Электронная библиотека имени Усталого Караула


ГлавнаяИстория анархизма в странах Европы и АмерикиПролетарский интернационализм

Виктор Силвермен

Зелёные профсоюзы в сером мире

Энвайронментализм трудящихся и международные институты1

 

Развитие профсоюзного энвайронментализма является одним из важнейших глобальных политических изменений современности. В основе этого движения лежат крайне важные идеи о труде, трудящихся и окружающей среде. Эти идеи с новой силой вовлекают профсоюзы в мощные политические альянсы, которые проявляют себя в уличных акциях против неолиберальной глобализации, успешных избирательных коалициях и эффективном участии в работе международных институтов. Позиция трудящихся приобрела особенно важное значение в подталкивании международных организаций, в частности ООН, к принятию социально и/или экологически ориентированной политики. Зелёные профсоюзы обещают нам новый политический синтез, способный оживить международное левое сообщество. И всё же выполнить такое обещание непросто. Противоречия внутри самого рабочего движения, проблемы сохранения коалиции с другими прогрессивными группами, сильное влияние рыночных идей и прокапиталистических групп, которое сохраняется среди международной бюрократии, и сам характер международных институтов – всё перечисленное грозит прервать это развитие. Зелёные профсоюзы сталкиваются с серьёзным вызовом в мировой политической системе, где проблемы работников замалчиваются или игнорируются, профсоюзы раскалываются по вопросу об основных целях и методах, а международные институты предназначены для того, чтобы сдерживать силу трудящихся, а не давать ей раскрыться.

Главный вопрос моего исследования вначале был по преимуществу эмпирическим: каким образом профессиональные союзы, действуя в общемировом контексте, защищают интересы трудящихся в одетом в серый твид мире международных институтов? Как широкие и независимые институты социального движения, профсоюзы отличаются от большинства неправительственных организаций (НПО) на международном уровне, которые часто имеют меньшее число членов и менее представительны. Подвержены ли профсоюзы «НПОизации», при которой социальные движения становятся частью официальных институтов, отходят от повседневной борьбы и становятся больше озабочены сохранением своего положения в мировом устройстве, чем мобилизацией трудящихся и защитой их интересов?

Однако по мере развития исследования я начал понимать, что на подобный эмпирический вопрос нельзя ответить, не рассмотрев истоки профсоюзного энвайронментализма. Что́, спрашивал я, заставляет профсоюзы участвовать в глобальной политике? Почему они продолжают оказывать давление на международные институты и продвигать своё видение социального и/или экологического баланса, несмотря на постоянные неудачи, внутренние конфликты и сомнительные результаты? Ответ, как я считаю, заключается в самом характере профсоюзов и в идеологии определённых лидеров, которая заставляет их ставить энвайронментализм в центре профсоюзных мероприятий. То, что эти источники дают начало международной зелёной программе трудящихся, – не совпадение, а весьма важный показатель. Производство и потребление необходимо преобразовать в соответствии с социальными и экологическими нуждами, так как на кон поставлено очень многое. Как сказал мне один профсоюзный сотрудник: «Мы должны что-нибудь с этим сделать, иначе нам всем кранты»2.

Чтобы оценить мышление профсоюзных интернационалистов, я просмотрел литературу профсоюзов, посвящённую их международной деятельности с 1992 г., и небольшой объём научных работ в данной области. В 2003–2006 гг. я на правах наблюдателя входил в делегации, представлявшие Международную конфедерацию свободных профсоюзов (МКСП) на заседаниях Комиссии ООН по устойчивому развитию (КУР), на Международном форуме по партнёрству для устойчивого развития и на Профсоюзной ассамблее по вопросам труда и окружающей среды 2006 г. в Найроби, которая была организована Рабочей инициативой за вечное наследие (УИЛЛ). Кроме того, я брал официальные и неофициальные интервью у ключевых членов профсоюзных делегаций. Всё это позволило мне собрать значительную информацию об идеях и методах профсоюзных активистов, которые участвуют в работе международных институтов, занимающихся проблемами окружающей среды и устойчивого развития (УР).

Литература о зелёных профсоюзах

Учёные лишь недавно начали изучать происхождение и практику зелёных профсоюзов, несмотря на их политическую значимость и потенциал подобных исследований, которые могут многое поведать о международной организации и социальном движении трудящихся, а также очертить контуры нарождающегося мирового порядка. Данная литература часто демонстрирует глубокое понимание темы, но страдает двумя главными недостатками. Первая проблема заключается в том, что эти работы сосредотачиваются на национальном, региональном или местном аспекте, рассматривая процесс, который, судя по всему, является глобальной политической и социальной перестройкой. Практически отсутствуют обзоры, не говоря уже об анализе, профсоюзного энвайронментализма на международном уровне, где уже действуют общемировые нормы и существует широкое поле консенсуса3.

Второй недостаток – существующие исследования ограничиваются рассуждениями об интересах альянсов, что является полезным, но неполным анализом. Во многих работах отмечается конфликт интересов между трудящимися и энвайронменталистами, который обычно представляют как дискуссию на тему «рабочие места или окружающая среда»4. Большинство авторов рассматривают развитие коалиции профсоюзов, энвайронменталистов и антиглобалистских групп как следствие пересечения интересов труда с интересами экологических активистов и общественных групп. Особенно важными точками соприкосновения являются противодействие неолиберальным торговым соглашениям, сокращение вредных эффектов производства и давление на особенно ярых нарушителей трудовых и экологических норм5. И всё же определить, какие именно интересы мотивируют экологически сознательных членов профсоюзов, довольно затруднительно, ведь, в конце концов, люди воспринимают и осуществляют свои интересы через идеологические и другие фильтры.

Члены профсоюзов, которых непосредственно затрагивают экологические проблемы, такие как воздействие пестицидов, радиационное излучение и прямые угрозы, более склонны к объединению с энвайронменталистами. Некоторые из недавних публикаций, в особенности работы Брайана Обака, также подчёркивают роль, которую играет способность лидеров, как с энвайронменталистской стороны, так и с профсоюзной, налаживать политические связи6. Более того, Обак доказывает, что «рабочие представляют собой самое слабое звено» в той форме неустойчивого развития, которую Аллан Шнайберг называет «беговой дорожкой производства» и которая требует увеличения продукции за счёт окружающей среды. Он делает оптимистический вывод: «Преобразованное рабочее движение заключает в себе огромнейший потенциал для того, чтобы изменить направление системы в целом»7.

Корни зелёных профсоюзов

Бо́льшую часть своей истории профсоюзы ассоциировались с инструменталистским представлением о природе и верой в то, что увеличение занятости, производства и благосостояния, независимо от последствий для окружающей среды, отвечает нуждам рабочих. Тем не менее энвайронментализм трудящихся имеет корни в самой природе профсоюзного движения8. Он основан на частной цели профсоюзов защитить своих членов и на их более универсальной цели обеспечить классовую мобилизацию посредством солидарности.

Энвайронментализм трудящихся в первую очередь является результатом работы в области охраны труда (ОТ). Большинство делегатов, которых я встречал, занимались проблемами ОТ в профсоюзном движении. Как пишут Уинстон Джерелак и Люсьен Руайе: «Достижения профсоюзов в сфере ОТ показывают, что необходимость добиться устойчивых форм производства занимала центральное место в исторической борьбе рабочих против несправедливых и неустойчивых условий труда и общественной жизни; действительно, это можно описать как “вопрос жизни и смерти” в их борьбе»9.

Во-вторых, энвайронментализм трудящихся происходит из социал-демократических стремлений профсоюзов. Профсоюзные активисты – как и защитники окружающей среды – знают, что больше всего их интересам угрожает неограниченный рост капиталистических предприятий и свободной торговли в нынешнюю эру неолиберальной глобализации. Могущество этой системы таково, что профсоюзы должны были вступить в коалицию с сочувствующими правительствами и другими социальными группами, чтобы отстаивать собственные представления об УР. Эти усилия увенчались некоторыми успехами на бумаге и в дискуссиях КУР. «Повестка дня на XXI век», принятая Саммитом Земли 1992 г. в Рио-де-Жанейро, включала в себя главу 29 «Укрепление роли трудящихся и их профсоюзов», которая признавала профсоюзы одной из основных групп и объявляла: «Трудящимся следует всемерно участвовать в осуществлении и оценке мероприятий, связанных с Повесткой дня на ХХI век»10. Таким образом, за профсоюзами признавалось право участвовать в осуществлении политики УР на рабочих местах – позиция, не слишком тепло воспринимавшаяся во многих крупных корпорациях. Испанский профсоюзный активист Хоакин Ньето объяснял в 2006 г. в Найроби: «Без социального участия не может быть ни демократии, ни справедливости, ни устойчивости; ни политической демократии, ни социальной справедливости, ни экологической устойчивости»11.

Противоречивость и институционализация профсоюзов

Эти два источника энвайронментализма трудящихся составляют лишь часть сюжета. Уже долгое время отмечается, что профсоюзы представляют собой противоречивые организации, которые защищают узкие интересы своих членов и решают более широкие социальные вопросы, иногда довольно далёкие от непосредственных нужд членов, но тем не менее в той или иной форме затрагивающие работников12. В идеалы профсоюзы служат коллективным голосом для всех безмолвных и подавляемых, но на практике существуют и ориентированные на бизнес организации, которые пытаются контролировать рынок труда (фактически «заговоры, посягающие на свободу торговли», если вспомнить аргументы, с помощью которых когда-то оспаривались права рабочих). Они одновременно являются и классовыми орудиями борьбы за интересы всех трудящихся, демократическими низовыми институтами, силами социальных изменений, и фракционными оплотами коррумпированных аппаратчиков. Обе эти черты профсоюзов проявляют себя в международном движении; и даже в характере отдельных членов и организаций трудящихся они часто сочетаются13.

Эти разнонаправленные тенденции профсоюзов ещё больше осложняются проблемой институционализации. По мере того как профсоюзы добиваются успеха, они смягчают конфликт между работниками и управленцами и, в более широком смысле, между трудом, капиталом и государством14. Эта умеренность и/или институционализация парадоксальным образом ослабляет первоначальный источник силы труда, который заключён в организованных и мобилизованных работниках. Профсоюзный аппарат и руководство начинают зависеть от ресурсов, статуса, общественности, связей с внешними институтами не меньше, чем от рядовых членов. Успех трудящихся может превратиться в свою противоположность: поскольку интересы профсоюзных функционеров отделяются от интересов самих работников, среди членов распространяются разочарование и взгляд на профсоюзы как на чужеродную бюрократию – тенденция, на которой с большой выгодой для себя играют собственники. И всё многие из тех, кто состоит в профсоюзах, разумно воспринимают данный процесс – иногда обозначаемый как инкорпорация – в позитивном свете, потому что регуляризация и институционализация способна многого достигнуть для работников. Действительно, во многих странах, особенно с сильными социал-демократическими тенденциями, трудовые отношения и рынок труда десятилетиями регулировались в трёх- и двухсторонних процессах, что принесло наёмным работникам завидный доход, социальные выгоды и безопасность15. Разногласия, вызванные институционализацией, имеют множество проявлений в глобальном движении и вызывают конфликты внутри профсоюзов и между профсоюзами и международными институтами.

В одной из других своих работ я рассматриваю тот окольный путь, который привёл международных профсоюзных активистов к принятию устойчивого развития и пересмотру позиции профсоюзов по вопросам окружающей среды, включая место человека в природе16. Хотя конфликт «рабочие места или окружающая среда» (возникающий из-за того, что ради улучшения своих экономических условий работники порой игнорируют экологическую деградацию и неустойчивое развитие), или, в более широком плане, разногласие между продуктивистами и экологистами, имеет огромную важность, примеры сотрудничества объясняются не только наличием общих врагов или хорошими отношениями лидеров – какую бы важную роль ни играли эти факторы. Охватывая объяснения, в которых подчёркиваются то интересы, то политика, настоящая статья выдвигает на первый план характеристики самого рабочего движения как ключ к пониманию его деятельности в международных институтах. Поскольку активисты международного профсоюзного движения представляют бесчисленное разнообразие организаций, институциональные интересы которых нередко вступают в конфликт с энвайронменталистской идеологией, это создаёт сложный ландшафт, в котором приходится вести переговоры сторонникам УР из числа трудящихся.

Интересы трудящихся и УР

Фундаментальное значение для данной дискуссии имеет роль «устойчивого развития» как цели трудящихся и как понятия, вокруг определения которого ведутся споры. Профсоюзные активисты, действовавшие на уровне международных институтов, десятилетиями вели двустороннюю борьбу за теорию и практику УР. С одной стороны, эта борьба должна была убедить профсоюзы признать УР как подлинный баланс между частными интересами профсоюзов и всеобщими социальными и экологическими требованиями. С другой стороны, шло непрерывное сражение за то, чтобы международные институты, энвайронменталисты и правительства учитывали точку зрения профсоюзов в своём определении и осуществлении политики УР. Эти усилия осложняются тем, что международные организации являются площадками, подходящими для реализации лишь части целей трудящихся.

Опыт профсоюзов, пытающихся привнести мнение рабочего класса в дискуссии и планы по УР, ясно говорит о наличии серьёзных проблем и, в то же время, о внушительном потенциале трудового энвайронментализма. В сфере международной экологической политики обеспечение «устойчивого развития» стало ключевой организующей идеей; однако это идея, которую легче провозгласить, чем провести в жизнь. Популяризованное в докладе, подготовленном в 1987 г. комитетом ООН во главе с бывшим норвежским премьер-министром Гру Харлем Брунтланн, УР было определено как развитие, которое отвечает «потребностям нынешнего поколения, не лишая будущие поколения возможности удовлетворять свои потребности»17. Саммит Земли 1992 г. в Рио утвердил для международного сообщества целый комплекс взаимосвязанных концепций и программ по обеспечению устойчивости и создал КУР, чтобы координировать и вырабатывать инициативы, направленные на достижение этой цели. Тем не менее действительное значение и практика УР, несмотря на чарующие речи мировых лидеров, не были ясно изложены. УР – это то, что каждый, независимо от своих классовых или институциональных интересов, может поддерживать в принципе; однако, когда дело доходит до его детализированного определения или фактического осуществления, такое единство исчезает.

Несмотря на её неопределённость, устойчивость стала основополагающей идеей профсоюзного энвайронментализма, определяющей его позицию в дискуссии. В толковании профсоюзов УР сочетает признание необходимости экономического и социального равенства с обязательством охранять природу и всех её существ – включая людей труда. То, каким образом активисты адаптировали цели и принципы профсоюзов для продвижения концепции УР, сосредоточенной вокруг трудящихся, говорит о том, что экологическое сознание занимает центральное место у значительной части мирового рабочего движения. (Конечно, в настоящее время многие члены профсоюзов могут не осознавать, что их идеи становятся энвайронменталистскими. УР позволяет им более широко взглянуть на собственные нужды, что создаёт условия для союза с другими группами.) И всё же сильное разочарование, которое профсоюзные активисты испытали в ООН, указывает на то, что достижение широкого соглашения по социально ориентированной политике УР, не говоря уже о создании мира, в котором осуществляется такая политика, будет, по меньшей мере, сопровождаться неизмеримыми трудностями.

Устойчивость сама по себе ничего не значит – она возникнет только в процессе практического осуществления, и тогда мы сможем увидеть, защищает ли эта практика трудящихся и более широкие социальные интересы. Участие представителей труда стало гарантией того, что ооновское определение устойчивости включало в себя основные принципы: право работников на объединение, участие в управлении предприятиями и улучшение условий найма на работу. Профсоюзы вели долгую, упорную и успешную борьбу, чтобы КУР признала «социальное измерение» одним из ключевых элементов УР. Действительно, Люсьен Руайе, сотрудник, ответственный за международную политику УР в сфере труда, утверждал, что профсоюзы были единственной группой, помимо бизнеса, которая добилась успеха на Всемирной встрече по устойчивому развитию (ВВУР) 2002 г. в Йоханнесбурге18. Интересы профсоюзов были отражены в третьем разделе Плана выполнения решений Йоханнесбургской встречи, который призывал к участию «основных групп [включая профсоюзы]… в деятельности по изменению неустойчивых моделей потребления и производства»19. Что́ значило это включение в реальности – другая история, так как в ООН чаще ведутся сражения за принципы, а не за практическую политику. В Йоханнесбурге МКСП с помощью южноафриканских профсоюзов организовала делегацию из сотен активистов, которые лоббировали, устраивали марши и налаживали связи. Делегат КУР Ясна Петрович из Союза независимых профсоюзов Хорватии говорила мне: «Мы чувствовали, что изменили мир, возможно немного, но изменили»20.

Но как именно они изменили мир? В представлениях об УР изначально присутствовала неоднозначность. Поэтому выдвинутые идеи часто представляли собой попытки угодить различающимся и даже противостоящим друг другу группам. Документы, выработанные в дискуссиях по устойчивости, зачастую даже трудно понять. Они используют туманный язык профессионального жаргона, который скрывает под собой отсутствие содержания.

Профсоюзы приложили огромные усилия – поддержанные другими прогрессивными группами и немногими сочувствующими правительствами, – чтобы превратить УР в нечто такое, что будет служить интересам огромного большинства людей мира. Они добились того, что УР, по крайней мере в ООН, включает в себя фундаментальное обязательство улучшить положение неимущих людей и наёмных работников и обеспечить основные права трудящихся на профессиональную организацию, самоуправление и улучшение своей жизни. Но, несмотря на эти титанические старания повлиять на громоздкую и недружественную процедуру, смысл УР остаётся неясным. Что это такое? Оно относится только к «развивающимся странам»? Только к бедным людям? Только к сельскому хозяйству? Можете ли вы утверждать, что оно происходит? КУР разработала множество мер по УР, было израсходовано немало чернил (и загублено деревьев) в дебатах по конкретным стандартам, которые определяют, было ли достигнуто УР. И всё же эти меры, насколько я могу судить, не принимают проблемы трудящихся за основу21. Действительно, по словам Руайе, для профсоюзных делегаций большим достижением было уже то, что выражения «место работы» и «условия труда» стали использоваться в дискуссиях22.

Если такая борьба потребовалась для того, чтобы признать значение рабочих мест и производства, то очевидно, что роль профсоюзов в УР существенно ограничена. Эта ограниченность объясняется, с одной стороны, влиянием антипрофсоюзных сил в мире, и с другой – разногласиями внутри самого рабочего движения. Профсоюзным энвайронменталистам предстояло найти творческий подход к решению каждой из проблем.

«Откровенно говоря, сама процедура Комиссии по устойчивому развитию сделала нас бессильными», — признавал делегат Уинстон Джерелак23. Несмотря на хорошие планы и осмысленные программы, несмотря на признание социальных нужд, профсоюзные активисты испытали сильное разочарование. Многие делегаты трудящихся на 11‑й сессии КУР выражали своё возмущение болезненной медлительностью процедуры в ООН. Им было трудно найти смысл в том, что они преодолели тысячи миль и заседали целыми днями, чтобы в итоге довольствоваться «обрывками фраз», по выражению Руайе24. Джозефильда Нхлапо-Хлопе, в то время сотрудница Конгресса южноафриканских профсоюзов (КОСАТУ), говорила мне, что сыта по горло волокитой в ООН. Она заявляла, что ООН и КУР созданы для того, чтобы уклоняться от действий. КУР – это «только правительства, ведущие между собой разговоры», восклицала она25.

Когда встречи не были простым сотрясением воздуха, проблемы часто представлялись в таком виде, который был нежелательным для представителей труда. Небольшие победы трудящихся были достигнуты лишь благодаря бросающейся в глаза настойчивости, которая свидетельствовала о хорошей организованности. Хотя политические успехи левых правительств в Латинской Америке и Европе за последние четыре года повысили авторитет представителей труда в ООН, суть проблемы не изменилась. Бхеки Нтшалинтшали, заместитель генерального секретаря КОСАТУ и самый высокопоставленный член профсоюзной делегации на 11‑й сессии КУР, подчёркивал: «Важно изложить нашу точку зрения и отстаивать её на каждом обсуждении»26. И профсоюзы постарались это сделать. Им удалось договориться с председателем КУР, чтобы сессия была открыта выступлением Нью-Йоркского хора трудящихся по случаю Международного дня памяти 28 апреля, посвящённого работникам, которые стали инвалидами или погибли на своей работе. Делегаты профсоюзов также спели «Нас не сломить» («We Shall Not Be Moved») на закрытии сессии. Однако эти символические победы лишь отчасти воплотились в практические результаты.

Проблема партнёрства

Ключевой проблемой была идея «партнёрства». Бизнес и консервативные правительства проталкивали идею «партнёрства ради устойчивого развития» на протяжении всей ВВУР в 2002 г. Фактически это партнёрство представляет собой согласие ООН на приватизацию ответственности за окружающую среду. Таким образом, борьба в КУР является частью общей битвы против неолиберальных методов, которые ведут к ухудшению условий жизни и труда для рабочих и сокращению общественного контроля над экономическими ресурсами и природной средой.

Перспективы и возможности профсоюзов в политике УР были наглядно показаны на Международном форуме по партнёрству для устойчивого развития. Несмотря на присутствие представителей труда, эта встреча, прошедшая в резиденции Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) в Риме 4–6 марта 2004 г., подтвердила, что существующие партнёрства склонны пренебрегать социальными обязательствами, которые были установлены в «Повестке дня на XXI век». Более того, до настоящего времени нет ни конкретных определений, ни согласованных практик и стандартов партнёрства, которые обеспечивали бы УР так таковое, не говоря о том, чтобы усилить социальную составляющую, за признание которой так упорно боролись профсоюзы и другие группы.

Партнёрство уже несколько лет является ключевой частью международной стратегии по достижению показателей УР (которые в официальных документах называются «показателями 2‑го типа»), с тех пор как участники встречи 2002 г. на Бали решили: «При планировании и осуществлении партнёрства следует объединить экономическое, социальное и экологическое измерения устойчивого развития»27. Профсоюзы, наряду со многими неправительственными организациями, с подозрением относились к продвижению партнёрства, так как считали его прикрытием для приватизации функций государственной политики28. Опыт участия в Римском форуме по партнёрству и в сессии КУР 2004 г. подтвердил их опасения. Многие инициативы партнёрства, представленные в Риме, просто игнорировали социальные обязательства и не включали в себя «весь спектр значимых участников», как было предложено на Бали. Другие нельзя было отличить от более ранних программ помощи развивающимся странам или корпоративной благотворительности. Делегаты от различных групп гражданского общества понимали серьёзные вопросы, связанные с представленными проектами партнёрства и политикой партнёрства в целом. Составленный мной обзор программ партнёрства, зарегистрированных Отделом по устойчивому развитию ООН, показал весьма тревожную картину современной практики партнёрства, насколько она затрагивает профсоюзы, трудовые нормы и интересы работников. В общей сложности только 11, то есть менее 5% из примерно 300 зарегистрированных партнёрств, включали профессиональные организации и проблемы трудящихся в свои цели, деятельность или структуру29.

Можно ли трансформировать инициативы бизнеса по УР?

Профсоюзы попытались обратить стратегию партнёрства в свою пользу. МКСП выдвигает идею оценки рабочих мест (ОРМ) в качестве модели подлинного сотрудничества. ОРМ по сути представляет собой трёхсторонний процесс, в котором участвуют организованные работники, работодатели и представители правительства, совместно оценивающие предприятие с точки зрения экологии и трудовых отношений. Включение профсоюзов в разработку и осуществление программ ОРМ гарантирует, что экологический надзор не будет использоваться для эксплуатации работников30. Действительно, в ОРМ работники будут пользоваться такими же правами, как и в комитетах ОТ. Разработанные в профсоюзах критерии оценки дают возможность добиться того, что качество жизни и труда работников, их право на организацию и общие условия найма будут признаны частью УР. Одним из первых соглашений такого рода стал бразильский договор о бензоле 1995 г., который позволил рабочим на заводах контролировать воздействие и использование опасного растворителя в рамках трёхсторонней системы регулирования. Договор распространялся на 300 предприятий и 40 с лишним тысяч рабочих31. Применение ОРМ и основанное на ней УР, как доказывают Джерелак и Руайе, выйдут «за границы узких, технических проблем и станут неотъемлемой частью той самой борьбы в области трудовых отношений, которая определила историю профсоюзного движения»32.

Хотя профсоюзам удалось разработать эффективный подход по преобразованию инициатив бизнеса в КУР, разногласия внутри самих профсоюзов требуют иного подхода. К примеру, беглый обзор экологической политики Американской федерации труда – Конгресса производственных профсоюзов оставляет впечатление, что центральная организация американского профессионального движения никак не способствует продвижению УР, если не считать нескольких речей. У неё нет чёткой политики в отношении устойчивости. Отдельные профсоюзы и местные отделения действительно сформулировали свою экологическую позицию; однако АФТ–КПП в целом проводят неопределённую политику и выделяют на неё незначительные ресурсы. Федерация не имеет официальных представителей в КУР, и большинство членов АФТ–КПП, присутствующих там, работают по личной инициативе, а не по поручению своих организаций. Исключение составляют члены профсоюза «Объединяйтесь на месте», включая специалиста по охране труда Эрика Фрумина. Звучит иронично, но АФТ–КПП, несмотря на разногласия с правительством, копировали администрацию Буша в своей пассивности по отношению к экологической политике ООН. Раскол американского профсоюзного движения в 2005 г. не изменил картину. Объединение «Перемены во имя победы» до сих пор держится в стороне от сцены. Если сравнить минимальное участие американских профсоюзов с деятельностью британского Конгресса тред-юнионов, не говоря уже о самых сознательных организациях, то становится очевидным огромный разрыв между американцами и движениями в других странах33. Даже когда левое крыло американского профсоюзного движения выступает против загрязнения, это становится сенсацией, как, например, недавний призыв Международного союза портовых и складских рабочих к очистке портов34.

Организации, входящие в мировые профсоюзные объединения, вступали в споры по проблемам окружающей среды и часто делились на разные стороны по национальному и отраслевому признакам. Профсоюзные энвайронменталисты, как отмечалось выше, в основном пришли из групп, работающих в области ОТ. И всё же внутри профсоюзных институтов разгорелся серьёзный конфликт по поводу того, не отвлекаются ли организации от своих главных целей на энвайронментализм и устойчивость, истощая крайне необходимые ресурсы и немногое получая взамен. Хотя рабочие движения некоторых стран (такие как южноафриканское, испанское, бразильское и скандинавские) являются убеждёнными сторонниками «зелёного профессионализма», многие другие переживают глубокие внутренние разногласия. Но даже те движения, которые активно участвуют в политике УР, не согласны с методами, которыми предполагается её осуществлять, и ставят под сомнение эффективность модели инкорпорации, предложенной ООН.

У сторонников УР в международных организациях трудящихся не так много ресурсов, которые можно задействовать. Люди, которые составляют повестку международных мероприятий профсоюзов – люди, с которыми я проводил время в ООН, – часто сталкиваются с сильным сопротивлением. Руайе, входящий в Рабочую группу по охране труда и окружающей среде МКСП – единственный официальный орган в мире, объединяющий все отраслевые и региональные профсоюзные организации, – признаёт, что внутри группы постоянно предпринимаются попытки ослабить внимание к УР или полностью сменить курс. Тем не менее растущее число преданных своему делу людей в профсоюзном движении позволяло добиваться прогресса в самых неожиданных направлениях. Во многом благодаря Руайе и его группе интернациональных энвайронменталистов МКСП приняла УР и стала активно участвовать в выработке ооновских программ УР. «Мы пытаемся расширить границы возможного в ООН и КУР, — говорит Уинстон Джерелак из Интернационала общественных служб. — Профсоюзы поддерживают нас – но не слишком решительно»35.

Профсоюзный энвайронментализм и НПО

Аналогичные разногласия возникают в сложных альянсах между профсоюзами и экологическими организациями, преобразивших мировую политику в последние несколько лет. По большей части это объясняется структурными различиями между НПО и профсоюзами. Некоторые утверждали, что успех профсоюзно-экологических коалиций был основан на узкой заинтересованности профсоюзов в сохранении рабочих мест или здоровья своих членов, которая случайно совпадала с более дальновидной зелёной программой экологического равновесия. Нтшалинтшали из КОСАТУ недавно отмечал, что НПО, занимающиеся окружающей средой, «часто воспринимали профсоюзы как своих противников по ряду вопросов»36. Энвайронменталисты из среднего и высшего класса, со своей стороны, считали более важным предвидеть трудности, вызываемые господством над природой, и призывали пожертвовать экономической выгодой ради всеобщего блага – жертва, которая обычно не так прямо затрагивает средний и высший класс, как простых работников. НПО, оказывающие помощь женщинам и коренным народам, в прошлом также относились к профсоюзам с опасением. Взаимные подозрения часто осложняли сотрудничество. И всё же Руайе по праву гордится достижениями профсоюзов в созидании альянсов с социально сознательными НПО. В первые годы КУР после её создания в 1992 г. профсоюзы принимали участие в заседаниях представителей НПО. В середине 1990‑х они отделились от НПО и стали, по терминологии ООН, «основной группой» (организацией с особыми правами на консультации и участие в сессиях). Профсоюзы и НПО тем не менее продолжали тесно сотрудничать в работе ООН. Дипломатический успех Руайе в этом отношении свидетельствует о политической силе идеи УР, позволившей сохранить эту коалицию. Профсоюзным представителям в ООН удалось даже наладить диалог с некоторыми группами бизнеса – что дало возможность продвигать программу профсоюзов на Йоханнесбургской всемирной встрече в 2002 г.37.

Точно так же на сессии КУР 2004 г. профсоюзы объединили силы с НПО, чтобы протестовать против поддержи со стороны ООН инициатив по приватизации водных ресурсов. Они особенно выступали против создания генеральным секретарём ООН Консультативного совета по воде и очистке, «большинство которого публично одобряет приватизацию». Профсоюзы и другие НПО защищали общественный контроль над развитием: «Мы считаем, что это назначение нарушает принципы и дух “Повестки дня на XXI век” и Йоханнесбургского плана и подрывает доверие между партнёрами, вовлечёнными в многосторонний процесс сотрудничества»38. Делегация МКСП по совету эксперта Дэвида Бойса из Интернационала общественных служб начала жаркую дискуссию по плану приватизации вод, но оказалась неспособна воспрепятствовать политическим инициативам генерального секретаря.

Увеличение числа групп, участвовавших в работе КУР после 1992 г., часто сомнительных с точки зрения их представительности, изначально служило для того, чтобы заглушить голос трудящихся. Тем не менее сейчас профсоюзы являются одним из ключевых элементов движений за окружающую среду и устойчивость. В составе КУР профсоюзы были единственной основной группой, которая смогла выдвинуть последовательную и полную программу.

Профсоюзный энвайронментализм и международные институты

Настойчивые попытки профсоюзов повлиять на ООН недавно начали приносить институциональные успехи. Конференция УИЛЛ 2006 г. в Найроби имела ключевое значение для данного развития. В этой встрече участвовали профсоюзные активисты со всего мира, представители и сотрудники Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП), Международной организации труда (МОТ), Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и несколько правительственных министров. По словам Хоакина Ньето, председателя спонсируемого профсоюзами фонда «Устойчивый труд», встреча «стала для нас началом нового этапа»39.

Действительно, обязательства со стороны ЮНЕП и МОТ – работать вместе с профсоюзами над экологически ориентированными программами и выделить на это значительные ресурсы – являются важным шагом. Д‑р Клаус Тёпфер, уходящий с поста директора ЮНЕП, внёс решающий вклад в продвижение в этом направлении. То, что очень многие профсоюзы стали участвовать в этой работе по сохранению окружающей среды и прислали делегации во главе с высшими руководителями, и решение агентств ООН и МОТ работать с профсоюзами – это, безусловно, говорит о высоком уровне участия. Джон Эванс из Профсоюзного консультативного комитета Организации экономического сотрудничества и развития объяснял: «Самой важной на этой конференции была серьёзность намерения, выраженного выборными национальными и международными профсоюзными представителями, а также экспертами с Севера и Юга, работать с ЮНЕП, МОТ и ВОЗ над решением наиболее острой из проблем, стоящих перед нами, – как достигнуть устойчивого развития»40.

Эти начинания обещают нам, что, по крайней мере, такие встречи будут проводиться и в будущем. Но всё же генеральный секретарь МКСП Гай Райдер на первом пленарном заседании в Найроби отмечал: «Устойчивое развитие не сулит гарантированной выгоды». Он предупреждал, что конференция «может стать либо исторической, либо забытой»41. Тот факт, что глава МКСП посчитал возможным озвучить подобные сомнения на собрании мирового уровня, свидетельствует о неоднозначности, сопровождающей успех профсоюзов в международной политике УР.

Профсоюзы и «блувошинг»

Причина, по которой международное профсоюзное движение добилось успехов (каких бы то ни было), заключается в том, что на протяжении последних тридцати лет трудящиеся разрабатывали экологическую программу, основанную на их собственной философии и традициях взаимодействия между людьми и природным миром, независимо от того, признаёт это само движение или нет. Энвайронментализм представляет собой не полностью новое для профсоюзов направление, а скорее, развитие давних требований движения в области охраны труда, рабочего самоуправления и защиты интересов сообщества – иначе говоря, развитие базовых принципов профсоюзного движения. Профсоюзные энвайронменталисты убеждены в том, что «устойчивое развитие имеет не косвенное, а самое прямое отношение к его [рабочего движения] задаче»42. Однако временами это принципиальное значение бывает трудно осознать; как выразился Райдер в Найроби: «Проблема “рабочие места или окружающая среда” изжила себя как идея, но на практике это оказывается самообманом»43.

Ничто не показывает ограниченность профсоюзных инициатив лучше, чем декларация КУР 2005 г. Документ отражал некоторые требования трудящихся и включал в себя обнадёживающие заявления о борьбе с бедностью, о роли правительства в регулировании основных общественных услуг, таких как водоснабжение и водоочистка, и о ключевой проблеме занятости. КУР обещала рассматривать вопросы с привлечением «всех заинтересованных сторон, особенно женщин, молодёжи и трудящихся»43a. Это была небольшая победа профсоюзов. Наряду с этим КУР объявила, что следует поощрять переход к устойчивому производству и потреблению на предприятиях. Однако отсутствие ссылок на основные трудовые нормативы и необходимость более строгих форм отчётности о соответствии стандартам УР представляли собой слабую сторону документа. Хотя профсоюзы торжествовали по поводу того, что планирование занятости полагалось включить в национальные программы УР и сохранялась роль общественного сектора, они не добились никаких упоминаний о месте профессиональных организаций, важности прав трудящихся или трудовых нормах44.

Возможно, препятствия, с которыми представители труда столкнулись в международных институтах, объясняются явлением, которое в одном исследовательском учреждении МОТ было названо «усиливающимся противоречием между экономическим и социальным управлением». Это противоречие ограничивает силу «глобального экономического управления», что, «в свою очередь, накладывает ограничения на участников национальной политики, рынки и фирмы и сокращает пространство для социального диалога»45. Конечно, «социальный диалог» является задачей МОТ как трёхсторонней организации, и это достойная цель; однако он едва ли может служить мобилизующим лозунгом для работников. Таким образом, даже эта неявная критика неадекватной глобальной политики ООН не затрагивает жизненно важный для профсоюзов вопрос мобилизации на предприятиях и не направлена против практически неограниченной власти капитала.

Согласно исследователю Бернду Хайнсу, профсоюзы «активно изучают способы ввести элементы устойчивого развития в повседневную жизнь работников». Он утверждает, что «усиливающиеся споры о корпоративной социальной ответственности бросают вызов профсоюзам, заставляя их переосмыслить связь между общественными проблемами и проблемами предприятия. Поскольку менеджмент начал осознавать, что традиционное различие между интересами бизнеса и социальными интересами уже не столь очевидно, профсоюзы также начинают понимать, что бизнес сегодня принимает новое, более интегрированное значение. Поэтому можно ожидать, что роль профсоюзов в международных проектах по обеспечению устойчивости, таких как Глобальный договор, и в дискуссиях об устойчивом потреблении и производстве станет более важной»46.

Действительно, более активное участие профсоюзных лидеров в выработке политики УР в последнее десятилетие говорит о признании важности институтов ООН и глобального процесса.

И всё же, каково это «новое, более интегрированное значение»? Опыт Глобального договора оказался неоднозначным. К примеру, многие НПО жалуются, что из‑за отсутствия контроля и чётких требований к отчётности это начинание превратилось в «блувошинг» – использование эмблемы ООН для того, чтобы скрыть нарушения корпораций47. МКСП участвует в договоре; однако к нему присоединились лишь четыре из десяти международных профсоюзных федераций и малая часть национальных организаций. Хотя корпорации с благими намерениями следует поощрять, чтобы они продолжали соблюдать основные нормы договора, соглашение как таковое бесполезно для профсоюзов, противостоящих тем корпорациям, которые отказываются признавать ограничения своей власти, не говоря уже о правомочности труда как общественной и политической силы. Сказанное распространяется и на другие виды соглашений. Джанель Диллер сделала обзор мировых стандартов и директив, применяемых через внеправовые, частные соглашения, маркировку и кодексы поведения, и обнаружила, что они имеют неоднозначную ценность, – открытие, подтверждаемое многими другими исследованиями48.

Перспективы зелёных профсоюзов

Трудящиеся, разделённые, вынужденные обороняться в очень многих местах мира, преодолевающие сопротивление наиболее могущественных государств и институтов, будут способны противостоять корпоративным взглядам на устойчивость, только если они сохранят свою коалицию с другими группами и сочувствующими правительствами. Хотя между НПО и профсоюзами остаются большие различия с точки зрения того, кого́ они представляют и ка́к они несут ответственность перед своими членами, имеется прочная основа для соглашения между ними. Эти организации уже выработали программу, которая сочетает традиционные требования профсоюзов (относительно свободы объединений, зарплаты, условий труда, здравоохранения и социальной защиты) с энвайронменталистскими инициативами и экологической сознательностью, будучи основана на взаимодополняющих принципах устойчивости и солидарности. Проявленная недавно готовность ЮНЕП, ВОЗ и МОТ, наряду с энвайронменталистскими НПО, работать вместе с профсоюзами свидетельствует о важности данного развития.

Будет ли достаточно этой зелёной коалиции, чтобы побороть серую власть корпораций и неолиберальных правительств и сотворить действительно устойчивое будущее, которое не губит человеческие жизни и способности вместе с окружающей средой? Маловероятно, что в ближайшем будущем эта коалиция добьётся значительных успехов в ООН и её дочерних институтах, не говоря уже о мире в целом. Силы, выступающие против зелёных профсоюзов, весьма влиятельны; рабочее движение и левые (в широком смысле) неоднородны и руководствуются противоречивыми мотивами и интересами. Больше всего они нуждаются во влиятельных правительствах, которые заставили бы ООН воплотить в жизнь свои благие намерения и прекрасные слова. Добиться прогресса невозможно, пока руководители крупных экономических держав придерживаются принципов, которые требуют рыночного роста любой ценой и подавления трудящихся.

Тем не менее есть основания для оптимизма. Одним из самых многообещающих результатов профсоюзного участия в работе КУР стало создание фонда «Устойчивый труд», задачей которого является «содействие интересам профсоюзов в устойчивом развитии»49. «Устойчивый труд» обеспечивает поддержку и финансирование для проектов УР, выдвигаемых на профсоюзной основе. Его цель состоит в том, чтобы расширить возможности низовых организаций трудящихся, выступающих за экологически ориентированное производство. Каковы его достижения на данный момент? Конференция УИЛЛ 2006 г. в Найроби, организованная в основном силами «Устойчивого труда» и прошедшая под эгидой ведущих организаций труда, смогла собрать множество профсоюзных активистов со всего мира, с широким представительством стран Юга. В то же время ещё рано судить о том, приведёт ли это сотрудничество к подлинному УР, отвечающему нуждам работников. «Устойчивый труд» вполне может оправдать надежды на институциональную поддержку, необходимую профсоюзам, чтобы продвигать собственную версию УР49a.

Силы, противостоящие трудовой повестке УР внутри профсоюзов и в мире глобальной политики, велики. Профсоюзы стоят перед вызовом, который требует от них мобилизовать социальное движение, базу своей организации, в то же время продолжая вести работу в институциональной сфере, созданной для сдерживания подобных движений. Вилли Мадиша, председатель КОСАТУ, объяснял в 2006 г. в Найроби, что для экологического активизма трудящихся по-настоящему важны «не резолюции, а их выполнение»50. Или, как говорила в 2003 г. профсоюзной делегации Марина Силва, министр окружающей среды в правительстве бразильской Партии трудящихся и бывшая сборщица каучука, суть в том, чтобы «проводить изменения с народом, а не за народ»51.


ПРИМЕЧАНИЯ

1 Эта статья не появилась бы на свет без великодушной поддержки Исследовательского комитета Помона-колледжа. Я также признателен Люсьену Руайе, Уинстону Джерелаку, Джону Эвансу и многим другим профсоюзным активистам, которые любезно уделили мне своё время. Ранняя и расширенная версия этой работы: Victor Silverman, “Green Unions in a Grey World”, Organization & Environment, vol. 19, 2006, nr. 2, p. 191-213. Благодарю “Sage Publications” и редактора Джона М. Джермиера за разрешение на перепечатку и переработку!

2 L. Royer, conversation with the author, Nairobi, 17 January 2006.

3 Исключение составляют следующие работы: “Work in progress: Major unions in Canada are pushing for a win-win scenario”, in Alternatives, vol. 27, 2000, nr.l, p. 18; B. Heins, The role of labour unions in the process towards sustainable consumption and production: Final report to the United Nations Environment Programme UNEP, Division of Technology, Industry and Economics DTIE, Paris, 2004, www.ecologic.de/download/projekte/1850-1899/1883/1883_study.pdf (accessed 10 August 2005); P. Waterman, “Emancipating labor internationalism from the 20th working class, unions and socialism”, in Global Solidarity Dialog, 2001, www.antenna.nl/~waterman (accessed 12 June 2004). Сами профсоюзы также предоставляют некоторую полезную информацию: Confederación Sindical de Comisiones Obreras (CCOO), Labour and environment: Some experiences of Spanish trade unions in environment, Madrid, CCOO, 2006; Global Unions, Fashioning a new deal: Workers and trade unions at the World Summit for Sustainable Development, Paris, ICFTU, 2002, p. 10, www.icftu.org/www/pdf/report-southafricaenglish.pdf (accessed 15 January 2003); Global Unions, Contribution by workers and trade unions, November 2005, www.un.org/esa/sustdev/documents/docs_csd14.htm (accessed 10 December 2005).

4 D. Moberg, “Fueling the flames: Labor and greens must join forces to stop Bush’s assault on the planet”, in In These Times, 1 April 2002, p. l1; H. Siegmann, The conflict between labor and environmentalism in the Federal Republic of Germany and the United States, New York, St. Martin’s, 1985.

5 R. Gordon, “Shell no! OCAW and the labor-environmental alliance”, in Environmental History, vol. 3, 1998, nr. 4, p. 460-487; R. Grossman, “Environmentalists and the labor movement”, in Socialist Review, vol. 82-88, 1985, p. 63-87; R. Logan & D. Nelkin, “Labor and nuclear power”, in Environment, vol. 22, 1980, nr. 2, p. 6-34. См. также: S. Dewey, “Working for the environment, organized labor and the origins of environmentalism in the United States”, in Environmental History, vol. 1, 1998, p. 45-63; H. Siegmann, The conflict between labor and environmentalism, op. cit.

6 B. K. Obach, “The Wisconsin labor-environmental network: A case study of coalition formation among organized labor and the environmental movement”, in Organization & Environment, vol. 12, 1999, p. 45-74; B. K. Obach, “Labor-environmental relations: An analysis of the relationship between labor unions and environmentalists”, in Social Science Quarterly, vol. 83, 2002, nr. 1, p. 82-100; B. K. Obach, Labor and the environmental movement: The quest for common ground, Cambridge, Massachusetts, MIT Press, 2004.

7 B. K. Obach, “New labor: Slowing the treadmill of production?”, in Organization & Environment, vol. 17, 2004, p. 338; A. Schnaiberg, The environment: From surplus to scarcity, New York, Oxford University Press, 1980.

8 CCOO, Labour and environment, op. cit.; W. Gereluk & L. Royer, Sustainable development of the global economy: A trade union perspective, Geneva, International Labor Organization, 2001; V. Silverman, “Sustainable alliances: The ideology of international labor environmentalism”, in International Labor and Working Class History, vol. 66, Fall 2004, p. 118-135.

9 W. Gereluk & L. Royer, Sustainable Development, op. cit., p. 3.

10 United Nations, Report of the United Nations Conference on Environment and Development, Rio de Janeiro, June 3-14, 1992, Chapter 29, www.un.org/esa/sustdev/documents/agenda21/english/agenda21chapter29.htm (accessed 12 June 2005). [См. также официальный текст на русском. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/agenda21_ch29.shtml. — Примеч. пер.]

11 J. Nieto, Address [Transcript of speech to Workers’ Initiative for a Lasting Legacy [WILL] 2006, translation by the author], 15 January 2006, www.sustainlabour.org/documents/Speeches/JOAQUIN%20NIETO%20Speech.doc (accessed 20 August 2006).

12 R. Freeman & J. Medoff, What do unions do?, New York, Basic Books, 1984; R. A. Lester, As unions mature: An analysis of the evolution of American unionism, Princeton, NJ, Princeton University Press, 1958.

13 A. Carew, M. Dreyfus, G. Van Goethem, R. Gumbrell-McCormick & M. Van der Linden, eds., The International Confederation of Free Trade Unions, Bern, Peter Lang, 2000; M. E. Gordon & L. Turner, “Making transnational collaboration work,” in M. E. Gordon & L. Turner, eds., Transnational cooperation among labor unions, Ithaca, New York, ILR Press, 2000, p. 256-262; R. Hyman, The International Labour Movement on the threshold of two centuries agitation, organisation, bureaucracy, diplomacy, Stockholm, Arbetarrörelsens arkiv och bibliotek, 2002, available at www.arbarkiv.nu/pdf_wrd/Hyman_int.pdf (accessed 1 March 2006).

14 M. Wallace, B. A. Rubin, & B. T. Smith, “American labor law: Its impact on working-class militancy, 1901-1980”, in Social Science History, vol. 12, 1998, nr. 1, p. 1-29.

15 W. Grant, ed., The political economy of corporatism, New York, Cambridge University Press, 1983; J. Hartog & C. Teulings, Corporatism or competition? Labour contracts, institutions, and wage structures in international comparison, Cambridge, Cambridge University Press, 1998.

16 V. Silverman, “Sustainable Alliances”, op. cit.

17 World Commission, Report of the World Commission on Environment and Development: Our common future [Brundtland report], New York, United Nations, 1987, p. 23, www.un.org/esa/sustdev/documents/docs_key_conferences.htm (accessed 5 January 2006). [См. определение в официальном тексте на русском. URL: http://digitallibrary.un.org/record/139811/files/A_42_427-RU.pdf. С. 24. — Примеч. пер.]

18 World Summit on Sustainable Development (WSSD) – Johannesburg Summit, Plan of implementation of the World Summit on Sustainable Development (JPOI), New York, UN, 2002, www.un.org/esa/sustdev/documents/WSSD_POI_PD/English/POIChapter3.htm (accessed 5 January 2006); Author’s notes of Trade Union Caucus Orientation Meeting, New York, 27 April 2003.

19 WSSD, JPOI, op. cit., p. 7. [См. официальный текст на русском. URL: www.un.org/ru/events/pastevents/pdf/plan_wssd.pdf. С. 16. — Примеч. пер.]

20 Jasna Petrovic, interview with the author, New York, April 30, 2003.

21 United Nations Environment Program, Government of Canada, UN Department of Economic and Social Affairs, Report of the International Expert Meeting on Information for Decision Making and Participation, Canada, Chateau Cartier Resort Aylmer, 2000, September 25-28, www.un.org/esa/sustdev/csd/iem-info-report.pdf (accessed 5 January 2006); United Nations Commission on Sustainable Development, Information and institutions for decision-making, report of the secretary-general, New York, UN, 2001, E/CN.17/2001/PC/3, www.un.org/esa/sustdev/documents/docs_csd10.htm (accessed 10 August 2005); United Nations Commission on Sustainable Development, CSD theme indicator framework, New York, UN, 2005, www.un.org/esa/sustdev/natlinfo/indicators/isdms2001/table_4.htm (accessed 5 January 2006).

22 Caucus Orientation Meeting, 27 April 2003.

23 Ibid.

24 Ibid.

25 Josephilda Nhlapo-Hlope, interview with the author, New York, 28 April 2003.

26 Caucus Orientation Meeting, 27 April 2003.

27 United Nations, Bali guiding principles, New York, UN, 2003, www.un.org/esa/sustdev/natlinfo/indicators/isdms2001/table_4.htm (accessed 10 June 2004); WSSD, JPOI, op. cit.; United Nations, First announcement: International Forum on Partnerships for Sustainable Development, New York, UN, 2003, www.minambiente.it/Sito/settori_azione/pia/docs/forum_sd_eng.pdf (accessed 10 June 2004).

28 R. De la Motte & D. Hall, The European Commission’s guide to successful public-private partnerships – A critique, Greenwich, CT, Public Services International Research Unit, 2003.

29 A discussion of the survey is in V. Silverman, “Green Unions,” op. cit. (appendix).

30 W. Gereluk & L. Royer, Sustainable Development, op. cit., p. 9.

31 Global Unions, Fashioning a new deal, op. cit., p. 10.

32 W. Gereluk & L. Royer, Sustainable Development, op. cit., p. 9.

33 C. King, A fair and just transition – Research report for greening the workplace, London, Trades Union Congress, Trade Unions Sustainable Development Advisory Committee, 2005, www.tuc.org.uk/extras/fairandjust.doc (accessed 1 March 2006).

34 G. Raine, “Shipping’s dirty cargo: Port pollution poses huge health threat, says union”, in San Francisco Chronicle, 4 March 2006, p. C1-2.

35 Winston Gereluk, interview with author, New York, 3 May 2003.

36 Caucus Orientation Meeting, 27 April 2003.

37 L. Royer, correspondence with the author, 17 May 2003.

38 “Statement of concern of civil society groups about the SG’s Advisory Board on Water and Sanitation”, April 2004, www.sdissues.net/SDIN/docs/CSD12/NGOConcernStmtSGBoard.aspx (accessed 13 May 2004).

39 J. Nieto, Address, op. cit., p. 2.

40 Trade Union Advisory Committee to the Organization for Economic Cooperation and Development, UNEP & trade unions develop common programme for environment & sustainable development, Paris, TUAC, 30 January 2006, www.tuac.org/News/cnews2006.htm (accessed 1 March 2006).

41 Author’s notes of plenary speeches, WILL Nairobi, 15 January 2006.

42 Gereluk, interview, 3 May 2003.

43 Plenary speeches, WILL Nairobi.

43a В официальном тексте на русском слово «трудящихся» отсутствует. URL: http://www.un.org/ga/search/view_doc.asp?symbol=E/CN.17/2005/12&Lang=R. С. 10. — Примеч. пер.

44 United Nations Commission on Sustainable Development, Report on the thirteenth session, New York, UN, 2005, E/2005/29/E/CN.17/2005/12, www.un.org/esa/sustdev/documents/docs_csd13.htm (accessed 1 March 2006); International Confederation of Free Trade Unions, Occupational Health, Safety and Environment Working Party (ICFTU-OHSE), UN adds workers, workplaces, jobs & government to solutions for sustainable development, Paris, Global Unions, 2 May 2005.

45 International Labor Organization, International Institute for Labor Studies – ILO, research program, 2005, www.un.org/esa/sustdev/documents/docs_csdl3.htm (accessed 10 August 2005)

46 B. Heins, Role of Labor Unions, op. cit., p. 14.

47 Global Policy Forum, Global Compact Counter Summit, June, New York, Global Policy Forum, 2004, www.globalpolicy.org/reform/business/2004/0623countersummit.htm (accessed 15 August 2005); Global Policy Forum, Joint civil society statement on the Global Compact and corporate accountability, July 2004, New York, Global Policy Forum, 2004, www.globalpolicy.org/reform/business/2004/07gcstatement.pdf (accessed 15 August 2005). [Термин «bluewashing» образован путём слияния слов «blue» («голубой» – цвет, символизирующий ООН) и «whitewashing» («побелка известью», перен. «обеление, скрытие недостатков»). — Примеч. пер.]

48 J. Diller, “A social conscience in the global marketplace? Labour dimensions of codes of conduct, social labelling and investor initiatives”, in International Labour Review, vol. 138, 1999, nr. 2, p. 99-129; R. Armbruster-Sandoval, “Workers of the world unite? The contemporary anti-sweatshop movement and the struggle for social justice in the Americas”, in Work and Occupations, vol. 32, 2005, p. 464-485; K. A. Elliott & R. B. Freeman, Can labor standards improve under globalization?, Washington, DC, Institute for International Economics, 2003; J. Esbenshade, Monitoring sweatshops: Workers, consumers, and the global apparel industry, Philadelphia, Temple University Press, 2004; G. L. S. Pines & D. G. Meyer, “Stopping the exploitation of workers: An analysis of the effective application of consumer or socio-political pressure”, in Journal of Business Ethics, vol. 59, 2005, nr. 1/2, p. 155-162.

49 L. Royer, Governments & trade unionists pose sustainable development challenges for new foundation, Madrid, SustainLabour, 2 November 2004.

49a Фонд «Устойчивый труд» был закрыт в мае 2016 г. — Примеч. пер.

50 Willie Madisha, conversation with the author, Nairobi, 17 January 2006.

51 Author’s notes of Trade Union Caucus Meeting, New York, 30 April 2003.


СПРАВКА О ПУБЛИКАЦИИ

Silverman, V. Green unions in a grey world: Labor environmentalism and international institutions / Labour internationalism: Different times, different faces // Revue belge de philologie et d’histoire = Belgisch Tijdschrift voor Filologie en Geschiedenis. – 2006. – Tome 84, fasc. 4. – P. 1123–1139.

Электронный ресурс: Persée: Accéder à des milliers de publications scientifiques: [сайт].

В данной статье освещается международное сотрудничество профсоюзов в разработке и осуществлении экологических программ и, в частности, их участие в определении политики ООН по устойчивому развитию в 1990‑е–2000‑е гг.

Перевел с английского Р. Х. специально для «Электронной библиотеки имени Усталого Караула».

 

Karaultheca, 2021