередь, слившись с заграничными секциями, конструирует анархический универсал.

Параллельно с конгрессизмом мы вводим анкетизм, опрос всех наличных членов.

Решающим органом являются не съезды делегатов, а вся совокупность членов.

Во главе каждой секции стоит выборный секретариат. Во главе анархического универсала стоит всемирный секретариат. Секретариаты выбираются референдумом. Секретариаты являются исполнительными органами.

ОТНОШЕНИЕ К МОМЕНТУ

В борьбе между коммунистами-государственниками и либералами-демократами, буржуями, защитниками частного владения, мы на стороне коммунистов-государственников, уничтожающих частную собственность.

Поэтому в период нападения хищников западного империализма, защитников частного владения, на Советскую Россию, низложившую власть помещиков и капиталистов, отменившую исконные права на землю и орудия производства, мы твердо, неуклонно стоим за защиту революционной России от всяких покушений на нее со стороны капиталистов и их держав.

ОТНОШЕНИЕ К КРАСНОЙ АРМИИ

Принимая во внимание, что существует частная и государственно-коммунистическая собственность, не может быть речи об упразднении милитаризма; принимая далее во внимание, что С[оветская] Р[оссия] находится в состоянии обороняющейся от наседающих на нее хищников, контрреволюционеров, несущих ей монархию и частное владение, принимая во внимание, что С[оветская] Р[оссия] совершает великое историческое дело – уничтожение частной собственности, мы, анархисты-универсалисты, приветствуем победы, одерживаемые Красной Армией, С[оветской] Р[оссией] над ее буржуазными и феодальными врагами. Считаем победы С[оветской] Р[осени] победами нового над старым, зарождающегося над отжившим, одряхлевшим миром частной собственности и частных собственников.

ОТНОШЕНИЕ К СОВЕТАМ

Мы считаем Советы рабочих депутатов, Всероссийские съезды Советов и В.Ц.И.К. рабочим парламентаризмом. Квалифицируя российский советизм рабочим парламентаризмом, считаем глубоким заблуждением применение к таким органам метода бойкота, применяемый анархистами к буржуазно-представительным институтам.

В Советы рабочих депутатов мы должны входить, во-первых: с целью использования советской трибуны и связи с рабочими заводами, во-вторых: с целью основательного изучения нашими товарищами советского аппарата, который по форме правилен, но требует исправления, превращения в исполнительный орган, в-третьих, а это самое главное, ради участия в советском экономическом строительстве, как отрицательного в беспощадном разрушении частновладельческого хозяйства, так и положительного в создании на его место нового хозяйства.

СОВЕТСКОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

Мы, анархисты-универсалисты, принимаем активное участие в советском строительстве, считая его социалистическим почином, лежащим на пути к анархизму-универсализму, мы работаем во всех учреждениях, за исключением дисциплинарных и репрессивных (ВЧК, МЧК, тюрем, трибуналов, милиций и проч[его]).

МОСКВА, 16 августа 1920 г.

№ 449. ОСТАНОВИТЕСЬ!

Смотрите, слушайте. Ярко сияет солнце. Ярко сверкают флажки и гирлянды. Все пестрит словами: свобода, труд, счастье – в Грядущем, в Будущем.

Опять в Будущем счастье! Опять только в Будущем, После победы, После, После. Когда-нибудь. Только не теперь. Так же говорили цари, попы, помещики, генералы, милюковы, керенские.

А пока…

Изможденные, вернувшиеся с боя, все еще оторванные от своей работы, от родных, в защитных рваных шинелях, нередко в лаптях, солдаты Красной армии – переименованные в трудармейцев, волочат огромные камни, рубят бревна, строят подмостки для зрелищ и советских ораторов. По их лицам текут капли пота. Жилы вздулись на их руках от напряжения. Они ждут светлых обещанных дней свободного коммунистического рая.

А пока…

Ежедневно их гонят работать. Кто смеет гнать? – Плетка, выбранная ими самими: надзиратели, комиссары, профсоюзы, комитеты, советы. А чтоб народу не слишком обидно, завидно было, чтоб лучше переварить «свой» обед и в «Астории» – обед «ответственных работников» – надзиратели- коммунисты работают, забавляются на субботниках или воскресниках. Работают… Черта с два… Шесть дней гонят других на работу, на седьмой работают сами. Какое геройство! Какая самоотверженность! Их награда – земные блага сейчас, наша – обещанное счастье в будущем, после. Когда-нибудь. Когда рак свистнет.

А пока…

Оборванные, измотавшиеся, в тех же, что и раньше, грязных мастерских, рабочие и работницы трудятся над станком.

Разве для того, чтобы получить хлеба или самим поехать домой, чинят они паровозы и вагоны?

Нет! Чтобы развозить отдельными поездами «великих мира сего» – комиссаров, спецов, чиновников, по растерзанной стране. – Нет! Чтобы помогать братоубийственной войне.

А работать все гонят и гонят. Гонят они – герои коммунизма и с песнями освобожденных рабов носят по улицам иконы Ленина, Троцкого, Зиновьева. Эти герои чрезвычаек поют нам о счастье, которое мы увидим в грядущем, после, после. Когда-нибудь.

А пока…

Мы должны трудиться и выбирать жандармов, чтобы они надзирали за нами. Ибо закон гласит, что комитеты, советы, коллективы обязаны следить, надзирать за теми, кто их выбрал. Закон подписан самим Преднаркомом Всероссийским и Украинским, вождем Международным и прочая и прочая, Владимиром Ульяновым-Лениным. Первым заместителем Карла Маркса на земле.

Как выдрессированные псы, мы подаем для себя плетку хозяину – Власти.

Так к чему же нам эта плетка – комитетов, советов? Пора покончить с выборами в них.

Нам они совсем не нужны. Кто бы ни вошел в них, он будет следовать законам под угрозой чекушки. Прочь комитеты, советы, профсоюзы! Долой жандармов! Да здравствует СВОБОДА!

Власти твердят – что мы работаем на себя. А детвора текстильщиков без одежды, а дети сапожников без сапог. Оружейники не имеют права носить оружие. У металлиста нет топора и пилы. Как и прежде, рабочие обязаны сдавать производимые ими предметы надзирателям-коммунистам, а те либо делят их между собою, либо передают их государству, чтобы оно путем товарообмена сплавило за границу. Так не явилось ли на место прежнего капиталиста-эксплуататора государство и его приспешники?

Власть говорит нам, теперь мы воюем за право и справедливость, за свободу и братство. Ложь! Взгляните туда… перекрашенные в красный цвет генералы и офицеры Красной армии под начальством зарвавшегося бонапартика Львенка Троцкого завоевывают Кавказ и называют это «революцией на Кавказе», они отвоевывают для себя (!) «самостоятельную» Украину. Они кричат о войне до победного конца. Они кричат, что мир продиктуют под стенами Варшавы, в сердце Польши, правда, предательски напавшей на Россию. Это ли не милитаризм? Это ли не империализм? Да разве пошли бы царские золотопогонные генералы под начальство Троцкого, если бы он сам не был беспогонным генералом.

В том-то и штука. «В нашем доме – вор, он всюду, он на фронте, он в домкомбедах, он в Смольном, в «Астории», в Кремле. Он грабит нас» (слова Троцкого).

Рабочие, вспомните, как вы гнали царей и керенских. Взмахните плечами. Сбросьте коммунистов-надзирателей, комитеты, советы, профсоюзы. Отнимите у комиссаров свои фабрики и заводы.

Да здравствует АНАРХИЯ!

Солдаты, оставьте войну! Братайтесь, братайтесь с рабами польских панов. Не идите на фронт. Срывайте знаки отличия у комсостава. Гоните прочь офицеров и комиссаров. Разрушайте армию! Но, разрушая, не сдавайте оружия! Оно пригодится нам в борьбе с Властью. Берегите его для своих вольных партизанских отрядов. Не верьте лживой болтовне партийных агитаторов. Пусть они сами воюют – коммунисты и черносотенцы, меньшевики и эсеры.

Крестьяне и Красноармейцы, к своим полям! Рабочие, берите свои фабрики. Разгоняйте чиновников. Жгите чрезвычайки и совнархозы. Срывайте портреты новых царей.

Не подчиняйтесь распоряжениям Властей!

Да здравствует ВСЕОБЩЕЕ ВСЕМИРНОЕ ВОССТАНИЕ!

Да здравствует АНАРХИЯ – безвластие, СВОБОДА И хлеб!

[Предположительно 1920 г.]

Часть XVIII. ОТДЕЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ ПОВСТАНЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ В 1920 г.

№ 450. РЕЗОЛЮЦИЯ ЭКСТРЕННОГО СОВЕЩАНИЯ АКТИВНЫХ РАБОТНИКОВ КОНФЕДЕРАЦИИ «НАБАТ»

Выслушав доклад товарищей, близко знакомых с махновщиной, и подвергнув вопрос всестороннему обсуждению, – экстренное совещание активных работников Конфедерации «НАБАТ» вынуждено констатировать, что среди известной части членов Конфедерации существует не совсем правильное представление о махновском движении, что вызывает в некоторых случаях неправильное к нему отношение со стороны товарищей.

Повстанческое движение южных губерний Украины, известное под именем махновского движения, вызвано насильственным вмешательством всевозможных властей в жизнь крестьян, революционно настроенных, но в массе своей несознательных безвластников. Вокруг Нестора Махно, сознательного анархиста, крестьянина-бунтаря, сгруппировались свободолюбивые повстанцы-махновцы, которые под его руководством геройски дрались с завоевателями-немцами, дерутся с офицерами-деникинцами и стойко отражают попытки новой «рабоче-крестьянской» власти подчинить себе повстанческую территорию. Лозунг так называемого махновского движения – это борьба за вольные трудовые советы, за вольный советский строй.

Поскольку в этом движении проявляется стремление народных низов к самоосвобождению, долг каждого анархиста активно помогать ему в борьбе с государством. Но махновская армия не анархистская армия. Махновская армия представляет собою сплетение революционной преданности, отваги, самопожертвования с предрассудками среднего деревенского жителя. Отсутствие сколько-нибудь значительного количества идейных работников, с одной стороны, беспрерывная напряженная боевая атмосфера, с другой стороны – являются причинами того, что среди революционных повстанцев- махновцев все еще, к сожалению, наблюдаются такие нежелательные явления, как пьянство, антисемитизм и т.п. Твердо зная ближайшую непосредственную задачу – бить буржуазию и гнать насильников-властителей – повстанцы-махновцы имеют, однако, весьма смутное представление об анархическом идеале. Желательно поэтому, чтобы в повстанческую среду влились значительные анархистские идейные силы с тем, чтобы углубить махновское движение, сделать его более сознательным, более анархистски-выдержанным. Совещание активных работников Конфедерации «Набат» напоминает товарищам, что нельзя смешивать махновское движение с анархистским движением, нельзя подменивать одно другим. Наряду с участием в рабочих организациях, с пропагандой наших идей и в Кр[асной] армии, и среди широких трудовых масс, мы должны приложить все наши усилия к тому, чтобы из наиболее сознательной части повстанцев-махновцев сделать передовой идейный анархистский авангард. В борьбе трудящихся за свое полное раскрепощение от Власти и Капитала анархистские группы и отдельные анархисты всегда принимали на себя роль пропагандистскую, роль вдохновителей, толкачей, инициаторов. В этой борьбе анархисты, главным образом, упирали на необходимость ПРОБУЖДЕНИЯ АКТИВНОСТИ И САМОСТОЯТЕЛЬНОГО ТВОРЧЕСТВА рабочих и крестьянских масс везде на местах, относясь отрицательно к попыткам некоторых товарищей увлечь анархистов на путь заговорческих организаций, на путь военных или иных политических переворотов. Конфедерация «НАБАТ» и впредь остается на испытанной анархической позиции, утверждая, что никакие герои-одиночки, никакая специальная военная сила не сможет дать того, что возможно лишь в результате усилий самих трудящихся масс.

Безвластное анархическое общество будет выковываться в процессе борьбы по мере все большего и большего пробуждения в нар[одных] массах духа творчества и нового самостоятельного безвластного строительства.

Март, 1920 г.

№ 451. ТОВАРИЩИ КРАСНОАРМЕЙЦЫ ФРОНТА И ТЫЛА!

Народ Украины, угнетаемый Вашими командирами и комиссарами, а иногда и непосредственно Вами под руководством этих Командиров и Комиссаров, протестует против подобного насилия. Вас ждали как освободителей трудящихся масс от гнета Деникинской своры – палачей; но после Вашего прихода на Украину еще больше стали слышны стоны, плач и вопли бедного люда. Всюду расстрелы, сжигание крестьянских хат и даже сел, всюду грабеж и насилие.

Народ изнемог и больше не в силах терпеть произвола; он предупреждающе спрашивает Вас: остановитесь ли Вы перед таким кошмаром и отдадите ли себе отчет в том, кого Вы под руководством Ваших командиров и комиссаров расстреливаете, кем заполняете тюрьмы и подвалы? Не Вашими ли братьями, отцами и детьми? Конечно, ими и делаете это, не замечая, как буржуазия в сторонке сидит и посмеивается, как старорежимные офицеры и генералы, пользуясь свободой и Вашей слепотой, сидят на мягких креслах и приказывают Вам издеваться над бедным людом. И Вы, товарищи, не задумавшись над этим, слепо исполняете эти приказы. Неужели Вы не замечаете, что они Вас травят на бедный люд, называя его контрреволюционным за то, что он протестует против диктатуры господ Троцких и его окружающей коммунистической своры, во имя партийной власти, удушающей революцию? Неужели Вы не видите, что Украинский мужичок не терпит этого ярма и, несмотря ни на какие казни, разгибает свою согбенную спину, разрушает всякие преграды и стремится довести дело освобождения до конца? И он верит, что и среди Вас, именно в Красной армии, большинство его братьев, такие же крестьяне, как и он сам, которые так же, как и он, угнетены и которые в конце концов поймут его протест и пойдут совместно с ним против общего врага: как Деникинской своры справа, так и комиссародержавия, прикрывающегося именем народа, слева.

Товарищи, взгляните сами, что творят чрезвычайки и карательные отряды в Великороссии и в особенности на Украине. И кто же им помогает? Вы, красноармейцы, и только Вы. Неужели у Вас не обливается кровью Ваше сердце, слыша стоны и плач Ваших братьев, отцов, матерей и детей? Неужели Вы настолько обмануты теми призрачными политическими свободами, что они Вас обессилили побороть властелина-комиссара, чтобы в сплоченном единении с крестьянами и рабочими освободить себя и весь народ от гнета и насилия? Неужели Вы не замечаете в Ваших рядах тех, которые за счет Вашей крови и жизней возвысились над Вами, захватили себе власть и право так позорно тиранить народ? Неужели сердце Ваше не сжимается, когда Вы под руководством этих насильников идете в села и деревни карать трудящихся, протестующих против засилья Ваших вождей? Мы верим, что Вы опомнитесь и поймете, что Ваш позор в молчании. Вы запротестуете против насилия и гнета над бедным людом. Вы не допустите Ваших комиссаров и командиров сжигать села и деревни и расстреливать крестьян, восставших за право свое. Пусть сами крестьяне устраивают свою жизнь, как они хотят, а Вы продолжайте уничтожать Деникинскую свору, а вместе с ней и властелина комиссара. Не уходите с фронта, продолжайте борьбу с золотопогонниками, уничтожайте Ваших комиссаров там же. Революционное крестьянство и рабочие в свою очередь в тылу уничтожат бездельников, сидящих у него на шее, порабощающих его. Революционное крестьянство и рабочие не забудут Вас, и будет день, когда они все, как один сомкнут свои ряды совместно с Вами, и горе будет всем паразитам и их помощникам, наседающим на него как извне, так и произвольно управляющим им в тылу.

Помните, товарищи, народ осознал всю ложь поддерживаемого Вами правительства. Народ восстает против него, и никакая армия не устоит против сознательно восставшей массы, борющейся за полное раскрепощение. Присоединяйтесь к ней, она Вас примет, как братьев своих. Помните, что в среде восставших ваши братья-крестьяне и рабочие, и при встрече с ними не устраивайте бойни. Пусть сами комиссары и командиры идут против восставших.

Пусть они обагрятся рабоче-крестьянской кровью, вся вина падет на них, и они жестоко поплатятся за это.

Долой Золотопогонную свору! Долой Восприемников их — Комиссародержавцев! Долой искусственные законы и власть человека над человеком!

Да здравствует объединение всех тружеников-красноармейцев и восставших крестьян и рабочих! Смерть всем золотопогонникам! Смерть всем комиссарам и палачам!

Да здравствует Социальная Революция!

Да здравствует подлинный свободный советский строй!

9-го Мая 1920 года.

№ 452. КО ВСЕМ РАБОТНИКАМ СОХИ И МОЛОТА!

Братья! Новая смертельная опасность надвигается на всех трудящихся. Все темные силы бывших слуг кровавого Николая объединились и с помощью польских панов, французских инструкторов и изменника Петлюры движутся на Украину, чтобы установить у нас самодержавие, насадить нам помещиков, капиталистов, земских начальников, приставов и других палачей крестьян и рабочих.

Товарищи! Комиссары и заправилы коммунистов-большевиков хорошие вояки только лишь против бедняков и угнетенных. Их карательные отряды и чрезвычайки великолепно умеют убивать крестьян и рабочих и сжигать села и деревни. Но против истинных врагов революции, против деникинских и иных банд они позорно бегут, как жалкие трусы.

Вы, товарищи, еще не забыли, как в прошлом году золотопогонники чуть было не вошли в Москву и если бы не повстанцы, то над Революционной Россией уже давно развевался бы трехцветный самодержавный флаг.

Так и теперь, товарищи! Красная армия, продаваемая на каждом шагу своими генералами и трусливыми комиссарами, в панике бросает фронт и сдает польским панам район за районом. Давно уже заняты поляками Житомир, Киев, Жмеринка, фронт белогвардейцев приближается к Полтаве и Херсону. А в Крыму окрепшие за последние четыре месяца деникинцы ждут удобного момента, чтобы вновь взять наши родные места.

Братья! Неужели вы спокойно будете ожидать прихода белых и, скрестив руки, дадите себя, своих жен и детей на растерзание генералам и панам?

Нет, этого не должно быть.

Все, как один, за оружие и в ряды повстанцев.

Вместе с нами, повстанцами-Махновцами, восстаньте против всех насильников. В каждой деревне создавайте отряды и свяжитесь с нами. Совместно мы изгоним комиссаров и чрезвычайки и сообща с товарищами-красноармейцами построим железный боевой фронт против Деникина, Петлюры и польских панов.

Товарищи! Время не ждет, немедленно составляйте свои отряды.

За дело!

Смерть и гибель всем насильникам и панам!

Да вступим мы в последний и окончательный бой за истинно вольный советский строй, где не будет ни панов, ни холопов.

К оружию, братья!

Май 1920 г.

№ 453. ВОЗЗВАНИЕ НАЧАЛЬНИКА ПОВСТАНЧЕСКОГО ОТРЯДА ПРОЧАНА

РУССКИЕ ЛЮДИ!

Не покорившись большевикам с начала захвата ими власти, я не покорюсь коммуне и до конца. Я поднял восстание против злодеев – большевиков потому, что коммуна – смерть народа, а большевики без коммуны не могут жить.

Раньше я был один со своими повстанцами, а теперь я узнал, что Русская Армия идет за народ, и я соединился с нею.

Повстанцы! Все, как один, к Русской Армии.

Всколыхнись, Украина, проснись, Русский Народ, подымись на коммуну и на комиссаров. Сбросим захватчиков власти народной, третий год поливающих кровью родную землю, и построим новый мир на праве и правде!

23 июня 1920 года.

Типография Отдела печати.

№ 454. ВОЗЗВАНИЕ НАЧАЛЬНИКА ПОВСТАНЧЕСКОГО ОТРЯДА ГРИШИНА

ПОВСТАНЦЫ И ВСЕ, В КОМ ТЕПЛИТСЯ ЛЮБОВЬ К РОССИИ!

Родина наша умирает. Мы слышим ее предсмертные стоны, и еще миг – она погибнет. Не будет ни хлеба, ни тепла, ни одежды.

Все уничтожила коммуна, предавшая и обманувшая русский народ. Голод и смерть дали нам комиссары, обещавшие хлеб, свободу и мир.

Не надейтесь на иностранцев; спасти Родину можем только мы сами.

Уже получены сведения, что красноармейцы поняли, куда их толкнули большевики. Уже проснулась их русская совесть.

Россия горит от бедствий священным огнем негодования! Несите этот огонь, раздувайте пламя, которое сожжет коммуну и ее проповедников-большевиков. Время не ждет, каждая минута промедления – лишний день мучений нашей Родины.

Все, как один, в повстанческие отряды и Русскую Армию, которую я видел и убедился, что она несет освобождение от большевиков, свободу, покой и порядок!

24 июня 1920 года.

№ 455. ТОВАРИЩИ КРАСНОАРМЕЙЦЫ!

Ваши командиры и комиссары пугают вас и уверяют, будто мы, махновцы, убиваем захваченных в плен красноармейцев.

Товарищи! Гнусную ложь выдумывает ваше начальство для того лишь, чтобы вы рабски защищали интересы комиссаров, чтобы вы не попадались в плен к нам, махновцам, и не узнали бы правду о нашем рабоче-крестьянском махновском движении.

Мы, товарищи, восстали против гнета всех насильников. Уже три года, как наша кровь льется на всех фронтах. Мы изгнали австро-немецких насильников, разбили деникинских палачей, боролись с Петлюрой, теперь боремся с засилием комиссарской власти, с диктатурой партии большевиков- коммунистов: она наложила свою железную руку на всю жизнь трудового люда, под ее гнетом стонут крестьяне и рабочие Украины. Мы беспощадно также будем истреблять польских панов, которые идут удушить нашу революцию и лишить нас всех завоеваний ее.

Мы боремся против всякой власти и гнета, с какой бы стороны последние ни исходили.

Нашими кровными, непримиримыми врагами являются помещики и капиталисты всех наций, деникинские генералы и офицеры, польские паны и большевистские комиссары. Их всех мы беспощадно караем, убивая как врагов революции и трудового народа.

Но вас, товарищи красноармейцы, мы считаем своими кровными братьями, с которыми мы хотели бы совместно вести борьбу за истинное освобождение, за подлинный советский строй, без давления партий и власти.

Взятых в плен красноармейцев мы немедленно отпускаем на все четыре стороны или принимаем в свои ряды, если они изъявляют свое согласие на это.

Нами уже отпущены тысячи красноармейцев, которые попадались нам в многочисленных боях, а многие пленные самоотверженно борются теперь в наших рядах.

Так не верьте же, товарищи красноармейцы, басням ваших комиссаров, будто махновцы убивают красноармейцев. Это гнусная ложь.

Когда вас посылают драться с махновцами, не обагряйте, товарищи красноармейцы, свои руки в братской крови. Когда начинается бой, убивайте сами свое начальство и, не употребляя против нас оружие, переходите к нам. Мы вас встретим как родных братьев и совместно мы создадим для рабочих и крестьян вольную и справедливую жизнь и будем бороться со всеми насильниками и угнетателями трудового люда.

Да здравствует Братское объединение Революционных Повстанцев Махновцев с Крестьянами и Рабочими-Красноармейцами!

Июнь 1920 г.

№ 456. ГЕНЕРАЛЬСКИМ ДЕНЩИКАМ КОММУНИСТАМ ОТ ПОВСТАНЦЕВ МАХНОВЦЕВ

Растет и ширится махновское влияние в красноармейских частях. Целые полки, высылаемые против нас, отказываются стрелять.

Сдаются в плен и добровольно у нас остаются тысячи бывших красноармейцев, мобилизованных коммунистов, в разных частях России они верно сражаются в наших рядах, подняв вместе с нами черное Знамя – восстание трудящихся против произвола властей. Зашевелились комиссарчики. Почуяли они, что почва из-под ног их уходит, все труднее и труднее становится им направлять красноармейцев на подавление Революционного повстанчества Махновского, и решили очернить нас, Махновцев, распустили повсюду слухи, будто мы продались Генералу Врангелю, будто Махновцы тоже Генеральские помощники. Какая наглая ложь! Не поможет и она зарвавшимся властолюбцам удержаться на троне. Трудящиеся массы легко разберутся, где находятся прислужники Генеральские. Кто, как не вы, господа Комиссарчики, Коммунисты-Монополисты, все время своего властвования якшаетесь с Генералами. Ведь это Вы, главари ваши, еще в начале 1918 года, когда вся Украина и Революционная Россия была в плену у Немцев, вели панибратские разговоры с Генералами Германскими, слугами Вильгельма. Ведь это вы обиваете пороги роскошных палат Эмира Бухарского, Шаха Персидского, Самодержавца Афганистанского, этих деспотов Азиатских, Генералов европейских вы, ваша партия, Коммунистическая власть развозите в автомобилях, устраиваете в их честь торжественные встречи, пышные обеды. А форменные Царские Николаевские Генералы.

Разве не Ваш «гениальный» Троцкий на задних лапках стоит перед генералом Брусиловым. А деникинские офицеры, разве в Командный состав Красной Армии165. Вся ваша хваленая высшая Академия находится в руках Царских блюдолизов, а ныне ваших товарищей – Генералов Зайончковского, Парского, Кломбовского и прочих. Трудно сказать, где кончается Белогвардеец, где начинается Коммунист.

Вы, коммунисты, даже не помещики, а лакеи Генеральские, смиренные Генеральские денщики. Кому вы думаете втереть очки красивыми фразами о Рабоче-Крестьянской Власти. Стоном стонет Рабочий и Крестьянин с якобы своей, в сущности вашей комиссарской бело-красной власти. Довольно, вы достаточно себя уже показали. Нет трудящимся спасения от власти, даже если она именуется социалистической: на что уже социалисты, большевики-коммунисты и те ради спасения своего партийного владычества сдались Генеральским денщикам. Нам же, Революционным повстанцам-Махновцам, не нужны Генералы, и мы им не помощники, а злейшие враги. Помещик, буржуй, комиссар, генерал, представитель капитала и представитель власти одинаково нам ненавистны, для них у нас имеется одно угощение: пуля и острая шашка. Шипите, гнусавьте, господа Комиссары, генеральские подхалимы- коммунисты-властелины. Крестьяне и Рабочие знают цену вашим лживым наветам на Махновское движение. Честные красноармейцы, революционеры, борцы, все в наши ряды. Кто не ждет спасения от партийных большевиков, кто знает, что свобода от гнета и насилия добывается единением самих угнетенных, все в ряды революционных повстанцев-Махновцев. Презрение и смерть предателям революции Комиссарам-насильникам. Вечный позор бывшим революционерам, словесным социалистам-коммунистам-Большевикам, ныне прислужникам мирового империализма и преданным генеральским денщикам.

Июль 1920 г.

№ 457. КРЕСТЬЯНЕ!

По всей России широкой волной разлились крестьянские восстания.

Зверства карательных отрядов не могут остановить крестьян, тысячами присоединяющихся к повстанческим отрядам.

Бессильна советская власть справиться с повстанцами-крестьянами.

В Екатеринославской, Харьковской, Полтавской, Киевской губерниях действуют отряды восставших крестьян в несколько тысяч человек с пулеметами и орудиями.

Кто не знает защитников угнетенных и ограбленных коммунистами, атаманов Махно – Тютюника, Колиберда и других.

На днях нами заняты города Изюм и Славянск.

Мы бьем коммунистов под Харьковом и Полтавой.

Как Махно, так и все мы, повстанцы-крестьяне, действуем заодно с Русской Армией.

Мы боремся за право каждого крестьянина на землю, за избавление от безбожников, оскверняющих церкви, от насильников комиссаров и коммунистов, разоряющих деревни.

Не вытерпели крестьяне коммунистического ига.

Видят они, что лучше бросать дома, идти в повстанцы, чем переносить грабежи и издевательства коммунистов.

Растет Крестьянская рать.

В страхе бегут из сел и деревень комиссары.

Недолго осталось им уже властвовать.

Крестьяне! Вооружайтесь, чем можно, идите к нам, чтобы скорее изгнать коммунистов.

25 сентября 1920 года.

№ 458. ТОВАРИЩИ РАБОЧИЕ, КРЕСТЬЯНЕ, КРАСНОАРМЕЙЦЫ И ПОВСТАНЦЫ!

В тяжелые дни реакции, когда Русская Революция окружена со всех сторон врагами, когда Украина осаждалась бронированным кулаком немецко-австрийского империализма, когда трудовые массы Украины задыхались, истекали кровью от невыносимого гнета петлюровских, добровольческих палачей и всех жестоких, варварских наймитов помещичье-буржуазной своры, когда, казалось, положение украинских рабочих и крестьян было безвыходным – вы первые восстали, как непоколебимые, бесстрашные борцы за великое дело освобождения трудовых масс от цепей экономического рабства, политического и духовного закрепощения.

Повстанческие ряды выдвинулись гордо и мужественно на арену Украинской революции в то время, когда последняя переживала самую тяжелую и мучительную агонию, когда свобода и честь трудового народа Украины поставлены были на карту дикому, безумному, кровожадному империализму, объединившему вокруг себя все темные силы контрреволюции.

С того момента вы, товарищи крестьяне, стали творить великое, святое дело революции, с тех дней вы предприняли священную задачу освобождения всего закрепощенного, забитого вековым гнетом украинского и всемирного трудового народа.

Но… случился крутой и печальный поворот…

В процессе решительной, революционной борьбы с общим врагом – буржуазией, помещиками, добровольческими офицерами и всеми прихвостнями старого, отжившего рабского строя вдруг, незаметно со стороны, в бурные, стихийные, революционные волны стали вливаться мутные, грязные потоки сознательной и бессознательной контрреволюции.

В ряды идейных борцов стали вкрадываться отрицательные, преступные элементы, для которых великая, тяжелая революционная борьба сделалась громоотводом на пути к издевательствам, насилию и личной наживе, с одной стороны, и сознательной, явной услуге контрреволюции – с другой.

Среди красивых, нежных мелодий революционных песен, среди звучных дружных мотивов о приближающемся освобождении трудового крестьянства и пролетариата Украины – стали раздаваться тяжелые, душераздирающие крики несчастных, забитых бедняков-евреев, обездоленных так же, как и рабочие и крестьяне всех других национальностей. Еврейская беднота стала истекать кровью от грязных рук сознательных и бессознательных контрреволюционеров.

На светлом, ярком фоне революции появились темные несмываемые пятна запекшейся крови бедных мучеников-евреев, которые в угоду злой реакции являются теперь, как и раньше, в самые тяжелые годы самодержавия, напрасными невинными жертвами завязавшейся жесткой, классовой борьбы угнетенных и обездоленных против власть имущих и сильных мира сего.

Творятся акты позора и ужаса. В лагере революционеров-повстанцев происходят еврейские погромы.

Величественная драма революционного повстанческого движения омрачена безумной, дикой вакханалией антисемитизма, священная идея революционной борьбы поругана, оплевана чудовищным кошмаром зверского издевательства над еврейской беднотой, влачащей жалкое, рабское, нечеловеческое существование.

В какой ужас, в какое содрогание должен прийти революционер, когда услышит теперь в момент надвигающейся Мировой Социальной Революции, когда столкнулись лицом к лицу трудовые массы всех национальностей с одной стороны, в защиту своей экономической и духовной свободы, и буржуазная клика с другой – в защиту своих гнусных привилегий, – о том, что убивают, вырезают еврейские обездоленные семьи только за то, что они евреи.

Какой позор должен испытать революционер, когда на его глазах зверски убивают, вырезывают десятки, сотни еврейских тружеников, их жен и детей, влачащих такое же жалкое рабское существование, как и угнетенные всех других национальностей – только за то, что они родились евреями.

Как невольно при всех этих ужасах мысль уносится назад, к старому прошлому, к печальному, преступному времени царизма, который на еврейских погромах строил благополучие своего кровавого трона!

Да, чувствуется ужасный, отталкивающий сдвиг назад, к времени абсолютного рабства, к режиму монархии и беспредельного разгула озверевшей дикой толпы, ищущей удовлетворения своих низменных инстинктов в проливании невинной, свежей крови обездоленного, мирного еврейского населения!

Товарищи повстанцы! Мы обращаемся к вам, как революционеры, как обездоленные и угнетенные хищной властью капитала и произвола бюрократии, как равные к равным!

Если вы революционеры, если вы искренно преданы делу революции, делу освобождения всех рабов мира от гнета и порабощения фабрикантов, банкиров и помещиков.

Если вы взяли винтовки в руки сознательно и преданно для того, чтоб побороть одного общего врага – капитал и гнет власти, – то не приходите ли вы в ужас, не корчится ли ваша душа от боли перед такими фактами, как еврейские погромы, как огульное вырезывание десятков и сотен бедных, голодных людей только за то, что они родились евреями!

Если вы сознательные революционеры, осмысленные бунтари и творцы красивой, новой жизни, то не видите ли ясно, как в этой глубокой страшной пропасти бедноты, рабства, нищенства – прозябают одинаково рабочие всех национальностей: и русские, и поляки, и австрийцы, и немцы, и евреи, и армяне и т.д.

Если вы смотрите широко открытыми глазами на наш рабский, забитый мир – то не видите ли, как одинаково страдают и еврейские рабочие, как голодают их семьи, как и их дети, как и дети бедняков других национальностей, – умирают от голода, болеют от недоедания и страдают от гнета капитала и произвола власти, как и угнетенные всех других национальностей?

Товарищи повстанцы! Если вы революционеры, если ваша революционная совесть не запятнана, если ваше сознание не затемнено и если ваши глаза не отуманены мраком национального антагонизма, так загляните в еврейские кварталы! – присмотритесь повнимательней к еврейской голытьбе! Сколько десятков тысяч изнуренных голодом, измученных болезнями, погрязающих в грязи, в нищенстве – вы увидите еврейских рабочих, их жен и детей!

И еще загляните в другую область, поинтересуйтесь историей революционного движения в России во времена царизма, и вы узнаете, убедитесь, как много честных, искренних, беззаветно любивших свободу борцов-евреев погибло за великое дело освобождения всего трудового народа России!

Если вы революционеры, если вы любите свободу и беспрепятственно смотрите на вещи – вы должны заявить громко, ваш голос протеста должен разнестись по всем углам Украины, Великороссии и всего мира против насилия над трудящимися массами, какой бы нации они ни принадлежали!

Ваш революционный долг – закричать громко, во всеуслышание, против еврейских погромов, против избивания и вырезывания мирных еврейских жителей!

Ваша революционная честь обязывает Вас крикнуть громко, чтоб содрогнулись все черные силы реакции, – о том, что мы ведем борьбу с одним общим врагом – с капиталом и властью, и что в великой семье угнетенных, измученных вековым рабством трудовых масс – одинаково страдают и русские, и поляки, и литовцы, и чехи, и евреи и т.д.

Вы должны подчеркнуть ярко один непреложный факт: что в среде ваших эксплуататоров находятся рядом и русский фабрикант, и немецкий заводчик, и еврейский банкир, и польский помещик; что в рядах контрреволюции, как справа, так и слева, – и в добровольческой армии и в «чрезвычайках» – находятся рядом и русские предатели, и изменники латыши, и поляки, и евреи, и армяне, и эстонцы и т.д.

Вы должны твердо запомнить, что буржуазия и империалисты всех стран и всех национальностей объединились для жестокой, преступной борьбы против Революции, против угнетенных трудящихся масс всего мира и всех национальностей.

Товарищи повстанцы! В настоящий грозный момент, когда на русскую народную революцию, начавшуюся с рабоче-крестьянских низов, обрушился интернациональный враг – буржуазия, империалисты и бюрократы всех стран и всех оттенков сеют в рядах трудовых масс национальную травлю, для того чтобы подорвать революцию и пошатнуть главный фундамент классовой борьбы – солидарность и единение всех трудящихся, – вы должны все, как один, выступить против всех сознательных и бессознательных контрреволюционеров, провоцирующих дело освобождения трудового народа от капитала и власти.

Ваш революционный долг – пресечь в корне всякую национальную травлю и беспощадно расправляться со всеми прямыми и косвенными виновниками еврейских погромов!

Все лица, сеющие национальную травлю, точно так же, как и те бандиты, которые вырезывают мирных еврейских обывателей, являются явными врагами трудящихся и Революции! Они должны быть сметены с лица земли самым беспощадным образом!

ТОВАРИЩИ ПОВСТАНЦЫ! Очистите ваши ряды от бандитов, грабителей и погромного элемента, и тогда ваше повстанческое революционное знамя будет гордо реять над свободной от экономического и духовного порабощения Украиной.

Путь к освобождению трудящихся лежит через объединение трудящихся всего мира!

Да здравствует Интернационал!

Да здравствует единая семья трудящихся всего мира!

Да здравствует свободная, БЕЗВЛАСТНАЯ АНАРХИЧЕСКАЯ КОММУНА!

[Перепечатано Секретариатом Конференции Анархистских Организаций Украины «НАБАТ»],
[1920 г.]

№ 459. ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ РЕВОЛЮЦИОННОЙ ПОВСТАНЧЕСКОЙ АРМИИ (МАХНОВЦЕВ) С СОВЕТСКОЙ ВЛАСТЬЮ

Объединенное и организованное наступление на нас Польши, Врангеля и антантовских империалистов поставило нашу революцию под угрозу смертельной опасности. Повстанческая армия махновцев ввиду этого решила прекратить вооруженную борьбу с Советским правительством, установив с ним военно-политическое соглашение в целях решительного разгрома отечественной и мировой контрреволюции.

Вот тексты этого соглашения, подписанного уполномоченными Советского правительства и Революционной повстанческой армии Украины (махновцев).

I.

Условия предварительного соглашения по политическому вопросу между Советским правительством Украины и Революционной повстанческой армией Украины (махновцев).

1) Немедленное освобождение и прекращение преследований в дальнейшем на территории Советских республик всех махновцев и анархистов, за исключением вооруженно выступающих против советского правительства.

2) Полнейшая свобода агитации и пропаганды, как устно, так и печатно, махновцами и анархистами своих идей и пониманий без всякого призыва к насильственному ниспровержению советского правительства и с соблюдением военной цензуры. В деле издания махновцы и анархисты, как революционные организации, признанные Советской властью, пользуются техническим аппаратом советского государства, подчиняясь правилам техники издания.

3) Свободное участие в выборах Совета, право махновцев и анархистов вхождения в таковые и свободное участие в подготовке созыва очередного 5-го Всеукраинского Съезда Советов, имеющего быть в декабре с.г.

II.

Условия предварительного соглашения по военному вопросу между Советским правительством Украинской республики и Революционной повстанческой армией Украины (махновцев).

1) Революционно-повстанческая армия махновцев входит в состав вооруженных сил Республики, как партизанская, в оперативном отношении подчиняется высшему командованию Красной Армии, сохраняет внутри себя установленный ранее распорядок, не проводя основ и начал регулярных частей Красной Армии.

2) Революционно-повстанческая армия Украины (махновцев), продвигаясь по советской территории к фронту и через фронты, не принимает в свои ряды частей Красной Армии и дезертировавших из таковых.

Примечание: Встретившиеся и примкнувшие к революционно-повстанческой армии в тылу Врангеля красные части и отдельные красноармейцы из таковых по встрече с частями Красной Армии подлежат возвращению в последнюю. Оставшиеся в тылу Врангеля повстанцы-махновцы и местное население, вновь вступающие в ряды повстанческой армии, остаются в последней, хотя бы прежде и были мобилизованы в Красную Армию.

3) О состоявшемся соглашении Революционно-повстанческая армия Украины (махновцев) с командованием Красной Армии и Советправительством Украины в целях уничтожения общего врага белогвардейщины доводит до сведения идущей за ними трудовой массы путем соответствующих воззваний с призывом о прекращении враждебных действий против Советской власти, причем в целях достижения большего результата советское правительство должно также немедленно опубликовать состоявшееся соглашение.

4) Семьи Революционно-повстанческой армии (махновцев), проживающие на территории Советской Республики, в льготах приравниваются к семействам красноармейцев и получают от Советправительства Украины соответствующие документы.

Кроме подписанных пунктов военно-политического соглашения, повстанческая армия махновцев выдвинула следующий 4-й пункт политического соглашения.

Ввиду того, что одной из существенных сторон махновского движения является борьба за самоуправление трудящихся масс у себя на местах, повстанческая армия махновцев выдвигает 4-й пункт политического соглашения, а именно: организация в районе действия Махновской армии местным рабоче-крестьянским населением вольных органов экономического и политического самоуправления, их автономия и федеративная связь с государственными органами Советской Республики.

Пункт этот еще не подписан по соглашению обеими сторонами, он лишь в ближайшее время будет обсуждаться договаривающимися сторонами.

Сентябрь 1920 г.

№ 460. ОПОМНИСЬ, КРАСНОАРМЕЕЦ

Лишь вчера на твоих глазах погибали сраженные пулей офицеры и генералы, повстанцы- революционеры. Лишь вчера ты по трупам повстанцев, как по мосту, переходил очищенный ими Крым.

Ради победы над Врангелем, над этим лакеем русской и западной буржуазии, повстанец забыл старые пощечины, нанесенные ему неоднократно твоими господами большевиками-коммунистами.

Повстанец старался залечить причиненные, но почти еще свежие раны. Он все старался забыть во имя торжества революции и победы над белогвардейщиной.

А ты, красноармеец, наносишь сегодня изменнический удар в спину тому, с кем лишь вчера поражал общего врага крестьянина и рабочего. Но неужели ты еще не понял, что и большевики- коммунисты подло изменили своему трудовому народу и, в частности, повстанческому расторгнув все договоры, заключенные с последним, и в тайниках устроив заговор против повстанчества, так искренно поверившего «Рабоче-крестьянскому правительству».

Неужели ты не чувствуешь, как все сильней и сильней натягивается на тебя капкан идеалистического государства с его комиссаро-державием, карательными отрядами и т.д.

Неужели ты еще не созрел, не сознал, что, подстрекаемый коммунистами-большевиками, комиссарами для нанесения удара Махновщине, ты, красноармеец, наносишь себе удар, ибо ты тоже рабочий, тоже крестьянин.

Убивая и разгромляя Махновщину, ты убиваешь себя, ибо убиваешь все стремления трудящихся к раскрепощению и к свободе. Все больше и больше ты закрепощаешься, ты становишься пушечным мясом, ты становишься полным рабом в руках своих командиров, комиссаров и кучки большевиков-коммунистов.

Опомнись же, красноармеец…

Перестань проливать братскую кровь. И если хочешь освободиться от гнета и рабства большевистского государства, если хочешь освобождения трудящихся от капитала и власти, встань под черным знаменем, сеющим смерть врагам трудящихся. Тебя ждет повстанец, так нагло обманутый вчерашними союзниками. Тебя ждет, как сына, истерзанный, измученный трудовой народ.

Красноармеец, опомнись.

Да здравствует братский союз трудящихся.

Смерть всем врагам трудового народа и революции.

6-го ДЕКАБРЯ 1920 ГОДА
с. ГАЙЧУР.
Полевая типография
Повстанческой армии Украины (Махновцев).

№ 461. ВОЗЗВАНИЕ ГРИГОРИЯ ЯЦЕНКО166

Славные повстанцы бывшей армии батько Махно любят свою родину. Кто желает защищать своих отцов, матерей от самозванцев-насильников-комиссаров, идите в ряды повстанческого Партизанского отряда, на формирование которого имею разрешение Командующего Русской Армией.

Братья-повстанцы! Неужели мы допустим, чтобы нас прокляли наши соратники, отдавшие жизнь на поле брани?

Нет! Этого не должно быть. Мы должны встать как один – несокрушимой стеною на защиту от угнетателей – крепостников наших родителей, хижин.

Еще обращаюсь к Вам – не теряйте времени. Собирайтесь и сплотитесь вокруг ваших Командиров, которые укажут Вам путь действий. В полном единении с Русской Армией мы сметем своей мощной тенью с лица русской земли всех тех коммунистов и комиссаров, которые своею кровожадной рукою посягают задушить наших отцов и матерей. По освобождении родины мы, без различия национальностей и сословий, соберемся для выбора хозяина Русской земли.

[До 19 октября 1920 г.]

Часть XIX. АНАРХИСТЫ В 1921 г.

№ 462. ДЕКЛАРАЦИЯ МОСКОВСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ АНАРХО-УНИВЕРСАЛИСТОВ (К ВОСЬМОМУ СЪЕЗДУ СОВЕТОВ)

Составлена А.Л. ГОРДИНЫМ и принята общим собранием.

I. СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Российскую Великую революцию Мы, АНАРХО-УНИВЕРСАЛИСТЫ, определяем как социалистическую революцию. Мы подчеркиваем слово социалистическую.

Нашу революцию, как революцию на Западе, которая вырисовывается уже на горизонте и неминуемо рано или позднее вспыхнет и разразится и пронесется очищающим Европу от буржуазной скверны ураганом, – мы квалифицируем как социалистическую.

Анархическая же революция станет возможной лишь после победы социализма в целом ряде стран и государств.

Всякие мечты и помыслы о водворении и осуществлении анархизма, минуя стадию социализма, переходя прямо с капиталистического образа правления и производства к анархическому, Мы отвергаем как утопические.

Анархо-универсализм последует исторически за социализмом, а никоим образом не за капитализмом.

Капитализм, установивший в экономике принцип индивидуального хозяйства и в политике начало национального господства, должен уступить и уступает на наших глазах свое место социализму, который, отменив индивидуальную частную собственность, построит свою экономику на основе единого национального хозяйства, и свою политику он сконструирует на мировой международной базе, создав свой Интернационал, то есть союз соединенных федеративных социалистических республик.

Социализм же, пройдя все фазы развития, уступит свое место анархо-универсализму, который создаст одно мировое общение, Анархический Универсал, и одно мировое хозяйство.

Социализм решает проблему труда и капитала, анархо-универсализм решает проблему труда и организации.

Социализм уничтожает классы, класс капиталистов и промышленников, и создает на их место типы, организующих и организуемых.

Анархо-универсализм создает самоорганизацию, в которой организуемый и организующий сольются в одном лице.

Через социализм к анархо-универсализму.

Исходя из этой нашей основной оценки Великой Российской Революции и переживаемой эпохи, как эры перехода от капитализма к социализму, Мы формулируем следующие положения к реорганизации хозяйства и усилению аппарата правления, проведение в жизнь которых лежит на пути, ведущем к анархо-универсализму.

II. ТРУД ПО ПРОИЗВОДСТВУ И ОБОРОНЕ

Труд, раз он необходим, то он не может быть в социалистическом обществе обязательным, он не может не стать в социалистическом обществе повинностью.

Этим он приближается к воинской повинности, к оборонной повинности, которой не знал феодальный мир, где оборона, как производство в буржуазном мире, стояла под знаком наемничества.

Трудящийся не мог быть предоставлен своим скудным мизерным силам, если должно прийти на помощь все социалистическое общество, в первую очередь социалистическое государство.

Вопрос труда перестает быть в социалистическом обществе частным, предпринимательским, предоставленным инициативе дельцов вопросом, а становится всеобщим и решается в масштабе целого национального хозяйства.

Должен быть создан единый план труда. Формы труда по своей планомерности, высчитанности должны приближаться к оборонительным формам. Социалистическое общество создаст один хозяйственный состав из этих двух видов труда, труда по хозяйству и по обороне и охране общежития. От этого слияния, от того, что каждый трудящийся станет вооруженным хранителем-оборонителем общежития и обратно – каждый воин-хранитель станет производителем, должно получиться в результате облагораживание военно-оборонной деятельности, грубо жестокой по своим внешним предприятиям, с одной стороны, и систематизация, в смысле одного действа, плана и целесообразности, труда производительного.

Индустрия должна быть милитаризованной, в лучшем смысле этого слова, а милитаризм должен быть весь индустриализован.

Производительный труд заимствует планомерность, высчитанность, точность действа и труда оборонительного, последний заимствует у первого дух профессиональности, корпорации и синдиката и методы их организации, приближается к самодеятельности.

Оба вида труда, как составные, взаимно дополняющие труд друга части, должны лечь в основу реорганизации хозяйства.

Производство материальных благ и их охрана образуют более или менее единую дисциплину.

III. ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

1. Первый шаг к созданию единого национального хозяйства в пределах государственного организма уже сделан, это основание ВСНХ и насаждение целой сети главков и центров.

Но это лишь первый шаг. Это приблизительно соответствует первоначальному, самому застойному, виду капитализма, работа на дому.

Главки и центры и ВСНХ находятся пока в стадии социализма на буржуазном дому, социализма на буржуазной фабрике, на буржуазном предприятии. Буржуазное предприятие остается на местах в почти прежнем размере и объеме, создается лишь национально-государственный центр, откуда сырье получается на фабрику и куда фабрикаты стекаются обратно. Рассеянность, раздробленность, разрозненность предприятий осталась почти в неприкосновенности.

Это не национализированное хозяйство, а национализированные предприятия, это полунационализированное хозяйство.

2. Социалистическое хозяйство, настоящая национализированная промышленность будет тогда, когда она будет реорганизована по принципу производства. Как профсоюзы, как синдикаты перестроились по производственному принципу, так и вся промышленность должна быть реорганизована сначала по предприятиям, а потом уже по производству. Предприятия, обслуживающие одно производство, тем более одну специальную часть, должны образовать одно единое предприятие, одну локальную единицу.

3. Как буржуазия не капитализировала отжившие мелкие мастерские, а создала сначала мануфактуру, а потом крупные единые предприятия, так ныне пролетариат должен пересоздать всю промышленность, начиная с национализированности существующих предприятий и перехода к созданию единых крупных, в национально-государственном масштабе предприятий. Должны быть созданы Дворцы Труда, вместо теперешних фабрик и заводов. Каждый дворец должен соединить в себя целую отрасль производства, должен образовать одну локальную промышленную национально- государственную единицу.

4. К управлению социалистическим производством должны быть привлечены, по мере возможности, сами трудящиеся, посредством их производственных союзов и насколько возможно непосредственно, так чтобы пропасть между организующим и организуемым уменьшалась с каждым днем.

IV. СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

1. Крестьянский вопрос решался в период восхождения буржуазии и торжества принципа частной собственности, и поэтому от феодального владения землей мы перешли, с одной стороны, к мелкому частному земледельческому хозяйству, а с другой стороны, к крупно-частному в виде имений и образцовых ферм. Сейчас же, при переходе от капитализма к социализму, мы должны подогнать сельское хозяйство под общий уровень национального планомерного хозяйства, мы должны вывести крестьянина из тупика и застоя, никчемно-мелкого частного хозяйства.

Буржуазия была заинтересована, в известном смысле, в сохранении мелкого крестьянина и бедного крестьянства, так как из его рядов она вербовала главные кадры своих наемных рабов, дешевых рабочих рук. Кроме того, отсталые, косные формы земледельческой деятельности создавали естественные консерватизм, косность, темность среди крестьянского населения, на которую господствующие классы опирались в их борьбе с революционными идеологиями. Пролетариат же заинтересован обратно в поднятии уровня хозяйства и сознания в деревне.

Кроме того, недопустимо, с точки зрения планомерного хозяйства, чтобы столько человеческих сил израсходовалось на добывание хлеба и овощей. Производительность земледельческого труда должна быть поднята и число занятых в этой отрасли лиц, трудящихся, должно сознательно понижаться, тогда освободившиеся руки смогут быть направлены на другие полезные виды хозяйственной деятельности.

2. Подход к земледельческому хозяйству требует сугубую осторожность, чтобы не отпугнуть крестьянина, стоящего в известном смысле сознания гораздо ниже городского промышленного пролетария. Тем не менее в сельском хозяйстве мы должны упорно держаться восходящей линии. Отдельные, мелкие, земледельческие хозяйские единицы должны соединиться в коммуны, в артели.

Если крупная промышленность национализируется, то земледельческую промышленность надо поднять, на первых порах по крайней мере, на ту ступень, на которой стояла крупная промышленность в досоциалистическую эпоху, то есть земледельческие хозяйственные единицы в пределах одного села, одной деревни должны слиться в одно хозяйственное целое, в одну коммуну. Этому соединению должно, главным образом, способствовать введение машинной обработки земли. Отдельные деревенские хозяйства, основанные на коммунистических началах, в следующую очередь сольются в одно единое национальное земледельческое хозяйство.

От частного мелкого хозяйства к коммунально-артельному, от коммунального – к национальному, к единому, в пределах политически организованного хозяйства, так что земледелие пойдет, как равноформенная по своему укладу часть, в общую добывающую промышленность.

V. ТРАНСПОРТ

Главное внимание должно быть обращено на транспорт. Транспорт это жизненный нерв не только хозяйства, но всего общества, всей культурной жизни.

В первую очередь надо налечь всей силой мускулов и технического умения на железнодорожный и водяной транспорт.

Но социалистическое хозяйство этим не должно ограничиться, оно должно обратить особое внимание на создание образцового воздушного сообщения и приложение и использование его не только в целях обороны, но и хозяйства.

Железные дороги, как почта и телеграф, были и при капитализме в новых молодых государствах организованы не на частном принципе, а на национально-государственном.

Из этого следует, что при социализме железнодорожный транспорт и водяной-морской, тем более воздушный, должны быть организованы на интернациональных основаниях. Транспорт в основном представляет собой, при развитии социализма, зародыш будущего интернационального хозяйства.

Социалистическое хозяйство должно уйти далеко вперед, в смысле введения новейшей техники, оно должно оставить за собой, далеко позади, буржуазный строй как отсталый, как кустарный, как нетехнический, неорганизованный строй.

И проведение воздушных путей, подобно электрификации и радиофикации железных и водяных дорог и всего производства, должны стать очередным вопросом социалистического дня.

Пути сообщения есть самая реальная связь людей и краев, есть основная база всякого сообщества и сожительства. Чем больше дорог, чем больше внутренних и внешних магистралей, железнодорожных, воздушных и водяных, чем больше путей и средств сообщений и общений и чем лучше они будут функционировать, тем ближе сойдутся, тем тесней сомкнутся трудящиеся разных областей, краев и стран, тем безболезненней будет изгнать варварское разъединяющее людей областничество и местничество, враг здоровой, планомерной, интенсивной культуры, тем легче совершится процесс создания единого национального хозяйства и интернационального общения и тем легче будет переход к мировому, универсальному общежитию и мировому хозяйству.

VI. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

1. Ориентация на социалистическую революцию на Западе и выступление народов Востока против стран империализма, против колониальной политики западных буржуазных держав, – вот что должно направлять всю внешнюю политику.

а) Из этого вытекает, что должно держать теснейший контакт с революционными партиями Востока, пролетарскими и борющимися за освобождение Востока из-под ига западной грабительской колониальной политики. Отложение Востока должно стать очередным вопросом Российской внешней политики. Этот разрыв обескровит, ослабит злодейский и воровской буржуазный мир и заставит его капитулировать перед социализмом.

б) Всякие меры содействия назреванию социалистической революции на Западе и в последнем счете превращение Коминтерна, являющегося ныне лишь партийным органом, в государственный международный институт, в Высший Совет всех федеративных, социалистических республик Европы.

2. Долой тайную дипломатию – есть демагогический лозунг, ничего реально не содержащий. Дипломатия есть политическая коммерция, политическое посредничество.

Нельзя выкинуть лозунг «долой коммерческие тайны». Пока существует коммерция – будут существовать коммерческие секреты. Надо уничтожить коммерцию, создавая новый вид, социалистический вид распространения, тогда, само собою разумеется, не будет коммерческой тайны.

То же самое относительно тайной дипломатии. Должна быть уничтожена дипломатия, и разумеется, что тогда не будет «тайн» дипломатических.

Уничтожение же дипломатии не под силу социализму, так как ее уничтожение предполагает уничтожение самостоятельных отдельных политических единиц, уничтожение международных, междугосударственных оборотов.

Анархо-универсализм, базируясь на интернационализме, имеющем быть осуществленным при социализме, создаст мировое единое общение и тем уничтожит всякую дипломатию.

Процесс назревания социалистической революции происходит достаточно медленно, что весьма естественно, так как переход власти от рук дворянства к буржуазии требовал более столетия, и если признать, что второй процесс перехода власти от рук буржуазии к пролетариату, благодаря нарастанию культуры, будет обладать более ускоренным темпом, все же потребует к своему завершению во всех капиталистических странах периода, исчисляемого десятками лет, и Советская Россия еще долго может явиться единственным социалистическим островком в буржуазном мире.

Это диктует Советской России как добиться торговых сношений с буржуазными странами, так и предоставление им разных концессий. Как первые, так и вторые, являясь торговыми сношениями, должны стоять под знаком выгодности.

VII. ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА

Создание Советов – это основной вопрос всей внутренней политики. Своевременные перевыборы. Самое широкое привлечение трудящихся масс к решению всех основных вопросов строительства, хозяйства и правления.

Отзываемость, смещаемость, отчетность депутатов.

Переход от косвенных выборов к прямым, менее искажающим волю трудящихся. Но все это паллиативы. Кроме этого должны быть сделаны приготовительные шаги к переходу к трудовой референдументарной или анкетной, резолюционной системе, должен быть создан институт постоянного, беспрерывного опроса трудящегося населения по всем основным вопросам хозяйства и политики.

И таким способом мало-помалу будут Советы депутатов превращены в Советы рабочих депутатов; то есть из законодательного института – в исполнительный. Регламентирующие функции выполнят сами трудящиеся непосредственно.

VIII. КОНТРОЛЬНО-РЕВИЗИОННАЯ КОМИССИЯ

1. Социалистическое общество, создав крупное единое хозяйство, вызовет к жизни более крупные, более совершенные и сложные контролирующие органы.

В буржуазном обществе хозяйство было мелким, частным, и контроль осуществлялся частным способом с помощью бухгалтерии и личного наблюдения хозяйского ока за ходом предприятия.

Социалистическое хозяйство есть хозяйство без физического хозяина, возможность злоупотреблений от этого, как и от крупного размера хозяйства, возрастает.

2.Далее, социалистическое общество не заинтересовано в наказании и взыскании, а в предотвращении преступлений и злоупотреблений. И поэтому органы контролирующие должны возрасти в количестве и объеме, к ним должно быть привлечено все трудящееся население.

Контроль должен быть всеобщим, трудовым.

3.Каждое предприятие, каждое хозяйственное учреждение выделяет из общей среды выборным порядком контрольно-ревизионную комиссию в составе определенных лиц, все комиссии вместе должны образовать Всероссийскую контрольно-ревизионную комиссию.

Эта комиссия, к участию в которой должно быть привлечено все трудящееся население, имеет свои очередные конференции и съезды, где вырабатывается общий план контрольно-ревизионной работы, она имеет свою специальную прессу, в которой все злоупотребления и методы их вскрытия освещаются, разрешаются, куда каждому рабочему и крестьянину должен быть открыт доступ для публикации о тех злоупотреблениях, свидетелем которых он был или про которые он узнал.

4.Нечего закрывать глаза на тот факт, что крупное хозяйство дает возможность нечестным лицам совершать крупнейшие злоупотребления. И социалистическому хозяйству и обществу придется долго, главным образом во весь период тяжелого перехода, и серьезно, и упорно бороться с этим злом.

Но борьба должна вестись не в смысле расправы с противниками или устрашения их, что по совершении преступления цели почти не достигнет, а в порядке предупреждения и недопущения их, в порядке строгого контролирования и бдительнейшего оберегания трудового достояния.

Вспомогательную контролирующую роль должна играть общая политическая пресса. Каждый орган должен уделять некоторое место вопросам контроля и разоблачения злоупотреблений.

Надо приучить трудовые слои населения к тому, чтобы они непосредственно и зорко наблюдали за своим народным, трудовым добром и хозяйством.

IX. ПЕЧАТЬ И СЛОВО

Буржуазная свобода печати и слова была обманчивой свободой, она довершалась голым предоставлением права создавать газеты и совершать публичные собрания, не предоставляя рабочему классу возможности фактически осуществить это право, так как у него не было ни средств для издания органов, ни средств для найма подходящих помещений.

Буржуазная свобода была ликвидирована.

Из этого следует, что социалистическое общество, социалистическое государство не должно голословно только декретировать свободу печати, а должно предоставить фактическую возможность, легальную и материальную, оппозиции иметь свою печать и свои места собрания. Левооппозиционная печать необходимо нужна для оздоровления атмосферы и для создания здоровой, серьезной критики.

Без свободы печати никакое развитое общество и государство существовать и функционировать просто не может, тем более социалистическое.

Мы более чем уверены, что социалистическая советская республика, как только пройдет период «натиска и бури», ожесточенной борьбы с контрреволюцией, осуществит это элементарное требование, и осуществит не как буржуазия – только на словах, но и на деле.

Благоразумное общество озабочено не только настоящим, но и простым нормальным ростом и наростанием будущего и даже весьма далеких очертаний форм жизни, идеалов и идеологии.

X. КРАСНАЯ АРМИЯ

Пока не создано мирового, товарищеского общежития, пока нет мирового правления и мирового хозяйства, звучат бессодержательной мечтой речи об упразднении всякой армии.

Как капитализм не уничтожил милитаризма, а, наоборот, создал, укрепил и расширил его, так и социализм не уничтожит милитаризма, а создаст новый вид его. Капитализм в организации обороны и нападения ознаменовался переходом от рекрутства к мобилизованной всенародной армии.

Социализм должен был создать интернациональную армию, которая будет конструирована по милицейской системе.

Но как капитализм начал с рекрутства, так социализм в организации обороны начнет с армейской службы пока в пределах одного государства и перейдет к милиционной и международной.

Милитаризм же будет окончательно уничтожен лишь анархо-универсализмом, созданием единого мирового общения и хозяйства.

XI. ПИКЕТНАЯ СИСТЕМА

Милиция в ходе ближайшего развития должна перейти в трудовые пикеты.

Социализм не должен допустить, чтобы исполнение такой огромной важности функции, как охрана городов, было возложено на лиц, вербованных в порядке буржуазного наемничества. Милиция должна быть реорганизована по пикетной системе. Охрану городов и сел должны нести рабочие и крестьяне в порядке мобилизации, а не найма.

Охрана сел и городов должна быть делом всех трудящихся.

XII. СОЦИАЛИЗМ И АНАРХО-УНИВЕРСАЛИЗМ

Когда социализм пройдет все свои фазы развития как в области хозяйства, так и в области общения и правления, тогда настанет эра перехода к анархо-универсализму.

Капитализм принес три фазы развития: торговую, промышленную и финансовую. Третья финансовая стадия есть заключительный аккорд капитализма, за которой начинается социализм.

Социализм начинается с распространения, то есть с монополии, с карточной системы на предметы потребления, производство же остается почти в тех условиях и размерах, в которых оно находилось при капитализме.

Эта стадия в социализме отвечает стадии торгового капитала при капитализме.

Затем пойдет производственный социализм. Тогда будет создано новое производство на новых, национально-государственных началах.

Затем, после того как социализм выполнит всю свою преобразовательную, разрушительно- созидательную работу, наступит период одной планизации и регулировки, то есть нормирования национального хозяйства. Этот период отвечает стадии финансового капитала.

За этим периодом начнется эра Анархо-Универсализма.

№ 463. ГДЕ ВЛАСТЬ, ТАМ НЕТ СВОБОДЫ

Мы, анархисты, приветствуем революционных кронштадтцев, свергших ярмо исполкомов и комиссаров. Следуйте примеру кронштадтцев.

Советские листовки, воззвания, газеты кричат вам со всех стен и углов, будто во главе кронштадтских революционеров стоят белые генералы. Знайте, что это ложь. Восставшие кронштадтцы заставили командиров признать победу революции. Не генералы руководят теперь кронштадтцами, а кронштадтцы сами руководят своей жизнью. Следуйте примеру кронштадтцев.

КРАСНОАРМЕЙЦЫ, МАТРОСЫ, КУРСАНТЫ.

Помните, что за вашей спиной стоят советские генералы и беспогонные диктаторы, знайте, что кронштадтцы и бастующие рабочие несут за собою не власть белых генералов, они несут вашу и свою свободу. Курсанты, не будьте юнкерами. Помогайте рабочим. Следуйте примеру кронштадтцев.

КРЕСТЬЯНЕ.

Вы вечно ждете, что кто-то избавит вас от гнета, но власти только и делают, что отнимают у вас скотину, облагают. И существующая власть, только говоря «о земле крестьянам», поступает так же. Вступайте в вольный обмен с рабочими города. Не государству, а фабрикам и заводам, не власти, а рабочим давайте хлеб. Так как только от них вы сможете получить необходимые вам плуги, гвозди, лопаты.

РАБОЧИЕ И РАБОТНИЦЫ.

Следуйте примеру кронштадтцев. Когда вы голодаете, все власти посылают вам свинцовые пули. Так борется с вами всякая власть. Нынешняя власть, называющая себя рабочей, смотрит на вас как на трудовую машину, прикрепив к казенным профсоюзам. Принудительный труд – вот лозунг «рабочей» власти. Когда же вы отказываетесь подчиняться, когда вы бастуете, добиваясь свободного труда и проявления своей инициативы, власть оповещает в газетах, что вы кем-то подкуплены, что вы, как дети, попались в ловушку. Устраивайте рабочие совещания на фабриках и заводах, налаживайте производство. Вступайте в соглашение с крестьянскими союзами для вольного обмена продуктов. Не бойтесь сами строить свою жизнь – ведь вы сильнее всех властей. Следуйте примеру кронштадтцев.

Кронштадцы хотят провести свободу слова, печати, собраний для рабочих, крестьян и всех левых групп167. Мы, анархисты, говорим всем: да, берите свободу печати, слова, собраний для всех, ибо нам не страшен язык врагов. Не полицейскими мерами, а в открытой борьбе мы добудем свободу. Сила и правда за нами.

Кронштадтцы зовут вас всех на беспартийную конференцию. Нам надо сговориться, как строить свою жизнь без власти. Довольно слушать пустую болтовню казенных партийных агитаторов. Довольно сытых речей и господских угроз. Идите на беспартийные конференции, но помните: надо свергнуть власть. Тогда, только тогда вы сможете жить и работать свободно.

Да здравствуют кронштадтские повстанцы и Революция.

[Предположительно, весна 1921 г.]

№ 464. ЗАЯВЛЕНИЕ РЕДАКЦИОННОЙ КОЛЛЕГИИ

Несколько дней тому назад вышел первый номер анархо-коммунистического органа на украинском языке «Вільна Громада» («Свободная Дружина»). В передовице товарищи ясно излагают их бескорыстную цель поработать в украинской среде, пропагандируя идеи анархического коммунизма. Несмотря на небольшой размер (16 страниц), [мы проявляем] заботливость, [чтобы] дать читателям самые основные начала Анархизма. Товарищи обращаются к разуму рабочего, желая пробудить и укрепить его сознание, а также и к чувствам, вызывая справедливое чувство негодования против угнетения и эксплуатации трудящихся группой паразитов. Мы горячо приветствуем своего собрата по делу, «Вільну Громаду», и желаем ему успеха везде и всюду, особенно же в украинской среде, в которой редко раздавался мощный призыв Анархии к Свободе и Довольству.

№ 465. К МЕЖДУНАРОДНОМУ АНАРХИЧЕСКОМУ КОНГРЕССУ В БЕРЛИНЕ

Нет свободы, которую нельзя завоевать. Если понятие и форма борьбы может изменяться по сравнению с более ранней, то знаем мы все-таки, что еще многие личные страдания и еще многие мучения нужно будет вытерпеть, если мы хотим двигаться вперед, окруженные вражеским миром и ограниченные обывателями, ведь одно только слово анархия нагоняет святой страх. Мы не согласны с тактикой и с государственно-социалистической целью социал-демократических партий и с их попутчиками. Нам могут импонировать социалистическое стремление к власти правительства и диктатуры так же мало, как капиталистическое и военное господство принуждения. Наша цель есть абсолютно свободный социализм, где тянет людей к чистому достойному делу. Где имеется по- настоящему образованный, высоко стоящий в плане этики человек, который понимает, что анархия означает наивысшее совершенство человека.

Анархия не знает границ, которые сужают объединение отдельного человека и отделяют от других. Через национальные границы он протягивает всем своим пролетарским братьям руку. Он не ограничивается экономической и политической критикой, он борется против всех общественных форм жизни, которые пригодны для того, чтобы способствовать угнетению и поддерживать его перед всеми противниками любого вида духовного или психического господства, само собой разумеется, также против любого господства, насаждаемого социалистом или коммунистом, и безразлично, кем оно будет осуществляться.

Основная причина системы угнетения состоит в вере в необходимость власти господствующих и подчиняющихся, которая всегда активно осуществляется меньшинством и воспринимается пассивной массой. Основная задача разрушить эту веру анархистов.

Наша цель – человек, свободный человек. Мы боремся за то, чтобы он сознательно вошел в контакт с природой, который он имел когда-то, пребывая в неосознанном первобытном состоянии своей личной и своей общественной жизни.

Нетерпеливо и без устали мы должны пытаться разбудить революционное сознание у отдельного человека, а в обществе мы должны освободить его ото всех национально-экономических и политических условностей.

№ 466. МЕЖДУНАРОДНЫЙ АНАРХИЧЕСКИЙ КОНГРЕСС В БЕРЛИНЕ (ГЕРМАНИЯ)

25–31 декабря 1921 г. (Стенографическая запись)

Конгресс анархистов проходил на этой неделе между Рождеством и Новым годом в деловой атмосфере. На конгрессе присутствовали представители Германии и других стран. Явились делегаты из Франции, Великобритании, Италии, Америки, Канады, Норвегии, Швейцарии, Голландии, Испании, Болгарии, Китая, России, Сибири, Украины. Известной русской анархистке Эмме Гольдман въезд был запрещен немецким правительством168.

Основными пунктами повестки дня были следующие вопросы: 1) Диктатура пролетариата; 2) Анархисты в рабочем движении.

ДОКЛАД товарища Рокера (Германия)
ОБ АНАРХИИ И ОРГАНИЗАЦИИ

Об организации анархизма докладывал Рудольф Рокер из Берлина. Он коротко коснулся прошлого движения анархистов и показал, что анархия и организация никогда не воспринимались как противоположности. Уже шестидесятые годы, которые являются рубежом штурма и натиска, показали основание международных рабочих ассоциаций как организованное восприятие. В 1868 г. в центре дебатов стояли два вопроса: 1) что делать, если разразится война? 2) и базу какого рода должно иметь общество?

Ответ на первый вопрос: всеобщая забастовка, и ответ на второй вопрос дало левое крыло: система советов.

Немецко-французская война принесла нарушения в развитие социалистических идей и развязала реакцию, которая помешала организации анархистов в целом, его развитию во Франции и в странах Латинской Америки, оставила секретные организации. В Германии, в которой в свое время было введено право выбора, также было введено социальное движение, которое несло в себе революционный дух революционной души. И когда Генеральный совет (Интернационала) ввел в Лондоне принудительные выборы, это означало раскол международного движения169. Описывая деятельность анархистов после немецко-французской войны 1870–1871 гг., Рокер сделал следующее заявление: «Анархия это жизнь свободных объединений. Повсюду, где действуют силы (анархистов), они должны быть организованы, иначе они никогда не достигнут своей цели. Это же относится и к анархии – организации сил анархистов, необходимых для достижения их высоких идеалов».

ДИСКУССИЯ ПО ДОКЛАДУ ТОВ. РОКЕРА

В дискуссии взяли слово следующие делегаты: Бьёрклунд (Швеция), Лихт (Голландия), Фистер (Франция). Все подчеркнули необходимость организации и в их странах, которые могли бы двигаться вперед только благодаря движению.

В конце дискуссии товарищ Рокер заявил: «Почти все делегаты согласны с ним по вопросу организации. Следует установить, что руководители анархистов сказали свое слово об организации: Необходимо все же в любом случае, для любых стран и любого народа по вопросу организации сохранить свое своеобразие». Рокер предложил: принять резолюцию по типу той, которую приняли французские делегаты на их конгрессе170. Все делегаты были с этим согласны.

РЕЗОЛЮЦИЯ ПО ДОКЛАДУ ТОВ. РОКЕРА

Решение об организации анархистов. Величие и чистота нашего идеала, деятельность, которую мы ежедневно развиваем, должна обеспечить движению анархистов сильное влияние на форму революции и общественную жизнь. Чтобы идеал мог помочь победить идеологию анархистов.

Далее продолжилось обсуждение по первому вопросу повестки дня с общим подзаголовком: ТАК НАЗЫВАЕМАЯ ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА: АВТОРИТАРНАЯ И СВОБОДНАЯ (АНАРХИЧЕСКОЕ ВОСПРИЯТИЕ РЕВОЛЮЦИИ).

По этому сюжету выявились различные мнения.

Хаусарс (Франция) огласил мнение французских товарищей относительно того, какие могут быть противники диктатуры: «Диктатура и революция несовместимы. Революция требует все силы народа, но диктатура сгибает тех же самых. Русская диктатура не в состоянии сохранить существующие достижения революции. Анархисты во время революции – на гребне волны».

Кан (Германия) более подробно касается вопроса сущности диктатуры: «Если под диктатурой понимать только лишь государственную диктатуру, то само собой разумеется – такая диктатура не признается анархистами. Понимание диктатуры начинается с римских государственных чиновников и доходит до сегодняшнего дня. Однако оценка масштаба условий господства в анархизме различна. Если, например, наши французские товарищи имеют все, чтобы дать дорогу прямой акции в их грубой массивной силе против безграничной жажды власти, тогда диктатура означает, что мы диктуем нашу волю господствующему классу».

Бьёрклунд (Швеция) высказывается против любой диктатуры, которая может иметься.

Испанский делегат добавил: «Сила необходима для революционной борьбы и диктатуры. Это является их способом. Сила может быть применима как к индивидууму, так и к коллективу».

Рокер (Германия) ответил на некоторые заданные ему вопросы, затрагивал позицию анархистов к синдикализму, а также к диктатуре. Он сказал: «О Революционный синдикализм – это экономический фактор анархизма (реформаторский синдикализм, который наблюдал он, например, во Франции). Ему мы должны дать решительный отпор. 2) Под диктатурой мы понимаем применение государственной власти или силы партии, как в России. Мы – противники силы, но не в толстовском смысле. Мы против организации пропаганды власти и будем применять ее в обороне или самообороне или по крайней необходимости».

Волгин (Канада). Противник любой организованной власти, и особенно, если она завуалирована как «диктатура пролетариата», как в России.

Б. де Лихт (Голландия). Он сказав: «Имеется не только политическая, но и экономическая диктатура. Это нам должно быть ясно. Мы конечно – противники диктатуры, но не силы, мы могли бы иначе обратиться к Бакунину, как к нашему предшественнику».

В результате обсуждения делегаты пришли к мнению, что необходимо принять единую резолюцию (заключение) по вопросу об отношении анархистов к диктатуре пролетариата.

РЕЗОЛЮЦИЯ (ЗАКЛЮЧЕНИЕ) КОНГРЕССА по данному вопросу:

«Международный конгресс анархистов в Берлине 1921 г. констатировал удовлетворение тем, что анархисты всех стран являются противниками диктатуры. События в России подвергли сомнению наши представления о диктатуре. Опираясь на этот опыт, анархисты заявляют, что они являются более чем врагами любой диктатуры – будь то левая или правая диктатура, идет ли она от буржуазии или пролетариата.

Конгресс единодушно считает, что этот вопрос занимает первое место в революционных событиях современных анархистов всех стран».

Конгресс перешел к обсуждению второго вопроса повестки дня:

УЧАСТИЕ АНАРХИСТОВ В ПРОФСОЮЗНОМ (РАБОЧЕМ) ДВИЖЕНИИ.

Вопрос оживленно дебатировался. Речь шла либо о присоединении к Московскому интернациональному профсоюзу, или об учреждении Международного бюро анархистов (синдикалистского Интернационала). В резолютивном предложении товарища Бьёрклунда (Швеция), которое нашло общую поддержку, говорится, кроме прочего, о КРАСНОМ ИНТЕРНАЦИОНАЛЕ. КРАСНЫЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ стоит под непосредственным влиянием Коммунистического Интернационала. Он пытается в Красном Интернационале найти опору для завоевания политической власти и для строительства новых государств, которые в соответствии со своей природой мешают полному освобождению.

Конгресс объяснил, что синдикалистские профсоюзы ни в Амстердаме, ни в Москве не принимают лозунгов, которые не могут выполнить. Превознося самостоятельность и независимость, они, и только они могут выразить желания трудящихся.

Рокер (Германия) сказал о профсоюзах следующее: «Профсоюзы должны руководить строительством нового общества. С этой точки зрения мы, анархисты, должны это рассматривать. Профсоюзы в Англии могут внести анархистскую пропаганду в анархистский профсоюз. В Германии невозможно ввести анархическую пропаганду в центры союзов. По всем этим причинам мы должны, по возможности, активно участвовать внутри синдикалистского движения, которое сейчас полностью стоит на коммунистическо-анархической основе. Синдикалисты издали большое количество произведений Кропоткина и Бакунина. По этой причине для Германии не очень интересен вопрос, удовлетворяет ли синдикализм сам себе. Синдикализм и анархизм должны дополнять друг друга».

По мнению товарища Кансерда (Франция), синдикализм приобретает вид оружия анархистов.

КРЕСТЬЯНСКИЙ ВОПРОС И АНАРХИЗМ

В заключение конгресса товарищ Э.МАЛАТЕСТА (Италия) должен был сделать доклад на вышеупомянутую тему, но он не смог посетить конгресс. Товарищ МАУРИТАНУС (Франция), который должен был сделать доклад без подготовки, сказал следующее: «Во Франции на 10 млн. промышленных рабочих приходится 20 млн. крестьян, поэтому крестьянский вопрос наиболее важный. От этих 20 млн. приблизительно 5 млн. являются деревенскими пролетариями, остальные имеют малые крестьянские хозяйства. Марксизм не прав, если он утверждает, что мелкий владелец является эксплуататором. Для деревни это так же несправедливо, как и для промышленных городов. Французские крестьяне настроены в отношении государственного социализма полностью враждебно. Значительно большее предпочтение они отдают теории анархизма.

Здесь имеется огромное пространство для анархической пропаганды, но во Франции это недостаточно учитывается. Я имею большой опыт и добился значительных результатов, проводя агитационные поездки в деревни.

Русская революция вновь показала, что крестьянскому вопросу нужно уделять большее внимание. Мы должны делать все, чтобы вдохновить крестьян идти за нашими идеями. Это одно из предварительных условий, чтобы воспрепятствовать провалу приближающейся революции. Коммунистическая партия Франции на своем последнем конгрессе представляла такую точку зрения, что при экспроприации крестьяне должны получить компенсацию. Такую точку зрения анархисты не разделяют: мы являемся коммунистами. В заключение я хотел выразить свое мнение по резолюции, принятой в Лионе, которая рекомендует анархистам всех стран “уделять большое внимание деревенским рабочим и крестьянскому вопросу”»171.

АНАРХИЗМ И АНТИМИЛИТАРИЗМ.

По этому вопросу выступил товарищ Б. де Лихт (Голландия). Свою точку зрения он выразил следующими словами, которые без обсуждений были приняты как заключение конгресса: «Международный конгресс анархистов в Берлине 1921 г. обращает внимание рабочих на неудачные попытки буржуазного направления, которые направлены на то, чтобы разбудить к разоружению и разумному порядку в экономических и политических отношениях. В то время как представители капиталистических государств в Вашингтоне советуются о мировом разоружении, ученые-химики и другие разрабатывают в своих лабораториях новые ужасные методы уничтожения. Однако это не является поводом для волнения ведущих государств в политической сфере. Противостояние между цветными расами и их эксплуататорами с каждым днем возрастает; буржуазия в каждой стране из всех сил старается принять нужные меры, чтобы поддержать революционное движение в стране, если ей грозят какие-нибудь опасности».

УЧРЕЖДЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО АНАРХИЧЕСКОГО БЮРО

Все делегаты на конгрессе придерживались мнения, что наибольшая необходимость состоит в создании Международного бюро анархистов, с одновременным выпуском соответствующего международного бюллетеня. Товарищу Бьёрклунду в Швеции было поручено собрать там подходящие силы. Все делегаты обязались сдать информацию для бюллетеней для того, чтобы информировать товарищей в каждой стране об анархическом движении за границей.

К концу заседаний разразились дебаты приверженцев различных мировых языков. Большинство делегатов пришло к мнению, что единый мировой язык имеет большое значение для международных конгрессов.

После короткого призыва товарища Рокера делегаты завершили конгресс пением «Интернационала».

РЕЗЮМЕ КОНГРЕССА

Изложено товарищем Р.Рокером (Германия): «Мы скажем открыто: Конгресс не оправдал все наши ожидания. Что касается меня, то с самого начала я представлял такую точку зрения, что международный конгресс анархистов в современных условиях является неоднозначным мероприятием. По этой причине мы не были совершенно разочарованы событиями Берлинской встречи. Наоборот, общий результат конгресса был в общем и целом значительно благоприятней, чем мы могли ожидать.

Что касается самих переговоров, то следует констатировать, что по трем важным пунктам, которыми занимался конгресс, мы достигли единого мнения. Жаль, что такие элементарные вопросы, как «Анархизм и организация» или «Позиция анархистов в рабочем движении», о которых уже много говорилось и писалось, должны были опять и опять обсуждать на заседаниях нашего конгресса как особенные пункты. Учитывая богатый опыт за последние три года, следовало ожидать, что конгресс в этот раз будет носить совершенно особую форму. Эта точка зрения в высшей степени характерна для конгресса. Почти всем участникам конгресса было ясно, что индивидуум не является абстрактным существом, который коротает свои дни лишь в туманных областях метафизической спекуляции, а есть существо из костей и мяса, которое тысячами нитей связано с древностью и в котором все радости и печали его близких находят живой резонанс. Но эта точка зрения высказывает также признаки организации и определяет ее необходимость для движения. Горький опыт последних лет (особенно в России) способствовал тоже тому, чтобы продемонстрировать некоторым в наших рядах все глубокое значение и демонстративное проведение…»172

№ 467. КРЕАТОРИЙ РОССИЙСКИХ И МОСКОВСКИХ АНАРХИСТОВ-БИОКОСМИСТОВ

Образовавшийся «КРЕАТОРИЙ РОССИЙСКИХ И МОСКОВСКИХ АНАРХИСТОВ-БИОКОСМИСТОВ» выступил с декларацией173, которая констатирует, что «возникшее в анархизме в 1920 году течение анархизма-универсализма явилось попыткой выйти из затянувшегося философского, социалистического, политического и фактического кризиса анархизма, особенно остро сказавшегося в ходе великой русской революции», и что «факт появления революционной Советской власти, непредвиденной историческим анархизмом, заставил приступить к пересмотру вопроса о власти и государстве вообще и, не ограничиваясь принципиальным и безотносительным отрицанием, по-новому и положительно взвесить принцип революционной Советской власти».

Но анархизм-универсализм не создал новой идеологической концепции, могущей разрешить этот кризис, и в результате «универсал» оказался универсально-политическим магазином.

Далее декларация гласит: «Мы, биокосмисты, как активные члены Всероссийской организации анархистов-универсалистов и Московского союза анархистов-универсалистов со времени их возникновения (декабрь 1920 г.) и как единственно правомочная ныне и политически ответственная группа анархистов-универсалистов, совместно с членом Секретариата (товарищем) А.СВЯТОГОРОМ, утвержденным Всероссийской конференцией анархистов-универсалистов на объединительном собрании с членами клуба «КРЕАТОРИЙ БИОКОСМИСТОВ», постановили считать, что только биокосмизм может положить конец этой неясности и колебаниям.

Большевизм – это новая идеология, для которой краеугольным противником является понятие личности, возрастающей в своей силе и творчестве до утверждения себя в бессмертии и в космосе. Существенными и реальными правами личности мы считаем ее право на бытие (бессмертие, воскрешение, омоложение) и на свободу передвижения в космосе (а не мнимые права, провозглашенные в Декларации буржуазной революции 1789 г.), при этом большевизм опирается на последние завоевания науки и техники и в то же время стремится к их перестройке, а также философии, социологии, экономики, искусства, этики, согласно своей великой теолеологии.

В своем общественном творчестве мы опираемся на завоевания Октябрьской революции, расчищая дорогу дальнейшему шествию революции и тем положительно способствуя закреплению и расширению уже достигнутых ею результатов. Цель культуры для нас предрешена. Поэтому мы не ждем никаких откровений от представительных учреждений парламентского типа и считаем их изменниками. К советской системе мы относимся положительно, видя в ней государственную форму, революционным темпом переходящую от власти человека над человеком к власти человека над природой.

Наша тактика – прямое трудовое, легальное действие в направлении реализации великих целей биокосмизма».

Принимая декларацию, общее собрание постановило:

1. С нашей точки зрения считать роль анархизма-универсализма счерпанной.

2. Слиться с клубом «КРЕАТОРИЙ БИОКОСМИСТОВ» в одну организацию «КРЕАТОРИЙ РОССИЙСКИХ И МОСКОВСКИХ АНАРХИСТОВ-БИОКОСМИСТОВ».

3. Ввиду того, что существование провинциальных организаций анархистов-универсалистов на прежних основаниях является невозможным, предлагаем этим организациям в месячный срок сообщить в Секретариат Креатория Российских и Московских Анархистов-Биокосмистов свои соображения о способе выхода из кризиса в области идеологии и тактики; в случае непредставления этих сообщений или неудовлетворительности их соответствующие организации полагать распущенными.

4. Созвать Всероссийский съезд анархистов-биокосмистов.

5. Поручить выполнение пунктов 2, 3 и 4 настоящей резолюции Секретариату Креатория Российских и Московских Анархистов-Биокосмистов.

29 декабря 1921 г.

№ 468. ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

В майском № 17 «ВОЛЬНОЙ ЖИЗНИ» безответственная группа лиц, именующих себя «Секретариатом Всероссийской секции анархистов-универсалистов», ссылаясь на помещенную в январе в № 4 «ИЗВЕСТИЙ» нашу Декларацию, объявляет нас захватчиками «имущества анархической организации», за что предает нас «общественному позору»174